Как живут люди в соляной эфиопской пустыне. Как в пустыне живут люди


Бедуины – дикие и бесстрашные люди пустыни

Считается, что бедуинов в Египте – 150 000 человек, но это очень приблизительная цифра, так как живут эти дети пустыни без паспортов и в переписях населения не участвуют.

Бедуин (обитатель пустыни, кочевник) – это не национальность, а приверженность к определенному образу жизни. На протяжении уже  25 веков бедуинские племена кочуют по Аравийским пустыням, продолжая свято придерживаться старых законов.

Они превосходные наездники, ловкие охотники, искусные танцоры и талантливые сказочники. Бедуины  жилисты, юрки и выносливы, привычны к любым невзгодам. Живут они  в шатрах родами. Роды объединяются в деревни, которыми управляет шейх. 40-50 деревень подчиняются кади, который является для них и судьей, и военачальником.

У бедуинов издавна существует традиция кровной мести и  конфликты между племенами  - не редкость. Примирения можно достичь, если судьей выступят шейхи или кади других племен. Обычно они  договариваются о материальной компенсации нанесённого ущерба, и после его выплаты конфликт считается исчерпанным. Но бывают случаи, когда не может помочь даже кади.

Недавно в Египте произошла нашумевшая история. 14-летняя Алия повредила ногу. Народный лекарь табиб ничем не мог помочь – нога начала распухать. Тогда родители решили обратиться в местную больницу. На третий день они пришли навестить дочь, но пациентка бесследно исчезла из палаты.

 Полиция стала ее разыскивать, и  выяснилось, что одновременно с Алией из больницы пропал молодой врач из Шри-Ланки.  Целый год беглянка  не давала о себе знать, но потом все же объявилась. Родители были потрясены: оказывается, Алия сбежала вместе с молодым доктором и даже вышла за него замуж по всем правилам народа Шри-Ланки.

Видимо, причиной такого бесшабашного поступка был страх остаться старой девой.  Дело в том, что у бедуинов девочки выходят замуж очень рано, в 13 – 14 лет. Пятнадцатилетняя невеста считается уже «залежалым товаром». Алие было уже 14 лет, а жениха все не было. Вот она и сбежала с первым встречным.

Семья новоиспечённого мужа жила в Коломбо и считалась зажиточной, девушке ни в чем не отказывали.  Можно сказать – они открыли ей свои объятия, оформили паспорт как родственнице, сыграли свадьбу, выделили жилплощадь. Но бедуинка Алия недолго выдержала в таком раю. Ей не нравилась жизнь в большом городе, приемы гостей, походы по магазинам. Говорят, что она тосковала бескрайней египетской пустыне, где надо вставать с восходом и ложиться с закатом. Вполне вероятно, что Алия не любила своего мужа, и жизнь с ним была ей невыносима. Родив ребенка, через год она сбежала на свою суровую родину.

История эта вызвала много толков и пересудов во всем Египте. Алию активно осуждали, ведь она  позволила себе нарушить устои целого народа. В жизни  бедуинов не бывает внебрачных связей, поэтому нет и слова «проститутка». Но зато есть понятие - не уважающая родителей. К счастью, пятнадцатилетняя грешница Алия и ее ребенок не были отвергнуты бедуинским племенем. Спустя пару лет Алию взял в жены 30-летний кочевник в качестве второй жены, поскольку первая оказалась бесплодной.

В настоящее время большая часть бедуинов Египта сторонятся населенных пунктов. Старики учат детей чтению Корана. Женщины занимаются хозяйством, мужчины охотятся, а днем сидят в теньке под тентами без какого-либо движения, размышляя, видимо, об Аллахе. 

Но есть часть бедуинов, которые открыли для себя неожиданные промыслы. Они занялись туристическим бизнесом и предлагают прогулки на верблюдах, культурную программу в виде плясок и песен у костра с незамысловатым ужином и кофепитием.

 Бедуины говорят о кофе, что он должен быть крепкий, как любовь, и горький, как жизнь. Особенно примечательны рецепт приготовления напитка и сама церемония  потребления. Его пьют из особой посуды, под жарким солнцем, ведя дружескую беседу, в том числе с туристами. Неважно, что не понимают язык друг друга. Если повезет, то туристам, во время экскурсии в бедуинские поселения, можно стать свидетелем бедуинской свадьбы.

Это очень красивая церемония, с ритуальными танцами и широким и щедрым застольем, с обилием праздничных блюд из мяса. Примечательно, что даже состоятельные цивилизованные бедуины, живущие в городах, проводят свадебные церемонии только в пустыне.

Обычно парень, если присмотрел себе невесту, приходит к вождю племени вместе со своими родителями. После этого вождь приглашает девушку к себе и просит приготовить ему и его гостям чай. Девушка подает его всем присутствующим. Отпивая первый глоток, юноша очень волнуется, ведь если его возлюбленная положила туда сахар – значит, она согласна быть его женой. Если же нет, то неудачливый жених, переживая отказ любимой,  не пьет и не ест несколько дней.

После сладкого чая встает вопрос о калыме. Родственники девушки стараются увеличить его размер, родственники юноши делают все возможное, чтобы сэкономить. Они отыскивают у девушки физические недочеты - нездоровые зубы, некрепкие волосы.  Чтобы определить, например,  крепость волос, будущая свекровь  встает на возвышение и наматывает прядь невестиных волос на кулак. Невеста обязана присесть и повиснуть на собственных волосах. Если она при этом не оставляет вырванных волос, то размер калыма должен быть увеличен. Тут можно и на хитрость пойти – например, взять более тонкую прядь.

После определение крепости волос доверенные кумушки раздевают девушку, изучают кожу (она должна быть без родинок и прыщей), белки глаз, ступни (ценятся узкие с удлиненными пальцами), фигуру, суставы (необходимо приседать без скрипа и хруста). После выплаты калыма назначается день свадьбы, куда приходит все племя.  Чтобы стать участниками такого празднества, туристам достаточно выложить долларов по 80. 

Также можно встретить в пустыне местного шейха, который содержит в Хургаде или Шарм-эль-Шейхе приличный особняк с целым парком автомобилей и  прислугой, но время от времени  бросает все и срываются в пустыню, чтобы неделю – другую пожить в тесной лачуге. Видимо, дух свободы и любовь к пустыне у всех бедуинов в  крови.

repin.info

Чем жил и живет человек в пустыне. Лик пустыни

Чем жил и живет человек в пустыне

Абсолютно безлюдных пустынь почти нет на земле. Наоборот, большая часть пустынь в той или иной мере заселена. Правда, население их малочисленно. Часто населенность места была связана с сезонами года, с кочеванием. Но зато там, где есть в пустынях вода, где на этой воде человеком созданы орошенные оазисы, там население так густо, как это бывает в других зонах лишь в промышленных областях. Так, например, в Египте в пустынях живет 0,04 человека на 1 квадратный километр, а в оазисах в среднем 409 человек на ту же площадь! Во внетропических пустынях население намного гуще, чем в тропических. Так, например, в Иране из 15 миллионов населения на пространствах, почти лишенных постоянных речных вод, живет более 10 миллионов человек. В пустынях Средней Азии, наряду с местами, в которых мы встретим население лишь в отдельные сезоны года (Устюрт, Бетпак-Дала), в других районах, даже вдали от рек, население сравнительно густо.

Но давно ли появился человек в пустыне и как он в ней живет?

Охотник-собиратель. В те отдаленные от нас сотнями тысячелетий времена, когда у первобытных людей, на самых ранних стадиях их развития, не было еще одомашненных животных и человек не умел сеять хлеб, он мог разыскать и добыть необходимое ему для жизни в лесах и в горах. Там легко было спрятаться от непогоды, удобно было подкрасться незамеченным к зверю, найти себе съедобные плоды и корневища.

Но и в лесах и в горах человек был вынужден вести изнурительную борьбу с опасными и сильными хищниками. Трудно было первобытному человеку в те времена, когда кругом было множество опасных врагов, а защитой мог служить лишь поднятый камень или обломанный сук.

Но еще хуже было человеку в открытых степях, где нельзя было укрыться от непогоды, где негде было хорониться от хищника, мудрено подкрасться незамеченным к зверю.

В пустыне нелегко обезопасить себя от неожиданностей природы даже современному человеку. Невольно возникает вопрос: мог ли существовать в пустыне первобытный человек? Данные современных исследований отвечают на этот вопрос вполне утвердительно. Человек населял большинство пустынь в самые отдаленные эпохи. В пустынях Средней Азии и Казахстана во второй половине каменного века, в так называемое неолитическое время, человек настолько широко расселился по их просторам, что сейчас уже известно более сотни мест его былого обитания.

Летом 1948 года довелось нам побывать в самой срединной части пустыни Кызыл-Кум, к северу от районного центра Тамды, в районе удаленном на 200 километров от ближайшей реки. Мог ли сюда проникнуть первобытный человек?

На склоне одной из расположенных здесь обширных котловин - Беш-Булак - расположились кибитки колхозной овцеводческой фермы. "Беш-Булак" в переводе значит "пять родников". Теперь этих родников не существует, имеются лишь колодцы, но название определенно доказывает, что родники раньше были. И если сюда доходил когда-либо первобытный человек, то, значит, он должен был пользоваться водой этих родников. Так нельзя ли разыскать следы этого человека? Там, где стоит аул, конечно, их не найти. Мы осмотрелись вокруг и выбрали такой склон, который больше всего подходил для расположения древнего поселения. Не прошло и десяти минут, как на развеянном ветром склоне нам попались осколки разнообразных кремней, а через полчаса была собрана уже целая коллекция разнообразных кремневых орудий и остатков древней глиняной посуды. Тут были и длинные десятисантиметровые тонкие ножики-скребки, и наконечники стрел, и сработанные в процессе долгого употребления кремневые шилья, которыми протыкали при сшивании шкуры. Нашелся и тот кремень, от которого отщепляли ножики-скребки, и один из них оказался как раз отщепленным от этого самого "ядрышка", или "нуклеуса", как называют его археологи.

Но что же привлекало человека в пустыню в те отдаленные эпохи? Ответ заключается в следующем. Для человека, научившегося косить и заготовлять корм для своих домашних животных на зиму, не страшны ни длинная зима, ни глубокий снеговой покров. Для первобытного же человека, наоборот, пригодны были лишь такие места, где животные, будь то дикие или, позднее, домашние, были бы круглый год обеспечены подножным кормом, хотя бы и скудным, но таким, который позволял бы им пропитаться, не откочевывая в другие области. Таких районов круглогодовых пастбищ немного, и к ним принадлежат полузаросшие песчаные пустыни. Поэтому в них водится сравнительно много травоядных животных.

Кулан

Вот в чем причина того, что и первобытный человек в те отдаленные времена, когда он жил за счет охоты и собирательства диких растений, мог себя обеспечить в таких пустынях пропитанием круглый год на одном участке.

К тому же пустыни обладали для древнего человека еще одним крупнейшим достоинством; только в них он мог избавить себя от веч ной смертельной опасности - быть задранным хищником.

В пустыне, по сути дела, нет хищников, опасных для человека. Ведь всем крупным хищникам нужен водопой. Реку оградить от тигра, барса и волка человек не может. Но оградить от них редкие в пустынях родники человек всегда мог. Отняв воду, человек или отнимал у хищников их жизнь или навсегда изгонял их из пустыни.

Любая западина в песках спасала человека от ветров, повешенная на куст шкура прикрывала от редкого дождя или жары.

Огромные стада джейранов, сайгаков, диких лошадей и куланов (диких ослов) водились тогда в пустынях. Значит, человеку в песчаных пустынях было за чем охотиться. Но беда заключалась в отсутствии воды, точнее в том, что громадные пространства пустынь, обладающие грунтовой водой, скрытой на глубине даже 3 - 4 метров, не говоря уже об одном-двух десятках метров, для человека тех отдаленных эпох являлись совершенно безводными.

Поэтому, наряду с первоначальной длительной незаселенностью основных пустынных пространств, человек уже давно проник не только в окраинные, но даже и в те центральные участки пустынь, где имеются родниковые воды.

Но как мог охотиться этот первобытный человек за быстроногими скакунами? Пуля или картечь современного охотничьего ружья нам представляются самыми лучшими орудиями охоты и чуть ли не единственными.

