Давление на лыжу в первой половине поворота. Давление лыж


Лыжи против гипертонии

Лыжы способствуют снижению артериального давления и это доказанный факт.

Для оздровления верхних дыхательных путей особенно полезны прогулки на лыжах в хвойном, лучше всего в сосновом, лесу. Этому спо­собствует и углубленное дыхание во время ходьбы на лыжах. Конечно, в морозную погоду дышать надо через нос, желательно поглубже и пореже.

Ритмо-пластические маховые движения лыжника чудесно снимают спазмы сосудов, снижают и повы­шенное давление. Неторопливые лы­жные  прогулки  при  гипертонии  I-II степени снижают давление на двое суток. При этом снижается не только систолическое (максимальное) дав­ление в среднем на 20-30 мм рт. ст., но и диастолическое (минимальное), характеризующее степень сосуди­стых спазмов.

Такой антиспастический эффект благоприятен и при ишемической бо­лезни, тоже связанной со спазмами, в частности коронарных сосудов сердца.

Лыжные прогулки улучшают и кровоснабжение сердечной мышцы. Правда, в ветреную погоду движение против ветра может вызвать кратко­временные проявления стенокардии, поэтому таким больным совершать подобные прогулки лучше в тихую погоду.

Наш эндокринный ап­парат подвержен атрофии вследст­вие нашего «оранжерейного», «пар­никового» образа жизни, поэтому так важны небольшие, но систематиче­ские охлаждения организма: и пре­бывание на морозе, и не слишком теплая одежда, и холодные облива­ния тела, хотя бы по пояс. Прекрас­ный эффект дают и обтирания тела мочалкой, смоченной 1,5%-ным рас­твором морской соли (морской во­дой) — они подстегивают миллионы подкожных желез внутренней секре­ции.

Так что поспешим привести в по­рядок свои лыжи, палки, обувь. И не будем терять возможности покатать­ся на лыжах побольше, хотя бы тридцать раз за сезон — а это всего-то два раза в неделю! — в ближайшем сквере, парке, лесу.

Всем хороши лыжные прогулки, но есть у них недостаток — однооб­разие движений. Чтобы избавиться от него, я уже в течение многих лет пользуюсь таким способом: пример­но через каждые полчаса делаю гим­настику с лыжными палками. То вы­полняю ими махи перед собой сна­чала стоя прямо, потом с поворотом корпуса в стороны, то поочередно подниманию палки: вверх-вниз, впе­ред-назад, сгибая ноги в коленях, то делаю полуприседы, опираясь на палки, то вращаю палки по кругу, выпрямив руки. Это необходимо не только для разнообразия движений, но и для улучшения кровообращения и для суставного аппарата.

Чтобы физическая и холодовая нагрузки были оптимальными, надо проводить самоконтроль. Нельзя до­водить себя до переутомления, на­верстывая упущенное чрезмерной на­грузкой. И сами нагрузки должны воз­растать постепенно. Немолодым лю­дям с нарушениями здоровья типа гипертонической и ишемической бо­лезней или атеросклероза в началь­ной стадии допустимо увеличение частоты сердечных сокращений (ЧСС) до 120 в минуту при беге по равнине и до 130 при подъеме в гор­ку. Не менее важно и время, за кото­рое пульс приходит в норму. Так, после движения по равнине в тече­ние минуты он должен снижаться до 102-108 ударов в минуту. Чтобы оп­ределить величину ЧСС, надо под­считать пульс в течение 15 секунд и умножить результат на четыре. За­медленное (более 112-116) восстано­вление пульса через минуту отдыха говорит о том, что нагрузка была сли­шком большой и надо перейти на бо­лее спокойный ритм ходьбы.

Страдающим гипертонической болезнью хорошо бы померить арте­риальное давление до лыжной про­гулки, сразу же после возвращения с нее и через полчаса после прогулки.

Систолическое (максимальное) артериальное давление не должно увеличиться более чем на 15-20 мм рт. ст. по сравнению с тем, что было до выхода на лыжную прогулку, а уже через полчаса оно должно стать ни­же его, так же как и диастолическое (минимальное).

