Александр Грушин: "В скором времени наши девчонки должны совершить прорыв". Александр грушин лыжи


Лыжный спорт должен жить не по понятиям, а по законам

Александр Алексеевич Грушин ответил на вопросы читателей сайта www.skisport.ru. В нашей беседе мы затронули и вопросы, касающиеся предстоящего на этой неделе заседания тренерского совета в Острове, споров по поводу проведения отборов на чемпионат мира в Цахкадзоре и многое другое. А еще – узнали, что идет работа над созданием персонального сайта А.Грушина!«Skisport.ru»: – Александр Алексеевич, если можно, сначала несколько вопросов от редакции сайта.

А.Г.: – Да, пожалуйста.

«Skisport.ru»: – Расскажите, пожалуйста, чем вы занимаетесь после отстранения от работы со сборной? Где работаете, кого тренируете?

А.Г.: – Ну, я думаю, вы все знаете предысторию. Первое большое столкновение произошло на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити и после Олимпиады, когда ребята не вышли на старт эстафеты в Швеции (см. http://www.skisport.ru/news/index.php?news=190). Это стало тем краеугольным камнем, который и лег в основу дальнейшего развития событий. А началось все еще за год до Солт-Лейк-Сити, когда представленный мною план подготовки к Олимпийским играм почему-то наш бывший президент счел неугодным. Господин Акентьев четырежды приглашался на штаб олимпийской подготовки на обсуждение моего плана и для обмена мнениями, но ни одного раза не соизволил явиться. Посчитал, что он центр мироздания. Все равно, мне удалось с боями свой план, хоть не полностью, но осуществить. Кстати, можно было бы рассказать некоторые моменты по самой Олимпиаде, но, наверное, мало кто поверит в это, и скажут, что это наговоры.

«Skisport.ru»: – Что, например?

А.Г.: – Жили мы в хороших домиках, которые оплатила нам «Роснефть», там были прекрасные условия, близко от старта. А вот остальное – начиная от снабжения продуктами… Мне сейчас не хочется ворошить эту грязь. Но когда во время таких важных стартов вам приносят продукты, мягко говоря, непригодные для питания - это, наверное, дикость какая-то.

«Skisport.ru»: – А что значит «непригодных для питания»?

А.Г.: – Например, приносят пельмени, а это такое месиво, кусок месива. Или приносят мясо, зеленое все, покрытое плесенью. «Skisport.ru»: – Серьезно?!

А.Г.: – Абсолютно. Я несколько раз брал эти продукты и шел разбираться. Правда, однажды Кравцов дал свою кредитную карточку и сказал: покупайте продукты. И в этой ситуации, я считаю, он поступил нормально, но мы все равно продолжали сами на свои деньги покупать. В общем, если все это рассказывать, это будет довольно печальная история, напоминающая нам, по-моему, снабжение российской армии 1905 года на Дальнем Востоке.

Руководство федерации искало только зацепку, чтобы меня устранить. Хотя, конечно, погрешности были и у меня. И, несмотря ни на что, я был отстранен от работы. Но ведь федерация – это обширное понятие, это вообще вся Россия. А в итоге решения принимает определенный круг людей, считающих, что кроме них в федерации никого нет.

Таким образом, я вынужден был завершить свою работу со сборной. Какой-то промежуток времени находился вне поля деятельности, искал себе работу, не хочется даже вспоминать о том периоде. Что только не было предпринято, чтобы фамилия моя не появлялась в лыжном спорте. Я считаю, что мне просто повезло, что нашлись здравомыслящие люди в этом бедламе - это предприниматель, генеральный директор НПО «Сатурн» Юрий Васильевич Ласточкин и его сподвижники, которые задались целью создать полноценный лыжный центр в Дёмино, в Ярославской области, и предложили должность главного тренера спортивного клуба «Сатурн». Я согласился. В это же время федерация не подала меня на аттестацию в качестве тренера сборной. Но вопреки их воле Госкомспорт, надо отдать им должное, меня аттестовал. Они мне предоставили возможность числиться и получать зарплату, а поля деятельности, как такового, не существовало. В этом году меня аттестовали опять-таки только благодаря настойчивости Госкомспорта.

С генеральным директором НПО «Сатурн» Юрием Ласточкиным. Александр Алексеевич показывает, как, по его мнению, должны пройти новые петли имитационных кругов. Фото: И.Исаев

На сегодняшний день я работаю в СК «Сатурн». Не хотелось бы хвастаться, но за этот год, который я находился в Рыбинске, постепенно была создана определенная система подготовки и воспитания спортсменов-лыжников в Ярославской области. Сейчас со мной готовятся 12 членов сборной команды страны. Из мужчин это Андрей Шлюндиков, Дмитрий Тишкин, Николай Большаков. Сергей Крянин тоже готовится со мной, он, правда, не член СК «Сатурн». К сожалению, в первый год, как я начал работать, было несколько неприятных моментов. Например, у меня готовится Дмитрий Пирогов, ему сделали неудачную операцию на мениск, и мы целых 5 месяцев его выводили из этого состояния. Естественно сезон был потерян. Сейчас он приступил к тренировкам. Николая Большакова, вы сам знаете, после травмы мы чуть ли не два года сдерживали, сейчас он тоже приступил к тренировкам.

Из женского состава сборной команды страны у нас также тренируются трое: это Светлана Нагейкина, которая очень хорошо себя в прошлом году зарекомендовала, Наталья Коростелёва, которая сейчас вышла из декретного отпуска. Мы отнеслись с пониманием к этим обстоятельствам, и ей были предоставлены все возможности для того, чтобы семья находилась рядом. А также Татьяна Ямбаева, которая входит в десятку лучших. В этом году мы взяли Евгению Кравцову, победительницу чемпионата мира среди юниоров и победительницу среди молодежи (по возрастной группе 21-23 года).

У нас тренируются три сильнейших юниора - Николай Морилов, Михаил Девятьяров и Роман Чекалкин, которые занимают в рейтинге первые три места. У нас две сильнейших и одна из сильнейших юниорок: первый номер сборной Юлия Иванова, Евгения Медведева и Марина Слесарева. Это основной состав. За этот промежуток времени удалось создать второй состав, молодежный, который насчитывает 18 человек. Во всех этих группах назначены тренеры, и приглашенные, и местных привлекаем.

Мы также попытались создать сеть лыжных организаций, которые базируются в Ярославской области, с которыми мы совместно работаем и пытаемся отбирать наиболее одаренных ребят.

Для нас очень важно то, что удалось выйти на хороший уровень отношений и с системой образования, в частности, с педагогической гимназией, педагогическим колледжем и филиалом педагогического университета в городе Рыбинске. Только вчера я встречался с ректором педагогического университета в Ярославле. Таким образом, мы предоставляем спортсменам не только узконаправленную возможность заниматься спортом, но и беспокоимся об их будущем.

В Российской армии тоже есть свои сподвижники, которые нам помогают, что немаловажно для мужского состава. Приглашенные люди у нас не брошены на произвол судьбы. Мы отремонтировали здание в Рыбинске и сделали свою гостиницу на 12 человек из полностью обустроенных двухкомнатных квартир. То есть для тех ребят, которых мы приглашаем, мы обеспечиваем и бытовые условия, и даем возможность получить образование. Дело двигается, и сейчас нам нужно, чтобы мы нашли взаимопонимание в вышестоящих органах.

«Skisport.ru»: - Не секрет, что у вас были довольно сложные отношения с нынешним государственным тренером по лыжным гонкам А.Кравцовым. И, тем не менее, мы видим, что его дочь Евгения, чемпионка мира среди юниоров, готовившаяся много лет под руководством других тренеров, в этом году готовится с НПО «Сатурн», готовится вместе с Грушиным. Как это всё случилось, ваше отношение к этой спортсменке?

А.Г.: - Мои сложные отношения с гостренером Кравцовым, то есть с папой Жени, никак не сказываются на наших отношениях со спортсменкой. Я ко всем спортсменам привык относиться именно как к спортсменам – в зависимости от того, смогут они показать результат, или нет. У Жени, действительно, не совсем удачно складывалась спортивная жизнь в последние годы – с одной стороны, она стала чемпионкой мира среди юниоров, выиграла по молодёжи, с другой стороны – она уже в том возрасте, когда пора заявлять о себе во взрослой компании… Но она изъявила желание готовиться со мной, они с папой обратились ко мне за помощью, и почему я должен им отказывать? У всех бывают периоды, когда мы сходимся во взглядах с теми или иными людьми, бывает - расходимся, имеем разные точки зрения по тем или иным вопросам. Но это же не значит, что нам надо становится врагами, правда? Женя – способная девочка, и я надеюсь, у неё хорошее спортивное будущее.

Александр Грушин во время «Майской лыжни» схлестнулся с кем-то в дискуссии. Фото: И.Исаев

«Skisport.ru»: – Вопрос в связи с предстоящим заседанием тренерского совета в Острове. Как вы думаете, почему тренерский совет, молчаливо сдавший вас Акентьеву год назад, сегодня выбрал вас своим председателем? Как вы оцениваете то, что президиум во главе с новым президентом В.Логиновым не утвердил вас на этом, по сути весьма маловлиятельном в ФЛГР посту?

А.Г.: – Во-первых, почему тренерский совет меня выбрал, хотя в начале они от меня отвернулись. Мне, конечно, хочется верить в то, что тренеры начинают прозревать. Прозревать в каком смысле… Федерация Грушина задавила, сломала, несмотря на то, что он немало поработал со сборной и многого добился. А с теми, кто менее известен, расправляются легко и быстро. Я думаю, что это на себе испытала и Новикова Татьяна, тренер из Красноярского края, и многие другие. Лыжный спорт двигают специалисты, тренеры, и я надеюсь, что, в частности, и на примере нашего судебного иска к федерации, и мы все, и руководители поймут, что нельзя так по-хамски относиться к тренерам, которые, что называется, и есть «курицы, несущие золотые яйца».

Наверное, здесь свою роль сыграло еще и то, что я длительный промежуток времени, более 20 лет, был тренером сборной команды страны. Сейчас уже, постфактум, оглянувшись назад, думаю, что, может быть, не всегда по отношению к тренерам поступал справедливо. Мое видение вопроса в какой-то степени давило их, наверное, и не давало проявить инициативу, тем более, что возражать мне им было сложно. Сейчас я считаю, что это совершенно неправильно, нужно уметь садиться за круглый стол и разговаривать. Думаю, что и эти обстоятельства наложили свой отпечаток. Сейчас, мне кажется, они стали все-таки понимать, что прошлое ушло, и я тоже пытаюсь, пусть поздно дошло, восстановить некоторую справедливость. Лыжный спорт должен жить по тем законам, которые дают право на развитие или на самоопределение спортсменов и тренеров. Без этой справедливости, а также пока у главного тренера не будет команды единомышленников – мы будем идти по тупиковой дороге, которая ведет в никуда. Один в поле не воин, это бесполезно. Тем более, когда речь идет о тренерах сборной команды страны. Они не воспитывают спортсменов – им дают уже «готовый материал», который надо доводить до ума. И я думаю, что надо относиться с уважением к тренерам, воспитавшим этих спортсменов.

«Skisport.ru»: – А вы были диктатор? Расскажите про свои взаимоотношения с тренерами.

А.Г.: – Скорее всего да, я и сейчас диктатор. Но если я отстаиваю свое мнение, я доказываю его аргументировано. Хотите спорить – давайте садитесь спорить. Если я не прав, я признаю свою ошибку. Вы понимаете, в чем дело, почему-то тренеры боялись вступить в открытую полемику и уходили от этих разговоров, не спорили. Может, у них не хватало аргументов.

«Skisport.ru»: – Может быть, вы слишком высоко стояли?..

А.Г.: – Но я почему-то с господином Акентьевым спорил?! И могу еще дальше спорить и говорить, что он был не прав. Свою точку зрения надо высказывать. Наверно, люди боялись. Может быть, они чувствовали свою безысходность, да и сейчас ее чувствуют. Что я имею в виду? Например, после ОИ тренерский совет два дня заседал в Сыктывкаре, принимал какие-то решения, рассматривал вопросы. Когда началась конференция, наш президент даже не удосужился пригласить председателя тренерского совета и сказать: «товарищ председатель, вам нужно доложить конференции о работе, проделанной в течение этих двух дней». Как будто его не существует, его нет! Та же самая картина и сейчас. Прошел тренерский совет, 30 с лишним человек затратили государственные деньги, приехали совещаться, ругались, спорили, приняли решения. Президиум все эти решения не то что не утвердил - просто проигнорировал. В президиуме все – уважаемые люди, невозможно ничего сказать: представитель «Газпрома» или глава администрации города Острова. Я думаю, что глава администрации знает лучше меня, как и почему газоснабжение его населенного пункта идет или не идет. Но я не думаю, что он может отличить, например, двухшажный попеременный ход от одношажного. Решения должны принимать специалисты! Голосование о моем утверждении на пост председателя сложилось: 10 на 10. Весьма любопытно посмотреть, кто голосовал «за», а кто «против». Те люди, от которых сейчас лыжный спорт как-то зависит – некоторые проголосовали «за», а некоторые, из-за скромности, наверное, воздержались. У кого-то просто совесть есть, они не подняли руку «против». Ну, я, конечно, не беру во внимание президента федерации нашей Ярославской области господина Попова. Тот вообще, по-моему, до абсолютной какой-то неразумности дожил. Даже не знаю, как это назвать, не хочу оскорблять человека. Он – представитель Ярославской области, то есть человек, который в первую очередь должен быть заинтересован, чтобы от его области как можно больше людей было в органах власти, принимающих важные решения. Так вот, когда обсуждалось утверждение моей кандидатуры, он первый встает и выступает против. В то же время сразу после моей кандидатуры на утверждение предлагается кандидатура Воронина, которого только что отстранили от работы после дисквалификации Лазутиной и Даниловой. И господин Попов голосует «за». То есть человеку просто дана была команда: «ату Грушина». И он убирает меня, невзирая на то, что только благодаря тому, что делается сейчас в Рыбинске, Ярославская область в рейтинге поднялась с 33-го на 3-е место! Скачок на 30 мест, это небывалая вещь! Его даже это не останавливает.