Однако до сих пор казахи и туркмены - прекрасные стрелки часто предпочитают другие, подчас более верные и более продуктивные виды охоты, сохранившиеся в мало измененном виде с тех древнейших времен. На джейраньих и сайгачьих тропах и сейчас местами ставят воткнутые наклонно в землю тростинки, остро отточенные на уровне груди животного. Вспугнутые скакуны, мчащиеся со скоростью в 40 - 50 километров в час, буквально пронзаются такой тростинкой. А сколько их попадает в капканы? Много веков тому назад капканы делались почти такие же, как и теперь.

Всевозможные силки известны охотникам с самых древних эпох. Осенью 1947 года в долине Аму-Дарьи мне встретился туркмен. Все его "вооружение" состояло из трех помощников - ишака, борзой и сокола. Беззвучно трусит ишачок по тропе среди кустов. Чутко следят за окружающим охотник и собака таазы. И когда покажется добыча, за ней одновременно устремляются и собака и сокол. Скорость полета сокола 200 километров в час, и никто не спасется от него на открытом месте. Он буквально с лета разорвет - прорежет своими когтями любую жертву - и зайца, и лису, и птицу. А если они спрячутся в густом кустарнике, то там их настигает борзая. Собака добьет дичь, а ишачок подвезет и охотника, и добытую дичь. Но только ли мелких животных могут сразить прирученные сокол и беркут? Купец и путешественник Антоний Дженкинсон, пересекший Мангышлак и Устюрт в 1558 году, писал: "...там много диких лошадей, которых татары иногда убивают при помощи своих соколов следующим образом. Соколов приучают хватать животное за шею или за голову. Разгоряченное бегом животное утомляется от упорного долбления сокола; тогда охотник, гоняющийся за своей дичью, убивает лошадь стрелой или мечом".

Вспомните, как однажды мы поймали "голыми" руками за 2 - 3 минуты зайца. Но ведь съедобны и другие животные. Хорошо известен прекрасный вкус мяса живущей в пустыне черепахи. Ящерицы и змеи служат австралийцам пищей даже теперь. На базарах Египта, Алжира и Ирана большим спросом пользуется жареная в собственном жиру саранча. А разве не мог питаться человек бесчисленными грызунами песчанками и сусликами? Вывод совершенно ясен: в пустыне первобытный человек-охотник и в те времена, когда не было у него еще домашних животных, мог добывать себе достаточное для пропитания количество и притом разнообразной мясной пищи в течение круглого года.

В пустынях же человек мог найти себе и немало растительных продуктов питания. И теперь в пустынях люди употребляют различные дикорастущие растения. В пустынях субтропических областей до сих пор основным предметом питания служат плоды финиковой пальмы, по сути дела являющейся мало измененным элементом дикой флоры. В той же мере мог питаться ими и первобытный человек. У нас в Казахстане широко был развит прежде сбор семян одной из сухих солянок - "кумарчик". Один рабочий за месяц собирает от 150 до 250 килограммов семян. По питательности они не менее полезны, чем пшеничная мука, и содержат 60 процентов углеводов, 16 процентов белка и 5 процентов масла, напоминающего подсолнечное. Из кумарчика варят очень вкусную кашу, едят его поджаренным, делают лепешки, по вкусу похожие на хорошее печенье, жмут масло, варят напиток. О значении его можно судить хотя бы по тому, что на базарах Западного Казахстана он ценится на 30 процентов дороже пшена и на 15 процентов дороже ржаной муки. В одних лишь песках Западного Казахстана в наши дни может быть собрано ежегодно до 150 тысяч тонн его семян. Дикий лук и чеснок в большом количестве собираются сейчас в наших пустынях и полупустынях. Молодой цветоносный стебель широко распространенного в наших пустынях гигантского зонтичного растения ферулы употребляется в пищу туркменами. Он аналогичен обычной спарже или молодому побегу бамбука у народов тропических стран. Из клубня этого же растения туркмены варят своеобразный густой "мед" (чомуч).

Корни лакрицы до сих пор широко используются в Средней Азии для изготовления конфет и белой косхалвы. Туркмены используют в пищу "дикую морковь" - корневище одного из часто встречающихся в Кара-Кумах растений. "Джау-джамур" питательней картофеля, так как кроме 43 процентов крахмала содержит 10 процентов сахара и 5 процентов жира.

Список растений пустынь, употребляемых в пищу даже теперь и, без сомнения, добывавшихся человеком с незапамятных времен, значительно больше того, что названо нами. Таким образом, в пустыне, особенно во внетропической песчаной пустыне, человек в те времена, когда он жил лишь собирательством и охотой, путем упорного труда и вечных поисков мог в течение всего года добывать себе и мясную и растительную пищу. В пустыне человек мог обеспечить себя и шкурами для жилья и одежды. Когда он научился добывать огонь, в его распоряжении в песчаных пустынях оказалось повсеместно прекрасное, всегда сухое саксауловое топливо. Естественно, что заселение происходило сперва по рекам, затем по староречьям, в которых оставались выходы воды. Но приходится удивляться тому, как далеко проник первобытный человек в центральные области пустынь, заселив уже к неолитическому времени почти все родники. Больше того, ряд многочисленных данных позволяет говорить о том, что в неолитическую эпоху человек широко расселился по пустыням потому, что научился копать неглубокие колодцы. Это позволило ему освоить много новых районов пустыни. Овладев водой, человек стал хозяином пустынь, изгнав из них хищников и в то же время сохранив в них остальных животных, ставших объектами его охоты. Дело в том, что мелкие обитатели пустынь вообще обходятся без водопоя, а крупные жвачные животные пустынь, no-первых, подолгу могут оставаться без воды, а во-вторых, обладая способностью делать быстрые и большие переходы, всегда могли использовать воду рек на окраинах пустынь.

Приручение четвероногих. Жизнь за счет охоты и собирательства связана была с постоянным изнурительным трудом. Охота дает то сразу слишком много, то не дает ничего. Не будучи в состоянии съесть сразу всех пойманных в капканы животных, человек оставлял их на привязи у своего жилья и замечал, что молодые животные в конце концов привыкают к нему. Ведь и сейчас во многих районах пустынь, от Алжира до Монголии, можно видеть, как в поселках ходят по пятам за хозяином прирученные газели, пойманные в раннем возрасте. Это одинаково относится и к египетской обыкновенной газели, и к среднеазиатскому джейрану, и к персидской чернохвостой газели, и к монгольскому дзерену, или зобатой антилопе. С такой же легкостью приручаются сайгак и дикая коза Тянь-Шаня - илек.

Однако человек начал приручать не этих быстроногих и дающих слишком мало молока и жира скакунов, а других, более выгодных животных.

Почти во всех котловинах песков Малые Барсуки и Приаральские Кара-Кумы, где находили мы кремневые орудия и остатки глиняной посуды человека каменного века, нам во множестве встречались обычно обожженные и расколотые кости овец и верблюдов.

Характерно, что необожженной мы находили преимущественно лишь ту овечью косточку, которой до сих пор с таким азартом играют ребята от Крыма до Кара-Калпакии, называя ее ашик. Очевидно, эта игра пользовалась успехом и тогда, много тысяч лет тому назад.

Когда же человек начал приручать животных?

Ответ на этот вопрос был найден на самой окраине каракумских песков, в 14 километрах к востоку от города Ашхабада. Здесь расположены развалины древнего города Анау, существовавшего вплоть до 50-х годов прошлого столетия. Прекрасно было здание древней мечети Анау, украшенное красивейшей керамикой, синей, как море, и голубой, как небо юга. Этот "дом красоты", украшенный изображениями двух драконов, простоял ровно половину тысячелетия и был разрушен землетрясением 6 октября 1948 года. Еще большую славу Анау составили два невзрачных холма, возвышающихся невдалеке от мечети. Раскопки их показали всему миру, что в те времена, когда в Европе человек прятался еще на деревьях и в пещерах, когда он жил еще лишь охотой, рыбной ловлей и собиранием корней и ягод, здесь, на узкой полоске равнины, зажатой между песками Кара-Кумов и пустынным хребтом Копет-Дага, развивалась одна из древнейших на земле культур.

В одном из Анауских холмов было найдено пять напластований с остатками этих культур. Возраст самого нижнего слоя, относящегося ко второй половине каменного века, точнее к новому позднему каменному веку, был определен в 8 тысяч лет до нашей эры, то есть в 10 тысяч лет. В это время жители Анау сеяли уже ячмень и пшеницу, зерна которых сохранились в найденных сосудах.

Люди тогда умели молоть свой хлеб на каменных ручных зернотерках, найденных в этом слое в большом количестве и похожих на те, которые и сейчас сохраняются у народов Средней Азии. Им известно было искусство прядения, о чем свидетельствуют пряслица от веретен, найденные здесь же, в этом самом нижнем слое. Таким образом, это были уже люди с достаточно высокой культурой. Однако найденные здесь кости животных убеждают нас в том, что человек в ту эпоху, за 10 тысячелетий до нас, не обладал еще домашними животными и питался лишь мясом, добытым в охоте за диким зверем.

Но уже в следующем слое, который относят к девятому тысячелетию до наших дней, в изобилии найдены кости длиннорогого быка, с несомненностью указывающие на то, что человек уже тогда приручил его, разводил и питался его мясом.

В вышележащих слоях этого же холма появляются уже кости одомашненной свиньи, лошади и азиатского зебу, а за 7 тысячелетий до наших дней - овцы, составлявшей в течение всех последующих тысячелетий основное богатство жителей азиатских пустынь.

Пускай неточно подсчитан абсолютный возраст этих слоев, допустим, что эти цифры надо уменьшить. Наука о жизни доисторического человека не может еще ручаться за точность цифр, но по всей совокупности предметов обихода древнего человека она вполне точно устанавливает относительную последовательность событий и смены культур. И совершенно бесспорно выступает тот факт, что Анау является если не единственной родиной, то, во всяком случае, одним из центров той области, где впервые зародилось возделывание пшеницы и ячменя, где были приручены раньше, чем в других странах, многие домашние животные, и зародилось искусство прядения. Отсюда, из Средней Азии, из окраин пустынь и из подгорных равнин, пшеница распространилась через степи Украины и только затем уже занесена была в леса Европы.

В пустыне и ее оазисах, очевидно, раньше, чем в зонах умеренного климата, где впоследствии в основном развивалась культура, человек на самых ранних стадиях своего существования находил приемлемые условия для своего примитивного хозяйства. Климат тогда был достаточно схож с современным, и это показывает, что во все времена пустыни там, где в них имеется вода, были не настолько страшны человеку для жизни, как это нам представляется.

Не только Анау является доказательством того, что пустыни и их оазисы были районами раннего зарождения земледельческой культуры и родиной одомашнивания многих животных.

Древняя египетская живопись на росписях, насчитывающих пять тысячелетий, изображает верблюда и овцу как домашних животных той эпохи. Характерно, что овца, изображенная на этих рисунках (распространенная потом и в Европе и прослеживающаяся до 1500-х годов нашей эпохи), мало похожа на наших современных овец. Это совершенно особая порода древнеегипетских длинноногих домашних овец, обладавших короткой шерстью, длинным тонким хвостом и рогами, загнутыми покозлиному; грудь самцов была покрыта гривой. Несомненным является ее происхождение от живущего ныне дикого степного барана аркала. Прямые потомки этих овец сохранились сейчас лишь в Верхнем Египте, Сомали и в районах южной Сахары.

Совершенно ясно, что в других странах эти первые прирученные овцы и козы были совсем не похожи на те разнообразные породы домашних животных, которые существуют у нас сейчас.

Но верблюд, несмотря на почти такую же давность приручения, почти совершенно не изменился, и дикие верблюды Центральной Азии мало чем отличаются от тех, которые разводятся сейчас человеком. Лучшими помощниками человека в пустынях с тех пор и до настоящего времени являются верблюды, овцы и козы, а в более северных районах пустынь и в пустынных степях к ним прибавляются лошади и коровы. Правда, конь является другом человека почти повсеместно в пустынях, но во многих районах он оказывается роскошью, так как слишком требователен и к воде, и к пище.