При правильно выбранной на­грузке снижение артериального дав­ления наблюдается почти двое суток. Если же на второе утро оно окажется выше исходного, значит, нагрузка была чрезмерной.

Нормализующее воздействие и на ЧСС и на АД оказывает и описан­ная ритмо-пластическая гимнастика с палками, но главное спокойный, рит­мический темп ходьбы и хороший психологический настрой.

Таким же оптимальным по силе и длительности должно быть и состоя­ние терморегуляции. Вы должны ис­пытывать чувство приятной легкой свежести, а не доводить себя до пота и до познабливания. По возвращении с лыжной прогулки температура тела должна быть в пределах 36,6-36,8°С, а через 2-3 часа — 36,3-36,6°С. Об оптимальности нагрузки свидетель­ствуют и крепкий, здоровый ночной сон, и повышенная работоспособ­ность на другой день.

Так что давайте почаще, хотя бы два раза в неделю, выходить на лыжные прогулки, постепенно увели­чивая нагрузки по мере улучшения самочувствия и показателей здоро­вья. А ЧСС, АД, температуру тела хорошо бы записывать в дневнике самоконтроля, отмечая там длитель­ность переходов, температуру возду­ха и скорость ветра.

Валентин Сергеев

kraszdrav.su

Лыжи против гипертонии | Tenox (Тенокс, Амлодипин)

19 января 2015 г.

Лыжы способствуют снижению артериального давления и это доказанный факт.

Для оздровления верхних дыхательных путей особенно полезны прогулки на лыжах в хвойном, лучше всего в сосновом, лесу. Этому спо­собствует и углубленное дыхание во время ходьбы на лыжах. Конечно, в морозную погоду дышать надо через нос, желательно поглубже и пореже.

Ритмо-пластические маховые движения лыжника чудесно снимают спазмы сосудов, снижают и повы­шенное давление. Неторопливые лы­жные прогулки при гипертонии I-II степени снижают давление на двое суток. При этом снижается не только систолическое (максимальное) дав­ление в среднем на 20-30 мм рт. ст., но и диастолическое (минимальное), характеризующее степень сосуди­стых спазмов.

Такой антиспастический эффект благоприятен и при ишемической бо­лезни, тоже связанной со спазмами, в частности коронарных сосудов сердца.

Лыжные прогулки улучшают и кровоснабжение сердечной мышцы. Правда, в ветреную погоду движение против ветра может вызвать кратко­временные проявления стенокардии, поэтому таким больным совершать подобные прогулки лучше в тихую погоду.

Наш эндокринный ап­парат подвержен атрофии вследст­вие нашего «оранжерейного», «пар­никового» образа жизни, поэтому так важны небольшие, но систематиче­ские охлаждения организма: и пре­бывание на морозе, и не слишком теплая одежда, и холодные облива­ния тела, хотя бы по пояс. Прекрас­ный эффект дают и обтирания тела мочалкой, смоченной 1,5%-ным рас­твором морской соли (морской во­дой) — они подстегивают миллионы подкожных желез внутренней секре­ции.

Так что поспешим привести в по­рядок свои лыжи, палки, обувь. И не будем терять возможности покатать­ся на лыжах побольше, хотя бы тридцать раз за сезон — а это всего-то два раза в неделю! — в ближайшем сквере, парке, лесу.

Всем хороши лыжные прогулки, но есть у них недостаток — однооб­разие движений. Чтобы избавиться от него, я уже в течение многих лет пользуюсь таким способом: пример­но через каждые полчаса делаю гим­настику с лыжными палками. То вы­полняю ими махи перед собой сна­чала стоя прямо, потом с поворотом корпуса в стороны, то поочередно подниманию палки: вверх-вниз, впе­ред-назад, сгибая ноги в коленях, то делаю полуприседы, опираясь на палки, то вращаю палки по кругу, выпрямив руки. Это необходимо не только для разнообразия движений, но и для улучшения кровообращения и для суставного аппарата.