«Skisport.ru»: - Что вы ждете от тренерского совета в Острове?

А.Г.: – Вы знаете, я сейчас в ситуации некоторого шока, и, если откровенно говорить, то я практически ничего не жду, по двум причинам. Тренерский совет не имеет власти, то есть его никто не хочет слушать. В президиуме его боятся, им во что бы то ни стало нужно лишить его любых возможных полномочий. Они хотят, чтобы всей жизнью лыжного спорта руководили тренеры сборной. В их видении тренер, главный тренерский совет основной сборной властны решать все. Кроме того, чтобы что-то ждать, надо видеть желание и волю руководителей. А я практически не вижу у нашего руководства желания изменить что-то к лучшему.

Чудные времена… Тренерский совет в Острове 2004 года, Андрей Бояринов (слева) и Александр Грушин (справа). Ещё можно было представить себе, что кто-то будет в оппозиции президенту ФЛГР. Ещё можно было представить себе дискуссии на тренерских советах. Сегодня Логинову удалось добиться там удивительного единообразия взглядов… Фото: И.Исаев

Вообще, в наших взаимоотношениях проскакивают какие-то детские отношения, какие-то кровные обиды. Например, Лена Вяльбе говорит, что Грушин когда-то ее предал во время ее предвыборной кампании. Да никто никого не предавал. Просто если ты борешься за что-то, если выходишь на предвыборную кампанию, озвучь свою программу, скажи, с кем ты идешь, укажи людей.

Я не говорю, что господин Акентьев плохой человек. Он прекрасный специалист, и за то мужество и стойкость, с какими он принимал решения, честно говоря, я его просто уважаю. Да, он деспотичен, но у него есть и знания, и видение вопроса. Другое дело, что так нельзя делать, но он отстаивал свое мнение. Уровень профессионализма его окружения несколько не тот, который хотелось бы видеть, а общественность он слушать не хотел. Сейчас нам предлагается повторение примерно той же ситуации, только в мягких расплывчатых формах. То есть приходит новый президент, но он не говорит, с кем он идет, а «по ходу я разберусь, если мне Петя нужен будет – он будет со мной работать, а если мне Петя не понравится, он не будет со мной работать». Если мы хотим лыжный спорт двигать, у нас такого не должно быть. Я могу плохо относиться к человеку, могу относиться хорошо, но я должен его уважать и видеть, какой он профессионал. Могу сказать: «извини, ты хороший человек, в компании с тобой посижу, чайку попью, поболтаем, но работать с тобой я бы не хотел». Или наоборот: «я буду с вами работать, вы – профессионал, но в компании «за жизнь» с вами говорить не буду, ограничимся решением чисто рабочих вопросов». Это - работа, и вопрос профессионализма должен быть один из главенствующих.

Александр Грушин на трибуне отчётно-выборной конференции ФЛГР 2004 года обличает президента ФЛГР А.Акентьева. Интересно: если бы Александр Алексеевич знал, кто в итоге придёт на смену Акентьеву, было бы его выступление столь бескомпромиссным? Фото: И.Исаев

«Skisport.ru»: – А почему вы такой противник проведения отборочных соревнований к чемпионату мира 2005 года в Армении, в Цахкадзоре?

А.Г.: – Первоначальное предложение Раменского, Бородавко и Лопухова – о проведении отборочных соревнований в рамках чемпионата России на базе «Цахкадзор» на высоте 2000 м - невозможно в связи с пунктом 313.1.5 международных правил. Предложение Вахрушева – о проведении отборочных соревнований в рамках Континентального Кубка невозможно по этой же причине. Этот пункт правил гласит о запрещении проведения всех соревнований в рамках FIS, если хоть одна точка трассы лежит выше отметки 1800 м. А чемпионат России и Континентальный Кубок - это соревнования ФИС.

Если Олимпийские игры, чемпионаты и Кубки мира не проводятся на трассах выше 1800 м – зачем мы ищем «жесткую» соревновательную деятельность на высоте 2000 м? Да еще за 8 дней до начала главных стартов? Ну, и кроме того, хоть некоторым кажется, что это и не самое главное, но, принимая это решение, мы создаем риск возникновения любого несчастного случая. Кто возьмет на себя за это ответственность? Руководство, тренеры, спортсмены? Кто?

А вот использовать Цахкадзор или другую высокогорную базу для проведения тренировочной работы – просто необходимо!

«Skisport.ru»: – Спасибо большое! Теперь перейдем к вопросам с сайта.

КОШКИН ВЛАДИМИР, 21-08-2004 10:26 - УВАЖАЕМЫЙ АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ! УЧИТЫВАЯ ВАШУ ПОПУЛЯРНОСТЬ, ПРИНЦИПИАЛЬНОСТЬ И АВТОРИТЕТ ХОТЕЛОСЬ БЫ УЗНАТЬ ВАШЕ МНЕНИЕ ПО СЛЕДУЮЩИМ ВОПРОСАМ: ВО МНОГОМ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ФЛГР ПОКА ЕЩЁ НЕ ИМЕЕТ СТРУКТУРНОЙ ЯСНОСТИ. ФУНКЦИИ ТРЕНЕРСКОГО СОВЕТА И ВЛИЯНИЕ ЭТОГО СОВЕТА НА ПРИНИМАЕМЫЕ ФЛГР РЕШЕНИЯ - ЮРИДИЧЕСКИ НИКАК НЕ ОБОЗНАЧЕНЫ. В ЗАЯВЛЕННЫХ ПЛАНАХ РУКОВОДСТВА ФЛГР ЗНАЧИТСЯ РАЗРАБОТКА И УТВЕРЖДЕНИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ТРЕНЕРСКОМ СОВЕТЕ, КОРРЕКТИРОВКА УСТАВА. АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ, ВЫ КАК ЧЛЕН ПРЕЗИДИУМА ФЛГР, НЕ МОГЛИ БЫ В ИНИЦИАТИВНОМ ПОРЯДКЕ ПОДГОТОВИТЬ, ОБНАРОДОВАТЬ И ОФИЦИАЛЬНО ПЕРЕДАТЬ ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПРЕЗИДИУМУ ФЛГР ПО ЭТОМУ ВОПРОСУ? ЭТИ ПРЕДЛОЖЕНИЯ, НАВЕРНОЕ, МОГУТ БЫТЬ ОПУБЛИКОВАНЫ НА САЙТЕ «Л.С.» ДЛЯ ШИРОКОГО ОБСУЖДЕНИЯ ЛЫЖНОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ. БЫЛО БЫ ПРОСТО ЗДОРОВО, ЕСЛИ ЭТИ ПРЕДЛОЖЕНИЯ БЫЛИ КОНСОЛИДИРОВАННЫМИ, ТО ЕСТЬ ИСХОДИЛИ НЕ ТОЛЬКО ЛИЧНО ОТ ГРУШИНА, А ОТ ТРЕНЕРСКОГО АКТИВА ИЛИ (ХОТЯ БЫ) ОТ ВАШИХ ЕДИНОМЫШЛЕННИКОВ. ВЕДЬ ФЛГР - ЭТО ОБЩЕРОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ (НЕ ТАК ЛИ?), И ФОРМИРОВАНИЕ УСТАВНЫХ ДОКУМЕНТОВ ФЛГР ДОЛЖНО ИДТИ ЧЕРЕЗ ШИРОКОЕ ОБСУЖДЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ. ИЛИ ФЛГР ЭТО СКРЫТЫЙ ФИЛИАЛ ГОСКОМСПОРТА (АГЕНТСТВА) И ВСЕ РЕШАЕТСЯ ТАМ?..

А.Г.: – Федерацию не надо обобществлять с Госкомспортом. У нас ФЛГР - это какая-то организация закрытого типа с ограниченной ответственностью, к тому же приватизированная группой лиц. Страшно любят управлять, но страшно не любят отвечать. Я надеюсь, что в связи с новыми изменениями, может быть, что-то наконец переменится.

Теперь ответ на вопрос. Когда я был один день председателем на тренерском совете и один день им руководил, мы выбрали несколько комиссий. В том числе была и комиссия по представлению на президиум проекта положения о роли тренерского совета, его правах и обязанностях. Председателем этой комиссии был назначен А.М.Кравцов, ему на помощь выделены были люди. Эта комиссия свою работу выполнила и предоставила нужные бумаги, и они даже рассматривались, точнее, были просто зачитаны. Получились нормальные положения, которые давали права и обязанности тренерскому совету. Но посмотрите на протокол решений президиума: утверждение этих вопросов было отодвинуто на 2006 год. Если бы руководители федерации действительно не боялись, это можно было бы принять волей руководства и президиума, внести эти поправки уже сейчас и не дожидаться конференции. А они пошли по очень простому пути – отодвинули решение до конференции 2006 года. Вы понимаете сами, печатай я, не печатай, кричи - не кричи, это все бесполезно, потому что президиум решает и отодвигает, и не хочет ничего менять. Таким образом, до 2006 года тренерский совет не обладает никакими полномочиями. Поэтому, кстати, я не вижу вообще никакой необходимости в Острове собирать тренерский совет. Можно было бы сделать по-другому: не тратить деньги, а просто давать информацию о том, что решил исполком или главный тренерский совет. А то мы за что-то боремся, копья ломаем, говорим, что общественная организация должна что-то делать и помогать - и тут же им берем и ножки подрезаем, чтоб они особо сильно не бегали, а сидели тихо, и проблем никаких нет.

- НА СЕГОДНЯШНИЙ ДЕНЬ СОВЕРШЕННО НЕ ПОНЯТНА РЕЙТИНГОВАЯ ОЦЕНКА РОССИЙСКИХ ЛЫЖНИКОВ. НЕТ СИСТЕМНОСТИ И ПОСТОЯННОСТИ В ЭТОМ ДЕЛЕ. ПО ХОДУ СЕЗОНА НЕ ПУБЛИКУЕТСЯ ЕЖЕНЕДЕЛЬНО "РЕЙТИНГ-ЛИСТ" ПО РОССИИ. РЕЙТИНГ СПОРТСМЕНОВ, ВЫСТУПАЮЩИХ НА МЕЖДУНАРОДНЫХ СОРЕВНОВАНИЯХ, НЕ СТЫКУЕТСЯ С РЕЙТИНГОМ СПОРТСМЕНОВ, ВЫСТУПАЮЩИХ ТОЛЬКО ВО ВНУТРЕННИХ СТАРТАХ. ДЛЯ ПРИВЕДЕНИЯ ЭТОГО ХОЗЯЙСТВА В ПОРЯДОК И ПОСТАНОВКИ ЕГО НА СОВРЕМЕННЫЕ РЕЛЬСЫ НЕОБХОДИМО ПРОВЕСТИ ПРОСТО ГРОМАДНУЮ РАБОТУ (СОЗДАНИЕ ЕДИНОЙ ЭЛЕКТРОННОЙ БАЗЫ ДАННЫХ, УТВЕРЖДЕНИЕ ЕДИНЫХ СТАНДАРТОВ И ФОРМАТОВ В ПРОТОКОЛАХ И САМИХ РАСЧЕТАХ И Т.П.) АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ, КАКУЮ РОЛЬ ТРЕНЕРСКОГО СОВЕТА ВЫ ВИДИТЕ В ЭТОМ ВОПРОСЕ?

А.Г.: – По рейтингу работа велась, и давно. И это рейтинг сейчас есть, и федерации сейчас предлагаются принципы формирования этого рейтинга. Много ребят над этим работало. Сейчас два человека доделали этот рейтинг - это Александр Кубеев и Арсен Оганесян (см. http://www.skisport.ru/news/index.php?news=1307). Но нужна воля и желание федерации принять его. Потому, что рейтинг связывает им руки в комплектовании сборных и ряде других вопросов - вот в чем дело-то. И чем больше мутной воды, тем для них лучше. Но рейтинг-то есть! Схема, принципы, зависимости – около 5 лет велась эта работа. Но, к сожалению, не хотят и всё.

- ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ РЕЙТИНГА ПО ТЕРРИТОРИЯМ И РЕГИОНАМ ИМЕЕТ МЕСТО ПРАКТИКА ПАРАЛЛЕЛЬНЫХ ЗАЧЕТОВ. НО ВЕДЬ ЭТО МАРАЗМ И САМООБМАН! ЭТО ИСКАЖЕНИЕ СТАТИСТИКИ И АНАЛИТИКИ ПО СОСТОЯНИЮ ДЕЛ В ЛЫЖНОМ СПОРТЕ РОССИИ. ИЛИ ЭТО НИКОМУ НЕ НАДО? Я НЕ МОГУ ПРЕДСТАВИТЬ СЕБЕ СИТУАЦИЮ: КАК МОЖЕТ ИГРОК "МОНРЕАЛЬ КАНАДИЕНС" ДАВАТЬ ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ ЗАЧЕТ (ДОПУСТИМ) "НЬЮ-ЙОРК РЕЙНДЖЕРС", ИЛИ КАК НА ОЛИМПИЙСКИХ ИГРАХ СПОРТСМЕН ИЗ АВСТРИИ МОЖЕТ ДАТЬ РОССИИ ПАРАЛЛЕЛЬНЫЙ ЗАЧЕТ КАК БЫВШИЙ ЕЁ ГРАЖДАНИН? АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ, ЧТО ВЫ ДУМАЕТЕ ПО ЭТОМУ ВОПРОСУ?