Приручение этих животных дало человеку возможность существовать в пустыне с затратой значительно меньшего труда и в то же время намного обеспеченнее. Однако природа пустынь была к человеку далеко не милостива. Годы, когда дождей выпадало больше, бывали годами благополучия и быстрого увеличения поголовья овец, коз и верблюдов. Но они бывали слишком скоротечны, прерываясь годами бедствий и нужды, мора, язвы и гибели тысяч людей. То налетит саранча, то унесет людей чума, то бездождными окажутся зима и весна, и оскудеют пастбища весной настолько, что погибнет весь скот, а за ним тяжелая нужда и голод унесут целые роды и племена.

На фоне этих народных бедствий постепенно возникавшая и все больше усиливавшаяся власть кучки "мироедов" над нуждающимся большинством нередко принимала самые уродливые формы. Правда, не раз на протяжении веков люди искали в пустыне освобождения от рабства и угнетения, но продажа детей за воду для полива и для водопоя сохранялась в пустынях разных стран на протяжении тысячелетий. А сколько грабежей, набегов и всевозможных войн возникало на фоне этих бедствий, когда одни народы, желая спасти себя, обрекали на гибель другие!

Только в одной нашей стране и всего за три десятилетия человек избавился от всех этих бед. Жизнь в пустыне при новом типе социалистического хозяйства стала не только полностью обеспеченной, но и зажиточной для всех, а главное, как мы видели, застрахованной от вековых бедствий, обрушивавшихся прежде на жителей пустынь.

Первобытные пастухи. Пустыни, ставшие местом обитания человека еще в самые ранние этапы его культуры, с тех пор неизменно сохраняли для человека ряд преимуществ. Когда человек приручил животных, то пустыни, особенно песчаные, стали им осваиваться относительно еще шире. Ведь примитивное хозяйство каменного века не знало заготовки корма для скота. А где человек мог продержать свои стада на подножном корму в течение всего года? В лесной и степной зонах и в горах зимние снега затрудняют зимовку скота. В пустынях же малоснежье не мешает выпасу и в то же время облегчает освоение тех пространств, где летом нет воды для выпаса. Вот почему в пустынях, несмотря на джут, примитивное животноводство в целом было относительно обеспечено подножными кормами, к тому же сохраняющими в песках свои питательные свойства в течение всего года.

Человек не позднее второй половины каменного века научился уже не только пользоваться природными источниками воды - родниками, но и сам добывать воду. В те сезоны, когда вода в родниках иссякала, он начинал в поисках воды рыть землю у родников руками или костяной лопаткой. Так постепенно человек научился копать неглубокие колодцы не только у родников и там, где весной застаивалась подольше вода, но и позднее в похожих по типу местах.

Летом 1947 года мне пришлось посетить Приаральские Кара-Кумы. На одном участке к берегам соленого озера, поверхность которого была покрыта в то время твердым слоем сверкающих на солнце солей, вплотную подходят полузаросшие пески, увенчанные на высоких гребнях голыми барханными цепями. Узкая каемка вдоль берега озера изобиловала разнообразной кустарниковой растительностью. Рос здесь и тростник, а это указывало на то, что озеро питается высачивающейся из песков пресной водой. Поднявшись на высокий барханный гребень, мы увидели за ним, среди песчаного массива, различной величины котловины, чередующиеся с высокими грядами. В центре самой глубокой котловины ярко зеленело пятно тростника. Увидев эту котловину издали, мы начали сразу же распределять обязанности, обсуждая план сбора в ней... кремневых орудий древнего человека. Ведь совершенно естественно, что в такой котловине, где растет тростник и где, следовательно, близка пресная вода, где есть защита от ветра, где человек укрыт и от врагов, он мог существовать вполне безопасно, выпасая поблизости свой скот.

Котловина "не подвела". В ней на разных уровнях были собраны самые различные следы пребывания человека. На возвышенных участках ее окраин лежали довольно крупные грубые и древние орудия из кварцита - горной породы, слои которой встречаются во многих местах в соседних районах. Здесь же лежали осколки черных грубых сосудов. Ниже и ближе к центру, на уровне, до которого ветер развеял эту котловину значительно позднее, лежали во множестве тонкие скребки, ножики, наконечники стрел и шилья, сделанные из принесенных издалека различных сортов кремня. Каждое такое орудие имело лишь несколько граней, сделанных отщепом путем надавливания. Вперемешку с ними лежало много обломков разнообразной глиняной посуды; многие из них были украшены орнаментами, и все они были сделаны гораздо тоньше, чем лежащие выше. А в самом центре, на дне котловины, мы нашли тщательно выделанные из кремня наконечники копий. Они были обработаны "ретушью", в результате которой орудия приобретали самую тонкую и правильную форму. Здесь же нашли мы и каменную бусину и кусок откуда-то издалека принесенного "горшечного" талькового камня и медной руды. Это были остатки более позднего, так называемого бронзового века. В этой котловине никогда не было родников, но человек каменного и бронзового веков, по-видимому, нашел в ней воду только по опыту, зная, что тростник всегда свидетельствует о наличии мелкой и пресной воды.

Эремурус - одно из красивейших весенних растений пустыни

Тем же летом мы были и в Малых Барсуках. Чудесные пастбища привлекают сюда и сейчас на зиму громадные отары колхозных овец, стада коров и табуны лошадей из отдаленных районов Казахстана. Естественно, что привлекали они человека и в отдаленные времена. Но здесь нет ни родников, ни указывающих на близость воды тростников. В этих котловинах во множестве встречаются белые известковые трубки, отложившиеся по истлевшим корням в древнем почвенном горизонте. Они прекрасно сохранили форму корней растений того времени, когда здесь поселился первобытный человек, и показывают на полное отсутствие в этих котловинах тростника и камыша и в ту эпоху. Однако в любой более крупной впадине в песках мы находили многочисленные кремневые неолитические орудия и остатки посуды древнего человека. Все это говорит о том, что он пользовался водой из вырытых им неглубоких колодцев. По-видимому, здесь первобытный человек хоть и не имел наводящего признака близости воды - в виде тростника, но руководствовался уж более сложной для него аналогией - находками воды вообще в котловинах среди песков. Такое умение самому добывать для себя воду развязало человеку руки, позволив уходить в новые места, а следовательно, больше добывать пищи как охотой, так и сбором съедобных растений, и пасти свой скот на лучших пастбищах.

Истоки культуры. Раскопки в Анау с несомненностью показали, что уже в период каменного века человек существовал не только одной охотой на зверя и собирательством диких растений, но научился сам сеять пшеницу и ячмень, притом в Анау, повидимому, даже раньше, чем приручил к себе животных.

Но ведь в пустыне посевы возможны только там, где земля обеспечена влагой в несравненно большем количестве, чем дают ее дожди и снег. Где же сеял свои хлеба первобытный человек?

Если мертвой покажется вам пустыня в дневной зной, то взгляните на песок на рассвете, пока утренний ветерок не смел ночных следов. Вся поверхность песка испещерена отпечатками лапок разнообразных жуков и грызунов и изрезана следами 'подземного плавания' степного удава

Несомненно, что первоначально это были естественно затопляемые земли. Человек селился поближе к роднику или ручью, собирал колосья диких злаков и, обмолачивая их у шалаша, естественно, терял часть зерен на земле. Он замечал, что самосев вызревал лишь на наиболее увлажненных местах, и постепенно стал вырывать лишние травы в тех участках, где прорастали злаки, и стал их сеять сам. Выкапывание съедобных корней научило человека вскапыванию земли, обработке, уходу за ней.

В течение многих веков человек использовал только естественно орошаемые земли. До сих пор в Центральном Казахстане у родников - "булаков", которые вытекают из-под гранитных скал и увлажняют землю прилегающих участков долины - "сая", существует "булачное" земледелие, корни которого, очевидно, ведут к самым ранним истокам культуры.

Но булачное земледелие дает возможность использовать лишь незначительные участки, могущие прокормить только разве одну семью.

На берегах рек дело обстоит иначе.

Мы видели, что реки в пустынях выносят из истоков большое количество наносов, теряют свои воды на испарение и фильтрацию в почву и не только не углубляют свои русла в низовьях, но, наоборот, заносят их и порождают разливы. Застаивающиеся воды этих разливов настолько насыщают землю, что она остается влажной вплоть до осени. Наносы свежего речного ила являются прекрасной почвой для посева, могущей дать обильный урожай даже при самой примитивной обработке. И понятно, что участки речных разливов были колыбелью земледелия в пустыне, местами, где оно постепенно было превращено человеком в основной источник его существования.

До сих пор в низовьях Аму-Дарьи существуют районы, где население использует для своих посевов площади естественных речных разли BOB или длительного близкого залегания подпочвенных вод. Это так называемое "каирное" земледелие, наряду с "булачным", является прямым, наследием самых ранних типов земледелия в пустынях. При каирном земледелии человеку часто приходилось ограждать свои посевы от излишних вод слишком высоких паводков, огораживая посевы насыпями и облегчая воде сток на сторону. Все это постепенно научило человека направлять воду в нужную ему сторону, а отведенная вода не только сохраняла посевы от затопления, но и орошала другие участки. Так постепенно зарождалось искусственное орошение, давшее возможность человеку осваивать новые массивы земель, расширять свои поля, раздвигать границы естественных оазисов и создавать новые.

На орошенных землях, оплодотворенных речным илом, содержащим в изобилии все необходимые для растений питательные вещества, при свойственном пустыням изобилии света и тепла, выращивались обильные урожаи. Но они не давались даром, а требовали самого напряженного труда и уменчя.

Естественно, что при этих условиях орошаемое земледелие, зародившееся в пустынях на самой заре человеческой культуры, с тех отдаленных времен играло крупнейшую прогрессивную роль. Заставляя человека по-новому бороться с природой, оно мобилизовывало его силы, развивало его умственные способности, научало организации труда, создавало культуру. Этот труд постепенно превратил примитивного первобытного человека в современного - культурного.

Проходили тысячелетия. Человек все больше селился у воды, все шире разрастались искусственно орошаемые поля. На месте непроходимых тугайных зарослей и лесов, вместо непролазных тростников и камышей, где жили лишь тигры, каракалы да кабаны, появлялись обширные оазисы. Все меньше вырывали человеческих жизней и губили скота кровожадные тигры. Все больше удавалось уберечь урожай от потравы стадами диких кабанов, до сих пор еще сохраняющихся в тростниковых чащах и уносящих немалую долю урожая на окраинах оазисов.

Небольшая родовая группа могла использовать лишь землю, орошенную родником. Она могла засеять участок речного разлива, выкорчевать площадку среди тугая или тростника. Но она не могла совладать с рекой, заставить ее отдать воду для орошения полей. Это возможно было лишь на отдельных, небольших и наиболее благоприятных участках. Земли, требовавшие большого труда на искусственное орошение, могли быть освоены только позднее - коллективным трудом большой родовой общины. Но для покорения крупных рек и орошения больших площадей требовалась уже объединенная работа тысяч людей. Вот почему долины крупных транзитных рек, пересекающих пустыни, являлись в древности аренами развития организованного труда, местами создания высоких культур, странами, где очень давно возникли и развились высокие формы общественной организации, появились одни из первых могущественных государств.

С тех пор прошли тысячелетия, в течение которых исчезали одни царства и даже народы и на смену им появлялись новые. А основные источники существования человека в пустыне оставались в основном прежние. В неорошаемых районах главнейшим источником жизни было животноводство. Вторым занятием, даже в пустынях, где нет постоянных речных вод, оставалось земледелие на близких грунтовых подземных водах и на водах временного стока. 'Но там, где есть постоянная речная вода, там человек все больше превращал пустыню в сады и поля, и труд его вознаграждался все большими урожаями. Поэтому-то так густо бывает население оазисов.

Но чем обеспечивает себя человек в пустыне за счет животных?

Что дает человеку верблюд? Самым необходимым домашним животным в пустыне является верблюд. Самка двугорбого верблюда бактриана, обитающего в пустынях Центральной Азии и Казахстана, дает ежедневно от 5 до 8 литров молока, а одногорбая верблюдица арвана, жительница пустынь Африки, Южной и Средней Азии, приносит его по 12 и даже 15 литров в день беспрерывно в течение 15 - 18 месяцев! Со взрослого двугорбого верблюда снимают ежегодно до 12 килограммов тончайшей длинной и пушистой шерсти, из которой вырабатывают прекрасные ткани. Имея верблюдов, можно в любое время сняться с использованных пастбищ и уйти со всем своим добром хоть за тысячу километров. Запасы жира помогают ему переносить даже длительную бескормицу. Не страшны ему трех-четырехдневные безводные переходы. В районах соленой воды верблюд чувствует себя прекрасно, а молоко его, подбавленное к соленой воде, делает ее вполне пригодной для питья человеку. На верблюде привозят пресную воду к аулу, расположившемуся на пастбищах, обеспеченных лишь соленой водой. На нем же привозят топливо, если аул или колхозная ферма находятся в местах, лишенных его.