Чтобы физическая и холодовая нагрузки были оптимальными, надо проводить самоконтроль. Нельзя до­водить себя до переутомления, на­верстывая упущенное чрезмерной на­грузкой. И сами нагрузки должны воз­растать постепенно. Немолодым лю­дям с нарушениями здоровья типа гипертонической и ишемической бо­лезней или атеросклероза в началь­ной стадии допустимо увеличение частоты сердечных сокращений (ЧСС) до 120 в минуту при беге по равнине и до 130 при подъеме в гор­ку. Не менее важно и время, за кото­рое пульс приходит в норму. Так, после движения по равнине в тече­ние минуты он должен снижаться до 102-108 ударов в минуту. Чтобы оп­ределить величину ЧСС, надо под­считать пульс в течение 15 секунд и умножить результат на четыре. За­медленное (более 112-116) восстано­вление пульса через минуту отдыха говорит о том, что нагрузка была сли­шком большой и надо перейти на бо­лее спокойный ритм ходьбы.

Страдающим гипертонической болезнью хорошо бы померить арте­риальное давление до лыжной про­гулки, сразу же после возвращения с нее и через полчаса после прогулки.

Систолическое (максимальное) артериальное давление не должно увеличиться более чем на 15-20 мм рт. ст. по сравнению с тем, что было до выхода на лыжную прогулку, а уже через полчаса оно должно стать ни­же его, так же как и диастолическое (минимальное).

При правильно выбранной на­грузке снижение артериального дав­ления наблюдается почти двое суток. Если же на второе утро оно окажется выше исходного, значит, нагрузка была чрезмерной.

Нормализующее воздействие и на ЧСС и на АД оказывает и описан­ная ритмо-пластическая гимнастика с палками, но главное спокойный, рит­мический темп ходьбы и хороший психологический настрой.

Таким же оптимальным по силе и длительности должно быть и состоя­ние терморегуляции. Вы должны ис­пытывать чувство приятной легкой свежести, а не доводить себя до пота и до познабливания. По возвращении с лыжной прогулки температура тела должна быть в пределах 36,6-36,8°С, а через 2-3 часа — 36,3-36,6°С. Об оптимальности нагрузки свидетель­ствуют и крепкий, здоровый ночной сон, и повышенная работоспособ­ность на другой день.

Так что давайте почаще, хотя бы два раза в неделю, выходить на лыжные прогулки, постепенно увели­чивая нагрузки по мере улучшения самочувствия и показателей здоро­вья. А ЧСС, АД, температуру тела хорошо бы записывать в дневнике самоконтроля, отмечая там длитель­ность переходов, температуру возду­ха и скорость ветра.

www.tenox.ru

Давление на лыжу в первой половине поворота

Для того, чтобы лыжи шли по дуге, нужно их закантовать, но, главное, надавить на лыжу. Букет сил, действующих на лыжника устроен так, что во второй половине поворота давление на лыжу прикладывается «само собой». А вот в первой половине дуги этому нужно уделить особое внимание.

Физико-математическое рассмотрение системы: лыжник-лыжи-горка с моей точки зрения не берущаяся задача. На эту тему рассуждать можно много и интересно, но эти рассуждения так или иначе окажутся слишком абстрактными. Но даже если дойдет до конкретики, то перевести ее во внутреннее видение человека, мчащегося с горки на запредельных для него скоростях задача еще более не берущаяся.

Поэтому буду стараться приводить только простые и бесспорные моменты, типа «Волга впадает в Каспийское море». Этого как ни странно тоже хватит для «перезагрузки».

Речь пойдет о давлении на лыжу. В процессе исследования слаломных атомиков, «Atomic Redster FIS SL 15/16, стали жёстче » выяснилось, что для того, чтобы полностью прогнуть лыжу, поставив ее на дугу по всему канту, достаточно приложить к ней не более 20 кг силы. Казалось бы совсем немного, если стоять на ровной поверхности. Да и для реальных горок, учитывая, что снег не лежит при уклоне более 60 градусов, тоже не много. Тем не менее, по дугам при катании ездят далеко не все. Скорее даже небольшая часть, даже из числа продвинутых лыжников. А большая часть использует технику косого спуска с контролем скорости соскребанием, быстрым поворотом и далее снова в косой спуск. Не буду на этом заострять внимание, просто хочу сказать, что сделать круглую дугу на лыжах могут далеко не все, несмотря на то, что лыжа как бы должна это делать сама. Далее будем все-таки рассматривать круглые дуги. Они возможны и особенно красиво смотрятся на целине, поскольку следы хорошо видны.

