Современная церковь — религия или бизнес. Церковь как бизнес


Церковь, как бизнес-модель | Strateg.org

Фрагмент из книги "Занимательная экономика", автор - Александр Лежава. Скачать книгу целиком: zip (rtf).

Для начала давайте попробуем оценить, что представляет собой обман. Можно сказать, что это злоупотребление интеллектом.

Обман со стороны мошенника или грабителя обусловливается доверчивостью того, кого обманывают, а единственным средством борьбы против этого могут быть только знания и истина. То есть, распространение знаний и повышение общеобразовательного уровня общества подрывает самую основу для возможностей грабежа подобного рода.

Самым ярким примером такого рода деятельности является церковь и предложенная ею схема обмана.

Эта схема побуждает людей отдавать реальные ценности – деньги, пищу, одежду, предметы роскоши, влияние и власть в обмен на воображаемые услуги.

В обычных условиях, если один говорит другому, что готов оказать ему какую-то услугу или поставить товар, то он должен выполнить свои обязательства. Иначе очень скоро контрагент все поймет, обман будет разоблачен, а последствия могут быть самыми разнообразными и зависеть от того, кому и что пообещали.

Но можно и изменить формулировку, сказав, что в обмен на твои мелкие и ничтожные ограниченные услуги в этой жизни тебе будут предоставлены мною множество услуг, просто огромное их количество и практически на неограниченно долгое время... но не здесь, а в мире ином. Можно существенно подкрепить свою позицию, заявив, что лишь я - посредник между Богом и человеком, и только от меня зависит, будешь ли ты в вечной жизни счастлив или нет. Если человек верит таким заявлениям, то он полностью во власти того, кто так заявляет.

Данный вид мошенничества существует с незапамятных времен. Наверное, с того самого момента, как возникла религия. Прекрасно известно, какую власть с помощью такой методики сконцентрировали в своих руках египетские жрецы.

Подход мошенников хорошо понятен. Более того. С большой степенью вероятности, практически любой человек, оказавшийся на их месте, поступил бы также. Это объективная реальность с экономической точки зрения.

Оказавшись среди невежественных людей и имея возможность с помощью необычных и на их взгляд чудесных действий представить себя сверхъестественным существом, было бы вполне логично воспользоваться таким положением вещей. Это позволило бы с легкостью провозгласить себя посланником бога, который наделил меня властью полностью управлять судьбами людей, а то и самим богом, чтобы поклонялись лично тебе, хотя подобное заявление может быть сопряжено с определенными неудобствами. Поэтому посланник или полномочный представитель бога на Земле – это все-таки лучше. Особенно если и когда соврешнно нет никакого желания работать, но при этом хочется быть богатым и уважаемым членом общества, которого все остальные его члены кормят и снабжают всем необходимым.

Для того, чтобы на корню пресечь любое инакомыслие, одной из первоочередных задач стало бы введение для рядовых членов общества определенных ограничений. Проверку любых заявлений о собственной приближенности к богу следовало бы категорически запретить. Самым опасным врагом такой схемы был бы разум и здравый смысл, поэтому целесообразно было бы вообще запретить ими пользоваться, по крайней мере на эту тему. Задавать любые вопросы об этом и уж тем более отвечать на них, даже думать в этом направлении было бы просто запрщено, причем такие действия необходимо было бы отнести не просто к разряду непростительных преступлений, а объявить их святотатством. Дополнительно обезопасить себя можно было бы каким-нибудь серьезным аргументом вроде смертной казни за подобные действия. Подобная совокупность мер наилучшим образом гарантировала бы безопасность мошенников и предотвращала их разоблачение. Это была бы своеобразная основная линия обороны.

Как известно, оборонительные мероприятия должны вестись постоянно, насколько это позволяет время и ситуация. Поэтому помимо этой основной линии обороны необходим и более широкий внешний рубеж. В качестве дополнительных мер защиты желательно иметь монополию на знания и науки, чтобы они были доступны лишь организаторам схемы и их сообщникам, но никогда не проникали в широкие массы. По крайней мере, глубоко. Для этого можно было бы объявить любую науку священной, а посвященные использовали бы для обмена информацией какой-нибудь мертвый язык типа латыни или иероглифов. Также необходимо контролировать, что думают обычные люди, поэтому требуется структура или механизм вроде церкви и исповеди, позволяющие иметь доступ к самым сокровенным мыслям и настроениям каждого отдельно взятого человека. Причем исповедь должна быть абсолютно откровенной, иначе вечного спасения тебе никогда не дождаться.

Для повышения влияния и авторитета среди простого народа можно и, наверное, желательно удовлетворять и какие-то насущные потребности населения. Пропаганда определенных моральных принципов и предоставление базового образования при монопольным контроле над ним позволяет правильным и желательным для организатора схемы образом формировать общественное мнение и направлять умы подконтрольного народа.

Образование желательно сделать максимально ограниченным. Оно должно давать возможность простым людям иметь самые базовые знания по арифметике и грамотности, чтобы они могли выполнять какие-то базовые виды работ, но не более того. В качестве такого естественного экономического ограничителя можно ввести плату за образование. Скажем, арифметика и родной язык в пределах 3-4 классов образования бесплатно, а за все остальные учебные предметы брать деньги. Причем столько, чтобы обычный труженик, имеющий среднюю заработную плату, не мог позволить своим детям дать нормальное образование. Ах, да. Мы забыли ещё пару предметов, которые должны быть в школах совершенно бесплатными – физкультуру и закон божий. Создаваемый по такой методике новый человек должен быть здоровым и сильным, чтобы он хорошо работал, когда к этому придет время, и был бы правильным образом идеологически подготовлен, чтобы чтил церковь и светскую власть и знал, что его тяжкий труд и подчинение предопределены богом.

Неразрывная связь между нравственностью и авторитетом как непосредственно самого организатора схемы, так и созданного им института, также совершенно необходима. Причем народ должен быть искренне убежден и верить в то, что одного без другого не может существовать. Должна быть создана такая общественная атмосфера, что если кто-либо и рискнет поставить под сомнение запрещенный вопрос, то все общество, испытав невероятное потрясение и шок, обрушит весь свой гнев на безрассудного реформатора, не позволяя ему подрывать устои.

В случае удачной реализации подобного проекта люди оказываются в гораздо большей степени рабами организатора этой схемы, чем если бы были его настоящими рабами. Те проклинают свой гнёт и оковы и пытаются их сбросить, а эти бы их благословляли, и всеми силами сами пытались бы не допустить того, чтобы их сбросить. Они - рабы, не понимая и не осознавая этого. Рабское клеймо стоит не на их лбу, а в их сознании и сердцах.

Когда такая структура несправедливости уже существует, то подточить и окончательно разрушить её может лишь общественное мнение, опирающееся на знания и здравый смысл населения. Ну, и конечно время.

Современному человеку с его доступом к разнообразным средствам массовой информации, интернету, книгам и газетам достаточно несложно оценить, являются ли люди жертвами такого церковного обмана. Главное подходить к этому с трезвой головой.

Достаточно лишь проанализировать религию и поведение священников и посмотреть, являются ли священники орудием религии или же религия используется священниками в качестве экономического инструмента для личного обогащения.

Если священник - орудие религии, и его единственной целью и помыслом является распространение в обществе нравственных принципов и идеалов, то его жизнь должна напоминать божественный образец. Он проповедует свободу и равенство людей, мир и братство между народами, сопротивляется искушениям мирской власти, поскольку не хочет иметь каких-либо связей с тем, что в первую очередь нуждается в ограничении. Он будет человеком из народа, добрым и хорошим советчиком и утешителем, человеком, мнение которого уважают, и человеком, послушным божественным заповедям.

В противном же случае священник будет относиться к религии, как к инструменту, который можно по-разному использовать для получения максимальной выгоды для себя лично. Будет увеличиваться число запретных тем и книг. Свои нравственные принципы будут подгоняться под изменяющиеся времена, людей и обстоятельства. Народ будут запугивать разными заученными словами, потерявшими всякий смысл и ставшими бессодержательными условностями. Торговля реликвиями также будет представлять собой неплохую статью доходов, правда необходимо при этом следить, чтобы не пошатнуть веру людей в их святость. Будут приниматься меры, чтобы по мере роста проницательности людей, менее очевидным для них было церковное торгашество. Такой священник участвовал бы в любых крупных и мелких  интригах и всегда был бы на стороне тех, кто находится сейчас у власти, но лишь при одном условии, чтобы и власть поддерживала его и принимала его сторону. А поскольку столько усилий направлено на эту цель, а эта цель, согласно нашему предположению, не может быть ни чем иным, как властью и богатством, решающим доказательством того, что люди стали жертвой обмана, является богатство и могущество церкви и каждого конкретного священника.

Достаточно лишь немного послушать средства массовой информации и сообщения о передаче со стороны светских властей все новых и новых бывших храмов и монастырей в руки церкви, разнообразных церковных ценностей из музеев в действующие приходы, достаточно посмотреть на иерархов церкви, увешанных, как новогодние елки, драгоценными панагиями и крестами, на их драгоценные одеяния и роскошные лимузины, чтобы нормальному человеку, обладающему здравым смыслом, стало сразу понятно, с кем он вынужден иметь дело. Если же к этому добавить торговлю табаком и спиртным, предметами культа и иконами, откровенное насилие, которое скрывается под обетами молчания и покрывается на самом высоком уровне, то становится понятно, что именно представляют из себя эти люди, и насколько правильно они представляют бога на земле.