Двугорбый и одногорбый верблюды

Когда же верблюд станет стар, его можно зарезать и получить целую гору мяса и жира - до 250 килограммов мяса и 80 - 120 килограммов жира. Шкура его дает прекрасную кожу для прочной обуви. Таким образом, верблюд и кормит, и поит, и одевает человека, и перевозит его самого и все его имущество по любому бездорожью пустынь, по любым безводным районам.

Но иметь одного верблюда кочевнику было недостаточно: на перевозку кибитки нужны два "корабля пустыни", да под утварь и скарб, запас воды и зерна еще один, а то и два; так что надо было иметь не меньше трех-четырех вьючных верблюдов на семью, чтобы быть в состоянии кочевать в пустыне.

Но есть и у верблюдов свой недостаток - это слишком медленное их размножение. Живут они лет 30, редко 40. Первое потомство дают на шестом году и в дальнейшем лишь раз в 2 года или два раза за 3 года. Под полный вьюк верблюд становится пригодным только с 7 лет. Понятно поэтому, что человеку нужно, помимо верблюда, иметь и таких животных, которые давали бы более часто приплод. Такими животными в условиях пустынь является мелкий рогатый скот.

Сейчас верблюд занимает определенное место в нашем хозяйстве. Особенно ценен он колхозам для организации отгонного животноводства. В различных районах пустынь имеются крупные верблюдоводческие совхозы. И как бы широко ни входил в хозяйство пустынь автомобиль, верблюд всегда будет сохранять свое значение в освоении пустынь.

"Дары" овцы. Овцы и козы размножаются значительно быстрее, чем верблюды, и приносят обычно 1-2 ягнят в год, а некоторые и больше. Наименее плодовитые каракулевые овцы и те сейчас благодаря применению метода многоплодия, созданного и разработанного нашими учеными, дают теперь в среднем по 130 - 150 ягнят на 100 маток. Овцы вынашивают ягнят не 13 месяцев, как верблюды, а всего лишь пять месяцев, а первое потомство приносят в возрасте 1,5 - 2 лет.

Туркменские сарыджинские овцы

Уход за овечьими стадами, круглый год выпасающимися на пастбищах, не

librolife.ru

Жизнь в пустыне - Мастерок.жж.рф

Жизнь в пустыне не из лёгких. Кроме засушливого климата и дефицита воды её обитателям приходится приспосабливаться к очень большим суточным перепадам температуры: днём она поднимается выше 40 °C, а ночью опускается ниже нуля. Но, несмотря на все эти трудности, тысячи животных обитают в пустынях, обладающих разными климатическими особенностями.

Давайте вспомним эти особенности …

 

Например, Сахара, самая известная из всех пустынь, состоит из множества дюн и затерянных между ними оазисов. Пустыни юго-запада США имеют глинистый грунт, среди растительности там преобладают кактусы. У обитателей пустынь: лис, летучих мышей, змей, и грызунов сформировались любопытные физиологические и поведенческие механизмы, способствующие выживанию в столь суровых условиях. Например, они покидают свои норы только ночью, когда температура падает.

Когда становится слишком жарко, и растительность становится слишком сухой, некоторые животные, например, такие как суслики, обитающие в пустынях Мексики и США, впадают в спячку аналогичную той, в которую впадают животные, населяющие холодные регионы планеты. Грифы-индейки, например, мочатся на собственные лапы, чтобы остудиться. Когда жидкость испаряется, она уносит с собой некоторое количество тепла.

По этой же причине многие пустынные млекопитающие лижут свои лапы. Также обитатели пустыни выработали механизмы, способствующие выживанию в условиях дефицита воды. Многие из них, особенно кактусы, в состоянии усвоить весь необходимый объём жидкости из пищи.

При жизни в таких условиях важна каждая капля. Например, пустынные кенгуровые крысы живут в норах под землей не имеющих выходов наружу. Там создаётся микроклимат, благоприятный для жизни. Влага, выдыхаемая вместе с воздухом, не покидает нору, и животные могут использовать её, благодаря особой форме носовых пазух.

 

 

Охлаждение через  уши

Чернохвостый заяц, также называемый калифорнийским зайцем, использует непропорционально большие и содержащие много кровеносных сосудов уши для тепловыделения во время отдыха в тени. Размер ушей даже у представителей одного вида, обитающих в регионах с разной температурой, будет разным.

 

 

Рециркуляция мочи в организме

С одной стороны, пустынные кенгуровые крысы, такие же мелкие грызуны, как мыши, обитают в подземных норах, что уже является своеобразной защитой от сурового климата пустыни. А с другой стороны, у них есть ещё одно средство выживания – их почки очень эффективны, они содержат микроскопические трубки, которые извлекают большую часть воды, присутствующей в моче, в результате чего вода возвращается в организм.

 

 

Умение экономить воду

Калифорнийская земляная кукушка является одним из самых известных животных американских пустынь. Эта птица может адсорбировать воду, содержащуюся в стуле перед дефекацией. Кроме того, избыток соли в её организме устраняется с помощью носовых желез, а не через выделение мочи, как это делает большинство других животных. Это способствует сохранению драгоценной жидкости в организме.

 

 

Чудо-рыба

Трудно поверить, но есть рыба, способная жить в пустыне. Одним из таких редких случаев является пустынный карпозубик – красочная золотая рыбка длиной 6 см, живущая в источниках и прудах с горячей водой. Когда приближается зима и вода становится холоднее, эта рыба погружается в спячку, зарываясь в грунт на дне пруда, и остается там до ранней весны

 

 

Быстро бегущая ящерица

Пустынные ящерицы остаются активными даже в самое жаркое время дня. Чтобы уменьшить контакт с горячей почвой, температура которой может превышать 60 °C, они движутся с высокой скоростью. Так, ошейниковая пустынная игуана обладает редким умением для этого вида рептилий, она встает на две задние лапы и бегает только на них.

 

 

Дважды защищённое животное

Пустынный западный гофер способен выдерживать более высокую температуру, благодаря своей способности рыть ямы и прятаться в них. Представители этого вида проводят до 95 % своей жизни в этих норах. Кроме того, эти животные плохо переносят холод и переходят в своего рода спячку в зимнее время года. При этом все физиологические механизмы работают медленнее, экономя энергию.

 

Отсутствие облаков над пустынями оборачивается двумя последствиями. Их земля не только не получает дождя, но днем лишена всякой защиты от солнечных лучей, а по ночам — покрова, препятствующего потере тепла. Пусть днем пустыня раскалена — ночью температура может упасть ниже нуля. Такие огромные колебания в условиях жизни на протяжении одних суток подвергают животных, избравших пустыню своим домом, тяжким испытаниям.

Многие находят простейший выход из положения и прячутся как от наиболее высоких, так и наиболее низких температур. Мелкие млекопитающие днем укрываются в темноте норок и под камнями. В этих приютах много прохладнее, чем под палящим солнцем, влажность же, отчасти благодаря дыханию обитателей, в несколько раз выше, чем снаружи, а потому животные теряют заметно меньше влаги. В своих убежищах они проводят значительную часть дня и покидают их, когда солнце скрывается за горизонтом.

В Сахаре, едва темнеет, на поверхность робко выбираются похожие на мышей песчанки и тушканчики. Это вегетарианцы. Пучки травы там малочисленны и редко разбросаны, но они все-таки имеются, пусть чахлые. А ветер заносит туда семена, листья и веточки из более зеленых областей, так что этим малюткам есть чем закусить. По остывающим камням снуют гекконы в поисках жуков и других насекомых. Фенеки, миниатюрные лисички, навострив огромные треугольные уши, бесшумно бегают среди камней. Опущенными к земле носами они ловят запахи, которые могут рассказать когда, кто и куда прошел тут. След приводит к песчанке. Прыжок — и фенек впервые поел за день, а песчанке уже больше никогда не придется есть. Словно ниоткуда появляются каракалы, представители семейства кошачьих, и полосатые гиены, а в пустынях Ближнего Востока водятся еще и волки, которые заметно меньше своих северных родичей и одеты более светлой и не очень густой шерстью. В пустынях Нового Света тоже есть свои вегетарианцы и свои плотоядные: семена вприпрыжку ищут кенгуровые крысы, а охотятся на них карликовые лисицы и койоты.

После того как первый голод утолен, деятельность заметно замирает. Температура продолжает понижаться. Гекконы, теряя тепло тела, забираются в расщелины. Млекопитающие, которые вырабатывают собственное тепло, могут продолжать поиски семян и охоту, даже когда ночь становится совсем холодной, но и они возвращаются в свои логова и норки задолго до рассвета.

 Когда солнце выплывает из-за восточного горизонта, появляются другие компании животных. В пустынях американского Запада в этот час выходят на охоту ядозубы гила. Если не считать их близких родственников, мексиканских эскарпионов, это единственные ядовитые ящерицы в мире. Длиной они около трети метра с толстым относительно коротким хвостом и одеты блестящими бугорчатыми чешуями, напоминающими бусины, — кораллово-розовыми и черными. На заре движения ядозубов медлительны, но по мере того как солнце согревает их тело, они становятся все более и более подвижными — хватают насекомых, птичьи яйца и птенцов. Ядозуб может забраться в гнездо пустынных мышей и сожрать не только детенышей, но и взрослых. В Австралии маленькая ящерица молох вылезает подзакусить муравьями: она устраивается возле какой-нибудь муравьиной дорожки и раз за разом собирает их молниеносным движением языка, а муравьи все идут и идут мимо, ничего не замечая. В пустынях повсюду выбираются из ям и нор черепахи, спокойно ночевавшие там под защитой своих панцирей.

Но и этот взрыв деятельности длится недолго. Солнце поднимается все выше, и пустыня вновь превращается в пылающее пекло. Пресмыкающимся перегрев опасен не менее чем млекопитающим, и часа через четыре или пять после рассвета жара становится невыносимой и для них. Над камнями колеблется горячее марево. Они обжигают руку человека, неосторожно до них дотронувшегося. Воздух настолько сух и жарок, что человек даже не замечает, что вспотел — так быстро испаряется пот. Если он останется под открытым небом весь день без воды, его ждет смерть. Даже легкое мышечное движение вырабатывает тепло. И теперь уже никто не шевелится, если только он не будет к этому вынужден. А солнце льет и льет беспощадный зной с раскаленного неба.

Жара опасна для растений точно так же, как для животных. И они погибают от жажды, если испарение отнимет у них слишком много воды. В американских пустынях дефонтэния колючая растет в местах, где нет ни малейшей тени. Она приспособилась уменьшать количество попадающего на нее солнечного света благодаря тому, что ее узкие листья повернуты под углом 70° к вертикали, и большую часть дня солнечные лучи падают только на их края. Лишь по утрам, когда воздух еще прохладен, а солнце стоит низко над горизонтом, его лучи попадают на пластину листьев, снабжая их необходимой энергией для фотосинтеза. Кроме того, листья дефонтэнии выделяют соль, которую корни всасывают из почвы. Сок доставляет соль в листья, и она покрывает их поверхность мелким кристаллическим порошком, который отражает часть тепловых лучей, как белая одежда.

Кое-какие животные все-таки остаются на поверхности и под полуденным солнцем. В Калахари земляные белки превращают свой пушистый хвост в солнечный зонтик: изгибают его над головой, распушив волосы, и поворачивают так, чтобы тело все время оставалось в тени. Другие животные охлаждают тело при помощи радиаторов. Пустынные зайцы в Америке, один из ежей в пустыне Гоби и бандикут в Австралии — все они используют то же приспособление, что и фенек в Сахаре: большие уши. Бесспорно, большие уши помогают улавливать в пустыне каждый звук, однако у них у всех уши слишком велики для одних только акустических надобностей. Совсем близко к поверхности кожи и спереди и сзади их пронизывает сеть мельчайших кровеносных сосудов, и обдувающий эти уши ветер охлаждает омывающую их кровь.