А.Г.: – Если откровенно говорить, то параллельный зачет это, наверное, маразм. Какое участие на сегодняшний день принимает регион в воспитании спортсмена? Где бы он ни тренировался, в ДЮСШ или в ШВСМ, деньги-то затрачиваются государственные! А государству все равно, где находится спортсмен, которого оно финансирует - в Челябинске или в Перми. Частных денег, как в случае спортивного клуба «Сатурн», например, там не затрачивается. Я понимаю, когда клуб, покупая спортсмена, затрачивает на него деньги. А здесь это как привязать? Думаю, что от этой практики нужно избавиться. Давайте рассмотрим пример: Виталий Денисов занимался, а потом раз - и бросил, не выступает нигде. Что, Барнаул кому-то претензии в связи с этим предъявляет? Спортсмен имеет право выбора места жительства, сферы деятельности, он свободный человек, его договорные обязательства ни с кем не связывают. Предположим, я захотел учиться в Санкт-Петербурге, почему мне нельзя туда поехать, тренироваться там и выступать за Санкт-Петербург? Можно что-то давать людям, которые воспитали хорошего спортсмена, но выступать спортсмен должен за тот регион, где ему созданы условия в данный момент. Когда спортсмена возят выступать за ДЮСШ, ШВСМ, его же не просто так возят, а за показанный результат, значит, те деньги, которые на него тратятся, он отрабатывает, и на сегодняшний день он отработал то, что за него заплатили, я так понимаю. Вот еще что интересно: когда спортсмен переходит, тут же шум поднимается, а если по какой-то причине, допустим, из-за ошибки федерации, спортсмен получил или травму, или дисквалификацию, например, почему территория не предъявляет иск федерации? Взяли бы и сказали: «вот в Баранову мы вложили столько денег, а ее на три года дисквалифицировали. Господин Акентьев, вы нам затраты-то компенсируйте!» Почему ж никто не сказал этого? Или еще пример: сейчас в Сыктывкаре прошел чемпионат страны, после него у нас 5 человек с воспалением легких. А одной девочке из-за двухстороннего воспаления легких вообще пришлось закончить спортом заниматься. И что? Молчание. Если не будешь вообще выступать, никто и не вспомнит о тех деньгах, которые на тебя затратили, ты абсолютно никому не нужен. Но если ты где-то еще появишься, то тогда вспоминают: «а помнишь, в детском саду мы тебе игрушку приносили?»

НАЗАРОВ АНАТОЛИЙ , 20-08-2004 09:27 - УВАЖАЕМЫЙ АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ! СРЕДИ ЛЫЖНИКОВ КАРЕЛИИ И ПЕТРОЗАВОДСКА ВЫ ПОЛЬЗУЕТЕСЬ ОГРОМНЫМ УВАЖЕНИЕМ И ПОПУЛЯРНОСТЬЮ. КАЖДЫЙ ИЗ НАС СОПЕРЕЖИВАЕТ ВАШИМ (С УЧЕНИКАМИ) УДАЧАМ И ПОРАЖЕНИЯМ, И ЖЕЛАЕТ ПОБОЛЬШЕ СИЛ ОБУСТРОИТЬ ВАШУ ЖИЗНЬ ТАК, КАК ВЫ ЭТОГО ХОТИТЕ И ПОНИМАЕТЕ. НЕ МОГЛИ БЫ ВЫ ОТВЕТИТЬ НА НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ: ИМЕЕТ ЛИ В НАСТОЯЩИХ УСЛОВИЯХ ХОТЬ КАКОЙ-ТО СМЫСЛ СОЗДАНИЕ (ПРОДОЛЖЕНИЕ РАБОТЫ) РЕГИОНАЛЬНЫХ ФЕДЕРАЦИЙ ЛЫЖНЫХ ГОНОК, ТАКИХ КАК, НАПРИМЕР: ФЛГ РЕСПУБЛИКИ КАРЕЛИЯ, УЧИТЫВАЯ, ЧТО НИ О КАКОЙ ПОДДЕРЖКЕ СО СТОРОНЫ ОРГАНОВ УПРАВЛЕНИЯ ФИЗКУЛЬТУРОЙ И СПОРТОМ, НЕ ГОВОРЯ ОБ ОРГАНАХ ВЛАСТИ, НЕТ? НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ БОЛЕЕ ЦЕЛЕСООБРАЗНЫМ ОБЪЕДИНЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННОСТИ ВОКРУГ КОНКРЕТНОГО ПРОЕКТА?

А.Г.: – Насчет какого-то проекта я не очень понял, что имелось в виду. А в остальном - это в унисон тому, что мы говорили о тренерском совете. Или давайте мы спасуем все и всё бросим, или будем что-то делать. Конечно, смысл есть! Чем больше мы будем объединяться, чем больше мы будем открыто говорить о том, что нужно на местах, чем больше мы будем требовать соблюдения объявленных принципов - тем больше значимости будет придаваться общественности. У нас сейчас общественные организации или пребывают в зачаточном состоянии, или просто-напросто центральные органы их до того нейтрализовали, что они боятся голос подать. Вам нужно научиться говорить и бороться за свои права, или бросайте это дело.

- КАК, НА ВАШ ВЗГЛЯД, ПЕРСПЕКТИВНА ЛИ РЕКОНСТРУКЦИЯ ЛЫЖНОГО СТАДИОНА НА КУРГАНЕ В ПЕТРОЗАВОДСКЕ, ПРАКТИЧЕСКИ В ЦЕНТРЕ ГОРОДА? ЕСЛИ ДА, ТО ПОЧЕМУ ФЛГР ДО СИХ ПОР С ЭТИМ ОБЪЕКТОМ НЕ УСТАНОВИЛА ОТНОШЕНИЯ? С УВАЖЕНИЕМ, АНАТОЛИЙ НАЗАРОВ, ИЗ ПЕТРОЗАВОДСКА.

«Skisport.ru»: – Вы там бывали? Вы знаете, о каком стадионе идет речь?

А.Г.: – Да, я был там, конечно, знаю, о чем речь. Участвовал там в соревнованиях, когда был в студенческом обществе «Буревестник» и не только, прекрасно помню эти места, и в Петрозаводске не раз бывал. Место там, действительно, хорошее, прямо в городе, не надо никуда ехать. Но это все опять к вопросу об интересах федерации. Вот мы строим сейчас лыжный центр в Дёмино, но особого интереса от федерации я что-то не вижу. Логинов приехал, сказал спасибо, а так – ну строится и строится. У них другие задачи, не развитие лыжного спорта, как это записано в Уставе ФЛГР, а сборная команда страны. А развитие лыжного спорта в стране их не интересует. ФИРСОВА МАРИНА , 31-08-2004 20:15 - ЗДРАВСТВУЙТЕ, АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ. СКАЖИТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, БУДЕТ ЛИ В РОССИИ СОСТАВЛЕНА КОМАНДА СПРИНТЕРОВ (КОТОРЫЕ БУДУТ СПЕЦИАЛИЗИРОВАТЬСЯ ТОЛЬКО НА СПРИНТЕ)? ВЕДЬ, КАК ИЗВЕСТНО, НА ЗАПАДЕ ЕСТЬ ТАКИЕ КОМАНДЫ. А КОГДА ТАКИЕ КОМАНДЫ ПОЯВЯТСЯ В РОССИИ?

КОРОЛЬ ТАТЬЯНА , 31-08-2004 10:48 - СПРИНТ ЗАНИМАЕТ ВСЕ БОЛЬШЕЕ МЕСТО В ЛЫЖНЫХ ГОНКАХ И, КАЖЕТСЯ, В БЛИЖАЙШЕЕ ВРЕМЯ МОЖЕТ ЕЩЕ СИЛЬНЕЕ ПОДВИНУТЬ КЛАССИЧЕСКИЕ ГОНКИ В УГОДУ ТЕЛЕВИДЕНИЮ. В СВЯЗИ С ЭТИМ ОТСУТСТВИЕ В НАШЕЙ СБОРНОЙ СПРИНТЕРОВ, НЕ ГОВОРЯ УЖЕ О СПРИНТЕРСКОЙ КОМАНДЕ, ВЫЗЫВАЕТ ОГРОМНУЮ ТРЕВОГУ. ЗАНИМАЕТСЯ ЛИ КТО-ТО КОНКРЕТНО ПОДГОТОВКОЙ СПРИНТЕРОВ? МОЖНО ЛИ В СВЯЗИ С ВСЕ БОЛЕЕ СИЛЬНЫМ РАЗДЕЛЕНИЕМ СПЕЦИАЛИЗАЦИИ ПОДГОТОВИТЬ УНИВЕРСАЛА И ДЛЯ СПРИНТА, И ДЛЯ ДЛИННЫХ ДИСТАНЦИЙ КАК Б.СКАРИ? СПАСИБО.

А.Г.: – Ну, во-первых, такие, как Бенте Скари – это уникальные спортсмены. Во-вторых, совместно подготовить невозможно, потому, что это разные методически линии. В-третьих, это нужно было давным-давно делать и не так, как это делаем мы. Для того, чтобы развивать вид спорта, под него должна быть программа. Как мы можем развивать спринт, если у нас практически нет в календаре соревнований по спринту? Но самое интересное в другом. Когда был весенний тренерский совет и отчеты тренеров сборной команды страны, то на отчете главного тренера Раменского я задал один вопрос, на который до сих пор жду ответа. Как расценивать то, что главный тренер Раменский, беспокоясь о развитии лыжного спринта, идет в комитет, подписывает бумагу и получает добро и право на развитие спринта? Вечером он ее подписывает, утром вылетает в команду и из команды на следующее же утро отчисляет двух лучших спринтеров России – Сидько и Рочева. Я еще раз повторю, мы же должны жить не по понятиям, а по законам! Поэтому, во-первых, нужен определенный уровень спортсменов, с которого можно двигаться дальше. Нужен календарь с четким указанием спринтерских стартов. Пока этого не будет, никакой спринтерской команды у нас не будет. У нас нет концепции развития. Во-вторых, надо менять ту систему, которая у нас сейчас существует. У нас в сборной много групп, в женской чуть ли не шесть, и в каждой смесь: и спринт, и длинные. Определитесь, господа тренеры: один должен тренировать спринтеров, другой – длинные, третий – массовые старты и так далее.

Сейчас из 12 медалей четыре разыгрывается в спринте. Это 33 процента! Мы давно должны были поменять концепцию. А мы не меняем, и так и живем по старым понятиям. Еще одна ситуация, связанная с массовыми стартами. Наши спортсмены должны иметь ФИС-пойнты (фис-очки), которые дают право на гонках Олимпиад и чемпионатов мира стартовать с определенной позиции. А у нас практически нет соревнований, на которых спортсмен может заработать себе эти очки, кроме 7 - 8 человек, выезжающих на Кубки мира. А юниоры даже этой возможности лишены. То есть мы высылаем юниорскую команду на чемпионат мира и заранее предполагаем, что в массовом старте они будут стартовать с 60-х-70-х позиций. Мы ведь даже об этом не думаем!

Я выходил с различными предложениями. Например, у нас «ФИСовский» старт есть в Кировске. Но в Кировск никто не едет, все едут в Тёю. Заплатите взнос, 200 франков, кажется, сделайте тогда старт в Тёе тоже «ФИСовским». И все, кто там будет принимать участие, получат ФИС-пункты. Я еще другую возможность предлагал. Давайте я юниоров на Континентальные кубки на ноябрь-декабрь вывезу. Только дайте ребятам возможность без отбора выступить на Красногорской гонке. Тогда там они, может быть, заработают ФИС-пункты. Но при нашей системе этого сложно добиться, очень сложно…

KHASANOV ERIK , 19-08-2004 17:17 - КАК АЛЕКСАНДР ГРУШИН ОЦЕНИВАЕТ НЫНЕШНЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ В ПОДГОТОВКЕ ПОДРАСТАЮЩИХ СПОРТСМЕНОВ? КАКИЕ ШАНСЫ МОГУТ БЫТЬ У ПЕРИФЕРИЙНЫХ ЛЫЖНИКОВ, ПОДАЮЩИХ НАДЕЖДЫ, НО НЕ ИМЕЮЩИХ ДОЛЖНУЮ ФИНАНСОВУЮ ПОДДЕРЖКУ, ДЛЯ ПОПАДАНИЯ В СБОРНУЮ КОМАНДУ СТРАНЫ?

А.Г.: – Вопрос о финансах, конечно, самый больной вопрос. Но если брать все остальные факторы, то все опять сводится к тому же: до тех пор, пока наш спорт не будет жить по законам, невозможно что-то конкретное сказать по этому поводу. А в добавление могу вот что сказать: тренеры, чтобы видеть перспективу в своей работе и перспективы своих воспитанников – боритесь за свои права!! Боритесь, не сидите и не ждите, пока вас пошлют как можно дальше.