Мне ближе катание по подготовленным склонам. Лыжника ведущего резаную дугу обычно сразу видно, выглядит он примерно так:

Здесь как раз запечатлена вторая половина дуги, когда лыжника вжимает в дугу еще несколько сил помимо собственного веса. Здесь главное удержаться на дуге и это не очень сложно пока не достигнут предел комфортной скорости. Рассмотрим теперь первую половину дуги, на которой этот лыжник окажется чуть позже момента на фото, сразу после перекантовки. Для упрощения не будем учитывать действие центробежной силы, параметричесий резонанс (качели), и т.п. Оставим только силу тяжести.Посмотрим как это будет выглядеть на дугах из двух полуокружностей с отрезком движения поперек склона.

Полуокружности радиусом 10 метров, отрезок между ними тоже 10 метров. Красным отмечен спуск без поворотов точно вниз, протяженностью 40 метров. Далее поместим этот рисунок на склон с перепадом высоты 30 метров на 100 метров спуска по прямой (уклон 31.5%, угол 17.5 градусов). Выглядеть это будет примерно так:

Если лыжник спускается точно вниз (по красной линии), то он едет по горке с постоянным уклоном. Рассмотрим теперь движение лыжника по дугам. Сначала он едет почти поперек горки, соответственно уклон близок к нулю. Возможно придется толкаться палками, чтобы начать движение. Потом уклон плавно возрастает до максимума, потом плавно уменьшается, но лыжник все время едет вниз. Эта зона отмечена зеленым. Потом лыжник снова едет поперек склона с уклоном равным нулю. То есть эффективная крутизна горки меняется, а путь увеличивается по сравнению со спуском по прямой. Более точно, если «развернуть» путь лыжника в спуск по прямой, рельеф этого спуска получается таким.

Интересно отметить, что зону спуска вниз (отмечена зеленым цветом) можно свести к спуску по прямой постоянным уклоном чуть меньше действительного спуска по прямой (отмечен красным цветом). А вот далее рельеф изменяется принципиально, появляется трамплин. Вот как выглядит такой «развернутый» спуск в 3D.

А это фотография настоящих лыжных трамплинов.

Мне кажется, очень похоже. Таким образом, если ничего специально не предпринимать, то при перекантовке будет происходить отрыв лыж от поверхности. Если предпринимать, то все равно может происходить, все зависит от скорости и крутизны поворота. Вот, например, Феликс Нойройтер в такой момент.

С моей точки зрения меньше всех «летает» в этом сезоне Хенрик Кристофферсен.

Бросается в глаза, что перекантовка у него обычно очень мягкая и лыжи переходят с канта на кант без отрыва или смены направления. Но на самом деле приводить в качестве примера фотографии с кубка мира не совсем уместно, по двум причинам. Во-первых можно найти любую позу, как предельно правильную, так и наоборот, поскольку лыжники едут на результат «любой ценой». Во-вторых, это другие люди, как это обычно бывает в профессиональном спорте. Они похожи внешне на обычных людей, когда занимаются обычными делами. А когда профессиональными, то ничего общего. Поэтому смотреть на них с призывом «делай как я» не совсем правильно. Здесь привел фото просто для иллюстрации эффекта трамплина.