Именно его именем прикрывались все те, кто приносил человеческие жертвы, будь то ацтеки в Южной Америке или святая инквизиция по всему земному шару. Как писал по этому поводу Я.Гашек:

«Великая бойня - мировая война - также не обошлась без благословения священников. Полковые священники всех армий молились и служили обедни за победу тех, у кого стояли на содержании. …

Ничего не изменилось с той поры, как разбойник Войтех, прозванный "святым", истреблял прибалтийских славян с мечом в одной руке и с крестом - в другой.

Во всей Европе люди, будто скот, шли на бойню, куда их рядом с мясниками - императорами, королями, президентами и другими владыками и полководцами гнали священнослужители всех вероисповеданий, благословляя их и принуждая к ложной присяге:

"На суше, в воздухе, на море..." и т. д.»

Степень распространенности этого вида мошенничества и грабежа обратно пропорциональна проницательности людей, поэтому они могут распространиться лишь настолько широко, насколько им это позволяют. Конечно, и среди подобной публики можно иногда встретить благородных священников-подвижников, но это бывает редко. Количество мошенников и  грабителей подчиняется объективным законам природы. Их число растет с увеличением питательной среды или средств к существованию, и в качестве этого выступает доверчивость их жертв и готовность добровольно отдавать часть своего богатства мошенникам. И единственными видами противоядия от них являются образование, знания, здравый смысл, и опирающееся на них общественное мнение.

Александр Лежава, "Занимательная экономика".

strateg.org

Откуда деньги, поп? (Секреты бизнеса РПЦ)

Пишет hueviebin1: "Сегодня речь пойдет об основном источнике доходов РПЦ. Это не свечки, не пожертвования, не финансирование государством. Это куда серьезнее. Поднять наверх эту духовную подноготную, о которой не принято говорить вслух, сегодня меня побудило одно интересное происшествие, после которого РПЦ попала в криминальные сводки, причем в данном, описанном ниже амплуа попала впервые (во всяком случае, на моей памяти). И, хочу заметить, впервые попала совершенно несправедливо, ибо в узком кругу данная деятельность РПЦ очень известна, а вот в массах — не особо. Очень хорошо известна она и мне, т.к. в прошлом неоднократно доводилось квасить с настоящими попами — пути господни неисповедимы все-таки. Так что я тоже из первых, так сказать, уст очень хорошо знаю эту подноготную. В Воронежской области чиновник выбивал из бизнесменов «добровольные пожертвования» на храм. А вернее занимался вымогательством с коммерсантов. Схема была очень проста: наезжаешь на бизнесмена и требуешь от него пожертвовать на храм. В случае отказа подключаешь чиновничий аппарат на полную катушку и устраиваешь ему веселую жизнь проверками, которые медленно, но верно загоняют бизнес в могилу. Дабы избежать обвинений в получении взятки, официально деньги идут на пожертвования храму, из которого чиновник их впоследствии забирает чистыми, отстегнув процент попам. Самому чиновнику вполне ожидаемо дали домашний арест, а попов просто отстранили от службы — собственно, в России по другому и быть не могло. Однако же топорность вымогательства и вывела их на чистую воду, когда один из коммерсов пожаловался куда следует. Глупый чиновник однако. Так давно криминалитет не работает, вот и погорел наш герой. Сегодня РПЦ в криминале используется более хитро: человек, заносящий якобы на храм, должен быть сам заинтересован в даче взятки, чтобы до правоохранительных органов ничего не дошло. А вымогательство — это прошлый век.

Но в целом это первое дело, ставшее известным СМИ. Просто ввиду точности схемы остальных дел не было. К остальным докопаться невозможно, хотя разбирающимся в вопросе людям прекрасно известно, что церковь давно превратилась в грандиозную офшорную зону с огромным потенциалом для отмывания теневых и криминальных денег, а также для проведения масштабных коррупционных сделок, о чем сегодня и поговорим. Я давно еще касался этой темы неоднократно, и вот пришло время снова напомнить, да в более развернутой форме. Благо и повод хороший выдался.

Многие атеисты (в т.ч. и Невзоров) делают грубую ошибку, пускаясь в подсчеты прибыли с торговли свечками и иконами в храмах. Нет, за это типичный настоятель не получает ни гроша — все идет в церковный общак, из которого питерский настоятель получает около 30-50 тыс. зарплаты ежемесячно. Прибыль (а с ней и неподсудность) попы черпают совершенно в другом измерении.

Главная опора, поддерживающая сегодняшнюю церковь, зарыта в том месте, на котором отмечена точка пересечения интересов криминальных структур с духовностью. Именно они и материализуют для попов целые автопарки, а иногда даже самолеты (есть и такие попы). И вот несколько наиболее весомых источников доходов церкви и попов.

Первый. Отмывание денег.

Основная причина любви к отмыванию бабок через церкви кроется в том, что это — некоммерческое объединение, освобожденное от уплаты налогов. Отсюда возможно ВСЕ что угодно — такая, образно говоря, оффшорная зона. Все пожертвования анонимны и в суммах не ограничены. Попам идёт определённый процент, остальное они вкладывают в указанное им место.

Пример того, как собираются "добровольные пожертвования" на церковь. Цитата из протокола заседания московских чиновников:---------------------------------------------------Заместителю префекта ВАО Аксенову Александру Петровичу совместно с Управой района Вешняки и ФХУ РПЦ активизировать работу по сбору пожертвований.Заместителю префекта ВАО Неженецу Виктору Станиславовичу совместно с Управой района Вешняки и ФХУ РПЦ продолжить работу по сбору пожертвований.Управе района Гольявово приступить к сбору пожертвований.Управе района Косино-Ухтомский совместно с ФХУ РПЦ активизировать работу по сбору пожертвований.Руководителю аппарата префектуры Носовой Любовь Григорьевне совместно с Управой района Косино-Ухтомский и ФХУ РПЦ активизировать работу по сбору пожертвований.Управе района Новокосино совместно с ФХУ РПЦ активизировать работу по сбору пожертвований.Заместителю префекта ВАО Леоновой Татьяне Юрьевне совместно с Управой района Новокосино и ФХУ РПЦ активизировать работу по сбору пожертвований.

Т.е. перовоочередная задача церкви состоит не в отмывании душ, но в отмывании денег. Это, кстати, и является первопричиной поддержки церкви сегодняшним коррумпированным государством: высшие чиновники не могут гнать на церковь по той простой причине, что они финансово в ней заинтересованы. Поэтому они и продвигают РПЦ всеми возможными силами, выделяя этой организации, помимо прочего, и деньги из бюджета.

Второй. Посредничество в коррупционных сделках.

Если преступник хочет дать взятку чиновнику, это очень легко и, главное, безопасно сделать через церковь. Бандит жертвует деньги на новый храм, а далее церковнослужитель за дольку этих денег делает с этими деньгами всё, что ему скажут. Согласно законодательству, даже если чиновник выйдет из церкви с чемоданом денег, никто никого не привлечёт к ответственности, так как доказать, что это криминальные деньги, физически невозможно, да и вообще: попробуй докажи, что он не просто исполнял функции церковного курьера (и такая система работает даже в очень развитых странах, не говоря уже о России)!

Например, криминальный авторитет должен забашлять федеральному судье за оправдательный приговор миллион долларов. Его друзья жертвуют 1.200.000 на храм. Все. С этого момента взяточнику невозможно что-либо предъявить. Далее федеральный судья идет на службу в храм, где поп ему передает миллион долларов, двести тыщ оставляя себе за услуги посредника. В храме никогда не будет зафиксирован акт передачи денег, сами понимаете. С момента, когда судья выходит за ворота храма, он волонтер, который из любви к богу просто вызвался послужить курьером у РПЦ. При такой даче взятки физически невозможно кого-либо привлечь к ответственности.

Или зайдем с другой стороны: одной крупной организации очень нужен некий закон, но чиновники категорически отказываются его принимать. Тут организация жертвует несколько миллионов на храм (богу, естественно, храмов всегда мало), и чиновник меняет свою позицию на противоположную. Всё, что может в данном случае прокуратура, — предположить, что бог получил деньги и сделал так, чтобы чиновник помог страждущей организации.

Это единственная причина пламенной поддержки церкви со стороны высших органов власти. Это приносит попам воистину фантастические доходы, на которые они с легкостью могут содержать личные автопарки, а иногда (и эти случаи известны в мировой практике) целые аэродромчики. В этом плане попы, чиновники, силовики и криминалитет повязаны общей георгиевской ленточкой и постоянно помогают друг-другу: чиновники всячески отстаивают и лоббируют интересы РПЦ, что вы и без того можете наблюдать, РПЦ в свою очередь помогает чиновникам выходить чистыми из воды. Все довольны, все сыты, все чисты перед законом и, видимо, богом! Именно благодаря этому любой уважающий себя столичный поп обязательно имеет лексус, а нередко и личный самолет. Именно поэтому любой поп обладает такими связями и авторитетом.