БАБАК СЕРГЕЙ , 21-08-2004 10:19 УВАЖАЕМЫЙ АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ! У МЕНЯ, КАК ГОВОРИТСЯ, БОЛЬНОЙ ВОПРОС. НЕ НАМЕЧАЕТСЯ ЛИ УЛУЧШЕНИЕ ОТНОШЕНИЯ К ЛЫЖНЫМ ГОНКАМ, НАЧИНАЯ С ДЕТСКО-ЮНОШЕСКОГО ВОЗРАСТА, НА ГОСУДАРСТВЕННОМ УРОВНЕ? НАШИ СДЮШОРЫ РАБОТАЮТ ПОД ВЕДОМСТВОМ КОМИТЕТОВ ПО ОБРАЗОВАНИЮ, А КАК У НАС ЖИВУТ ПЕДАГОГИ, ВСЕ ЗНАЮТ. В КИТАЕ ВСЕГО 1.000 СПОРТШКОЛ И НА НИХ ГОСУДАРСТВО ТРАТИТ ЕЖЕГОДНО 110 МЛН. ДОЛЛАРОВ. ОТСЮДА ИХ РЕЗУЛЬТАТЫ НА ПОСЛЕДНЕЙ ОЛИМПИАДЕ, А СКОРО ОНИ И В ЗИМНИХ ВИДАХ БУДУТ ВПЕРЕДИ ПЛАНЕТЫ ВСЕЙ (В БИАТЛОНЕ УЖЕ ПЕРВЫЕ СИГНАЛЫ ЕСТЬ С ПРОШЛОГО ЧЕМПИОНАТА И КУБКА МИРА). НЕУЖЕЛИ НАШИМ ГОСУДАРЕВЫМ МУЖАМ ЗА ДЕРЖАВУ НЕ ОБИДНО?! А ВЕДЬ В НАШЕЙ СТРАНЕ, ГДЕ ЗИМА 9 МЕСЯЦЕВ В ГОДУ, ЛЫЖИ МОЖНО СЧИТАТЬ НАЦИОНАЛЬНЫМ ВИДОМ СПОРТА.

А.Г.: – Ну, вообще-то этот вопрос несколько не ко мне. Его надо задавать таким деятелям, как Фетисов, Тягачев – они должны ответить. Надеюсь, что та летняя Олимпиада, которая прошла при внешнем кажущемся благополучии – все-таки 27 золотых медалей, - и при несколько ином внутреннем содержании, заставит начать делать какие-то выводы. А такие люди, как я, на такие вопросы ответить не могут. ТОРОПОВ АНДРЕЙ , 25-08-2004 11:05 - ХОТЕЛОСЬ БЫ УЗНАТЬ У ЗНАМЕНИТОГО ТРЕНЕРА, ПОЧЕМУ НАШИ ТАЛАНТЛИВЫЕ ЛЫЖНИКИ ДЕНИСОВ, ИВАНОВ, НУТРИХИН, ВИЛИСОВ ТАК И НЕ СМОГЛИ РЕАЛИЗОВАТЬ СВОЙ ПОТЕНЦИАЛ, НЕСМОТРЯ НА ОТДЕЛЬНЫЕ ЛОКАЛЬНЫЕ УСПЕХИ? ПОЧЕМУ АНДРЕЙ НУТРИХИН НЕ ПОЕХАЛ НА ПОСЛЕДНЮЮ ОЛИМПИАДУ, ХОТЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ОЛИМПИЙСКОГО СЕЗОНА ОН ВЫСТУПАЛ ОЧЕНЬ НЕПЛОХО? ПОЧЕМУ ТАК ДОЛГО В СБОРНОЙ ДЕЛАЕТСЯ СТАВКА НА ВИЛИСОВА, КОГДА ОН НА РЕШАЮЩИХ СТАРТАХ ПО НЕПОНЯТНЫМ ПРИЧИНАМ ВЫСТУПАЕТ НЕУДАЧНО? НЕ ПОВТОРЯТ ЛИ СУДЬБУ ВИЛИСОВА И ДЕНИСОВА НАШИ МОЛОДЫЕ ЛЫЖНИКИ НОВИКОВ И РОЧЕВ, СУМЕЮТ ЛИ ОНИ РЕАЛИЗОВАТЬ СВОЙ ПОТЕНЦИАЛ, ИЛИ БОЛЕЛЬЩИКАМ СЛЕДУЕТ НАДЕЯТЬСЯ ТОЛЬКО НА СЛЕДУЮЩЕЕ ПОКОЛЕНИЕ СПОРТСМЕНОВ - ПАНКРАТОВА, АЛЫПОВА, ДЕМЕНТЬЕВА? НЕ СТОИТ ЛИ НОВОМУ ТРЕНЕРУ МУЖСКОЙ СБОРНОЙ СОЗНАТЕЛЬНО ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ВЕТЕРАНОВ В ПОЛЬЗУ ПЕРСПЕКТИВНОЙ МОЛОДЕЖИ, ИЛИ СЛЕДУЕТ ЖДАТЬ, ЧТО ВИЛИСОВ, ИВАНОВ И ДР. НАЧНУТ ПОБЕЖДАТЬ К СОРОКА ГОДАМ, КАК ДРУГИЕ ЕВРОПЕЙСКИЕ ЗНАМЕНИТОСТИ?

АКИМОВ ЕГОР, 18-08-2004 22:29 СОГЛАШУСЬ, ФИГУРА АЛЕКСАНДРА АЛЕКСЕЕВИЧА КАК ТРЕНЕРА И ЧЕЛОВЕКА ОЧЕНЬ МНОГО ЗНАЧИТ ДЛЯ МЕНЯ. ОН СМОГ ДОСТИЧЬ ОЧЕНЬ БОЛЬШИХ ВЫСОТ В СВОЕЙ ТРЕНЕРСКОЙ ПРАКТИКЕ. ЕСЛИ МОЖЕТЕ, ТО ОТВЕТЬТЕ, ПОЖАЛУЙСТА. У ВАС В КОМАНДЕ ТРЕНИРУЮТСЯ СПОРТСМЕНЫ, КОТОРЫЕ ВЫСТУПАЮТ НА УРОВНЕ ЧР НЕ ПЕРВЫЙ ГОД И ПОКАЗЫВАЮТ ОТНОСИТЕЛЬНО ВЫСОКИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ЛИШЬ ИЗРЕДКА. ИХ ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ "ПОТОЛОК", КАК МНЕ КАЖЕТСЯ, УЖЕ ИЗВЕСТЕН. В ЧЕМ ВЫ ВИДИТЕ СМЫСЛ ДЕРЖАТЬ ИХ В КОМАНДЕ?

А.Г.: – Давайте начнем вот с чего. В нашей истории спорта много было разных подходов. Мы и омолаживали спорт, запрещали выступать гонщикам старше 25 лет, все это, кроме некоторых нюансов, отбросило нас еще на несколько ступеней назад. То же самое и здесь. Друзья мои, как готовить команду – прерогатива и видение тренера сборной команды страны. В чем, на мой взгляд, эта прерогатива: по прошедшим стартам составляется рейтинг, и всё в конце концов определяет только показанный результат. Должна быть такая система отбора, при которой руководителям федерации не важно, где спортсмен готовился, если он выиграл, он должен ехать.

А вот с тем, что вы сказали о физиологической возможности или невозможности выступать лучше я, позвольте, не соглашусь. Никто не может определить, где существует эта грань, и существует ли она. И опять же, если на сегодняшний момент спортсмен сильней – он должен ехать. Если у нас этого принципа не будет, то у нас не будет никакого движения вперед. А, как вы говорите, ставки на Вилисова как таковой не было, просто на каких-то стартах он занимал соответствующие места и отбирался. Кроме того, к сожалению, ту предолимпийскую программу, о которой я говорил в начале, реализовать не удалось. Да и та команда, которую я взял, практически вся новенькая была – и Денисов новенький, и Вилисов только с юниоров, и Иванов. А через два года они завоевали три бронзовые медали. К сожалению, на олимпийских стартах в Солт-Лейк-Сити они выступили неудачно в плане реализации своих возможностей. Надо было ждать, но дождаться мы не сумели. Предоставили возможность другим тренерам готовить команду. Что ждет этих спортсменов – теперь надо спрашивать у тех, кто сейчас с ними работает.

ГОРОДНИЧЕВА АЛЕНА , 19-08-2004 17:47 - МОЖЕТ БЫТЬ, ОЧЕНЬ ПРОВОКАЦИОННЫЙ ВОПРОС, НО ПОСЛЕ ОДНОГО ИЗ ИНТЕРВЬЮ ИВАНА ИСАЕВА НЕ МОГУ ЕГО НЕ ЗАДАТЬ: СЛЕДИТЕ ЛИ ВЫ ЗА ВЫСТУПЛЕНИЯМИ МИХАИЛА ИВАНОВА, КАК ОЦЕНИВАЕТЕ ЕГО ГОТОВНОСТЬ К ПРЕДСТОЯЩЕМУ СЕЗОНУ? ПРОКОММЕНТИРУЙТЕ СИТУАЦИЮ, В КОТОРОЙ ОКАЗАЛИСЬ ГЕНИАЛЬНЫЙ ТРЕНЕР ГРУШИН И ТАЛАНТЛИВЫЙ ОЛИМПИЙСКИЙ ЧЕМПИОН МИХАИЛ ИВАНОВ.

А.Г.: – Мне сложно следить за нынешней подготовкой Михаила. После Олимпиады, благодаря их позиции, его и его личного тренера, по каким-то причинам мы не могли найти общий язык, разошлись во взглядах и мнениях. У него свое видение вопроса. А так, следить и говорить что-либо о его перспективах мне теперь сложно.

Со своим учеником, олимпийским чемпионом Михаилом Ивановым. Михаил уходил от своего тренера, теперь вот вернулся, чтобы… Уйти вскоре из спорта уже навсегда, так и не сумев снова подняться на Олимп. Фото: И.Исаев

- ВОСПИТАННИКИ ГРУШИНА – ЭТО КАК ФИРМЕННЫЙ ЛЕЙБЛ "ТОВАР ОТ ГРУШИНА" ИЛИ "СДЕЛАНО У ГРУШИНА". АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ, НЕ НАСТУПИЛО ЛИ ВРЕМЯ СОЗДАТЬ ФИРМУ "ШКОЛА ГРУШИНА"??? ВАШИ ЗНАНИЯ, ВАШ ОПЫТ И ИНТУИЦИЯ - ЭТО ТОВАР, А ВЫ СОБСТВЕННИК ЭТОГО ТОВАРА. ИЛИ НЕ СОБСТВЕННИК… ЗАЧЕМ ВАМ ЗАМЫКАТЬСЯ НА ДОВОЛЬНО УЗКОМ КОНТИНГЕНТЕ СПОРТСМЕНОВ? ВЕДЬ СОВРЕМЕННЫЕ СРЕДСТВА КОММУНИКАЦИИ ЧЕРЕЗ ИНТЕРНЕТ ПОЗВОЛЯЮТ РАБОТАТЬ НА РАССТОЯНИИ. ПОЛУЧАЯ ЧЕРЕЗ ИНТЕРНЕТ СООТВЕТСТВУЮЩИЕ ФАЙЛЫ, МОЖНО И НА РАССТОЯНИИ ОЦЕНИТЬ ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ ОРГАНИЗМА СПОРТСМЕНА, ХОД ВЫПОЛНЕНИЯ ТРЕНЕРСКОГО ПЛАНА, МОЖНО ПОЛУЧАТЬ ВИДЕО МАТЕРИАЛ И Т.Д. ТО ЕСТЬ СОВСЕМ НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО СПОРТСМЕНУ ЖИТЬ В РЫБИНСКЕ. Я ДУМАЮ, ЧТО НАЙДЕТСЯ ОЧЕНЬ МНОГО СПОРТСМЕНОВ И ДЕЯТЕЛЕЙ НА МЕСТАХ, ГОТОВЫХ РАБОТАТЬ НА КОММЕРЧЕСКОЙ ОСНОВЕ ПОД ВАШИМ ФЛАГОМ. ВЗЯВ НА ВООРУЖЕНИЕ СОВРЕМЕННЫЕ ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ, МОЖНО ОСИЛИТЬ И КОММЕРЧЕСКИЙ ПРОЕКТ – "ШКОЛА ГРУШИНА". АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ, ЧТО ВЫ ДУМАЕТЕ ПО ЭТОМУ ПОВОДУ? С УВАЖЕНИЕМ, ВЛАДИМИР КОШКИН

ЧУРИКОВ МАКСИМ, 18-08-2004 13:21 - С ОГРОМНЫМ УВАЖЕНИЕМ ОТНОШУСЬ К ГРУШИНУ. НЕ СОГЛАСИТСЯ ЛИ ОН ПОДЕЛИТЬСЯ СВОИМИ СЕКРЕТАМИ ПОДГОТОВКИ СПОРТСМЕНОВ? Я ПОНИМАЮ, ЧТО ЭТО СЕКРЕТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ, НО МОЖЕТ БЫТЬ, ОБЩИЕ ПРАВИЛА: МЕЖСЕЗОНКА (РОЛЛЕРЫ, БЕГ, ИМИТАЦИЯ, «ЖЕЛЕЗО», ИНТЕРВАЛЬНЫЕ И Т.Д.) КАКОЕ СООТНОШЕНИЕ? В «Л.С.» БЫЛА ВАША ЗАМЕЧАТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ О ПОДГОТОВКЕ ЛЫЖ. ПОЯВИЛИСЬ НОВЫЕ ПАРАФИНЫ, АЭРОЗОЛИ, ЛЕНТЫ И Т.Д. ИНТЕРЕСНО УЗНАТЬ ВАШЕ МНЕНИЕ И РЕКОМЕНДАЦИИ. В ИДЕАЛЕ ХОТЕЛОСЬ БЫ ИМЕТЬ РУБРИКУ НА САЙТЕ, ГДЕ СПЕЦЫ ДЕЛИЛИСЬ БЫ СЕКРЕТАМИ ДЛЯ ЛЮБИТЕЛЕЙ И ФАНАТОВ.