 

Источник перевод для mixstuff – VAndrey

http://www.zooeco.com/strany/str-01-7-0.html

http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_animals/502/%D0%9F%D1%83%D1%81%D1%82%D1%8B%D0%BD%D1%8F

 

А я вам вот что еще напомню про пустыни: бывает например Водная пустыня, бывает Белая пустыня в Египте (White Desert). А вот Загадочные круги в пустыне и Встреча пустыни с океаном Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=56611

masterok.livejournal.com

Как живут люди в соляной эфиопской пустыне.

Примечание автора: Данный пост - отрывок из моего большого репортажа про Эфиопию.

..Под ногами снова хрустит – но не чёрная лава, а белая соль. Грубой коркой и кружевными хлопьями она укрыла землю на много метров в толщину и на километры вокруг – до горизонта.

Наши водители гнали сюда в предрассветных сумерках, чтобы успеть к восходу солнца над соляным озером.

Успели.

Это озеро когда-то было заливом Красного моря. И даже неоднократно - вода то уходила, то вновь возвращалась. Последний такой прилив-отлив случился по геологическим меркам совсем недавно - 30,000 лет назад. Каждый раз, испаряясь, вода оставляла толстый слой соли. По разным оценкам, толщина залежей колеблется от 800 до 1000 метров.

Но связь с морем не прекращена и по сей день - до него отсюда чуть больше ста километров. Часть морской воды просачивается под землёй, стекая в гигантскую котловину (а эта часть пустыни находится на отметке 110 метров ниже уровня моря) и образует подземное озеро на глубине 7м. А дальше работает капиллярный эффект - вода поднимается к поверхности и испаряется, оставляя корку соли.

Днём здесь невыносимая жара и слепящая, как снег на солнце, белизна. Горячий ветер треплет воду и выплёскивает её далеко за пределы озера. Но рано утром картина совсем другая:

Неподалёку от озера местные жители из племени Афар добывают соль тем же самым способом, какой использовали их предки сотни лет назад.После инцидентов в Аддис Абебе я не рисковала близко подходить с камерой к людям да и вообще, глядя на их труд и условия, в которых они работают, сочла просто неэтичным крутиться вокруг, делая праздные фотачки. Поэтому крупных планов и деталей здесь не будет. Только издали.

Афары населяют север Эфиопии, Эритрею, Джибути и Сомали. Это достаточно воинственное племя. Кровная месть - часть их культуры, хоть и значительно уменьшившаяся в последнее время. Несколько десятилетий назад юноша не мог считаться взрослым мужчиной до тех пор, пока он не убьёт хотя бы одного врага. Добыча соли - традиционный промысел афаров, способ выжить в пустыне. 1200 квадратных километров их земли покрыто солью. В прошлом она служила валютой.

Ближайшее к соляным разработкам поселение - в 2ух часах ходьбы, и рабочие проделывают этот путь по пустыне каждое утро.

Работа начинается с восходом, смена длится 6 часов, 6 дней в неделю, 10 месяцев в году - с ноября по март. Производственный процесс можно разделить на три этапа. Сначала группа рабочих топорами вырубает в соляной толще блоки и с помощью шестов отколупывает их от земли. Затем другая группа отёсывает куски, придавая им форму квадрата или прямоугольника со стороной где-то 30см.

Каждый квадратик занимает 2-3 минуты, рабочий получает за него 5 бир или 20 центов. Гид сказал, что в день они зарабатывают до 150 бир. То ли он перепутал, то ли я не расслышала. Потому что потом нашла рассказ одного бывшего работника, где он утверждал, что соледобытчики в день могут обработать 100-150 плиток, а это существенно больше 150 бир. Правда, когда он работал, им платили 1 бир за плитку. Может, у нашего гида устаревшие данные?

Среднегодовая температура в пустыне 34.4С, это самое жаркое место на Земле (летний рекорд 48С в тени, 63 на солнце). Во время моего визита в феврале здесь было около 30. Тени нет. Техники безопасности тоже. Люди работают под палящим солнцем, постоянно ворочая соль голыми руками и вдыхая соляную пыль. Из еды - только самодельный жёсткий хлеб и чай.

Соляная элита - владельцы ослов и верблюдов. Ведь соль надо продать, т.е., доставить к потребителю, и в настоящее время это делают с помощью вьючных животных. Они смиренно ждут под солнцем, когда им на спины взвалят груз.

Вы видели, как спит верблюд? Это прикольное зрелище. Я не утерпела и обошла его со всех сторон...

..и случайно разбудила, чему он был совсем не рад

Готовые блоки соли весят примерно 4.5-6 кг каждый. На верблюда грузят 120-180 кг. Для этой работы используют только самцов.

До 2012 года караваны с солью проделывали 175-километровый маршрут до города Мекеле за неделю или чуть больше. Половина пути пролегала по каменистой пустыне и верблюды всё это время шли без пищи и воды. В таких жёстких условиях каждое животное могло использоваться лишь три раза за сезон.

Нынче, с постройкой дороги из Мекеле в пустыню, караваны идут только до перевалочного городка-базы на полпути, это занимает три дня, половина из которых - вдоль каньона с рекой и кустарником. На этой базе верблюдов разгружают и дальше везут соль грузовиками – одна машина может заменить 300-350 верблюдов. Но многие гиды склонны кормить туристов старой инфой о недельном переходе - так оно драматичнее.

Может возникнуть вопрос: а что мешает механизировать производство и осуществлять перевозку соли сразу от источника – грунт достаточно крепкий и может выдержать тяжёлый грузовик?Да сами афары и мешают подобным поползновениям. Уже была попытка крупной горнодобывающей компании начать промышленную добычу соли в 2011 году. Но вожди кланов усмотрели в этом угрозу для своего древнего промысла и объединились, чтобы выступить против проекта. Компания покинула их места год спустя, опасаясь саботажа своего оборудования. Афары настроены категорически против любой механизации, автоматизации и промышленной разработки месторождений, потому что это лишит работы сотни людей, особенно владельцев верблюдов.

А до чего красиво выглядит такой пустынный 'поезд', когда он плавно движется в розовых лучах заходящего солнца

К сожалению, с постепенным развитием инфраструктуры и постройкой дорог всё больше иностранных корпораций рассматривают богатейшие природные ресурсы Эфиопии как потенциально удачные для инвестирования и развития. К настоящему времени три компании уже получили лицензии на добычу калийной соли на земле афаров. Одна из них планирует выдавать на-гора 600,000 тонн в год. Так что, на месте тех пейзажей, которые вы видите в этом посте, скоро появятся карьеры.

Ночевали мы в той самой деревне, где живут соледобытчики.

Спали на таких кроватях

Под навесом из палок

А утром к нам пришли дети – пофотографироваться за деньги.

А хотите посмотреть на деревенский туалет? Мне не жалко

Нет, это не та кабинка, что завешана порванным пластиком, а та, что рядом. Та, что с пластиком – это душ.

А это внутреннее убранство

Зато на другой стоянке монументально возвышались корпуса строящегося специально для туристов туалета на 4 посадочных места в бизнес-классе

Утром нам продемонстрировали доказательство существования подземного озера. В одном месте слой соли над ним оказался очень тонким и провалился внутрь, дав воде возможность выйти на поверхность. Получилась эдакая прорубь среди пустыни.

Вода в ней тёмно-зелёного цвета, жирная на ощупь и невероятно горько-солёная – концентрация соли в подземном озере в 10 раз выше, чем в Мёртвом море.

А это значит, что на поверхности можно лежать пятками наружу

Кстати, обратите внимание на очертания дырки. Ничего не напоминает?

Типичный ландшафт засоленных земель – «соты»

Эти горы тоже сложены из соли – хлорида калия. Я проверила. Как? Да просто лизнула. А чо?

По-прежнему, в этом регионе нас охраняли с оружием. Но, глядя на нашего защитника, мне хотелось задать вопрос, а удобно ли ему, если возникнет необходимость, бегать по соляным кочкам в длинной юбке и сандалиях на босу ногу?

Следующая ночёвка была под открытым небом на берегу очередного солёного (точнее – пересоленного) озера Афдера

Его рассол воды тоже в несколько раз крепче Мёртвого моря, и местные жители используют такую фишку: на берег кладут череп или кости животных и оставляют там, пока они не покроются кристаллами соли, после чего продают 'артефакт' туристам

Утречком я обнаружила неподалёку от своей кровати (она с зелёным матрасом) голого негра, сидящего в воде и сушащего трусы на ветру.

Возле этого озера тоже добывают соль, но по-другому.

Воду из озера закачивают в вырытые в земле и выстланные пластиком бассейны (видите трубу на переднем плане?)

Когда вода испаряется, на дне остаётся слой соли.

Это желоб, по которому течёт озёрная вода и снятые с него куски соли

В бассейн с получившейся солью закачивают новую порцию воды, перемешивают и перекачивают в пустой бассейн рядом. Когда испарится и эта порция, процедуру повторяют. В результате на дне осаждается слой соли 15-20 см, который рабочие потом долбят кирками, крошат и складывают в маленькие пирамидки

Пирамидки затем грузят на тачки и ссыпают в одну большую кучу, которую потом увозит самосвал

Работа физически тяжёлая и на жаре изматывающая. Все работники – молодые, отлично сложенные парни

Этот вообще красавчик

Вкалывают, пока не зайдёт солнце

За каторжный труд получают 6-7 тысяч бир в месяц, это порядка $220-$250. Которые, по словам гида, по выходным спускают в деревенском кабаке с девочками. Потому что заняться больше здесь нечем. И попасть на эту работу – большая удача.

По вечерам уставшие парни пекут хлеб, чтобы взять назавтра на работу. Кусок теста оборачивают вокруг камня, который предварительно раскаляют в костре. Нам показали тесто и костёр, но камня в нём ещё не было

Оригинал поста и остальные части репортажа

kak-eto-sdelano.livejournal.com

Одежда в пустыне. Устройство убежищ. Тактика поведения в пустыне. Что и как пить в пустыне / ЛикБез / НеПропаду

Начало.
Одежда в пустыне
Первое желание человека, оказавшегося в пустыне, снять с себя одежду. К сожалению, так большинство и поступает. Испытав минутное облегчение, они не догадываются, что сделали первый шаг навстречу своей гибели. В пустыне загорать может позволить себе либо безумец, либо человек, располагающий неограниченным запасом воды.

Исследования показали, что при температуре воздуха +38°С потери воды потоотделением у человека, сидящего без одежды под лучами солнца, составляют 800 г/ч. У того же человека, но уже в одежде — 580 г/ч, а у сидящего в одежде в тени потоотделение снижается до 300 г/ч. Разница очень существенная.

Следует запомнить как аксиому: снимать одежду в пустыне в дневное время категорически недопустимо! Это и есть третье правило пустынного выживания. Единственное, что можно себе позволить, — это расстегнуть воротник, расслабить манжеты, снять поясной ремень. Надо стремиться укрыть от прямых солнечных лучей даже самый маленький участок кожи. Шею, лицо, руки защитить тканью носового платка, разорванным полотенцем и т. п. Наиболее нежные участки кожи — возле носа, губ, глаз — можно заклеить медицинским пластырем. Но лучше всего из куска любого имеющегося в распоряжении светлого хлопчатобумажного материала сшить защитный костюм, состоящий из бурнуса (свободного халата) и куфии (арабского головного убора).

Халат можно изготовить из цельной 3,5-метровой тканевой полосы шириной 0,6—1,0 м, для чего перегнуть ее пополам, в месте сгиба прорезать отверстие для головы, а края сшить крупными стежками. Для рук следует оставить небольшие отверстия, через которые при необходимости их можно просунуть наружу. Еще лучше к халату пришить два свободных рукава. Длину халата можно регулировать, выпуская на подвязанный поясок круговую складку. Арабские кочевники надевают халаты на голое тело, так как это более гигиенично, но при сильном ветре или ночью можно надевать под халат обыкновенную одежду.

Особое внимание надо обратить на головной убор. Даже самая пышная шевелюра сама по себе не может служить защитой от солнечных лучей. Малопригодны для пустыни современные матерчатые фуражечки-шапочки-кепочки. Поверх них желательно повязать косынку, вырезанную из куска любого светлого материала — подкладки пиджака, запасной рубахи и т. п. В крайнем случае из 2 — 3 газет можно сложить «пионерскую» пилотку. Словом, голову необходимо укрыть.