Это все есть основная причина, по которой чиновничий клан (от судей до политиков) всегда будет отстаивать широкую автономность РПЦ, полную бесконтрольность гуляющих в ней денежных средств, абсолютную неприкосновенность этой оффшоровой фирмы и всеми возможными способами лоббировать усиление роли РПЦ в обществе.

3. Сводничество.

Церковь в России носит те же функции, что и гольф в Англии. Гольф никому не нужен и используется очень богатыми людьми лишь как способ поддерживать старые знакомства и обзаводиться новыми. Именно с этой целью сильные мира сего в России используют церковь. Причем почти все эти люди с очень серьезным криминальным опытом (изначально-то в церкви оказались из-за острой нужды в индульгенции, в прощении старых грешков!).

В приходе у попа-настоятеля есть элиты на любой вкус и цвет: судьи, прокуроры, чиновники, высшие чины МВД и ФСБ, очень крупные предприниматели. Они такие разные, но есть у них и общая черта: все они очень серьезно попачканы в преступных деяниях. Все эти люди массово собираются в церкви на всякие православные праздники вроде Пасхи с целью поддержания старых знакомств и обзаведения знакомствами новыми. За всю Россию не скажу, но именно так обстоят дела в Питере и Москве.

А под эгидой одной общей идеи (веры) найти общий язык всем этим людям не составляет никакого труда. Так они устраивают сходняки, например, каждую Пасху в конкретном соборе — у каждого свои тусовки. Как тут не вспомнить про масонскую ложу? Поп объединяет всех этих коррумпированных и криминальных людей, открывая им новые влиятельные знакомства, а стало быть и возможности, за что каждый из них щедро ему и платит помимо прочего дружбой, а стало быть и серьезным покровительством.

Как вы понимаете, просто придти в церковь и в лоб предложить попу поучаствовать в коррупционной схеме чревато. Все это происходит методом постепенного прощупывания (необходимо влиться в тусовку). Воплощается в жинь эта схема как правило следующим образом: внезапно олигарх, судья, силовик или криминальный авторитет на исходе годов решил креститься. И вот он крестится, периодически начинает хаживать в храм и, по мере вливания в духовность, берет себе (обязательно берет) духовного наставника. Они становятся корешами, он начинает ходит на всеразличные пасхи, в элитарные приходы, кишащие такими же, как он. Маховик раскручивается. Теперь он точно может быть уверен в своем духовнике (что не сдаст в случае чего и т.д.) и под его прикрытием начинает проводить свои коррупционные делишки, а также находить в приходе новых партнеров и коллег по непростому ремеслу, после чего начинается все то, что описано в пунктах 1 и 2.

А вы думали, с чем связан внезапный бум крещения в рядах сильных мира сего? Именно с этим и связан. Да взять того же Березовского, который в один прекрасный день совершенно внезапно решил покреститься и стать постоянным завсегдатаем церквей! Вот и все, для чего нужна эта криминальная зона отчуждения, в которой волшебным образом легализуется преступность.

Ну, а про остальные методы добывания денег через выклянчивание известно всем... В качестве примера приведу лишь барыш, снимаемый попами с использования сирот.

4. «Торговля» сиротами.

Итак, все описанное выше в совокупности делает РПЦ одной из богатейших и влиятельнейших корпораций России. Но использует ли РПЦ свое могущество и деньги для помощи страждущим? Ведь помогать, к примеру, больным детям или старикам — это оооочень духовно, духовнее просто ничего нет. Это фактически сразу дорога в рай.

РПЦ утверждает, что помогает: ведь при некоторых храмах находятся детские приюты и дома престарелых, которые содержатся по великой милости РПЦ. В сумме в России около сотни православных детских домов и приютов.

Про один из них я, кстати, как-то даже писал. Назывался пост «Православный концлагерь для детей», где детей морили и истязали прямо до смерти. Случаи издевательств над детьми в подобных приютах, к слову, весьма часты. Гугл в помощь.

Более того, благородство РПЦ не знает границ, ибо святейший Патриарх публично предлагал президенту, чтобы церковь полностью взяла на попечение всех детей-сирот-инвалидов. Вы представляете себе, какой благородный человек? Так вот зачем он деньги через церковь отмывает! Чтоб содержать всех детей. На самом же деле это, конечно же, очковтирательство. Но вы уже, наверное, догадались — иначе не было бы и этой подводки основной темы поста. Дети — это просто-напросто еще один бизнес попов: ведь РПЦ на самом деле не содержит НИ ЕДИНОГО приюта и детского дома, вопреки общепринятому мнению. Чтобы понимать это, достаточно немного сечь в законах этой направленности.

Как известно, каждый ребенок-сирота получает на свое воспитание от государства солидные средства. Точную сумму не назову — она, видимо, в разных регионах разная. Платится либо детским домам, либо опекунам, которые берут детей на воспитание. В некоторых регионах, особенно где нет работы, семейные пары даже приспособились брать нескольких детей — получается что-то вроде семейного детского дома, где «родители» неплохо оплачиваются государством. Деньги идут за ребенком — где ребенок, тому учреждению или частному лицу эти деньги и платят. Если приют церковный... деньги идут в церковь. БИНГО!

Таким образом, содержание ребенка оплачено уже один раз. Государством, налогоплательщиками. Но это еще не конец: ведь РПЦ помимо этого еще и собирает пожертвования на якобы содержание этих приютов. (Иллюстрация к вышесказанному).

То есть дети, находящиеся на попечительстве РПЦ, являют собой еще один очень мощный инструмент зарабатывания денег: на каждого ребенка государство выделяет деньги, часть которых, понятное дело, идет не в приют, а в РПЦ, плюс еще и пожертвования, которые, судя по уровню содержания детей (а он не выше, а зачастую даже хуже, чем в обычных детдомах, в которых никаких пожертвований активно не собирают), до конечного адресата также не доходят. Теперь понятнее стало, почему Гундяев не так давно предлагал президенту, чтобы церковь полностью взяла на себя заботу о всех детях-сиротах-инвалидах? И понятно, почему за всю историю РПЦ неизвестно НИ ОДНОГО случая, чтобы эта организация помогала больным и нуждающимся чем-либо, кроме молитв? Потому что на больных детей надо тратить свои средства, в то время как сирот тебе полностью оплатит государство — еще и сверху жирный навар получится.

Суть в том, что в мире не существует НИ ОДНОГО отчета церковного приюта о собранных и потраченных средствах. Это тайна.Мало того, церковь обеспечивает и третью волну прибыли — воспитание из сирот преданных плательщиков в будущем. Их вовлекают в религиозную деятельность, обучают церковным традициям, учат молиться и соблюдать обряды. Это как Макдональдс устраивает детские праздники, чтобы побольше детей хавали их бутерброды. Но в Макдаке добровольно: хочешь — ходи, хочешь — нет. А у сирот никакого выбора нет. Их мозги будут закомпостированы попами в любом случае, несмотря на декларируемую государством свободу вероисповедания.

Лично я считаю, что православных приютов БЫТЬ НЕ ДОЛЖНО, ибо они никому не помогают в принципе, и точно так же содержаться государством эти приюты могут и вне РПЦ.

Православные реабилитационные центры для алкоголиков и наркоманов — также чушь собачья. Все лечение в них сводится лишь к двум рецептам: молись и работай. Содержание соответствующее. При этом за него надо платить. Т.е. обратившегося используют как бесплатную рабочую силу, кормят полнейшим дерьмом, а он еще и... платит за это.

Т.е., как мы видим, церковь действительно помогает очень многим людям: бандитам, коррумпированным чиновникам, самим попам в конце концов. А всех остальных, видимо, бог не очень любит".

cinik-ru.livejournal.com

Современная церковь — религия или бизнес

В современном мире все критерии нашей жизни неизменно связаны с финансами и даже церковь, казалось бы, место где человек должен отдыхать от мирских проблем, заботясь о душе и достигая умиротворения, все больше и больше напоминает, бизнес центр.

Современная церковь вместо того чтобы привлекать новых прихожан, доносить до людей слово божие, прививать им доброту и любовь к ближнему своему, отпугивает людей. Да, возможно многие из нас не знают всех канонов и правил церкви, но если человек пришел в церковь по зову души, то ему нужно помочь, подсказать.

Что же мы видим на практике? Человек не знающий церковных правил, войдя в храм, сталкивается с непониманием и осуждением окружающих. Со всех сторон на него давят: «Не так стоишь», «Не так молишься», «Не так кланяешься» и т.д.

Таким образом, человек выйдя из церкви боится прийти туда повторно. Я сам неоднократно встречал таких людей, которые чувствуют потребность в духовной поддержке, но бояться придти в храм.

И это лишь один из аспектов. Другая причина состоит в том что, по мнению многих нельзя войти в храм без денег, и это утверждение имеет под собой довольно твёрдую почву. Войдя во многие храмы первое с чем мы сталкиваемся, это прейскурант цен на те или иные услуги, и цены в них далеко не маленькие.

Так что же забота о душе в современном мире это удел богатых? Несомненно, задав этот вопрос служителям церкви вы, получите ответ, что мол нельзя всех мерить по одной мерке, и что платой за услуги может быть лишь добровольное пожертвование, или, что не все служат Богу, некоторые подвержены влиянию дьявола, и еще множество других отговорок. Но факт остается фактом.