А.Г.: – Во-первых, за такое признание большое спасибо. Если честно говорить, я очень тронут! К сожалению, если этому конкретному человеку мои знания и опыт почему-то нужны, то федерации они абсолютно не нужны. Создание такой школы будет уже частным предприятием - государству оно не нужно. Абсолютно никому не нужно то, что я 25 лет отработал. А для вас хочу сказать, что сейчас ведется работа по созданию специального сайта Александра Грушина. Я надеюсь, что с помощью моего ученика Сергея Крянина и других людей он будет сформирован. Там планируется разместить методики, анализ подготовки, различные материалы и советы, мое видение некоторых вопросов. Может быть, если я смогу и буду компетентен, у меня будет возможность ответить на интересующие вас вопросы.

На праздновании 60-летия А.Грушина в загородном клубе «Романтик». Со своими учениками бронзовым призёром чемпионата мира в Лахти Сергеем Кряниным и олимпийским чемпионом Солт-Лейк-Сити Михаилом Ивановым. Фото: И.Исаев

IVANOV SERGEY , 30-08-2004 11:18 ИЗМЕНИЛИСЬ ЛИ ВЗГЛЯДЫ НА ТРЕНИРОВОЧНЫЙ ПРОЦЕСС ПО СРАВНЕНИЮ С ВРЕМЕНАМИ СССР, КОГДА БЫЛА СИСТЕМА, И МОЖНО БЫЛО РАБОТАТЬ ПО ПРИНЦИПУ: ВЫЖИВАЕТ СИЛЬНЕЙШИЙ? НАСКОЛЬКО И В КАКИХ НАПРАВЛЕНИЯХ? ПРОИСХОДИТ ЛИ ОБЩЕНИЕ С ЗАРУБЕЖНЫМИ КОЛЛЕГАМИ ПО ВОПРОСАМ СОВРЕМЕННЫХ МЕТОДОВ ПОДГОТОВКИ СПОРТСМЕНОВ? ПОЧЕМУ ОТСУТСТВУЕТ ИНФОРМАЦИЯ ПО ПОДГОТОВКЕ НАШЕЙ КОМАНДЫ? ЭТО ЧТО - ЗАКРЫТАЯ ТЕМА?

А.Г.: – Дело не в том, закрытая или нет. Эту информацию возможно выдавать только аргументировано, а команды у нас абсолютно ничем не снабжены для того, чтобы вести соответствующий контроль. Какие данные мы выдадим? Мне не хочется этого тренера сейчас называть, но имя его известно. На последнем отчете он говорит, что у него в третьей зоне интенсивности из 800 км - 35%, и плюс еще 15% - это четвертая зона интенсивности, а у нас на дворе август-месяц. 400 км развивающей нагрузки для этого месяца – это нереально. Или контроль был не тот, или еще что-то другое.

Мне сейчас сложно ответить, изменились ли взгляды. Раньше у нас существовали конференции, семинары, тренерские учения, на которые приглашали с лекциями специалистов. Сейчас уже, если я не ошибаюсь, лет 8 этого не существует. При федерации был журнал. Сейчас есть «Лыжный спорт», который выпускает известная редакция, а вот журнала федерации уже как такового не существует. То есть обмена мнениями, споров и тому подобных вещей не стало. Это убрали и свели к голой статистике: главный тренер страны встает и называет цифры - сколько выполнено, что сделано, видение вопроса такое-то. В принципе, это ни о чем не говорящие цифры, а аргументировано с ним спорить сложно по многим причинам. У нас вообще сложно спорить, у нас принцип «я - начальник, ты – дурак» везде просматривается, и здесь тоже.

Общения с зарубежными коллегами не существует, только если что-то где-то в личных контактах. Если удастся восстановить систему обмена опытом, было бы хорошо. Вроде этот вопрос сейчас поднимали, вроде записали. Как это будет исполнено – посмотрим. Дай бог, чтобы новое руководство федерации это приняло к сведению. Но восстанавливать очень много чего нужно.

ОЩЕПКОВ СЕРГЕЙ , 20-08-2004 07:43 - ИНТЕРЕСНО УЗНАТЬ, ИЗМЕНИЛИ ЛИ ВЫ МЕТОДЫ, СПОСОБЫ И НАГРУЗКИ СВОИХ СПОРТСМЕНОВ С ТЕХ ВРЕМЕН, КОГДА ВЫ ТРЕНИРОВАЛИ СИЛЬНЕЙШУЮ В МИРЕ ЖЕНСКУЮ КОМАНДУ ПО ЛЫЖНЫМ ГОНКАМ?

А.Г.: – Да, изменил. И очень сильно. В этом году вообще очень большие изменения сделали, чисто методически. С учетом и массовых стартов, и прочего.

ЕГОР АКИМОВ - КОГДА ВЫ БЫЛИ ТРЕНЕРОМ СБОРНОЙ РОССИИ, ВАШИ ПОДОПЕЧНЫЕ ПРОХОДИЛИ ТЕСТИРОВАНИЯ ВО ВНИИФКЕ. КАК ОБСТОИТ ЭТО ДЕЛО (ТЕСТИРОВАНИЯ) ТЕПЕРЬ В РЫБИНСКЕ? УРОВЕНЬ СПЕЦИАЛЬНОЙ РАБОТОСПОСОБНОСТИ ЗАВИСИТ ОТ СЛОЖНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ РЯДА ФАКТОРОВ: ВЛИЯНИЕ ТРЕНИРОВКИ, ВРОЖДЕННЫХ СПОСОБНОСТЕЙ, ВЛИЯНИЯ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ. СОСТАВЛЯЮЩИЕ ЭТИХ ФАКТОРОВ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОПРЕДЕЛЕНЫ ДОСТАТОЧНО ТОЧНО. ПОКА ЭТО НЕ СДЕЛАНО, ОБЪЯСНЕНИЕ ПРЕЖНИХ РЕЗУЛЬТАТОВ ТРЕНИРОВКИ ИЛИ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ БУДУЩЕЙ РАБОТОСПОСОБНОСТИ ОСТАЮТСЯ В КАКОЙ-ТО МЕРЕ ПРЕДПОЛОЖИТЕЛЬНЫМИ. ВОПРОС: ОЦЕНИВАЕТЕ ЛИ ВЫ КОЛИЧЕСТВЕННО ВЛИЯНИЕ ТРЕНИРОВКИ? ЕСЛИ ДА, ТО КАКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ ДЛЯ ВАС ЯВЛЯЮТСЯ НАИБОЛЕЕ ИНФОРМАТИВНЫМИ? СПАСИБО!

А.Г.: – По поводу тестирования. Если мы касаемся сборной команды, то тестирование имеют право проводить те организации, у которых есть договор с Госкомспортом. Должен быть строгий, четкий и ясный процесс, подчиненный своим законам. Что есть сейчас, я даже не знаю. Научной бригады у нас нет, все дано на откуп тренеру - как он решит, так и будет. Другой вопрос, вооружен он методически или нет? Даже проверка уровня знаний тренера, прежде чем допустить его работать со сборной, у нас сейчас проводится по принципу «угоден – не угоден». В Рыбинске я как такового тестирования не провожу.

А по оценке тренировочного процесса все сказано правильно. Компонентов очень много, на сегодняшний день сложно сказать, какой из них главенствующий. В первую очередь все зависит от индивидуальных характеристик. Конечно, если человек работает на длинную дистанцию, там главными становятся соотношение объема, интенсивности и индивидуальных данных. Если на короткие, то важны еще и силовые качества. Не зная конкретики, давать какие-то советы сложно.

НАУМ , 30-08-2004 17:40 - КАКИЕ ФАКТОРЫ (ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ, ТЕХНИЧЕСКИЕ, МЕДИЦИНСКИЕ) БУДУТ ОПРЕДЕЛЯЮЩИМИ ДЛЯ ДОСТИЖЕНИЯ ПОБЕД СПОРТСМЕНОВ ЧЕРЕЗ 15 - 20 ЛЕТ? КАК ВЫ ДУМАЕТЕ, ВОЗМОЖНО ЛИ НА ПРОТЯЖЕНИИ ЭТОГО ВРЕМЕНИ ИЗОБРЕТЕНИЕ НОВОГО, БОЛЕЕ ЭФФЕКТИВНОГО СТИЛЯ ПЕРЕДВИЖЕНИЯ НА БЕГОВЫХ ЛЫЖАХ?

А.Г.: – Ну, на это мне, наверное, сложно ответить. Вы знаете, вот прыгали все ножницами, потом вдруг неожиданно появился "фосбери-флоп". В принципе это, наверное, не столько от тренеров зависит, сколько от научных специалистов, которые должны исследовать механику и найти более эффективный способ движения. А вот качества человеческие, мне кажется, хоть через 10 лет, хоть через 15 не изменятся: это предрасположенность, талант, огромное трудолюбие, которые нужны для реализации этого потенциала, а дальше – стечение многих обстоятельств, в какие руки человек попадет.

АРУСТАМОВ АРТУР , 18-08-2004 16:07 ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО БЫЛО БЫ ЗНАТЬ МНЕНИЕ АЛЕКСАНДРА АЛЕКСЕЕВИЧА О ПОДГОТОВКЕ ЛЫЖНИКОВ 14-18 ЛЕТ С ПРИЦЕЛОМ НА ВЗРОСЛЫЙ СПОРТ, СУЩЕСТВУЮЩАЯ СИСТЕМА (СПОРТШКОЛЫ) ПРЕДПОЛАГАЕТ ДОВОЛЬНО БОЛЬШИЕ НАГРУЗКИ ПО ИНТЕНСИВНОСТИ И ОБЪЕМУ, КАК ПРАВИЛО, БЕЗ УЧЕТА РЕАЛЬНЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ЮНЫХ СПОРТСМЕНОВ. НЕ ОТ ПЕРЕГРУЗОК В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ ЛИ КРОЕТСЯ НЕВОЗМОЖНОСТЬ РАЗВИТИЯ ВО ВЗРОСЛОМ СПОРТЕ НАШИХ ЛЫЖНИКОВ И БЕГУНОВ, КСТАТИ, ТОЖЕ? ДЛЯ МЕНЯ ЭТОТ ВОПРОС ОЧЕНЬ АКТУАЛЕН, ТАК КАК МОЕМУ СЫНУ 15, И ОН ЗАНИМАЕТСЯ ЛЫЖАМИ И БЕГОМ НА СРЕДНИЕ ОДНОВРЕМЕННО.

А.Г.: – Вы знаете, это вопрос полемический. Я свою точку зрения на этот счет давно высказывал. У нас, к сожалению, все детские спортивные школы построены по одной схеме. От результатов воспитанников зависит зарплата тренера, поэтому, естественно, идет интенсификация тренировочного процесса, форсаж. А дальше они передают этого спортсмена нам, а мы его ничем уже удивить не можем. Все-таки процесс должен быть последовательный. Я также уже высказывал свою точку зрения по поводу юниорских команд. В этом возрасте все-таки дети должны готовиться в регионах, а приоритет нужно отдавать тем спортсменам, которые попадают на соревнования. Сейчас в итоге получается, что у нас примерно 80% денег улетает впустую - готовим одних, а едут другие. Но главное – должна быть определенная методология, которая позволит вести спортсмена с самого юного возраста до уровня высококвалифицированного спортсмена. У нас в настоящий момент в систему это не приведено.

НАУМ , 30-08-2004 17:29 - КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ИСПОЛЬЗОВАНИЮ ДОПИНГА В ПРОФЕССИОНАЛЬНОМ СПОРТЕ: НУЖНО ЛИ СОКРАЩАТЬ СПИСОК ЗАПРЕЩЕННЫХ ПРЕПАРАТОВ ИЛИ НАОБОРОТ, НЕОБХОДИМО БЕСКОМПРОМИССНО БОРОТЬСЯ С ДОПИНГОМ?

А.Г.: – Не бороться с допингом – это дорога в никуда. А нынешние меры борьбы – неэффективны. В использовании допинга сложно некоторую грань провести. Есть некоторые средства, которые действительно просто нельзя применять: это стероиды и тому подобные вещи, которые наносят непоправимый ущерб здоровью. Сейчас же в список запрещенных препаратов некоторые препараты попадают, по моему мнению, необоснованно. Во всяком случае, порядок там надо навести - это точно, бороться нужно – тоже точно. Только меры должны быть эффективные. А начинать надо с того, что происходит внутри нашей страны. А то говорильни у нас в этом плане очень много, а вот борьбы что-то пока особо не замечаю. После Солт-Лейк-Сити было еще несколько случаев, в частности на Универсиаде, но реакции от нашей федерации нет никакой. Ведь даже на юношеских соревнованиях такое засилье фармакологии, пусть даже не запрещенной, просто свалки шприцов! Ведь надо какие-то меры принимать! А пока у нас все только на словах.

«Skisport.ru»: – Как вы думаете, концептуально, имеет смысл сокращать списки?

А.Г.: – Я думаю, что да. Оставить только те, которые действительно наносят вред здоровью и применение их опасно для жизни. А так – аппаратура растет, затрачиваемые деньги растут, а эффект-то очень маленький.

НАУМ , 01-09-2004 13:36 - КАК ВЫ ДУМАЕТЕ, ПОЧЕМУ ИЗ ЛЫЖНОГО СПОРТА УШЛА БЕНТЕ СКАРИ: ПО СОСТОЯНИЮ ЗДОРОВЬЯ, ВОЗРАСТУ, ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ УСТАЛОСТИ ИЛИ ЧЕГО-ТО ЕЩЕ?