Идеальным для условий пустынной аварийной ситуации можно признать головной убор арабских кочевников — куфию. Изготавливается она из куска хлопчатобумажного материала средней плотности с размером сторон 120х120 см. В крайнем случае на 20—30 см допустимо уменьшить размеры. Квадрат материала разрезается по диагонали на два равных треугольника. Первый треугольник набрасывается на голову, как косынка. Углы его скручиваются до тех пор, пока ткань не «облепит» затылок. После этого скрученные жгутом концы укладываются сверху двумя кольцами и связываются сзади узлом. Причем укладка начинается спереди навстречу друг другу, чтобы наибольшая толщина «кольца» располагалась надо лбом. Сверху на «кольцо» укладывается второй треугольник, который подвязывается любой имеющейся в распоряжении человека веревкой, шнурком или проволокой вокруг головы. Свободно свисающие концы верхнего треугольника прикрывают от солнечных лучей шею, плечи, уши. Чтобы защитить глаза и лоб, можно вытянуть вперед ткань верхнего треугольника, чтобы получился своеобразный козырек. Низ лица затеняется подвертыванием свободно свисающих концов куфии. Они же защищают дыхательные пути от поднятых сильным ветром пыли и песка: достаточно плотно обернуть лицо тканью, связав концы куфии на затылке.

Если нашлась «лишняя» вода, очень полезно смочить внутреннюю часть куфии («кольцо»). Это на несколько часов обеспечит голове тепловой комфорт. «Прохладный обруч», облегающий затылок и лоб, создает под верхней накидкой своеобразный микроклимат, позволяя довольно легко переносить даже самую сильную жару.

Несмотря на внешнюю конструктивную простоту, арабская куфия — одно из лучших средств профилактики тепловых поражений. Можете поверить на слово.

С другой стороны, обеспечившись пустынной экипировкой, не стоит выбрасывать более теплую одежду — она еще пригодится. Иногда ночами в пустыне бывает очень прохладно, а то и просто холодно! Так холодно, как не бывает в январе в лесу. Потому что нет с собой тех теплых зимних штанов и куртки. Однажды, лежа на голом песке на подушке из собственных кед и прикрывшись тонкой простынкой белого хлопчатобумажного тента, мы почувствовали, что подмерзаем. Мы вжимались друг в друга и стучали зубами, подозревая, что подхватили какую-то хворь, характеризующуюся резким повышением температуры, пока не догадались взглянуть на термометр. На нем было +4°С! В июле! Посреди пустыни Кызылкум! А днем было +46°С. 42 градуса разницы! Можете себе представить такой перепад температур? Вот когда мы пожалели о том, что, стараясь утащить побольше воды, не прихватили с собой лишнего свитерка или хотя бы футболочки в дополнение к идеальной одежде пустыни — бурнусу.

Устройство убежищ
Следующий шаг к продлению жизни потерпевшего в пустыне — сооружение «крыши», устройство убежища. Естественную тень в песках найти практически невозможно. Тень от пустынной растительности очень разрежена, высокие вертикальные скалы встречаются редко. Ранним утром или поздним вечером от косых солнечных лучей можно укрыться за крутым склоном бархана, высокой обочиной автомобильной колеи, но в полуденные часы от солнца может защитить только тент.

В летние месяцы установку его следует признать обязательной мерой безопасности. Достаточно сказать, что более 70% тепла в пустыне человек получает именно с солнечным излучением. Матерчатый тент уменьшает приток тепла в среднем на 80—100 кал/ч. Кроме того, тент почти на 100 кал/ч снижает приток тепла от разогревшегося до +70—80°С песка. Кстати, именно поэтому устанавливать тент рекомендуется до восхода солнца или в первые часы после него, пока поверхность почвы не нагрелась. В целом можно считать, что солнцезащитный тент снижает потери воды в организме почти вдвое! За день это литры сэкономленной воды. Литры!

Простейший тент представляет из себя кусок ткани, наброшенный сверху на куст и подвязанный в нескольких местах к веткам. Можно растянуть тент над небольшой ямой-углублением в почве или наискосок, вдоль обрыва крутого бархана.

Закрепить тент лучше, привязав с помощью веревочных оттяжек к веткам кустов или к котелку, крышке котелка, обуви, плотно набитому песком носку, закопанным в грунт на полуметровую глубину.

При устройстве долговременных биваков и при использовании тонкой просвечивающей ткани можно устанавливать двойные тенты, для чего над углублением в почве растянуть один кусок ткани, прижать его в нескольких местах по периметру и углам насыпанным песком и камнями и сверху, в 30—50 см, растянуть еще один тент, закрепив таким же образом.

При строительстве всех теневых убежищ песок желательно разгрести до более прохладных глубинных слоев.

При отсутствии или недостатке ткани можно сооружать шалаши и навесы из веток саксаула. Древесина саксаула очень прочная, но ломкая, поэтому для строительства такого шалаша инструменты не понадобятся. Шалаш, состоящий из 2—3 слоев уложенных друг на друга саксауловых веток, дает неплохую тень и одновременно продувается ветром.

При устройстве шалаша в песок вкапываются 4—6 вертикальных кольев (именно вкапываются, потому что вбить или воткнуть в песок дерево невозможно), к которым в верхней части привязываются горизонтальные стропила. На стропила в 20—40 см друг от друга настилаются потолочные балки, которые, в свою очередь, закрываются не менее чем 50—100-сантиметровым (а в идеале еще большим) слоем саксауловой «листвы».

Кроме горизонтального навеса, возможны и другие конструкции теневых шалашей: односкатные, двускатные и пр.

Еще большую защиту от жары, особенно когда температура воздуха (а значит, и ветра) превышает +40°С, дают земляные убежища типа пещер, нор и навесов. Но копать их возможно только в песчаной закрепленной (с наличием растительности) пустыне. В каменистых пустынях для производства грунтовых работ нужен как минимум отбойный молоток, а в незакрепленных песках яма постоянно будет затягиваться осыпающимся песком.

Рыть пещеры следует возле стволов саксаула или любого другого пустынного растения. Причем чем их будет больше вокруг, тем крепче будут стоять стены пещеры. При выборе места необходимо учитывать положение и движение солнца: пещера, выкопанная с южной или западной стороны от растения, очень скоро окажется в лучах солнца, а с северо-востока почти весь световой день будет в тени, кроме того, человека будет прикрывать срез пещеры.

«Подрываться» под дерево следует осторожно, стараясь не обрывать корневые отростки, которые держат почву. Начало ямы лучше вырыть руками, а вот углублять пещеру допустимо только с помощью ног. Понятно, что человек, оказавшийся в глубокой норе в положении вниз головой, при ее разрушении может просто задохнуться, заваленный толстым слоем песка. Что мы однажды и наблюдали, с трудом успев выдернуть незадачливого строителя за торчащие из песка ноги из построенной им же земляной ловушки.

Удобна вырытая возле куста глубокая ниша с нависающим козырьком с северо-восточной стороны. Причем чем она будет глубже, тем в ней будет прохладней.

Обычно на строительство пещер и ниш уходит 15—30 мин.

Тактика поведения в пустыне
Немаловажна для продления жизни в пустыне правильно избранная тактика поведения, то есть то, как человек ходит, как сидит, дышит, работает, как относится к происходящему и т. п. Это не ерунда, как может показаться вначале. Смею утверждать: суетливый, невыдержанный человек в песках погибнет намного раньше уравновешенного, умеющего управлять своими эмоциями и поведением. Скажу больше: флегматик в подобных условиях более живуч, чем холерик и даже сангвиник! Не верите?

Сошлюсь на опыт царей пустыни — туарегов. Никто никогда не видел их бегающими или, например, бурно жестикулирующими. Ходят они степенно, с чувством собственного достоинства, руками без толку не размахивают, если присаживаются даже на минутку, то устраиваются основательно, с удобством, движения экономят, словами не разбрасываются — в общем, в поведении полностью соответствуют своему высокому монаршему званию. Может, оттого, что в жилах их течет голубая кровь, диктующая правила неписаного этикета? Нет, гораздо проще — оттого, что живут они в жарких аравийских пустынях. Десятки поколений их предков, родившихся и умерших в песках, выработали свой, особый стиль поведения, в точности соответствующий климатическим условиям мест обитания. Плавный жест экономичнее резкого, на него организм расходует меньше воды. Тихий разговор уместнее бурного. Спокойный шаг выгоднее быстрота. Воистину — «поспешай медленно», или, если адаптировать эту исконно русскую пословицу к условиям пустыни, — «медленно идущий — дольше живет» и, соответственно, больше пройдет!

Итак, мы установили, что в основе правильного пустынного поведения лежат спокойствие и степенность: медленная походка, неспешный разговор, удобный отдых.

Относится это не только к физическим действиям, но и к душевному состоянию человека, потерпевшего аварию. Бурные переживания «по поводу», истерики и т. п. душевные всплески в пустыне противопоказаны. Помните выражение: «Аж в пот бросило» — реакцию человека на опасность? В целом это справедливо. При внешней угрозе протекание биологических процессов в организме убыстряется. В кровь «впрыскивается» адреналин, пульс и дыхание учащаются, усиливается потоотделение и т. п. Организм готовится к активной самозащите и тем самым, как ни парадоксально прозвучит, приближает роковой исход!

В пустыне чем меньше человек в дневные часы активно выживает, тем дольше живет!

Многие европейские путешественники, впервые попавшие в Африку, удивлялись «безразличию» аборигенов к смерти. В ситуации, где белый человек изо всех сил боролся за жизнь, то есть много суетился, строил и пытался провести в жизнь самые фантастические планы спасения, местный житель просто сидел или лежал в тени падшего верблюда, бессмысленным взглядом уставившись в песок. Белый активно боролся за жизнь еще день или два, а потом погибал от водного изнурения или теплового удара. А безразличный к вопросам жизни и смерти абориген высиживал еще неделю, а то и две, и дожидался-таки спасения в образе случайного дождя или торгового каравана.

Нет, я не призываю к самоубийственной меланхолии, бороться за жизнь необходимо, но без привычной современному горожанину суеты, экономя каждое движение, то есть следуя совету мудрой пословицы — «семь раз отмерь, один раз отрежь». Мысль требует много меньше затрат воды, чем действие.

В пустынной аварийной ситуации в дневной период времени необходимо сохранять возможно большую неподвижность. Любые активные действия — переход, работы внутри лагеря и пр., — а также размышления, переживания и тому подобные душевные муки необходимо свести к минимуму.

На солнце лучше сидеть — так площадь освещенности тела меньше. В тени — лежать,

В пещерах и других грунтовых убежищах лучше лежать совершенно раздетым. Это не вполне соответствует общепринятым рекомендациям, но мой личный опыт подсказывает, что наряд Адама и Евы оказался наиболее подходящим в данном случае. Еще раз подчеркну: только во время дневки в грунтовом убежище! Соприкасаясь с более прохладным песком, тело отдает излишки тепла и тем экономит внутренние запасы жидкости.

Приведу один небольшой отрывок из дневника, описывающий прелести подобной дневной лежки.

«Я лежу в очередной яме-убежище. Дышу часто и трудно, как тяжелобольной на госпитальной койке. Я и есть тяжелобольной: мой пульс в покое (!) «зашкаливает» за 150 ударов в минуту, моя температура приближается к 39°, мое самочувствие близко к самочувствию пирожка на противне. Кажется, под тентом не осталось кислорода. В мой рот и нос вместо воздуха вливается вязкая, горячая струя расплавленного свинца, которая тяжело растекается по горлу и легким и словно прижимает меня к земле. Я ощущаю окружающий воздух не как газ, а как густую жидкость, в которой захлебываюсь, в которой тону. Вдохнуть воздух — остудить внутри легких до 39 телесных градусов, — выдохнуть, чтобы принять новую раскаленную порцию, которую тоже придется остудить…

Когда мне становится совсем невмоготу, я скребу землю пальцами рук и ног, дорываюсь до прохладных, т. е. нагревшихся чуть меньше +39°С слоев песка. Прикасаюсь к ним кожей и чувствую, как из меня «вытекают» излишки тепла. По каплям. По струйкам. Я сбрасываю тепло в грунт, как заземленный приемник электричество, как паровой котел пар. На какую-то долю секунды мне становится хорошо. Но песок быстро нагревается, и я снова переполняюсь теплом, словно включенный в электросеть утюг. Я пышу жаром так, что мною можно гладить сырые простыни и рубахи, и они будут шипеть, соприкасаясь с моей кожей. Я снова рою песок, отыскивая прохладу. И, наткнувшись на жилку холода подушечками пальцев, замираю, ощущая блаженство. Потом сыплю песок тонкими струйками на грудь, живот, ноги. Я лежу совершенно голый, покрытый тонким слоем песчаной пыли.