Приведу достоверный пример из жизни. Мои знакомые крестили ребенка в одной церкви, где дешевле, а на молитву «Матери и ребенка» (по церковным канонам обряд крещения считается незаконченным до совершения священнослужителем молитвы «Матери и ребенка) пришли в другую, которая ближе.

Каково же было их удивление когда работники церкви (не священнослужители, а люди занимающиеся решением административных вопросов) им ответили: « А что вы сюда пришли к нам? Где крестили туда и идите». Встретившись с настоятелем другой церкви, я попросил его прокомментировать данную ситуацию.

Отвечая на мой вопрос он посоветовал встретится не с администрацией, а непосредственно с настоятелем храма, но знакомые отказались повторно идти в тот храм.

Другой пример. В храме был настоятель, живший для людей и ради людей. Денег за совершение обрядов не брал, помогал людям словом и делом. В храм приезжали прихожане из всех районов города. После смены настоятеля на нового при входе в храм сразу же появился прейскурант цен на обряды. Данный факт возмутил прихожан, и приход церкви уменьшился в три раза, а новый настоятель через год приобрел новый автомобиль…

И примеров таких великое множество. Таким образом церковь сама отталкивает прихожан и помогает сектам заполучить их в число своих адептов. Поскольку последние приходят к людям за тем же самым, но с улыбкой и сладкими обещаниями. И слабые, не защищенные духовно люди попадают в лапы сект.

Кстати, в целях наполнения бюджета церкви, могу предложить кучу креатива. Что стоит вписать в ценник услуги по пастушеству душ мирян? Исповедь простая – столько-то, с отягчающими обстоятельствами – вдвое больше, обращение в веру – втрое, совет и благословение – вдвое меньше. Индульгенция – в зависимости от тяжести планируемого греха по Уголовному Кодексу. А Благая весть – в бонус. Как подарок фирмы. Ничего смешного. Все та же обычная коммерция, как и торговля «атрибутами спасения души». Вся работа православных структур свелась ныне к бизнесу на Христе. А еще больше – к бизнесу на незнании Его учения. Вот вы лично, мой дорогой читатель, знаете Символ Веры? Ну, то есть во что верят христиане? Помните наизусть? И сколько вас таких? И стоит ли удивляться? Катехизация мирян, редко заглядывающих в храм, практически не ведется, Слово Божье не изучается, служба во многих храмах ведется на малопонятном старославянском языке, превращающим общение с Богом в магические, похожие на шаманские, заклинания. Соответственно, великое множество прихожан находятся во власти дикой смеси предрассудков, ереси и оккультизма. Впрочем, это вполне устраивает храмовых торгашей – лучше расходятся крестики, ладанки, иконки, которым молва приписывает магическую силу «спасения». Роль языческих амулетов теперь исполняет православный товар. Кто бы объяснил покупателям, что спасает не вещь, а вера? Что спасает не от порчи, сглаза, аварии, развода и прочих мирских бед, а от духовной смерти? Что жертва храму – свеча, а жертва Богу – дух сокрушенный? Что путь к Богу – не через кассу, а через веру, покаяние и молитву? Некому объяснять. Слишком невыгодно. Число обращенных, может и вырастет, это хорошо. А вот прибыль упадет, а это намного страшней. Причем, наверное, страшнее, чем Суд Божий. Явись Христос сегодня в православный храм, то выгнал бы не только торговцев, но и многих священнослужителей. Агентов Кремля и сатаны, не оставляющих Ему там места.

Как писала одна девушка и мы с мужем полностью с ней согласны:

Церковь продажна и это убивает.

Когда батюшки мнят из себя святых, а сами грешат больше остальных.

Для Бога мы все равны.

Некоторые моменты просто вводят в ступор.

Церковь по понедельникам выходная. (Простите за сарказм) У Бога выходной.

В церковь заходить в брюках или короткой юбке нельзя. А если у человека что-то случилось и она хочет обратиться к Богу, но не одета для этого. Всё, не прошла фейс контроль.

А вы видели, как живут наши священники (большинство из них)?

Крещение-платно, венчание-платно. Всё платно.

А если нет у человека денег?

Вот так нужно, а так нет. Кто им об этом сказал?

Они переделывают всё, как удобно им.

Сейчас очень сложно найти священника, который действительно верит и живёт своей верой.

В крупных городах-это бизнес и очень прибыльный.

Разделение религий, огромная глупость.

Бог один и как его не назови.

В библию тоже не верю. Не может быть у мусульман коран, у нас библия и т.д.

И везде написано, что это всевышний указал правельный путь. Почему тогда эти книги разные.

Если сейчас начнёте говорить про то, что одна религия правильная, а другая ошибочна, не поверю.

Человек с другой религией скажет обратное.

Я верю в Бога и как его не назови. А остальное (правила, книги) написали люди и писали они так, как им будет удобно, а через сотни лет это стало истиной в последней инстанции.

Спасибо что дочитали http://smayliki.ru/smilie-1164333255.html

Современная церковь — религия или бизнес

www.baby.ru

«Поповские войны» и церковный бизнес: победитель получит рынок православных услуг Украины

Почему Русская православная церковь хочет «поглотить» УПЦ МП

Борьба за власть в украинском «филиале» РПЦ достигла апогея. На кону — рынок православных услуг Украины. В Церкви все как в миру: интриги, «подставы», «кидки»; попам просто некогда думать о Боге...

В тему: Церковное рейдерство: промосковский и донецкий иерархи захватили власть в УПЦ МП при еще живом митрополите

Недавнее фактическое отстранение от реальной власти главы Украинской православной церкви Московского патриархата митрополита Владимира Священным Синодом УПЦ МП заставляет по-иному взглянуть на внутрицерковный «междусобойчик». В котором руководящие священники УПЦ МП промосковской ориентации установили полный контроль над финансово-хозяйственной деятельностью поместной церкви в Украине.

Казалось бы, чисто поповские распри, внутреннее дело церкви. Если бы! Церковники Московского патриархата активно и открыто вмешиваются во внутренние дела государства Украина. А под видом радения за веру православную развернули в Украине масштабную бизнес-экспансию.

Из чего формируется церковная «касса»

В этом может убедиться каждый православный, регулярно посещающий украиснкие храмы. Фактически каждый приход оброс торговыми точками с широким ассортиментом товаров культового назначения — от свечей и религиозной литературы до освященных продуктов питания и рукотворных икон, изготавливаемых церковными мастерскими под заказ с учетом всех пожеланий клиента (сюжет, композиция, размер и даже портретное сходство заказчика с изображаемым ликом святого и т.д.).

Но церковный бизнес не остановился на «рознице» и шагнул дальше. По желанию заказчика вам возведут «под ключ» «домашний храм» и звонницу (писк последней религиозной моды у «новых украинцев») по индивидуальному проекту — хоть в 77 куполов. Не елаете храм, нужны лишь купола? Не вопрос! Десятки куполов разного размера ждут своих покупателей прямо в чертогах Киево-Печерской Лавры: «святость» с легко поржавевшим каркасом — прямо на асфальте.

Как это выглядит — можно увидеть в нашем фоторепортаже Купола небесные и земные. Печерская Лавра на Рождество

А еще церковь активно подминает под себя рынок ритуальных услуг, вытесняя на периферию коммерческого бытия даже гробовых дел мастеров и камнетесов: все необходимое для отправки в последний путь — вплоть до мраморного надгробия и кованной оградки (естественно, освященных) сегодня можно приобрести у церковников РПЦ.

И постоянно «живая копейка» — плата за отправление ритуальных услуг в стране с 47-миллионным, в подавляющем большинстве православным населением.

Кстати, в новом, 2012 году в храмах Киева подскочили цены на различные церковные услуги (по-церковному «таинства»). Например, венчание стоит до 1000 гривен, крестины — до 750 гривен (в декабре 2011 года эти обряды стоили на гривен 200 дешевле. Самые простые восковые свечи, которые еще в 2011-м стоили по гривне за штуку, теперь тоят две гривны. Сравнительно новая церковная «услуга» — заезд на территорию храма на машине, фото и видеосъемку. За эти блага нужно доплачивать по 50-100 гривен (при этом внутренняя территория, например, Печерской Лавры, особенно нижней ее части, превратилась в «автодром» для частных авто, свободно проезжающих даже к Нижним пещкрам. Проезд стоит 100 гривен.).

Прейскурант на «таинства»:

ПрейскурантИнфографика: газеты «Сегодня»

В некоторых церквях с прейскурантом можно ознакомиться у прилавков у входа, где торгуют религиозной атрибутикой. Скажут цену на то или иное «таинство» вам и по телефону. Также, по телефону, вы можете заказать батюшку на дом — для освящения, например, помещения или отпевания покойника.

(При этом известно, что сами церковники болезненно реагируют на разговоры о доходах церкви. Почему-то утверждая, что затрагивать эту тему неэтично. А дальше следуют аргументы в пользу «церковного бизнеса»: мол, жизнь подорожала, отопление дорогое, ростут тарифы на электроэнергию и газ. А еще нужно делать ремонты в храмах...)