А.Г.: – Сложно ответить, много разговоров по этому поводу. Я думаю, что здесь сыграли свою роль и личностные мотивы. Дело в том, что на Западе сам спорт построен так, что у людей кроме спорта есть еще какое-то определенное дело. Когда спорт заканчивается, начинается жизнь. Может быть, основная причина в том, что пришел тот возраст, когда нужно заняться тем делом, которое станет ее основной работой на предстоящую жизнь. Мне сложно ответить. Вот, например, одна финская спортсменка закончила выступать, так как ее отец является совладельцем предприятия горнодобывающей промышленности. И пришел тот момент, когда она должна была пойти получить обязательное образование для того, чтобы отец смог передать ей дела. У них невозможно передать управление человеку, не имеющему необходимого минимума образования в этом деле. И она должна была познакомиться с производством, начиная с самых азов, с инженера.

РЕВИНСКИЙ ДМИТРИЙ , 19-08-2004 01:13 МОГУТ ЛИ ЧТО-ТО СДЕЛАТЬ ПОСТОЯННЫЕ ЧИТАТЕЛИ "ЛЫЖНОГО СПОРТА" И САЙТА WWW.SKISPORT.RU, ЧТОБЫ УЛУЧШИТЬ СОСТОЯНИЕ ДЕЛ В РОССИЙСКИХ ЛЫЖАХ В ЦЕЛОМ?

А.Г.: – Я считаю, что общественность - это большая сила, очень большая сила. И кто бы что ни говорил, все всё читают и на всё обращают внимание. Не просто так же возникает вопрос о том, чтобы запретить давать интервью. Они боятся. А если боятся – значит, это фактор существенный.

РОДИМОВ АЛЕКСАНДР , 31-08-2004 20:26 - ЗДРАВСТВУЙТЕ, АЛЕКСАНДР АЛЕКСЕЕВИЧ. ВОПРОС У МЕНЯ ТАКОЙ: НЕТ ЛИ У ВАС ЖЕЛАНИЯ НАПИСАТЬ КНИГУ? МНЕ КАЖЕТСЯ, ЭТО НЕ МЕНЕЕ ВАЖНО, ЧЕМ ТЕ РЕЗУЛЬТАТЫ, КОТОРЫХ ВЫ ДОБИВАЕТЕСЬ СО СВОИМИ ВОСПИТАННИКАМИ.

А.Г.: - Мы сейчас с господами Исаевым и Кондрашовым это продумываем. Успех этой задумки во многом зависит от того, поддержит ли нас НПО «Сатурн» или не поддержит. Рассчитывать на издание книги без поддержки спонсора сейчас не приходится.

«Skisport.ru»: – Спасибо большое за ответы, от лица всех наших читателей желаю вашим ученикам, а вместе с ними и вам, удачи и успехов в предстоящем сезоне!

А.Г.: - Большое спасибо всем за интересные и актуальные вопросы. Еще раз хочу сказать: надо не бояться высказывать свое мнение. И задавайте вопросы. Задайте еще раз вопросы - президенту, вице-президенту, главному тренеру, задавайте!

Это был период, когда Грушин ещё что-то пытался объяснить, доказать президенту ФЛГР Владимиру Алексеевичу Логинову… Фото: Н.Рязанская

ПОСЛЕСЛОВИЕ...

«Skisport.ru»: – …Александр Алексеевич, а вы не устали?

А.Г.: – Честно? Устал. Устал не оттого, что много работы, от нее не устаешь, если чувствуешь, что ты нужен, что есть поддержка. Устал от того, что последние несколько лет стоит стена какого-то непонимания. Не только непонимания, ощущение такое, что ты просто никого не интересуешь - бьешься себе и бьешься. Например, я еще два года назад писал Фетисову несколько раз о необходимости создания экспериментальной группы, чтобы создавать и отрабатывать новые методики и программы. На это даже затрат не надо, только утвердить, что она есть. Тишина. Бьюсь с вопросом о создании отделения в училище олимпийского резерва. Но когда прихожу, то ближайшие люди из окружения Фетисова говорят: «да погоди ты со своей зимой, нам бы тут с летом разобраться»… А завтра и с зимой будет поздно разбираться! Все-таки, я считаю, что руководители должны беспокоиться не только о сегодняшнем дне, но и о завтрашнем. И много еще таких вопросов… Да потом еще этот ярлык скандалиста. Да не скандалист я. Просто мы пытаемся сделать так, чтобы российский лыжный спорт жил по определенным законам. Но, к сожалению, сразу попадаем в разряд неблагонадежных…

Другие прямые линии: (Лыжные гонки / тренеры)Юрий Бородавко: прямая линия с читателями журнала "Лыжный спорт"Татьяна Ревина (Новикова): «Я хочу, чтобы играл гимн России, поднимался наш государственный флаг, и на первой ступеньке пьедестала почёта стояла моя воспитанница»Анатолий Чепалов: прямая линия с читателями журнала "Лыжный спорт"Андрей Бояринов: «Интереснее работать с мужчинами, потому что я хочу составить конкуренцию Бородавко»Василий Рочев-старший: «Если есть хорошая песня, давайте споём её от души»Николай Лопухов: «У нас нет системы»Александр Веретельный: прямая линия с читателями журнала "Лыжный спорт"Юрий Каминский: Не хочется раскачивать лодку - надо попытаться поднять парус и поймать попутный ветерНиколай Седов: Я получил от руководства полную свободу действий

www.skisport.ru

"В скором времени наши девчонки должны совершить прорыв"

Перед началом этапа Кубка мира в Давосе знаменитый специалист, консультирующий тренерский штаб женской сборной России, дал интервью обозревателю "СЭ".

Александра Грушина любителям лыжного спорта лишний раз представлять не надо. Почти полтора десятилетия он возглавлял женскую сборную страны, сделав ее сильнейшей на планете, а потом перешел на работу в мужскую команду. На имидж "великого и ужасного" работала и репутация Грушина: о его жестком характере, тяжелом нраве и своенравности ходили легенды.

В последние годы знаменитый тренер вдруг исчез из общего поля зрения. Сегодня он возглавляет управление по научно-методическому обеспечению Олимпийского комитета России. Маленький кабинет, скромная обстановка, кучи бумаг вокруг... С лыжами нынешнего чиновника Грушина связывает только должность советника старшего тренера женской сборной Данила Акимова. Однако стоит поговорить с ним хоть немного, и становится ясно: специалист, недавно отметивший 70-летний юбилей, по-прежнему в теме.

– Данилу Акимову я помогаю на общественных началах, – говорит Александр Грушин. – Смотрю планы подготовки, высказываю определенные соображения. Свое мнение не навязываю: могу только поделиться опытом и советом. Иногда приезжаю на тренировки, но не очень часто. В нынешнем сезоне, к сожалению, смог побывать только на двух сборах команды.

ПЕРВЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ПОЯВЯТСЯ ВЕСНОЙ

– Глобальный вопрос, который беспокоит большинство болельщиков. Что происходит с женской сборной России, которая никак не может вернуться с третьих ролей на лидерские позиции?

– Считаю, что мы расплачиваемся за ошибки, допущенные несколько лет назад. Имею в виду резкое сокращение объемов в угоду интенсивности. Я согласен, что новшества в формате соревнований предполагают изменение режима тренировок. Но от базовой, фундаментальной работы все равно никуда не уйти. Любой циклический вид спорта в первую очередь связан с совершенствованием механизмов аэробной производительности. Ее характеризует целый ряд индикаторов, например – порог аэробного обмена. В женской сборной СССР, которую я тренировал, средний показатель потребления кислорода составлял 68-70 миллилитров на килограмм веса. У знаменитой Раисы Сметаниной он достигал даже 72 мл/кг. У нынешней же команды еще полтора года назад этот показатель составлял 58-60 мл/кг.

При этом есть такой нюанс. В 21 год рост аэробной производительности организма резко замедляется, а в 23-24 года практически полностью останавливается. Получается, упустишь время – не догонишь. Так вот, минувшей весной средние показатели женской сборной изменились, они составили уже 63-64 мл/кг. Получается, в результате тяжелой целенаправленной работы порог аэробного обмена у российских спортсменок существенно повысился. В течение нынешнего сезона он должен вырасти еще больше. Думаю, весной он может составить 66-67 мл/кг. Это значит, что девчонки постепенно выходят на рубежи, необходимые для серьезных достижений.

– А что с объемами километража?

– Тут тоже был недобор. Представительницы сборной СССР за сезон пробегали 9-10 тысяч километров, а то и больше. Эта же команда еще недавно не набирала и 8 тысяч километров. Поэтому в первый год работы нового тренерского штаба была поставлена задача выйти на большие тренировочные объемы. В этом сезоне перед девочками появилась другая цель: сохранить нынешние объемы и добавить в интенсивности. Это самое тяжелое задание, какое только может быть. Просто набрать необходимый километраж не так уж сложно. Это нудная и монотонная работа, но вполне выполнимая. А вот совмещать большие объемы вкупе с высокой интенсивностью очень тяжело.

К сожалению, сборная слишком мягко провела тренировочный цикл в октябре и ноябре. Не хочу обвинять тренера Акимова: его подопечным было очень тяжело. Вот он и дал слабину, чисто по-человечески пожалел девчонок. В результате соревновательные период, который приходится на первые этапы Кубка мира, оказался потерян. Девочки вроде бы идут с крейсерской скоростью, но частоты движений им не хватает. Это не значит, что весь сезон потерян, отставание еще можно наверстать. Для этого потребуется два месяца; если взяться за дело сейчас, положительные результаты появятся в феврале-марте. Помяните мое слово: в это время наша команда будет выглядеть гораздо более привлекательно. А в следующем сезоне, если все получится, можно ждать определенного прорыва.

– Но ведь наши лыжники – Александр Легков, Илья Черноусов, тренировавшиеся под руководством западных специалистов, утверждают: в Европе акцент делается не на объем, а на интенсивность.

– Вполне может быть, я не спорю. Только одна деталь: Легков пришел к иностранным тренерам уже с наработанной базой. До этого несколько лет он пахал очень серьезно. Прошел школу Юрия Бородавко, работал с другими наставниками. В общем, перед тем как заниматься надстройкой, нужно подготовить базу. Меня могут упрекнуть в старомодности, приверженности устаревшим методикам. Но в этом постулате я уверен.

ГРОБИМ РЕЗЕРВ РАДИ СИЮМИНУТНОГО УСПЕХА

– Российские лыжницы регулярно завоевывают медали на юниорских и молодежных чемпионатах мира. Почему они не достигают таких же успехов на взрослом уровне?

– Выскажу свою личную точку зрения, которая наверняка не совпадет с мнением высшего руководства. Я категорический противник создания сборных страны в юношеских и юниорских возрастах. Эти команды по девять месяцев в году сидят на централизованных сборах, получают инвентарь, зарплату. За участие в каких-нибудь детских Олимпийских играх им еще и премии выплачивают. Все остальное идет стороной: нормального быта нет, учеба – побоку. Ни в одной стране мира такой практики не существует! Там действуют совершенно иные принципы подготовки. Лыжники тренируются в своих клубах, спортшколах или регионах под руководством личных наставников. В начале сезона проводится установочный сбор для расширенного числа кандидатов – и всё. Дальше все готовятся самостоятельно. И только после проведения отборочных соревнований, когда команда для поездки на чемпионат мира собрана, она проводит совместный сбор. И то не очень долго – исключительно ради подготовки к конкретным соревнованиям. Сейчас у нас имеется огромное количество лыжниц, которые прошли через систему молодежной сборной страны. У меня не хватит пальцев, чтобы перечислить всех спортсменок, которые засветились в ней только за последнюю пару лет. Вроде бы резерв для национальной команды есть – и огромный. Однако в дело он употреблен быть не может.

– Почему?

– Потому что эти девчонки обошли своих зарубежных сверстниц благодаря интенсификации тренировочного процесса, а не набору километража. Потом соперницы, которые в отличие от нас все это время работали на объем, начинают добавлять в интенсивности – а нам ответить уже нечем. Момент-то для базовой подготовки уже упущен. Бросаемся вдогонку, а поезд уже ушел. Соперницы резко прибавляют в скорости, а мы только руками разводим... Получается, что тренировочный процесс в юниорском возрасте у нас построен в корне неверно.

– Слышал, что наставники сознательно идут на форсирование формы своих юных подопечных. Получать премии и повышения по службе хочется каждому.

– Не буду обижать людей обвинениями в корыстных намерениях. Они, скорее, заложники системы. С них требуют конкретный результат: медали, выполнение нормативов. Если человек не будет подчиняться, вряд ли ему удастся задержаться на своем месте. Вот и получается, что при подведении итогов сезона выходит юниорский тренер и начинает сыпать цифрами: выиграно столько-то медалей, завоевано столько-то призовых мест. А говорить нужно о другом. Какой объем километража освоен? Кого из спортсменов, способных выполнять большую тренировочную работу, можно рекомендовать в национальную команду? На этой стадии должен идти отбор, селекция. О результате речь пусть заходит уже на следующем уровне – в сборной страны.

– Вы не стали называть фамилии, поэтому я сам задам вопрос по некоторым персоналиям. Вот, к примеру, Надежда Шуняева, которая становилась призером двух юниорских чемпионатов мира подряд – в 2012 и 2013 годах. Имея такой послужной список, она вполне могла бы претендовать на место в национальной сборной, но на недавнем внутреннем отборе финишировала лишь в третьем десятке. В чем проблема этой спортсменки?

– Это как раз то, о чем я говорил. Шуняева – неплохая лыжница, но ее подготовка в юниорском возрасте была форсирована. А теперь ее еще придавил большой объем километража. Мне кажется, Надя пока не переварила полученную нагрузку. Нынешний год будет для нее тяжелым, это следует сказать честно. Однако ставить на ней крест рано, перспектива у нее есть.

– 23-летняя Елена Соболева – еще один призер юниорских чемпионатов мира. Ее ровесницы, норвежки Венг и Хага уже вошли в число лидеров своей национальной команды. Чем россиянка хуже?