Итак, в рассмотренном примере сопряженных поворотов из двух дуг в начале второй дуге из-за эффекта трамплина происходит отрыв лыжи. Что это значит с точки зрения загрузки лыжи? Давление на лыжу равно нулю. То есть не 20 кг, и не 5, а совсем ничего. Поэтому лыжа не прогнута совсем и, поэтому совсем не идет по дуге. То есть, начала второй дуги вообще нет. И дуги нет, пока лыжник в полете. Интересно то, что для лыжников с «классической» подготовкой (которые катались до эпохи карвинговых лыж) ничего необычного в этой фазе нет. Это как раз называется пожалуй что устаревшим теперь термином «разгрузка», при которой происходит много чего полезного: смена кантов, перенаправление лыж (поворот в воздухе), да и просто чувство полета приятно и отказываться от него тяжело 🙂 . Со стороны может даже казаться, что лыжник продолжает идти по дуге. В общем, эффект трамплина есть и обычный лыжник его активно использует. Продвинутый лыжник тоже использует, когда приходится.С моей точки зрения эффект трамплина нужно знать и стараться избегать отрыва лыж, то есть не использовать «трамплин» специально для перекантовки и перенаправления. Это даст возможность оказывать давление на лыжу в первой половине поворота, а это в свою очередь позволит вести лыжу по дуге под контролем.

Как это «поймать»? Универсальный совет дать сложно, поскольку все люди разные. Мне помогло следующее. После выхода на комфортную скорость нужно завершить очередной поворот движением поперек склона на нижней лыже, затягивая начало следующего поворота до некоторого снижения скорости, чтобы потом точно не было отрыва. Затем перейти на верхнюю лыжу, не думая о перекантовке. И сразу ее загрузить. И потом ждать, когда лыжа сама пропишет первую половину дуги. Когда это удалось стало понятно, что раньше первой половины дуги не было 🙂

Вадим Никитин

 

 

 

на начало страницы

diginfo.ru

Способы разгрузки лыж или современный авальман

Разгрузка лыж является фундаментальным элементом горнолыжной техники буквально с самых истоков её развития. Как только люди стали делать попытки спускаться на лыжах с гор у них возникла необходимость изменять направление движения, объезжать препятствия и в конечном счете выполнять повороты просто по желанию. Не секрет что для разворота лыж воздействие веса лыжника должно быть минимальным. Именно для этого и используется разгрузка лыж. Наиболее ярко выраженным случаем разгрузки, когда давление на лыжи при повороте практически отсутствует, является поворот с отрывом от снега (поворот прыжком).

Безусловно что такая разгрузка необходима, в основном, для поворотов проскальзыванием Как и другие элементы техники разгрузка лыж совершенствовалась и видоизменялась. В современных горных лыжах разгрузка едва заметна. Бытует мнение, что в технике спортсменов она полностью отсутствует. Это не совсем так. В этой статье я попытаюсь доказать наличие разгрузки и детально рассмотреть её применение спортсменами – мастерами высокого класса.

Наиболее распространённым и весьма понятным методом «облегчения» лыж является так называемое привставание (распрямление предварительно согнутых в коленях ног. Этому обучают своих учеников все горнолыжные школы мира. Не смотря на различия в терминологии и подходах к обучению, на любом из мировых курортов можно услышать инструктора подающего короткие команды : «присядь, встань – поверни!». Интересно что даже в такой инструкции из трёх слов можно при желании найти пару неточностей. Ну во первых приседание в принципе отличается от сгибания в коленях. Только мастера высокого уровня могут приседать, оставаясь сбалансированными над задней частью лыж. В большинстве случаев даже спортсмены этого не делают в чистом виде. Для массы любителей среднего уровня приседание чревато подсаживанием назад с весом далеко на пятках лыж. Это положение, из которого весьма не просто перейти в следующий поворот. Даже отчаянные попытки вставания как правило не приводят к эффективной разгрузке. Пятки лыж остаются сильно загруженными, что не позволяет лыжнику плавно сопрягать повороты. Вторая неточность в этой гипотетической инструкции это последовательность событий. После того как лыжник встал(распрямил ноги) на его лыжи давит все тот же вес препятствующий развороту или смещению лыж относительно тела. Изменение веса происходит именно в процессе разгибания, а именно в первый же момент после начала движения. Значит и поворачивать или смещать лыжи следует одновременно с разгибанием ног. Описанный выше способ разгрузки называется разгрузкой вверх и используется как спортсменами так и любителями уже очень и очень давно. Однако разгрузка вверх в исполнении спортсменов высокого уровня сильно видоизменилась. Уменьшился диапазон сгибания-разгибания ног за счёт повышения интенсивности движений. При этом разгибание идет не только вверх и вперед, но и в сторону в направлении центра следующего поворота. Таким образом создаётся впечатление, что ноги спортсмена движутся под телом подобно маятнику и никакой разгрузки в привычной нам форме не происходит. Отчасти это впечатление подкрепляется продвижением центра тяжести спортсмена вперед над лыжами в направлении линии падения склона и агрессивным наклоном тела внутрь будущего поворота. Если учесть что весь комплекс движений занимает от 0.3 до 0.5 секунды, то вполне понятно почему даже некоторые специалисты верят в то, что разгрузка лыж уже не используется в спорте.