Мне плохо. Мне очень плохо! Ноет не справляющееся с перегрузками сердце. Лопается пересохшая кожа. Выламывает болью подсыхающие суставы — а еще говорят, что «жар костей не ломит». Глупая пословица. Для тех, кто знаком с жарой только по баням. Ломит! Так ломит, что впору кричать! И еще нестерпимо хочется пить. Пить… Я не спал уже двое суток, но не могу уснуть — потому что хочу пить… Я не ел двое суток, но есть не хочу, потому что хочу пить… Я думаю о смерти как об избавлении, потому что… хочу пить. А питья мне никто не предложит.

До вечера, когда я смогу снять с ветки саксаула свой наполнившийся водой (дай бог, чтобы наполнившийся!) полиэтиленовый пакет, еще пять долгих часов.

Я лежу молча, мучаюсь, стараюсь не думать о худшем и стараюсь дышать через нос… Обязательно через нос...»

«Через нос» — это не литературный прием автора. Это тоже прием пустынного выживания. Если человек открывает рот, испарение увеличивается, соответственно возрастают водопотери. Вспомните собак, в сильную жару лежащих с широко открытой пастью и свесившимся чуть не до земли языком. Они «испаряют» лишнее тепло.

Пусть несказанное слово сэкономит каплю воды. Только одну каплю. Малость? Но сумма малостей в пустыне равна самой жизни. Дыхание через нос — грамм, тент — десять, неподвижность — пять, белая одежда — восемь. Капли складываются в литры, минуты — в часы. Капля — пустяк, но пренебрегать ею — значит пренебрегать собственной жизнью.

Известны десятки случаев, когда человек пытался выиграть единоборство с пустыней разом, кавалерийским наскоком. Под палящими лучами солнца он начинал рыть колодец или, опять-таки днем, отправлялся на поиск людей.

«Глупо трястись над последними граммами воды, когда можно добыть ее литры! Глупо терять время, пережидая жару под тентом, если можно за это время протопать несколько километров!» — так считали очень и очень многие. В гонке за призрачным журавлем они пренебрегали близкой синицей, а когда осознавали свою ошибку, было слишком поздно.

Хочу подчеркнуть еще раз: в пустыне выживает лишь тот, кто с первой минуты аварии встает на путь самоограничений и самоконтроля. В пустыне невозможно начать выживать с «завтрашнего дня» или «с понедельника» — завтрашнего дня может просто не быть.

Дам еще несколько полезных, на мой взгляд, советов.

Критерием всякой деятельности человека в пустыне должно служить потоотделение. В пустыне поработать до седьмого пота — значит поработать плохо! Поэтому как только на коже выступил пот (обычно он вначале ощущается легкой испариной на висках, на лбу, возле границы волос, в подмышечных впадинах и паху), необходимо уменьшить физические нагрузки: снизить темп движения, временно прекратить работу.

При недостаточности или отсутствии воды от употребления еды лучше воздержаться. Пищеварение значительно усиливает чувство жажды, переваривание пищи требует дополнительного расхода воды организмом.

То же самое можно сказать о сигаретах. Табачный дым сушит ротовую полость и носоглотку, усиливает общее недомогание. В процессе курения человек, привыкший к сигаретам, может испытать минутное облегчение, очень скоро сменяющееся муками жажды. Поэтому, чтобы не вводить себя в соблазн, от табачных изделий лучше избавиться в первые часы после аварии.

Алкогольные напитки не могут заменить воду.

Что и как пить в пустыне
Многие южные народы при сильной жажде вскрывают аорты и вены вьючным или домашним животным (верблюдам, лошадям, собакам и пр.) и пьют горячую кровь. Достоверных данных о пользе или вреде подобного способа утоления жажды я отыскать не мог, но, учитывая, что кровь имеет сложный химический состав, близкий по составу к морской воде, от ее употребления лучше воздержаться.

Моча для питья не только бесполезна, но и крайне вредна. Рассказы о том, как попавшие в беду путники спаслись лишь благодаря тому, что пили верблюжью или ослиную мочу, на поверку чаще всего оказываются очередной «исторической уткой». Моча является концентратом выведенных из организма вредных веществ, фактически ядом, и пользы, естественно, принести не может.

Можно высасывать содержащие влагу глаза свежеубитых животных. Но этот рецепт, что называется, на любителя.

Если вы отходите от лагеря или места аварии даже на 2—3 км, берите с собой весь имеющийся у вас в распоряжении запас воды! Лишней воды в пустыне быть не может!

При недостатке воды пить следует часто, но очень малыми порциями. Привычное водопотребление, когда можно позволить себе осушить залпом два или три стакана сока, кваса, газированной воды, в пустыне не подходит. Выпить в несколько минут литровую фляжку воды — значит больше трети ее попросту потерять. Специальные исследования показали, что если разом употребить 1 л воды, то 16—38% ее выделится через почки, то есть в «дело» пойдут лишь 62—84%! Если тот же литр выпить в три приема по 330 г, то через почки выделится лишь 15—20% жидкости. И наконец, при употреблении 1 л воды порциями по 85 г суммарная потеря ее через почки составит лишь 5—11%, то есть усвоится 89—95% воды! Как говорится, выгода налицо.

Кроме того, дробное водопотребление облегчает страдания, вызванные чувством жажды. Например, во время наших пустынных велопереходов мы, сделав из фляжки микроглоток, удерживали воду во рту иногда по 40—50 мин!

Таким образом, мы, с одной стороны, целый день почти беспрерывно пили, с другой — воду практически не использовали. Смачивая обсохшие глотку и ротовую полость, мы обманывали собственное чувство жажды. С той же целью можно сосать смоченный в воде плотный кусочек ваты.

Конечно, лучше всего пить не воду, а зеленый чай. Почему — я рассказал выше. Вновь сошлюсь на наш опыт. После длительного водного голодания мы, выйдя к колодцу, пили воду чуть не ведрами и все равно не могли напиться. А вот горячего, свежезаваренного несладкого зеленого чая до полного утоления жажды хватало всего несколько литров.

Очень хорошо утоляют жажду в сильную жару айран (обезжиренное кислое верблюжье молоко) и чал (продукт брожения верблюжьего молока), но о них в аварийной ситуации можно только мечтать.

До сих пор я рассказывал лишь о способах экономии воды, о том, как на возможно больший срок растянуть имеющийся водный запас. Понятно, что все описанные приемы, несмотря на их эффективность, коренным образом проблему безводья решить не могут. Рано или поздно вода кончится. Что тогда предпринять? И что делать человеку, который оказался в пустыне без запаса воды? Кстати, такие случаи нередки, и не потому, что человек отправился в путь без фляжки, а потому, что осознал трагичность своего положения лишь после того, как выпил последние капли воды. Остается ли у потерпевшего в подобной ситуации хоть малая надежда на спасение?

Не стану успокаивать читателя легковесными заверениями, не стану ссылаться на единичные (действительно единичные) случаи благополучных исходов безводных аварий — вот, мол, раз люди выжили, значит, и вы непременно спасетесь. Нет, остаться в летней пустыне без воды — значит почти наверняка погибнуть в течение полутора-двух суток. Использовав весь описанный здесь арсенал средств борьбы с жарой (тенты, защитную одежду и т. п.), этот срок можно увеличить вдвое, в исключительных случаях — втрое. Но затем неизбежно наступит смерть, конечно, если за этот период времени потерпевший не выйдет к людям.

И все же впадать в отчаяние не стоит. При всей невероятной жестокости безводной пустынной аварии шанс на спасение у человека остается. Честно скажу — не самый большой, но всё же шанс! Но чтобы его использовать, надо уметь разыскивать в песках водоисточники, уметь добывать воду с помощью простейших пленочных конденсаторов и опреснителей.

Продолжение следует...
Из материалов по выживанию.

nepropadu.ru

Как живут люди в соляной эфиопской пустыне.

Примечание автора: Данный пост — отрывок из моего большого репортажа про Эфиопию.

..Под ногами снова хрустит – но не чёрная лава, а белая соль. Грубой коркой и кружевными хлопьями она укрыла землю на много метров в толщину и на километры вокруг – до горизонта. 

Наши водители гнали сюда в предрассветных сумерках, чтобы успеть к восходу солнца над соляным озером.

Успели.

Это озеро когда-то было заливом Красного моря. И даже неоднократно — вода то уходила, то вновь возвращалась. Последний такой прилив-отлив случился по геологическим меркам совсем недавно — 30,000 лет назад. Каждый раз, испаряясь, вода оставляла толстый слой соли. По разным оценкам, толщина залежей колеблется от 800 до 1000 метров.

Но связь с морем не прекращена и по сей день — до него отсюда чуть больше ста километров. Часть морской воды просачивается под землёй, стекая в гигантскую котловину (а эта часть пустыни находится на отметке 110 метров ниже уровня моря) и образует подземное озеро на глубине 7м. А дальше работает капиллярный эффект — вода поднимается к поверхности и испаряется, оставляя корку соли.

Днём здесь невыносимая жара и слепящая, как снег на солнце, белизна. Горячий ветер треплет воду и выплёскивает её далеко за пределы озера. Но рано утром картина совсем другая:

Неподалёку от озера местные жители из племени Афар добывают соль тем же самым способом, какой использовали их предки сотни лет назад.После инцидентов в Аддис Абебе я не рисковала близко подходить с камерой к людям да и вообще, глядя на их труд и условия, в которых они работают, сочла просто неэтичным крутиться вокруг, делая праздные фотачки. Поэтому крупных планов и деталей здесь не будет. Только издали.

Афары населяют север Эфиопии, Эритрею, Джибути и Сомали. Это достаточно воинственное племя. Кровная месть — часть их культуры, хоть и значительно уменьшившаяся в последнее время. Несколько десятилетий назад юноша не мог считаться взрослым мужчиной до тех пор, пока он не убьёт хотя бы одного врага. Добыча соли — традиционный промысел афаров, способ выжить в пустыне. 1200 квадратных километров их земли покрыто солью. В прошлом она служила валютой.

Ближайшее к соляным разработкам поселение — в 2ух часах ходьбы, и рабочие проделывают этот путь по пустыне каждое утро.

Работа начинается с восходом, смена длится 6 часов, 6 дней в неделю, 10 месяцев в году — с ноября по март. Производственный процесс можно разделить на три этапа. Сначала группа рабочих топорами вырубает в соляной толще блоки и с помощью шестов отколупывает их от земли. Затем другая группа отёсывает куски, придавая им форму квадрата или прямоугольника со стороной где-то 30см.

Каждый квадратик занимает 2-3 минуты, рабочий получает за него 5 бир или 20 центов. Гид сказал, что в день они зарабатывают до 150 бир. То ли он перепутал, то ли я не расслышала. Потому что потом нашла рассказ одного бывшего работника, где он утверждал, что соледобытчики в день могут обработать 100-150 плиток, а это существенно больше 150 бир. Правда, когда он работал, им платили 1 бир за плитку. Может, у нашего гида устаревшие данные?

Среднегодовая температура в пустыне 34.4С, это самое жаркое место на Земле (летний рекорд 48С в тени, 63 на солнце). Во время моего визита в феврале здесь было около 30. Тени нет. Техники безопасности тоже. Люди работают под палящим солнцем, постоянно ворочая соль голыми руками и вдыхая соляную пыль. Из еды — только самодельный жёсткий хлеб и чай.

Соляная элита — владельцы ослов и верблюдов. Ведь соль надо продать, т.е., доставить к потребителю, и в настоящее время это делают с помощью вьючных животных. Они смиренно ждут под солнцем, когда им на спины взвалят груз.

Вы видели, как спит верблюд? Это прикольное зрелище. Я не утерпела и обошла его со всех сторон…

..и случайно разбудила, чему он был совсем не рад

Готовые блоки соли весят примерно 4.5-6 кг каждый. На верблюда грузят 120-180 кг. Для этой работы используют только самцов.