Сегодня почти все структуры Русской Православной Церкви (особенно епархии и монастыри) являются самостоятельными юридическими лицами. Сейчас РПЦ владеет в России гостиницами, аптеками, издательскими домами, занимается экспортом. Церковь также является учредителем и акционером ряда коммерческих банков («Софрино», Акционерный коммерческий банк содействия благотворительности и духовному развитию Отечества «Пересвет»). Ранее также действовал учрежденный Московской патриархией Международный банк храма Христа Спасителя (в 2008 году банк сменил название на «Банкхаус Эрбе»).

Но все перечисленное — это лишь видимая часть айсберга церковных «приходов». И, скорее всего, далеко не главная статья доходов РПЦ.

Существенные доходы церкви обеспечивает уплата так называемой «церковной десятины» от всех своих доходов частью наиболее сознательных и набожных прихожан. А еще у РПЦ есть свои промышленные и торговые предприятия, а также банки. Ни один из которых не проверялся контролирующими органами за все время своего существования. Равно как и финансово-хозяйственная деятельность самих общин. Что по умолчанию является актом проявления лояльности к церкви со стороны государства.

Именно непрозрачность финансовой деятельности РПЦ приносит ей основной доход, о величине которого можно только догадываться. А именно: «оптимизация» налогообложения коммерческих структур с использованием церковных банков как в России и Украине, так и зарубежье (Греция, Кипр). Разумеется, «за процент».

Церковный бизнес привлекает бизнесменов отсутствием налога на прибыль, которую формально церковные предприятия не имеют — ведь официально они некоммерческие предприятия. РПЦ имеет лишь доход, с которого церковь налоги не платит. Любая сумма, заработанная под крышей РПЦ МП, автоматически проходит через баланс и расчетные счета Отдела внешних церковных сношений (ОВЦС), обретая тем самым вненалоговый статус. Деньги от всех операций находятся на счетах в российских банках и контролируются самой церковью. При этом такая система гарантирует РПЦ полный контроль над всем церковным бизнесом.

Все перечисленные статьи доходов обеспечивают Русской Православной Церкви весьма безбедное существование. Безбедное настолько, что, например, фактически РПЦ в Киеве, в районе Московской площади возводит Свято-Воскресенский кафедральный собор, номинально принадлежащий Украинской православной церкви Московского патриархата. Стоимость реализации проекта — сотни миллионов в долларовом исчислении (сама церковь цену проекта по понятным причинам замалчивает).

А иерархи РПЦ МП демонстрируют прихожанам малообъяснимую с позиции библейских заповедей личную нескромность и тягу к роскоши. Вот лишь несколько примеров «вериг» самого Патриарха.

Яхта с языческим именем «Паллада» (32 метра в длину и около 8 метров в ширину) стоимостью, по разным оценкам, $4-6,7 млн и годовым обслуживанием от 400 до 800 тыс. долларов) официально «приписана» к Валаамскому монастырю на Белом море. Но обслуживает VIP-гостей Патриарха или Самого, простаивая бОльшую часть года.

 

Паллада

Множество нареканий паствы вызывает автопарк Патриарха Кирилла:

Автопарк КириллаАвтопарк под тяжестью креста

И часы стоимостью минимум 26 000 евро:

Часы Кирилла

И все это в то самое время, когда наместники патриаршьи в Украине в борьбе за церковную недвижимость умудрялись даже выселять из помещений детские интернаты — разумеется, вместе с «постояльцами».

Известно, что нынешний Патриарх Московский Кирилл стоял у истоков коммерциализации церковной жизни в России. И возглавлял предпринимательскую деятельность под эгидой РПЦ МП с момента обретения церковью юридической самостоятельности. Эту деятельность координировал и продолжает координировать «мозговой центр» РПЦ — Отдел внешних церковных сношений (ОВЦС), ранее возглавляемый митрополитом Кириллом, позже ставшего главой РПЦ МП. Желающие могут найти в Сети много информации о бизнесе, патронируемом как самим Кириллом, так и его ставленниками.

Автономия Украинской православной церкви (МП) — цена вопроса

Получив в 1991 году статус самостоятельного юридического лица, Русская Православная Церковь (РПЦ) вышла из-под государственного контроля (в СССР она подчинялась Совету по делам религий). Но полного отделения церкви от светских дел не произошло — РПЦ стала активно заниматься бизнесом. Накопив капитал, РПЦ сегодня фактичски формирует церковный холдинг. Важнейшее место в котором отведено Украинской православной церкви (Московский патриархат).

О месте в РПЦ украинской православной религиозной общины под протекторатом Московского патриархата говорят такие цифры.

На территории Российской Федерации в РПЦ входит 11 299 общин и организаций. УПЦ МП к концу 2002 года насчитывала 10 200 приходов и организаций — лишь на 10% меньше, чем РПЦ. То есть, по количеству общин и религиозных организаций «церковь-дочь» почти не уступает «церкви-матери» (и это не считая две «неканонические» Украинские церкви). А если еще принять во внимание исторически присущие украинцам набожность в сочетании с высоким уровнем веротерпимости, а также религиозную дисциплинированность, то можно утверждать о более высоком качестве и надежности украинской православной «клиентуры» из числа верующих УПЦ МП.

В тему: Патриарх Кирилл боится, что прихожане начали больше доверять соцсетям, а не ему

Различные источники (и различные применяемые ими для подсчетов методики) определяют «стойкую» численность приверженцев Украинской православной церкви Московского патриархата в 20 миллионов душ.

И эти 20 миллионов стойких украинских прихожан — на фоне низкой религиозной активности российских православных (по неофициальной статистике в России в церковь примерно 2,5% населения ходит на главные праздники и не больше 7,5% — раз в год посещают храм).

Так что России есть за что побороться!

В тему: Патриарх Кирилл уже лишил УПЦ МП самостоятельности?

Выводы

Понятно, что потеря Русской Православной Церковью УПЦ МП, обретение последней автокефалии (или «только» автономии) грозит радикальным «усечением» РПЦ МП. Что отразится на ее статусе во Вселенском православии. И, конечно, на доходах церкви. А еще — на престиже России как государства, «от которого бежит даже церковь».

Поэтому поддержка РПЦ высшим руководством России является государственной политикой Кремля. Который и во времена СССР, и в постсоветское время держал РПЦ «на коротком поводке». Радикально влияя на кадровую политику православной церкви, не являющуюся в этом — ключевом для любой церкви — вопросе самостоятельной.

Сеогодня религиозными делами РФ занимаются Комитет Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций и Комитет по вопросам религиозных организаций при правительстве РФ. Но главное: в аппарате полномочных представителей президента РФ каждого региона работают Отделы взаимодействия с религиозными организациями. Российская традиция — никогда не оставлять церковь без поддержки и совета. Особенно — в кадровом вопросе.

В тему: Патриарху Кириллу «пожалованы» палаты в Московском Кремле. Заслужил

Фактическое отстранение от управления УПЦ МП метрополита Владимира руками ставленников Кремля в Украинской православной церкви имеет ничтожное отношение к вопросам православия.

Церковь — прекрасный инструмент не только для обогащения. Но и для проведения в Украине нужной Кремлю политики легальными средствами. Как это делается — мы видим повсеместно и едва ли не ежедневно.

К Вере это никакого отношения не имеет.

Георгий Семенец, «Аргумент»

Истрическая справка:

Среди многочисленных пороков, которым предавалось православное монашество, церковные историки и публицисты прежде всего отмечали корыстолюбие, стяжательство, жадность — и это при монашеском «обете нестяжания», предусматривающ ем отказ от обладания какой бы то ни было собственностью. По свидетельству архиепископа Макария, Максим Грек упрекал монашествующих в том, что они были заняты только «своими имениями» (т. VII, кн. II, с. 102). В монастырях, указывал автор статьи «Наше монашество», царит «дух стяжания, внешнего блеска и комфорта» (Церковно-общественная жизнь, 1906, № 42, с. 1385)

Вот, к примеру, как обрисованы монашествующие в литературном памятнике XII века «Слове Даниила Заточника»: «Многие, отойдя от мира в иночество, вновь возвращаются на мирское житие, точно пес на свою блевотину, и на мирское хождение; обходят села и домы славных мира сего, как псы ласкосердые. Где свадьбы и пиры, тут чернцы и черници и беззаконие: имеет на себе ангельский образ, а развратный нрав; святительский на себе имеет сан, а обычаем похабен».

В тему: Я был связан как и все — Филарет о своей связи с КГБ

argumentua.com

Бизнес, на котором поставлен крест.

Активы Русской православной церкви

Оригинал этого материала © "РБК", август 2012, Фото: "Коммерсант", k-artemiev, Иллюстрация: "РБК"

Бизнес, на котором поставлен крест

Наталия Телегина
Compromat.Ru
Роскошная гостиница, банки, здания, поставки автомобилей BMW, крупные и малые заводы — вот лишь примерный перечень бизнес-интересов Русской православной церкви (РПЦ). Организация получает 100–150 млн долларов наличными в год в виде пожертвований и иных доходов, и часть денег необходимо инвестировать, говорят защитники церкви. Они кивают на Ватикан, чья наличность, акции, земли и недвижимость стоят больше 1 млрд евро. Какие активы принадлежат РПЦ? И отличаются ли ее предпочтения от вкусов зарубежных «коллег»?