На самом деле она по прежнему является фундаментальным элементом техники. Это великолепно иллюстрирует кинограмма Хермана Майера (фото1), выполняющего поворот слалома-гиганта на крутом склоне. Наибольший интерес, с точки зрения темы этой статьи, представляют кадры 1, 2 и 3. Именно на них наглядно видно выполнение разгрузки вверх. Это не только самый эффективный, но и единственно возможный метод разгрузки на склоне подобной крутизны при относительно небольшом радиусе поворота. Практически невозможно перевести лыжи на другую сторону от корпуса лыжника для нового поворота без их предварительной разгрузки.

На кадре 1 Майер завершает поворот в положении гиперсгибания (описано ниже более подробно) и готовится нанести укол палкой. Плечи и таз спортсмена направлены в сторону движения лыж. Кадр 2: Майер наносит укол достаточно далеко внизу (в линии падения склона), слегка «открывает» разворачивает таз (бёдра) и начинает распрямление верхней по склону ноги, которая должна стать наружной для нового поворота. На кадре 3 запечатлена сама разгрузка. Обе ноги находятся в несколько разогнутом положении , однако далеки от полного выпрямления. Весьма небольшого диапазона движения разгибания, выполненного с определённой интенсивностью, более чем достаточно для облегчения лыж.

Нет никаких сомнений в том, что обе лыжи находятся в максимально разгруженном состоянии. Далее они практически сами, под действием силы тяжести, смещаются в направлении линии падения склона. Спортсмен не прикладывает к лыжам никакого вращательного момента, он лишь разгружает и «отпускает» их. Это движение требует филигранной точности и чувства лыж и склона. Казалось бы задача выполнена, лыжи разгружены и уже «пошли» в новый поворот. Почему же тогда на кадре 4 Майер продолжает распрямлять ноги? Неужели он не знает, что такая выпрямленная открытая стойка не способствует скорости?

Ответ весьма прост хотя и не очевиден. Опустив лыжи и позволив им сместится в нужном направление, спортсмен теперь должен их «поймать» (подобрать под себя). Для этого он продолжает распрямлять ноги, продвигая при этом бёдра над лыжами вперёд и в сторону, внутрь нового поворота. Это позволяет ему начать раннюю закантовку лыж с их передней части (кадр 5). Далее тело продолжает смещаться внутрь поворота при этом давление переходит к середине лыж.

Спортсмен продолжает гиперсгибание с давлением на задней части лыж (кадр 6).

Безусловно, что на лыжах новой геометрии можно поворачивать и практически без разгрузки, просто заваливая колени и используя боковой вырез лыж. Один из моих коллег назвал такие повороты «декоративным карвингом». Это очень чёткое определение. В таком карвинге нет динамики, связанной с изгибом и работой лыжи. Происходит просто стояние на канту в ожидании того, что лыжа опишет поворот близкий к радиусу бокового выреза. Подобный поворот занимает много времени и не применим в спорте или свободном катании на крутых склонах с жестким покрытием. Таким образом можно поворачивать лишь в определенных условиях, а именно на идеально укатанном не жестком склоне средней и малой крутизны. Повороты будут или очень отлогими или излишне круглыми поперек склона. Настоящих динамически — сопряженных законченных поворотов без разгрузки лыж не достичь. Именно поэтому спортсмены используют разгрузку в той или иной форме практически во всех поворотах.