– Соболеву тренеры сейчас включили в состав сборной, она выступит на этапе Кубка мира в Давосе. В остальном же к ней относится все сказанное выше. В юниорском возрасте ее тренировки были искусственно интенсифицированы, норвежки же выступали на базовом объеме. Только сейчас Лена начинает набирать то, что в свое время упустила.

ОЩУЩЕНИЕ ВИНЫ ТЯГОТИТ ДО СИХ ПОР

– Вы воспитали огромное количество чемпионок всех мастей. Среди них были таланты от Бога?

– Взять, к примеру, Анфису Резцову. Бесшабашная, очень талантливая спортсменка. Лена Вяльбе – из той же серии. А вот о Тамаре Тихоновой я этого сказать не могу. Хотя она является олимпийской чемпионкой в индивидуальной гонке, а у Вяльбе такого титула нет. Тома была классической рабочей лошадкой, которая добилась всех успехов через тяжелую работу. Из-за этого, кстати, она и ушла из сборной. Дело в том, что талантам позволено чуть больше, они могут вылезти на своих сильных качествах. Остальным же нужно пахать без выходных. Я много разговаривал на эту тему и с самой Тихоновой, и с ее личным тренером Галиной Кулаковой. Говорил, что останавливаться нельзя, иначе она будет потеряна. К сожалению, после триумфа на Олимпиаде в Калгари Тихонова стала работать не совсем так, как мне бы хотелось. И результаты начали падать. На чемпионате мира-1991 в итальянском Валь-ди-Фьемме она неплохо выступила только на дистанции 10 километров, остальные дисциплины провалила. Чтобы совсем не терять человека, я договорился с Виктором Маматовым о ее переходе в биатлон. Тихонова вроде согласилась, потом у нее что-то не пошло. И она закончила карьеру.

– За годы работы в сборной вы научились хорошо разбираться в женской психологии. Это помогало?

– Если ты научишься понимать внутренний мир спортсменок, их поступки станут более предсказуемыми. Скажем, конкретный пример: идет тяжелая тренировка. У меня в команде были лыжницы, которые никогда не позволили бы себе срезать дистанцию. Умерли бы, а не позволили. Но были и другие. Зная эту их особенность, на тренировке я обычно выбирал самый тяжелый участок и караулил там. Абсолютно точно знал, что несколько человек этот участок не пройдут. И точно – их там не было!

Или другая ситуация. По нашим внутренним правилам освободить спортсменку от тренировки мог только старший тренер. Только вот делать это я очень не любил. И вот утром на построении, перед началом тяжелой работы мне уже становилось понятно, кто из лыжниц будет просить об освобождении. И тогда я уходил в лес, садился на бугор и наблюдал за тренировкой со стороны. Делал все, чтобы девочки не увидели меня и не стали просить выходной.

– Были ли случаи, когда вы пожалели о своей жесткости?

– Могу сказать, что сейчас некоторые ситуации я постарался бы решить по-другому.

– Может быть, вы и чувство вины перед своими бывшими подопечными испытываете?

– В том числе. Понимаете, в любых тренировках имеет место экспериментальная составляющая. Мы отрабатывали разные методические новинки и подходы. Было дело, что я ошибался, и серьезно. Я же не с небес на землю упал, извините. Обыкновенный человек, из плоти и крови. Случалось, что некоторые спортсменки не показывали тот результат, на который были способны. И виноват в этом был именно я. Просто команда на тот момент была очень сильной, и эта глубина состава выручала меня. Провал одних лыжниц компенсировало успешное выступление других. На этом фоне промахи тренера не так заметны. Но я-то знаю, что несу личную ответственность за одну несостоявшуюся карьеру, другую. И это чувство вины тяготит меня до сих пор.

– Вы не пытались впоследствии объясниться с этими людьми?

– (долгая пауза) Человек, не показавший в итоге результата, на который был способен, и так уже обижен. Если же я признаюсь ему в своих сомнениях и ошибках, то... Думаю, нам с девочками не стоит возвращаться к этой теме.

ВЫБИРАЮ ЧУВСТВО ДОЛГА

– Летом вы отметили 70-летие. Характер с возрастом меняется?

– Дело не в возрасте, а в смене деятельности. Раньше я был тренером, теперь стал чиновником. В тренировочном процессе нужна была жесткость, сейчас требуется умение найти компромисс. Нынче приказать человеку я не могу, надо уговаривать или убеждать его. Хотя на спортивную подготовку чаще всего это никакого влияния не имеет... Вот и приходится меняться, хотя по своей сути менее жестким я не стал.

– Одно время вы конфликтовали с Еленой Вяльбе, занимающей пост президента Федерации лыжных гонок России. Сейчас отношения восстановились?

– Мы с ней нормально контактируем. Она меня внимательно выслушивает, а я в свою очередь не пытаюсь навязать ей свою точку зрения. Вообще, со временем мы стали гораздо лучше понимать друг друга. Я осознал, что во многих вещах был неправ. Да и Лена заметно изменилась в лучшую сторону. Сейчас у нее появились качества настоящего руководителя – терпение, дипломатичность. Хотя в годы спортивной карьеры она была далеко не подарок.

– На своем веку вы работали со спортивными руководителями всех рангов и мастей. С кем отношения складывались лучше всего?

– С Валентином Сычем. Он служил в Госкомспорте заместителем Виталия Смирнова, курировал зимние виды. Очень жесткий был человек, но при этом справедливый. Однажды от тогдашнего руководства федерации поступил сигнал: мол, Грушин стал совсем неуправляемым, надо его убирать. Я об этом не знал, все случилось за моей спиной. Сыч пригласил наших лыжниц, начал предлагать им кандидатов на мое место. Девчонки подумали и говорят: "У нашего тренера, конечно, сложный характер, но он нам нужен. А вот без тех, кто на него жалуется, мы вполне можем обойтись". Сыч кивнул: "Хорошо". И это был далеко не единственный конфликт, в котором он встал на мою сторону.

Знаете, я вам честно скажу: когда я работал в сборной, светлых дней у меня было мало. Очень мало. В основном из-за моего тяжелого характера. Но я об этом нисколько я не жалею, просто констатирую факт.

– Я вижу, как вы тоскуете по лыжам. Неужели вас устраивает сегодняшняя деятельность в качестве – извините, клерка?

– А чего вы извиняетесь? Клерк – он и есть клерк.

– Вы не ответили: устраивает или нет?

– Лыжные гонки – это вся моя жизнь. Но вы же знаете, что из сборной я ушел не по собственной воле.

– А если бы вас пригласили вернуться?

– Такие предложения уже были. Но тут вот какая ситуация... Несколько лет назад у меня были большие проблемы со здоровьем. Я мог ходить только на костылях, практически безвылазно сидел на даче. Потом мне поменяли оба тазобедренных сустава, жизнь немного наладилась. Хотелось какого-то дела, но я оказался никому не нужен. Ни Министерству спорта, ни федерации... Единственным, кто предложил работу, стал Олимпийский комитет. И вот теперь, когда у меня все нормализовалось, нужно бросить людей, которые протянули руку помощи, и уйти?

– То есть между зовом души и чувством долга вы выбираете...

– Чувство долга.

Владимир Рауш, "Спорт Экспресс"

www.skisport.ru

"В истории с Легковым и Беловым больше вопросов, чем ответов"

Заместитель руководителя управления по обеспечению участия в Олимпийских спортивных мероприятиях Олимпийского комитета России, заслуженный тренер СССР и России Александр Грушин воспитал многих олимпийских чемпионов по лыжным гонкам, чьи имена вписаны в историю спорта. Он посетил Ханты-Мансийск для проведения семинаров на тему «Система планирования и отчетности тренеров» и «Методические рекомендации по организации тренировочного процесса групп для начальной подготовки», а в перерыве пообщался с пресс-службой «ЮграМегаСпорт» и ответил на животрепещущие вопросы про ситуацию вокруг Александра Легкова и рассказал о своих впечатлениях от Ханты-Мансийска.

— Все сейчас только и говорят, что об отстранении Легкова и Белова. Напоминает ли Вам это ситуацию 2002 года в Солт-Лейк-Сити с Ларисой Лазутиной и Ольгой Даниловой? Тогда тоже отобрали медали.

— В тот момент я уже не работал с женской командой, но всё же могу с уверенностью сказать, что ситуация с Легковым и Беловым неоднозначная. Если в 2002 году были объективные доказательства индивидуальной вины спортсменок, в то время как сейчас нельзя говорить о том, что есть доказательства вины именно Легкова или именно Белова. В их случае это не коллективная ответственность, разумеется, но с одной стороны против них индивидуально выдвинуть ничего не могут, а с другой стороны нарушение есть. Сами понимаете, здесь сложно что-то комментировать.

— Так Вы не принимаете ничью сторону?

— Нет. По-человечески я не могу обвинить Легкова или Белова. Их индивидуальной вины нет. Но почему были пробы вскрыты? Почему содержимое проб было испорчено? Здесь больше вопросов, чем ответов. Я не специалист в этой области, но и они не дают ответов. Не могу сказать, что было  принято правильное решение, но, с другой стороны, те люди, которые этим занимаются, должны были принять какое-то решение. Ведь нарушение есть. Очень жаль, что из-за этих нарушений страдают конкретные спортсмены.

— Хорошо, отстранение, но отобрать медали спустя четыре года. Разве это может быть правильным решением?

— В том, что отобрали медали, ничего нового нет. Отбирают медали и через четыре года, и через десять лет. Сама процедура несовершенна. Мое личное мнение, что не нужно больше ворошить грязное белье. Закончились Олимпийские игры, наградили людей, оставьте всё это позади. На тот период времени они, без сомнения, были сильнейшими, их наградили. Но все продолжают копаться в грязи. Не понимаю, ради чего. От этого теряется имидж спорта. Зачем это делают?

Мне непонятна процедура хранения проб десятилетней давности. Вы посмотрели, проверили, решили, на этом нужно закончить. Я сейчас не могу понять двух моментов. Вот, скажем, отберут медали, какому-то Иванову-Петрову-Сидорову будут их вручать. И, знаете, я бы на их месте этими медалями уже не гордился. Если бы это было сделано прямо там, на Олимпиаде, тогда другое дело. Но прошло неопределенное количество лет, и вдруг мы начинаем в этом копаться. У того размер ноги не тот, у того обувь жала. Зачем?

Разумеется, спорт высших достижений всегда связан с неоднозначными моментами. Поэтому нельзя говорить, что когда-то кто-то был не прав. На тот момент они были правы. Это по сегодняшним понятиям они не правы. Это уже история — спортивная история, оставьте ее в покое.

— Давайте тоже отложим в сторону грязное белье. Поговорим о штайншлифте, современной технологии обработки лыж, и ее использовании в преддверии Олимпийских игр в Корее. Вы создатель этой технологии и изначально использовали ее для получения максимального преимущества родной трассы в Сочи. Как обстоят дела с Пхёнчханом?

— В ситуации с Пхёнчханом, к сожалению, наложилось много не очень приятных компонентов. Во-первых, Сочи это наша домашняя площадка. Помимо очевидного, было проще с командированием работников — это наша территория, меньше затрат и согласование шло проще. Корея же — это иностранное государство, и запустить этот механизм сложнее ввиду международных отношений, которые надо учитывать. Восток — дело тонкое, как было сказано в фильме. Поэтому бывает очень сложно урегулировать вопросы. Однако мы все равно что-то делаем, даже если не так масштабно, как перед Сочи.

Сейчас эти лаборатории займутся не только подготовкой инвентаря, но и сделают некоторые стандартные варианты штайншлифтов, которые будут использованы в Пхёнчхане. Они будут апробированы и вывезены в Пхёнчхан.

Не сказать, что эта технология очень сильно изменит расстановку сил. Ведь иностранные команды тоже работают над этим и работают очень сильно. Они по некоторым аспектам этой технологии идут впереди нас. Мы идем вдогонку. Если эта технология штайнфлифт позволит нашей команде выйти на тот уровень, на котором находятся иностранные специалисты, то я уже этому буду рад.

— Ханты-Мансийск в прошлом году после большого перерыва принял у себя соревнования по лыжным гонкам — Чемпионат России. Есть ли у этой трассы потенциал для развития именно с точки зрения проведения лыжных соревнований? Ведь существуют различия в критериях и требованиях к трассам для биатлона и лыжных гонок.

— Вы знаете, я не вижу в этом принципиальной разницы. Это не те моменты, на которые стоит обращать внимание. Главное — это потенциал региона. Если он имеет возможность привлечь соревнования и проводить их на своей базе, это очень прекрасно. Во-вторых, любое привлечение соревнований позволяет совершенствовать эту структуру еще дальше. Чем больше Ханты-Мансийск будет проводить соревнований такого уровня, тем больше вы будете делать каких-то выводов, и недостатки в самой трассе, в организации соревнований будут нивелироваться.

Опыт — это самый главный, решающий фактор, позволяющий нам двигаться вперед. У всех трасс есть свои особенности. У вас шикарный комплекс, на нем можно проводить все, что угодно. А те ошибки, которые будут — это мелочи, они будут нивелироваться. Главное — комплекс, на него приятно посмотреть, и заинтересованность, которая тоже видна. А все остальное, на мой взгляд, это не те проблемы, которые требуют срочного решения.

— Что вы скажете о Ханты-Мансийске и Югре с точки зрения количества спортивных школ и подготовки спортсменов?

— Сейчас на уровне Правительства России происходит модернизация спортивной подготовки резерва. Концепция принимается министерством спорта России. Главное не форма этой концепции, а содержание. Внутреннее содержание и будет отработано, это соответствует необходимости развития видов спорта. А если это будет просто формализм, то ни к чему хорошему не приведет.