До 2012 года караваны с солью проделывали 175-километровый маршрут до города Мекеле за неделю или чуть больше. Половина пути пролегала по каменистой пустыне и верблюды всё это время шли без пищи и воды. В таких жёстких условиях каждое животное могло использоваться лишь три раза за сезон.

Нынче, с постройкой дороги из Мекеле в пустыню, караваны идут только до перевалочного городка-базы на полпути, это занимает три дня, половина из которых — вдоль каньона с рекой и кустарником. На этой базе верблюдов разгружают и дальше везут соль грузовиками – одна машина может заменить 300-350 верблюдов. Но многие гиды склонны кормить туристов старой инфой о недельном переходе — так оно драматичнее.

Может возникнуть вопрос: а что мешает механизировать производство и осуществлять перевозку соли сразу от источника – грунт достаточно крепкий и может выдержать тяжёлый грузовик?Да сами афары и мешают подобным поползновениям. Уже была попытка крупной горнодобывающей компании начать промышленную добычу соли в 2011 году. Но вожди кланов усмотрели в этом угрозу для своего древнего промысла и объединились, чтобы выступить против проекта. Компания покинула их места год спустя, опасаясь саботажа своего оборудования. Афары настроены категорически против любой механизации, автоматизации и промышленной разработки месторождений, потому что это лишит работы сотни людей, особенно владельцев верблюдов.

А до чего красиво выглядит такой пустынный ‘поезд’, когда он плавно движется в розовых лучах заходящего солнца

К сожалению, с постепенным развитием инфраструктуры и постройкой дорог всё больше иностранных корпораций рассматривают богатейшие природные ресурсы Эфиопии как потенциально удачные для инвестирования и развития. К настоящему времени три компании уже получили лицензии на добычу калийной соли на земле афаров. Одна из них планирует выдавать на-гора 600,000 тонн в год. Так что, на месте тех пейзажей, которые вы видите в этом посте, скоро появятся карьеры.

Ночевали мы в той самой деревне, где живут соледобытчики.

Спали на таких кроватях

Под навесом из палок

А утром к нам пришли дети – пофотографироваться за деньги.

А хотите посмотреть на деревенский туалет? Мне не жалко

Нет, это не та кабинка, что завешана порванным пластиком, а та, что рядом. Та, что с пластиком – это душ.

А это внутреннее убранство

Зато на другой стоянке монументально возвышались корпуса строящегося специально для туристов туалета на 4 посадочных места в бизнес-классе

Утром нам продемонстрировали доказательство существования подземного озера. В одном месте слой соли над ним оказался очень тонким и провалился внутрь, дав воде возможность выйти на поверхность. Получилась эдакая прорубь среди пустыни.

Вода в ней тёмно-зелёного цвета, жирная на ощупь и невероятно горько-солёная – концентрация соли в подземном озере в 10 раз выше, чем в Мёртвом море.

А это значит, что на поверхности можно лежать пятками наружу

Кстати, обратите внимание на очертания дырки. Ничего не напоминает?

Типичный ландшафт засоленных земель – «соты»

Эти горы тоже сложены из соли – хлорида калия. Я проверила. Как? Да просто лизнула. А чо?

По-прежнему, в этом регионе нас охраняли с оружием. Но, глядя на нашего защитника, мне хотелось задать вопрос, а удобно ли ему, если возникнет необходимость, бегать по соляным кочкам в длинной юбке и сандалиях на босу ногу?

Следующая ночёвка была под открытым небом на берегу очередного солёного (точнее – пересоленного) озера Афдера

Его рассол воды тоже в несколько раз крепче Мёртвого моря, и местные жители используют такую фишку: на берег кладут череп или кости животных и оставляют там, пока они не покроются кристаллами соли, после чего продают ‘артефакт’ туристам

Утречком я обнаружила неподалёку от своей кровати (она с зелёным матрасом) голого негра, сидящего в воде и сушащего трусы на ветру.

Возле этого озера тоже добывают соль, но по-другому.

Воду из озера закачивают в вырытые в земле и выстланные пластиком бассейны (видите трубу на переднем плане?)

Когда вода испаряется, на дне остаётся слой соли.

Это желоб, по которому течёт озёрная вода и снятые с него куски соли

В бассейн с получившейся солью закачивают новую порцию воды, перемешивают и перекачивают в пустой бассейн рядом. Когда испарится и эта порция, процедуру повторяют. В результате на дне осаждается слой соли 15-20 см, который рабочие потом долбят кирками, крошат и складывают в маленькие пирамидки

Пирамидки затем грузят на тачки и ссыпают в одну большую кучу, которую потом увозит самосвал

Работа физически тяжёлая и на жаре изматывающая. Все работники – молодые, отлично сложенные парни

Этот вообще красавчик

Вкалывают, пока не зайдёт солнце

За каторжный труд получают 6-7 тысяч бир в месяц, это порядка $220-$250. Которые, по словам гида, по выходным спускают в деревенском кабаке с девочками. Потому что заняться больше здесь нечем. И попасть на эту работу – большая удача.

По вечерам уставшие парни пекут хлеб, чтобы взять назавтра на работу. Кусок теста оборачивают вокруг камня, который предварительно раскаляют в костре. Нам показали тесто и костёр, но камня в нём ещё не было

Источник

kak-eto-sdelano.ru

Существует ли жизнь в пустыне Сахара?

Если взглянуть на Землю из космоса, то можно увидеть, что почти всю северную часть Африки занимает желтое пятно. Это и есть знаменитая Сахара, самая крупная и великая пустыня на планете. Ее размеры поражают, почти девять миллионов квадратных километров безжизненной, лишенной влаги местности простерлось от берегов Атлантического океана до самого Красного моря. Ограниченная с севера Средиземноморьем, Сахара медленно перетекает в саванну на юге. Но эта огромная и воистину многоликая пустыня не так безжизненна, как могло бы показаться на первый взгляд. На ее поверхности, да и в недрах кипит жизнь, спасаясь всеми возможными способами от палящего африканского солнца.

Большую часть территории Сахары покрывает каменисто-песчаный грунт. Эти безводные земли делят между собой около десятка стран, но несмотря на это, люди живут тут лишь на территории оазисов, а плотность населенности стремится к нулю. Название «Сахара» эта пустыня получила, скорее всего, от берберов, которые проживали на северной ее оконечности, у подножья Атласных гор и берегов ласкового Средиземного моря. Многие районы ее тоже носят непривычные и сказочные для нашего уха берберские названия – Эрг-Игиди, Танере, Талак, Танезруфт.

Великая пустыня не всегда была такой, какой мы ее знаем. Согласно классическим представлениям, приблизительно за семь миллионов лет до нашей эры эти просторы имели тропический климат, напоенный влагой сезонных дождей. Но постепенно растительность иссыхала, а климат становился все более жарким. Хотя в XVI-XVII веках наблюдалось довольно обширное и серьезное увлажнение этой площади, но девятнадцатый век положил конец частым осадкам. Тогда и сложились такие погодные условия, которые мы можем наблюдать и сегодня.

Погода тут и правда стоит удивительная - адская жара днем, ночью сменяется диким холодом. Сложно выжить в условиях, когда пятидесятипятиградусная температура падает до минус двадцати после захода солнца! Днем камни и песок разогреваются до восьмидесяти градусов. То есть, на поверхность невозможно даже просто положить руку! И все это под заунывный вой «сирроко» - знойного ветра из сердца пустыни, ее центра. Вообще, ветер в Сахаре - это притча во языцех, его называют специальными именами, например, «самум» или «хамум», стараются задобрить и приносят ему дары. Весной он несет пылевые бури, к которым стоит приготовиться заранее, чтобы не погибнуть. Ливанцы зовут его «гиббли», а жители Судана – «хабуб».

Растительность Сахары на протяжении веков приспосабливалась к климатическим условиям, стараясь как можно больше защитить себя от палящего солнца и добыть воду, необходимую для жизни. Потому листья растений здесь больше напоминают иглы и шипы, а длина корней некоторых представителей флоры достигает двадцати метров! Именно в Сахаре произрастают странные, устойчивые к соли растения, называемые галофиты (солелюбы). Эти растения буквально вытаскивают воду из концентрированного раствора соли, а уж солончаков и высохших соляных озер здесь хватает.

В Сахаре растут финиковые пальмы, которые являются основными крупными деревьями пустыни, акации, мастиковые деревья, а также некоторые виды оливок. Люди в оазисах возделывают овощи и фрукты, хотя растут они тут довольно неохотно и урожай приносят небольшой. Зато только в Сахаре можно встретить растения-эфемеры, которые способны за три дня после дождя произвести семена, а потом всего за пятнадцать дней из семян вырасти до взрослого растения. Удивительная быстрота созревания имеет смысл, ведь нужно все успеть, пока после дождя влага не успела испариться. В основном, на просторах пустыни царят различные засухоустойчивые кустарники и травы. Некоторые из местностей, такие как «хамады» или «регги», полностью лишены растительности, что делает их ландшафт очень похожим на инопланетный.

На этих «марсианских» территориях, кое-где покрытых песчаными дюнами, а кое-где каменными плато, обитают животные, которые выбрали этот суровый край своим домом. Проживает в Сахаре более четырех тысяч видов «живности», сорок процентов которых уникальны, то есть являются эндемиками. Более всего разнообразием видов изобилуют центральные нагорья, а в самых засушливых местах животный мир резко «мельчает», предпочитая вести ночной образ жизни.

В виду антропологического фактора, то есть из-за вмешательства человека, многие животные уже потеряны: одни вымерли сами, другие же были уничтожены в разное время. Например, североафриканские слоны вымерли во времена Священной Римской Империи. Тогда в Сахаре жили многие виды животных, которые позже перебрались на юг, ближе к тропикам. В двадцатых годах прошлого века была убита последняя представительница вида антилоп-аддаксов. Нагорья могут похвалиться множеством травоядных, таких как муфлоны и антилопы, газели и даже дикие ослы. Тут рыскают шакалы и лисицы, а в Тибести и Аире можно встретить павианов с удивительным божественным именем - Анубисы и гордых царей зверей - львов.

Сахара - это родной дом для более трехсот разновидностей птиц, если учитывать перелетных. Кое-где на внутренних территориях можно встретить страусов. В оазисах гордо расхаживают птицы-секретари и цесарки, разнообразные хищники охотятся на мелких грызунов и рептилий, которых тут тоже хватает. Живут тут филины, сипухи и пустынные вороны, промышляя падалью. Вараны, разнообразные ящерицы и хамелеоны облюбовали каменистые просторы и пески Сахары. Интересно, как ящерица «студит» лапки, поднимая их попарно и смешно шагая по раскаленному песку.

Змеи тут не так разнообразны, как в тропиках, но есть и очень опасные виды, например, рогатая гадюка и кобра. Впрочем, питаются они в основном улитками, водящимися в редких озерах. Водоемы высыхают в летний период, и улитки впадают в летнюю спячку, чтобы проснуться, когда озеро вновь наполнится водой после дождя. В этих же озерцах водятся даже мелкие крокодилы и реликтовые виды рыб, типа сомообразных.

Пересечь пустыню можно всего лишь по двум дорогам. Одна из них, называемая Транссахарская «дорога единства», проходит через Айн-Салах и Таманрассет и ведет прямо в Лагосу, где и заканчивается. Этот путь начинается в Алжире и имеет два ответвления. По одному из них можно попасть в Гао, что в Мали, а по другому в Нигерию, город Агадес. Второй путь ведет из Алжира через оазис Туат, в город Адрар, где есть аэропорт. Но бедуины знают также и менее популярные, караванные пути и могут провезти на верблюдах любого путешественника, что сопряжено, конечно же, с определенным риском.

Не так давно, в 2008 году, исследования группы ученых из разных стран, которые произвели анализ геологических отложений из глубин озера Йоа, привели в шок весь ученый мир и перевернули все классическое представление о том, как возникла великая пустыня Сахара. Геологи из Канады, Германии, США под предводительством Стефана Креплина из Кельна сделали вывод, что эта местность стала пустыней всего лишь каких-то два с половиной тысячелетия назад! Согласно исследованиям Креплина и его группы, пять тысяч лет назад на территории Сахары росли большие деревья, меж которых бродили гиппопотамы и слоны, паслись антилопы и газели, на которых охотились многочисленные львы, гепарды и другие хищники. А вся местность была испещрена озерами, в которых в изобилии водилась рыба. Я бы очень хотела увидеть это своими глазами. А вы?

irnella.livejournal.com