Однако разгрузка лыж применяется спортсменами зачастую с иной целью чем любителями. Даже горнолыжники со стажем прибегают к разгрузке и последующему вращению лыж при выполнении поворотов на крутом леденистом склоне. Подобный метод входа в поворот практически не используется спортсменами за исключением экстремальных ситуаций, когда минимальное вращение лыж неизбежно. В любом случае это ведет к потере времени. Все спортсмены, от юниоров до членов сборных команд, стремятся к переходу из одной резанной дуги в другую путём «отпускания» и «подхватывания» лыж. В завершающей стадии поворота слалома-гиганта на лыжу может давить до четырех весов спортсмена. Безусловно, что для перехода в следующую дугу давление на лыжу должно быть значительно уменьшено. Более того разгруженные лыжи должны пройти под корпусом чтобы оказаться закантованными с другой стороны тела.

Жесткие спортивные лыжи сами содействуют разгрузке. При разгибании ног лыжа в свою очередь «отдаёт» энергию, накопленную в результате сгибания в дугу.

Все спортивные лыжи характеризуются высокой «отдачей» но и требуют незаурядных физических возможностей для их сгибания и ведения резанной дуги.

Порой отдача лыж может быть излишне сильной и требует от спортсмена определенных действий чтобы сохранять контакт лыж со снегом а порой и просто чтобы не вылететь с трассы. При разгрузке вверх отдача поглощается распрямлением ног. Другой вид техники поглощения и использования отдачи лыж был описан всемирно известным теоретики горных лыж, профессором Гренобльского университета Жоржем Жубером более четверти века назад.

Этот технический приём получил название аvalement (в русском произношении авальман).Суть авальмана заключалась в сгибании (подтягивании под себя ног) в стадии завершения поворота. Движение во многом напоминало работу ног при преодолении бугра средней величины. Не удивительно что 25 лет спустя этот технический приём связывают с понятием «виртуальный бугор». Далее стало очевидным что авальман может быть использован не только для смягчения отдачи лыж в конце поворота, но и для их разгрузки. Это было ни что иное как использование разгрузки вниз. Сгибание ног производит такой же эффект как и разгибание, а именно облегчает лыжи.

Разгрузка вниз широко используется в современных горных лыжах. Она пришла на смену авльману так же как разгрузка лыж в боковом направлении заменила в спорте разгрузку вверх. Авальман использовался спортсменами не только для разгрузки лыж, но и для их ускорения–так называемого подхлёста. Это заключалось в том что лыжи выталкивались вперед из под тела в результате выполнения авальмана и глиссировали в следующий поворот. Подхлест с глиссировнием был эффективен на относительно прямых трассах средней крутизны. На более крутых участках использовалась обычная разгрузка вверх. Авальман в чистом виде не присутствует в современной технике, однако его модифицированная версия может быть весьма полезной. На современных скоростях при работе лыжи с носка на пятку эффективность подхлеста практически пропадает. Более того выпускание лыж вперед чревато необходимостью излишней подстройки баланса и затрудняет перецентровку (смещение давления с пяток на переднюю часть лыж). Современные лыжи обеспечивают более чем достаточное ускорение в конечной стадии поворота, поэтому важную роль играет не их выталкивание вперед а их своевременное возвращение под тело лыжника для входа в новый поворот.

Как же всё таки используется авальман в современной технике? Прежде всего нужно сказать что сам термин уже давно не употребляется и даже не выделяется как самостоятельный технический приём**.

Доля смысла в этом есть, тренерам и спортсменам гораздо проще работать над конкретными отдельными элементами техники чем пытаться овладеть очень сложным, не до конца понятным приёмом с иностранным названием. Не смотря на то что Жубер достиг больших успехов, используя авальман в тренировках неоднократного чемпиона мира по слалому Патрика Русселя, ни в одном из его трудов нет детального описания подводящих упражнений и методов обучения авальману. Более того на протяжении многих лет не было полной ясности когда и зачем нужен этот приём – считалось что он эффективен лишь на буграх и доступен лишь звёздам горнолыжного спорта.