Торговый центр Христа Спасителя

Привести в порядок пиджак в этой химчистке стоит, в общем, недорого — 385 рублей. Необычно само ее расположение — на территории храма Христа Спасителя (ХХС). Попасть туда можно с набережной Москвы-реки, минуя Трапезную. «Здесь собственная мини-химчистка, 15 храмов обслуживает, — пожимает плечами приемщица. — Почему бы заодно и обычным людям не воспользоваться?» Впрочем, это копейки. А вот корпоративы в залах ХХС являются настоящей золотой жилой. Так, аренда Трапезной палаты на 200 персон обходится в 70 тыс. рублей, еще 3–4 тыс. на человека — еда, алкоголь и банкетное обслуживание. Гулянки клерков в крупнейшем кафедральном соборе РПЦ продолжаются уже несколько лет. Например, в журнале блогера Максима Дементьева легко найти фотографии с празднования 125-летия Deutsche Bank, проходившего в Зале церковных соборов в 2006 году...

Бурной коммерческой деятельностью храма недавно заинтересовались в Обществе защиты прав потребителей (ОЗПП). В ходе проверки здесь, помимо химчистки и «банкетных» залов, были обнаружены автомойка, шиномонтаж, автосервис, платная парковка, множество торговых ларьков. «Фактически на территории храма действует бизнес-центр, предоставляющий потребителям широкий спектр коммерческих предложений (...). Имеющаяся вывеска «Храм Христа Спасителя» не соответствует требованиям закона к торговым предприятиям», — категоричны в ОЗПП. Однако тяжбу против структур РПЦ организация проиграла: суд признал, что товары не продаются, а дарятся, ценники на самом деле вовсе не ценники и указана на них не цена, а рекомендуемый размер пожертвования.

Compromat.Ru Большинство людей все-таки волнует не отсутствие контрольно-кассовой техники, а моральная сторона вопроса. Представители церкви пытаются доказать: коммерцией занимаются не они, а Фонд храма Христа Спасителя, юридически с РПЦ не связанный. Аргумент неубедительный. Бизнес не может забыть, как в свое время приходили факсы из управ районов, в частности «Коньково», с требованием перечислить минимум 20 тыс. рублей в этот самый Фонд ХХС. Многие предприниматели соглашались, не желая ссориться с московскими чиновниками. Теперь же, когда работы завершены, кафедральный собор, построенный буквально всем миром, стремительно превращается в увеселительный, торговый и деловой центр. Не добавляет красоты и история с девушками из группы Pussy Riot, якобы оскорбившими православную святыню.

Но «банкетные» залы и автомойки — лишь вершина айсберга. Годовой оборот Фонда ХХС вместе с тремя «дочками» (ЧОП «Колокол», ООО «Венец-Ф» и ООО «Врата-4») не превышает 40 млн рублей. Правда, еще 372 млн фонд, по информации газеты «РБК daily», должен получить в текущем году из столичного бюджета. Коммерческие же доходы всех подконтрольных РПЦ предприятий, по самым скромным подсчетам, тянут на 600 млн рублей, а стоимость их активов приближается к 2,3 млрд.

Владельцы заводов, церквей, бутербродов

В тяге к коммерции церковь обвиняли не раз. В 90-е ее дочерние структуры были уличены в беспошлинном импорте сигарет и торговле водкой, а заодно и экспорте нефти при посредстве АО «Международное экономическое сотрудничество». По данным ЕГРЮЛ, в период с 2003 по 2010 год РПЦ через ЗАО «АО Витал» владела четвертью «БМВ Русланд» (остальными 75% — австрийский «БМВ Остеррайх холдинг»), ввозившей в Россию престижные иномарки. Сейчас компания ликвидирована, а на ее месте (по адресу город Химки, улица Панфилова, владение 19, строение 1) расположилось ООО «БМВ Русланд Трейдинг», также на три четверти находящееся в собственности австрийцев. Его годовой оборот в 2010-м перевалил за 46 млрд рублей.

В целом инвестиционные предпочтения священнослужителей не отличаются оригинальностью: строительство, ресторанное и гостиничное дело, оптовая и розничная торговля, сельское хозяйство и производство продуктов питания. В столичном регионе «жемчужинами» бизнеса являются четырехзвездочная гостиница «Даниловская» и ОАО «Ритуальная православная служба» (на него вместе с аффилированными компаниями приходится не менее десятой части московского рынка ритуальных услуг), на Урале — камнеобрабатывающий и фарфоровый заводы, домостроительный комбинат, а Новосибирская епархия долгое время владела долей бутербродной сети «Подорожник». Особой рачительностью отличается Данилов ставропигиальный мужской монастырь в столице. Совокупный оборот принадлежащих ему предприятий в 2010 году достиг почти 180 млн рублей.

Не оставляет РПЦ равнодушной и финансовый сектор. Евгений Пархаев, генеральный директор художественно-производственного предприятия «Софрино» (ХПП «Софрино»), много лет поставляющего свечи, кресты, иконы и другую церковную утварь, одновременно является председателем совета директоров банка «Софрино». Последний знаменит церковным куполом на эмблеме и тесными связями с Московской патриархией. Не исключено, что деньги, зарабатываемые одноименным предприятием, и сформировали капитал кредитного учреждения. Другой околоцерковный банк — АКБ «Пересвет». Различные религиозные организации владеют 3,29% его акций, ровно столько же у другого крупнейшего собственника — ЗАО «Экспоцентр». Наконец, РПЦ принадлежит 0,23% ЗАО «Банкхаус Эрбе». Кстати, порицание роскоши и аскетизм — явно не маркетинговая политика «мошны» РПЦ. «Банкхаус Эрбе» специализируется на private banking для состоятельных клиентов, а «Софрино» первым стал выдавать кредиты на покупку яхт и оказывает спонсорскую поддержку яхтингу.

Какой процент в совокупном доходе церкви составляет деятельность коммерческих «дочек»? РПЦ не любит разговоров о своих финансах. Последнее масштабное исследование на этот счет было проведено еще в начале нулевых социологом Николаем Митрохиным (в настоящее время сотрудник Центра по изучению Восточной Европы при Бременском университете). Тогда он оценил пожертвования, выручку от продажи свечей, иконок, крестиков, оказания услуг и чисто коммерческой деятельности в 500 млн долларов. Туда попал и так называемый безнал: подарки в виде строительных и иных материалов, безвозмездная помощь бизнеса, бесплатная работа прихожан. Годовой наличный оборот небольшой городской церкви начинается с 3 тыс. долларов, храма в райцентре — с 10 тыс., на кафедральный собор приходится не менее 80 тыс. В целом наличные доходы составляют 100–150 млн долларов, остальное — безнал.

Выручка коммерческих «дочек» РПЦ (тех, что раскрывают такую информацию, и без учета семинарий, гимназий и других образовательных учреждений) в 2010-м была оценена в 600 млн рублей, или 20 млн долларов, то есть 15–20% от оценки наличного оборота, проведенной г-ном Митрохиным. В пресс-службе Святейшего Патриарха Московского и всея Руси на запрос журнала «РБК» об экономической деятельности и доходах организации не ответили. Но если верить этим цифрам, РПЦ не слишком отличается от зарубежных «коллег». Центр изучения глобального христианства при Духовной семинарии Гордона — Конвелла (GCTS), занятый статистическими исследованиями, оценивает оборот всех христианских церквей в 2012-м в 569 млрд долларов. «Откуда эта цифра? По нашим расчетам, основанным на данных ООН и Всемирного банка, совокупный годовой доход всех христиан мира приблизительно равен 32 трлн долларов, — поясняет научный сотрудник центра Альберт Хикман. — Наш анализ показал: на религию приходится 1,78% этой суммы, что и есть 569 млрд». Доходы религиозных организаций эксперты делят на прямые и косвенные. Их соотношение — примерно 70:30. «Первые — это прямые пожертвования в пользу церквей. Вторые — выручка различных околорелигиозных фондов, поддержка со стороны государства, а также доходы от инвестиционных проектов церкви», — продолжает г-н Хикман.

Таким образом, каменоломни или бутербродные, подконтрольные епархии, не уникальная российская ситуация. Христианские организации всего мира, стремясь приумножить свои капиталы, делают инвестиции в реальный сектор. И зарубежные священнослужители в погоне за прибылью часто оказываются в центре скандалов.

Немецкое порно и "прачечная" Ватикан

Где граница между порнографией и эротикой? Этот нескромный вопрос очень занимает Католическую церковь Германии. Недавно выяснилось, что «дочка» издательства Weltbild, полностью принадлежащего духовенству, выпускает книги вроде «Возьми меня здесь и сейчас» или «Грязные рассказы». Католическая организация купила Weltbild более 30 лет назад и с тех пор вложила в компанию 182 млн евро. Средства были получены главным образом за счет так называемого церковного налога, в обязательном порядке взимаемого с прихожан. Ставка его составляет 8–9% от суммы, уплачиваемой немцами в качестве подоходного налога. В 1998 году Weltbild, желая расширить присутствие на рынке, приобрело пять издательских домов, в том числе 50% Droemer Knaur, известного своей порнографической продукцией. Если говорить о чисто финансовой стороне, стратегия оказалась успешной. Сейчас Weltbild имеет 1,7 млрд евро годового оборота и является крупнейшим игроком в секторе офлайн-продаж (20% германского рынка), а в интернет-торговле книгами уступает только Amazon.

Как церковь реагирует на обвинения в свой адрес? В 2009-м она предприняла осторожную попытку продать Weltbild, но купить его по заявленной цене желающих не нашлось. Тогда священнослужители перешли в агрессивное наступление, разместив на официальном сайте издательства пресс-релиз, где обвинили СМИ в целенаправленной атаке на них. Суть же защиты сводилась к тому, что данные книги относятся к эротике, а вовсе не порнографии, а кроме того, на них приходится менее 1% оборота издательского дома. Однако Папу Римского это не убедило: вскоре после опубликования пресс-релиза он раскритиковал инвестиционную политику немецких епископов. В результате некоторые епархии, в том числе Кельнское архиепископство, продали акции злосчастного издательства. «Мы не можем зарабатывать в будни на том, против чего проповедуем по воскресеньям», — объяснил это решение глава архиепископства кардинал Йоахим Мейснер. Впрочем, далеко не все последовали его примеру. Как минимум 70% акций по-прежнему находится в руках Католической церкви Германии, а Droemer Knaur радует читателей книжными новинками вроде «Грешных игр» или «Секса для экспертов».

Конечно, основную часть инвестиций служители Господа направляют все же не в сомнительные, а во вполне респектабельные виды бизнеса — недвижимость и государственные облигации. Как утверждают некоторые аналитики, Католической церкви принадлежит больше недвижимости, чем любой другой организации на планете. В 2006 году — а именно тогда Святой престол в Ватикане в последний раз подробно раскрывал финансовые показатели — девелоперская деятельность принесла 32,3 млн евро, или 25% всей прибыли. Еще около 14 млн (порядка 10% прибыли) дали дивиденды и купонные выплаты по принадлежащим церкви ценным бумагам. В 2008-м в прессу просочился секретный баланс Ватикана. Из документа следовало, что тот владеет 340 млн евро наличными, 540 млн в виде акций и облигаций, а также землей и недвижимостью во Франции, Англии и Швейцарии стоимостью 420 млн.

Финансовые дела Папы Римского тоже едва ли можно назвать безупречными. Недавно с большим скандалом был уволен глава Банка Ватикана Готти Тедески. При заключении контрактов он выбирал определенные строительные компании, несмотря на то что их расценки примерно в 2 раза превышали средние по Италии. Но одной лишь коррупцией дело не ограничивается. Глухая без окон башня средневековой постройки, финансовое сердце всей Католической церкви, Банк Ватикана пользуется неоднозначной репутацией в банковских кругах. Он отказывается соблюдать многие международные требования по раскрытию информации, и контролерам уже приходилось ловить учреждение на отмывании денег. В 2006 году предприимчивый итальянец по фамилии Бонаккорси получил от Евросоюза 250 тыс. евро субсидии на создание рыбной фермы, которую вовсе не собирался строить. Его сын священник положил эти деньги на депозит в Банке Ватикана, оформив как пожертвование. Никаких дополнительных бумаг от священнослужителей не требуется. После нескольких транзакций средства попали на счет родственника семьи Бонаккорси, члена сицилийской мафиозной группировки — это и привлекло внимание финансовой полиции.

Этот копеечный, в общем-то, случай иллюстрирует общую тенденцию. Недавно JP Morgan Chase закрыл у себя счета Банка Ватикана. Как пишут итальянские газеты, за 18 месяцев через них прошло 1,5 млрд евро, причем, несмотря на значительные обороты в течение дня, они всегда становились пустыми к закрытию, что и заставило банкиров заподозрить финансовые махинации. Ранее полиция Италии изъяла 23 млн евро, принадлежавшие Банку Ватикана, со счетов Credito Artigiano. Банк-посредник сам обратился к контролерам, когда представители Ватикана отказались сообщить причину перевода средств и имена получателей. Эта история также в числе причин отставки Готти Тедески.

Веру в дело

Обсуждая не всегда красивый, а порой и просто незаконный бизнес церкви, нужно отметить важный момент — влияние религии на экономику и экономический рост той или иной страны. Экономисты Роберт Барро и Рейчел Макклири в период с 1981 по 1998 год провели шесть международных исследований, которые легли в основу их работы Religion and Economic Growth. С одной стороны, получилось, что набожность людей позитивно влияет на динамику ВВП. Вера заставляет человека придерживаться высоких моральных принципов, положительно сказывающихся на производительности труда. По мнению авторов, речь идет о бережливости, этике в работе, честности и дружелюбном отношении к незнакомым людям, готовности оказать им поддержку. Другим следствием влияния религии на общество является стремление верующих получить образование, а также завести семью и детей.

С другой стороны, привычка граждан часто посещать церковь может, наоборот, иметь негативные последствия. Проведение религиозных обрядов требует ресурсов, которые отвлекаются из других секторов. Из исследования легко сделать вывод: если регулярные визиты в церковь одних прихожан способствуют тому, что туда начинают ходить и другие, а вера первых становится более интенсивной (и они проявляют еще больше трудолюбия, этики в работе и т.д.), то все неплохо.

Если же воскресные службы мало влияют на умы, то никакой пользы для экономики нет, а есть только ущерб, связанный с перераспределением ресурсов. Впрочем, такая логика едва ли понравится хоть кому-то из представителей официальных конфессий. Ведь если следовать ей, получится, что и имущество церкви можно использовать с большей, чем сейчас, пользой.

***

Compromat.Ru

***

Оригинал этого материала © "Русская служба BBC", 30.08.2011

Несчитаные богатства Русской православной церкви

Юрий Маловерьян

[…] Оценить бюджет церкви сейчас крайне сложно, признается Николай Митрохин, научный сотрудник Центра изучения Восточной Европы Бременского университета.

Митрохин — один из очень немногих российских исследователей, кто, не принадлежа к Русской православной церкви, пристально ее изучает. По его словам, в конце 90-х и начале 2000-х в РПЦ шла информационная борьба между двумя группировками, и в ходе этой борьбы в прессу просачивались документы, на основании которых можно было оценивать финансовые дела церкви.

"А теперь информация в гораздо большей степени закрылась: люди научились скрывать даже те куцые данные, которые можно было найти ранее", — говорит Митрохин.

Оценить бюджет РПЦ мешает и то, что его фактически нет: каждый из более 30 тысяч ее приходов — самостоятельное юридическое лицо, каждая из 160 епархий тоже имеет свой бюджет, а Московская патриархия — свой. […]

10 лет назад Митрохин оценил доходы РПЦ в целом примерно в 500 миллионов долларов. Теперь, полагает он, вместе с общим ростом экономики России, Украины и других стран русского православия "в долларах или евро цифры выросли чуть ли не на порядок". […]

Для участия в [...] коммерческих проектах церковь несколько лет назад создала Центр инвестиционных программ РПЦ. В 2007 году ЦИП, по сообщениям российской прессы, провел в Берлине, Брюсселе и Лондоне презентации своих проектов, которые включали инвестиции в строительство жилых и офисных зданий в Москве и других городах, а также создание агропромышленных предприятий при монастырях.

В РПЦ, как рассказал в феврале на архиерейском соборе Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, сейчас действует почти 800 монастырей.

[…] в последний год разгорелись споры о возвращении церковной собственности. Государство все постсоветские годы возвращало и православной церкви, и другим конфессиям храмы и монастыри — но, как правило, в бессрочное и безвозмездное пользование. В конце же 2010 года был принят закон, по которому все религиозные организации могут требовать — и получать назад — свое "имущество религиозного назначения", отнятое советской властью. Воспользовавшись этим законом, РПЦ может снова, как до революции 1917 года, стать крупнейшим или одним из крупнейших собственников в стране.

В начале 2010 года премьер-министр Владимир Путин на встрече с патриархом Кириллом сказал, что передаче церкви подлежат 12 тысяч памятников истории и архитектуры. Оценить их стоимость, по мнению редактора рубрики "Религия" научно-просветительского журнала "Скепсис", кандидата философских наук Александра Аверюшкина, крайне трудно.

По словам Аверюшкина, среди уже переданных и подлежащих передаче объектов — такие обладающие туристическим потенциалом объекты, как кремли некоторых древних городов, монастыри на Соловецких островах, на Валааме, в Верхотурье на Урале.

"Я этим летом был на Валааме, там идет достаточно серьезное строительство, его ведут монахи. И там плотным потоком идут экскурсионные группы — прежде всего паломнические", — рассказывает Аверюшкин.

Критики закона о возвращении имущества церкви, к которым принадлежит и философ Аверюшкин, жалуются, что по этому документу церковь может претендовать на любое здание, к которому когда-либо имела отношение — или даже не имела. В Калининградской области России — бывшей северной части Восточной Пруссии — РПЦ отдали бывшие немецкие кирхи и прочее имущество, исторически не имевшее ничего общего с православием.