Я, как и некоторые тренера, называю этот элемент современной техники просто разгрузкой вниз . Попытаюсь объяснить выполнение разгрузки вниз на примере кинограммы обладателя Кубка Мира двух последних сезонов(2000 и 2001) Херманa Майерa

Здесь запечатлена завершающая часть поворота супер – гиганта. На кадре 1 показан момент когда Майэр только что прошёл ворота. Положение спортсмена идеально иллюстрирует характерные особенности современной техники. Прежде всего нужно отметить что плечи таз (бёдра) спортсмена направлены в сторону движения лыж. Контругловое движение полностью отсутсвует. Лыжи ведутся параллельно. Внешняя нога вытянута в то время как внутренняя почти предельно согнута. Это положение получило название «гиперсгибание». Гиперсгибание часто ошибочно принимают за подсаживание назад и выталкивание лыж вперед подобно подхлёсту использованному в авальмане (порой это усугубляется ракурсом, с которго сделан снимок). Это не совсем так, спортсмен идеально сбалансирован над серединой или слегка над задней частью внешней лыжи, на которую приходится порядка 80% давления. Внутренняя лыжа тоже загружена и содействует как поддержанию бокового равновесия так и резанию завершающей части дуги поворота.

Кадр2: Майер увеличивает степень гиперсгибания, распрямляя внешнюю ногу и ещё больше сгибая внутреннюю. Распрямление внешней ноги добавляет давления на внешнюю лыжу, которая находится далеко в стороне от корпуса лыжника но не выпускается вперед, как при классическом авальмане. Сбалансированность над точкой лыжи чуть позади её центра является ещё более важной в этом положении. Малейшая неточность при давлении на заднюю часть лыжи и она буквально выстреливает вперед из-под тела лыжника. Зато правильно приложенная нагрузка вызывает ускоряющую отдачу лыжи в переднебоковом направлении. Это принципиальное отличие от авальмана где отдача шла вверх и вперед. На кадре 3 Майер начинает перенаправлять отдачу сгибая внешнюю ногу и перенося часть веса на наружный кант уже слегка загруженной внешней лыжи.

Руки, плечи и корпус лыжника продолжают движение вперед, что позволяет смещать давление ближе к середине разгружаемых лыж. Ноги продолжают сгибаться и подтягиваться под тело(кадр 4). Лыжи разгружены и, так же как и в случае с вертикальной разгрузкой, стремятся к линии падения склона. Не смотря на то что бёдра спортсмена опущены низко позади коленей, он находится в идеально сбалансированном над серединой лыж положении. Далее(уже за пределами кинограммы) лыжи продолжают проходить под телом, новая внешняя нога вытягивается и поворот начинается с давлением на передней части лыж.

Очевидно что разгрузка вниз более эффективна и надёжна чем авальман, так как она обеспечивает лучший контакт со склоном и более стабильный переднезадний баланс при переходе из поворота в поворот.

Оба метода разгрузки лыж почти в равной мере используются с в современных горных лыжах. Надеюсь, что из приведенного выше анализа кинограмм ясно, что разгрузка вниз может быть применена только на относительно пологих склонах в поворотах средней крутизны. В законченных круглых поворотах на крутом склоне разгрузка вверх до сих пор является единственным возможным вариантом.

Наибольший интерес, на мой взгляд, представляют повороты на склоне средней крутизны. В них зачастую используются оба вида разгрузки одновременно и присутствует как прохождение корпуса над лыжами так и лыж под телом. Именно это я бы назвал эволюцией авальмана. К сожалению такой техникой владеют пока единицы лучших в мире спортсменов. Безусловно за этим будущее горных лыж. Однако в раздельной форме техника разгрузки доступна как спортсменам так и любителям практически любого уровня, и за это мы благодарны Жоржу Жуберу и многим другим тренерам и спортсменам, годами работавшим над её развитием.

Фотографии Олле Ларссона

youcanski.com


Смотрите также