Кроме того, в ходе подготовки закона, как и во время и после его принятия, его критиковали музейные работники и деятели искусства, которые опасаются, что передача РПЦ древних монастырей и крепостей ограничит доступ к ним обычных граждан, а передача древних икон или летописей просто подвергнет их опасности, потому что церковь, в отличие от музеев, не умеет как следует хранить такие экспонаты.

Музейщиков власти отчасти услышали: в закон была включена норма о том, что предметы и объекты из государственных музейного, архивного и библиотечного фондов передаче церкви не подлежат.

www.compromat.ru

Церковь — это бизнес? | Народный блоггер

не пойму, о какой именно морали вы тут рассуждаете. Их много, моралей, и они разные. Мораль- это вообще штука не застывшая, а пластичная, не имманентная и богом данная, а детерминированная социальными условиями, эпохой, господствующим социально-экономическим строем, способом производства и вытекающими из него общественными и производственными отношениями. Именно поэтому у богатых своя мораль, у бедных своя, у верующих своя, у атеистов своя и так далее.

Если нет «точки отсчета», или как она называется в философских категориях — «истины» — своя мораль будет у каждого человека! Таким образом, ее как бы и не существует. Люди таким образом — аморальны, согласно вашей позиции.Когда коммунисты уничтожали церковь — они подменили христианские моральные нормы «кодексом строителя коммунизма». Но у коммунистической партии был тогда авторитет. Ты предлагаешь уничтожить церковь (что в общем сейчас активно делается), и подменить христианские моральные нормы чем? Кто встанет в обществе и авторитетно скажет: «Не укради», или «не пожелай чужого» или «почитай родителей»? Положиться на историческую память? На совесть, которая является очень растяжительным понятием?Как ты дальше будеть строить общество, без морали?

Если уж есть желание проанализировать «церковь как бизнес» — ну так можно этим заняться.Для начала ответить на простые вопросы:1) Сколько регулярных прихожан в вашей церкви?2) Сколько они жертвуют каждый службу?3) Сколько стоят требы (да, есть расценки, но для неимущих — все делается бесплатно, обязаны делать)4) Какая потенциально выручка от продажи свечей и другого товара (с учетом рентабельности)

И с другой стороны1) Сколько стоит содержание храма (газ, электричество, ремонт)2) Сколько стоит капитальное строительство (новый храм или хоз постройки)3) Какие накладные расходы (поездки, бензин, благотворительность, содержание клира)

Соотнесите дебет с кредитом и увидите реальную картину «бизнеса».

Будет статистика — будет разговор. А пока все сводится к тому, что священник должен бесплатно раздавать свечи и обслуживать потребности прихожан.

«И можно ли надеяться на надлежащее внимание батюшки без денег?» — можно. Но подумайте, чем священник питается на завтрак обед и ужин?

Если все подсчитать скурпулезно, получается что церковь — плохой бизнес. А если не бизнес — то что?

blogger.com.ua

Отношение Православия к бизнесу и заработку

Занимаясь любым делом, мы должны себе представлять, как оно выглядит с точки зрения истины. Ведь Истина одна! Тем ли мы делом занимаемся?

Как же относится Священное Писание к труду, богатству, бизнесу, предпринимательству, заработку? А теперь вот появился Интернет, тут же тоже можно работать.

Позиция Церкви в данном вопросе вполне адекватная с точки зрения обывателя. Бизнес и богатство не запрещены и сами по себе не порицаются. Конечно же, большую ценность имеет духовное богатство, но и материальное само по себе не грех.

 «В Священном Писании представляются многочисленные примеры людей, обладавших иногда большим богатством и обилием земных благ, но в то же время людей благочестивых и праведных, таковы например: Авраам, Исаак, Иаков, Иосиф, Вооз, Давид, Соломон, Езекия, Иосафат, Иов, Иосиф Аримафейский, Закхей и др». (Из книги архимандрита Никифора Библейская энциклопедия).

То же самое можно сказать и о наших царях и государственных деятелях причисленных к лику святых. Довольно часто они были хорошо обеспечены материально, но духовно развиты ещё больше.

 «…в целом наша деятельность в экономике, политике есть лишь разные виды служения Богу и ближним, исполнения заповедей…

Вера христианская, православная никогда не запрещала и ныне не запрещает заниматься предпринимательством и не считает успех в мире бизнеса чем-то греховным. Предпринимательство, целью которого является честное зарабатывание денег, имеет право на существование…

благотворительность должна быть разумной и уместной. Неправильно поступит человек, если отправится на вокзал и раздаст все свое имение бомжам, при этом оставив голодными своих собственных детей или подчиненных. Без рассудительности не может быть и добродетели… Греховно не само богатство, а тот культ, в который оно возводится, когда человек все силы своей души и тела направляет исключительно на «зашибание бабла», нарушая при этом законы как Божеские, так и человеческие, окончательно испепеляя совесть, становясь нелюдем. Как сказал Патриарх Московский и всея Руси Алексий II,

«когда же получение земных благ превращается в самоцель, сопрягается с алчностью, с презрением к нуждам других, а люди в погоне за богатством теряют человеческий облик, то такой настрой, без сомнения, является греховным».

Подобное хищничество (богатство ради богатства) несовместимо с нравственностью в человеке и неспособно сделать человека счастливым». (Из интервью протоиерея Александра Новопашина настоятеля Собора во имя святого благоверного князя Александра Невского — orthedu.ru/eparh/6793-biznes-i-vera.html).

 Вот ещё выдержка из Основ социальной концепции Русской Православной Церкви (patriarchia.ru/db/text/141422.html):

«…С христианской точки зрения труд сам по себе не является безусловной ценностью. Он становится благословенным, когда являет собой соработничество Господу и способствует исполнению Его замысла о мире и человеке. Однако труд не богоугоден, если он направлен на служение эгоистическим интересам личности или человеческих сообществ, а также на удовлетворение греховных потребностей духа и плоти.Священное Писание свидетельствует о двух нравственных побуждениях к труду:

трудиться, чтобы питаться самому, никого не отягощая, и трудиться, чтобы подавать нуждающемуся.

Апостол пишет: «Лучше трудись, делая своими руками полезное, чтобы было из чего уделять нуждающемуся» (Еф. 4. 28). …

Церковь благословляет всякий труд, направленный ко благу людей; при этом не отдается предпочтения никакому из видов человеческой деятельности, если таковая соответствует христианским нравственным нормам. В притчах Господь наш Иисус Христос постоянно упоминает о разных профессиях, не выделяя ни одну из них. Он говорит о труде сеятеля (Мк. 4. 3-9), слуг и домоправителя (Лк. 12. 42-48), купца и рыбаков (Мф. 13. 45-48), управителя и работников в винограднике (Мф. 20. 1-16). Однако современность породила развитие целой индустрии, специально направленной на пропаганду порока и греха, удовлетворение пагубных страстей и привычек, таких, как пьянство, наркомания, блуд и прелюбодеяние. Церковь свидетельствует о греховности участия в такой деятельности, поскольку она развращает не только трудящегося, но и общество в целом…

По учению Церкви, люди получают все земные блага от Бога, Которому и принадлежит абсолютное право владения ими.

Относительность права собственности для человека Спаситель многократно показывает в притчах: это или виноградник, данный в пользование (Мк. 12. 1-9), или таланты, распределенные между людьми (Мф. 25. 14-30), или имение, отданное во временное управление (Лк. 16. 1-13). Выражая присущую Церкви мысль о том, что абсолютным собственником всего является Бог, святитель Василий Великий спрашивает: «Скажи же мне, что у тебя собственного? Откуда ты взял и принес в жизнь?». Греховное отношение к собственности, проявляющееся в забвении или сознательном отвержении этого духовного принципа, порождает разделение и отчуждение между людьми…

Материальные блага не могут сделать человека счастливым. Господь Иисус Христос предупреждает:

«Берегитесь любостяжания, ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имения» (Лк. 12. 15).

Погоня за богатством пагубно отражается на духовном состоянии человека и способна привести к полной деградации личности. Апостол Павел указывает, что «желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу. Ибо корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые уклонились от веры и сами себя подвергли многим скорбям. Ты же, человек Божий, убегай сего» (1 Тим. 6. 9-11)…

Владея значительным имуществом, не согрешает тот, кто использует его согласно с волей Бога, Которому принадлежит все сущее, и с законом любви, ибо радость и полнота жизни — не в приобретении и обладании, но в дарении и жертве. Апостол Павел призывает

памятовать слова Господа Иисуса, ибо Он Сам сказал: блаженнее давать, нежели принимать (Деян. 20. 35).

Святитель Василий Великий считает вором того, кто не отдает часть своего имущества в качестве жертвенной помощи ближнему. Эту же мысль подчеркивает святой Иоанн Златоуст:

«Не уделять из своего имущества есть также похищение».

Церковь призывает христианина воспринимать собственность как дар Божий, данный для использования во благо себе и ближним…».

Вот такое вкратце отношение Церкви по данному вопросу.

Так что, начиная свой бизнес, да и любую работу соотнесите выше приведённую информацию с тем что намереваетесь делать. Если совесть чиста, если работа во благо семье и людям, если вы никого не обманываете, если не работаете только ради эгоистического обогащения, если разделяете плоды своего труда с нуждающимися людьми, то этот труд будет оценен и свыше.

Всем успехов!

buxpartner.ru