Что касается количества спортивных школ, то здесь многое зависит от финансирования. И мне кажется, что нельзя в количественном факторе сопоставлять развитие регионов в этой области. Другие регионы могут иметь большее количество спортивных школ, а выход не тот, который хотелось бы.

Поэтому мне кажется, что Ханты-Мансийск очень интересен. Даже не в том, какое количество спортивных школ имеется, а в качестве работы. У вас неплохой тренерский контингент. Они очень интересно реагировали во время семинара, спрашивали хорошие вещи. У вас большая перспектива. Что же касается количества, то это не всегда является доминирующим фактором, который должен быть оценен в ключе эффективности работы того или иного региона при подготовке спортсменов.

— На своем семинаре Вы уделили много внимания тому, что в подготовке важно учитывать такие соревнования, как Универсиады и Юношеские Олимпийские игры. Почему?

— Дело в том, что на Юношеских Олимпийских играх возраст спортсменов от 14 до 18 лет. Сколько лет ребенок занимается спортом на момент своего четырнадцатилетия? 4-5 лет, сейчас в лыжный спорт приводят детей примерно в 10 лет. У них еще закладывается базовая подготовка, и ее форсирование ни в коем случае не идет на пользу. Детей натаскивают специально на эти олимпиады и универсиады, но кому нужны эти медали? Они нужны только для того, чтобы потом можно было громко сказать, что наша страна собрала все золотые медали. А дети ломаются. Не нужно им в таком возрасте давать сильные нагрузки и спешить с подготовкой, иначе потом не будет результатов. Взять, например, Универсиаду в Казани. Весь мир отправил туда студентов, а мы — профессиональных спортсменов. Зачем это было сделано? Чтобы похвастаться тем, что мы выиграли так много золотых медалей? Но посмотрите на спорт высших достижений, там мы так не блещем. Не нужно компенсировать это за счет детей.

www.skisport.ru

им просто на все наплевать

В 90-е годы Александр Грушин был самым титулованным лыжным тренером мира: ведь это он возглавлял непобедимую женскую сборную России. После Олимпиады в Нагано он принял неблиставшую мужскую команду, и уже на следующих Играх, в Солт-Лейк-Сити, его ученик Михаил Иванов завоевал "золото". А сейчас занимающего должность старшего тренера команды АЛЕКСАНДРА ГРУШИНА, с которым в Италии встретилась корреспондент Ъ ВАЛЕРИЯ Ъ-МИРОНОВА, обвиняют в развале российского мужского лыжного спорта. – Какую цель поставили вы перед собой и своими пятью лыжниками на чемпионате в Валь-ди-Фиемме? – Возможно, это прозвучит и претенциозно, но приехали мы сюда бороться за медали. Главным образом на печально уже закончившейся для нас "тридцатке", а также на 50-километровой дистанции. За неудачу в гонке на 30 км винить, кроме как себя самого, мне больше некого. И перед ребятами – Владимиром Вилисовым, Виталием Денисовым, Михаилом Ивановым и Андреем Шлюндиковым – я каюсь в том, что ошибся со смазкой, обработав только что поступившие к нам мягкие лыжи по шаблону, то есть так, как раньше это делал, когда спортсмены бегали на более жестких. Что же касается марафона, то здесь основную ставку я сделал на призера прошлого чемпионата мира Сергея Крянина. – А что же наш олимпийский чемпион Михаил Иванов совсем нынче безнадежен? Хотя понятно, что ему, специалисту классического хода, здесь, на коньковом "полтиннике", ловить вроде как и нечего... – Остается еще маленькая надежда на дистанцию 15 км классикой. Но если честно, то Миша сегодня лишь набирает форму, и говорить о той кондиции, когда бы он мог реально бороться за медаль, преждевременно. – В чем же причина столь резкого спада? – История знала случаи, когда лыжники выигрывали несколько Олимпиад подряд, а в неолимпийские годы оставались в тени. Ну что поделаешь, если человек, если так можно выразиться, ориентирован только на главный титул? Однако мне все же кажется, что с Ивановым произошло другое. Он после Олимпиады слишком долго отдыхал, приступив к регулярным тренировкам лишь в августе. А сейчас он пожинает плоды своей недотренированности. Мне бы, как тренеру, надо было проявить волю и заставить Мишу вовремя включиться в работу. Однако я, оказавшись в который раз в центре очередного вала разборок в нашей федерации, вынужден был пойти на поводу у Мишиного ближайшего окружения. – А симптомов звездной болезни вы у Иванова не наблюдали? – Было маленько. Хотя сразу оговорюсь, что сама по себе натура у Миши здоровая. А вот вокруг него ажиотаж и впрямь поднялся непомерный. Точно в такой же ситуации в свое время оказалась и моя ученица, трехкратная олимпийская чемпионка Тамара Тихонова. Видите ли, есть спортсмены от природы, обладающие огромным талантом: Елена Вяльбе – ярчайший тому пример. А есть другая категория – чуть менее талантливые, но тоже добивающиеся высоких результатов главным образом за счет трудолюбия. К ней относилась Тихонова и относится Иванов. Так вот, Тамаре тоже внушили, что она супергонщица, и она не сумела эту лесть правильно проанализировать. Перестала в полную силу трудиться и в конце концов окончательно потеряла чувство реальности. Чуть было это не произошло и с Мишей. Если он сейчас исправится – выйдет на прежний уровень, нет – человека мы потеряем. Я же сейчас оказался, повторяю, в такой ситуации, что прояви в отношении Иванова жесткость, это тут же было бы интерпретировано как применение неправильных методов в моей работе. – Вы этого испугались? – Нет. Но после Олимпиады определенный круг людей очень хотел, чтобы Миша из моей группы ушел, внушая ему и его личному тренеру, будто Грушин его гробит. Дал Миша себе послабление, а нажми я в тот момент, может, и впрямь он от меня бы ушел. Признаться, столько я уже натерпелся за всю свою жизнь в большом спорте... Вкладываешь в людей, вкладываешь, а потом они говорят, что ничего-то ты, оказывается, для их результата не сделал. И кроме вреда, от тебя никакой пользы. Так что, наученный горьким опытом, не хочу больше наступать на те же грабли. – О чем, по-вашему, говорит отсутствие на чемпионате мира президента Федерации лыжных гонок России Анатолия Акентьева? – Официальной версии, во всяком случае, никто не выдвигал. А свое личное мнение по этому вопросу здесь мало кто решится высказать. Я же считаю, что руководитель федерации не имеет права самоустраняться и присутствовать на главном лыжном форуме обязан. – Вы уже слышали о том, что президент Олимпийского комитета России Леонид Тягачев назвал имя возможного нового главы вашей федерации? – Так или иначе, господин Акентьев сам должен решить, уходить ему или оставаться. Это – дело его чести и порядочности. Я никогда не давал оценки его профессионализму, как, впрочем, ни разу не позволил себе плохо отзываться о нем как о человеке. Не мне судить людей. Но военачальник, на мой взгляд, должен погибнуть вместе со своим войском, спасти которое и вывести из патовой ситуации он не смог. А не обвинять всех подряд и продолжать руководить. Ведь и по прошествии года после Олимпиады мы так до сих пор и не услышали ответа на главные вопросы: что же там на самом деле произошло, кто виноват в том, что наши лучшие лыжницы оказались замешаны в допинговом скандале? А что касается названной Тягачевым кандидатуры, то есть Сергея Богданчикова, то мне не очень верится, что человек, занимающий столь высокий пост в компании "Роснефть", согласится возглавить лыжную федерацию. Но даже если это произойдет, то я скорее за, чем против. В конце концов, только благодаря финансовой поддержки "Роснефти" все мы и живем. Однако финансы финансами, но главный вопрос – как ими грамотно распорядиться и сделать так, чтобы у истоков нашего дела стояли истинные профессионалы? Как бы за шелестом купюр не упустить уровень работы. И если господин Богданчиков действительно придет к нам, сумеет понять основные наши проблемы и преодолеть их, лучшей кандидатуры не придумать. – Правда, что вы снова всерьез задумались о смене деятельности? – Не хочу скрывать, работать со сборной день ото дня мне становится все труднее. И особого смысла продолжать в создавшихся условиях педагогическую деятельность я не вижу. Возможно, уйду на должность какого-нибудь консультанта. Скажем, в лыжный центр в Острове или в Рыбинске. Кроме того, две известные зарубежные лыжные фирмы предлагают мне стать их представителем в России и ждут моего ответа до конца апреля. – При каких условиях вы сможет откинуть гнетущие вас сомнения и остаться? – За минувший год, в течение которого мы все погрязли в бесконечных дрязгах, я понял главное: моя работа никому, кроме болельщиков, в России не нужна. Не мне судить, имею ли я тренерский дар или абсолютно бездарен. Одни говорят, что я талантлив, а другие поливают площадной бранью. Так зачем же мне, лишнему человеку, ставить какие-то условия: кто мне подходит в качестве президента федерации, а кто не очень? Пройдясь недавно в поисках высшей справедливости по кабинетам наших высших спортивных начальников и не увидев ни малейшей их заинтересованности в том, чтобы разобраться, что же все-таки на самом деле происходит в крупнейшей и мощнейшей российской спортивной федерации, успех или не успех спортсменов которой в огромной степени способен повлиять на командный успех России на Олимпиадах, я сделал вывод, что им просто на все это наплевать. – Похоже, руководителей отечественного спорта давно захватили свои игры... – Так если мы, рабочие лошадки, им безразличны, зачем же мне в стену-то биться? Не желаю никого оскорблять, но мы – я, а также другие известные специалисты Борис Быстров и Виктор Иванов – пытались изложить свою точку зрения сначала господину Тягачеву, а затем господину Фетисову, который даже не соизволил с нами встретиться. Тогда я понял, что, отдав сборной 20 лет, напрасно трачу время. Плохие мы или хорошие тренеры, повторяю, не нам судить, но мы бросили все, свои семьи, дома, и пытаемся сделать так, чтобы наша страна завоевывала какие-то медали. И вот появляются люди, которые смешивают всю нашу работу с грязью, и ни один спортивный руководитель России не встал на нашу защиту. Раньше кто-то один против меня обычно воевал, а сейчас, чувствую, объединились, жаждут крови, бросились в атаку и хотят победить. Так пусть победят. Проще, извините, прогнуться перед начальством, чем что-то иметь в своей собственной голове.

www.skisport.ru

Александр Грушин: "Недоверие только добавляет азарта"

Елена Вайцеховская, "Спорт Экспресс" Вот уже пятый тренировочный сбор выдающийся лыжный тренер Александр Грушин выступает в новой для себя ипостаси: главным тренером российских двоеборцев. Команды, не имеющей ни одного спортсмена в первой полусотне мира, ни шансов на более высокие места, ни особых перспектив. Именно так состояние сборной было оценено в конце прошлого сезона. Пару месяцев назад на просьбу корреспондента "СЭ" об интервью Грушин ответил отказом. Обосновал коротко: "Не о чем пока разговаривать. Не время". Приехав на сбор в Рамзау к биатлонистам и лыжникам, я меньше всего ожидала, что самым первым человеком, встреченным в уютном холле отеля Кобальдхоф окажется именно Грушин. - Александр Алексеевич, наше интервью годичной давности завершилось вашей грустной фразой о том, что ваша работа, как и работа множества профессионалов, в России никому не нужна. Получается, погорячились? - Я долго жил с этим чувством. В начале года окончательно решил для себя, что в России с лыжными гонками не буду работать уже никогда. Однозначно. Думал даже о том, чтобы уйти преподавать в какое-либо учебное заведение. Параллельно возникали какие-то предложения подписать контракт и уехать заграницу. А потом вдруг возник вариант двоеборья. - От кого исходила инициатива предложить вам эту работу? - Самый первый телефонный звонок последовал от президента российской федерации двоеборья Владимира Славского. И стал для меня полнейшей неожиданностью. - Почему? Вы настолько не воспринимали этот вид спорта всерьез? - Он даже в поле моего зрения никогда не попадал. Вообще. - Чем же вас так подкупили? - Сложный вопрос. Двоеборцы обычно очень много говорят о специфике своего спорта, о том, что не всякий тренер может их понять, поскольку двоеборье объединяет два таких несочетаемых, казалось бы, вида, как лыжные гонки и прыжки с трамплина. Что работать там может только тот, кто сам прошел эту школу...

На самом деле у них действительно безысходная ситуация. По итогам прошлого года все наши спортсмены откатились назад настолько, что в первой полусотне Кубка мира нет ни одного человека из России. - И вы решили заняться спасением утопающих? - Такая формулировка, как мне кажется, может прозвучать достаточно обидно для двоеборцев. Свое отношение ко мне они высказали сразу: мол, за мои лыжные успехи в "прошлой" жизни меня, конечно, уважают, но в двоеборье я для них не авторитет. И вряд ли у меня что-то получится. - А это утверждение, как мне кажется, звучит обидно уже для вас. - Меня такие разговоры действительно несколько задели. Я готов согласиться с тем, что двоеборье - технически сложный вид. Но далеко не самый сложный, сколько бы тренеры и спортсмены ни говорили о повышенной опасности, психологической нагрузке и прочих вещах. А спортивная гимнастика - это что, не опасно? Люди работают в зале по шесть часов в день, причем эта работа ведется на грани травм, несовместимых с жизнью. В двоеборье же куда ни кинь - везде проблема. Проблема на эстакаду подняться, шесть прыжков вместо пяти сделать, с психологической нагрузкой справиться...

Причем с этой привычкой прикрывать отсутствие работы психологической зависимостью от прыжков живет уже не первое поколение. Прыжки поставлены во главу угла. А то, что результат в прыжках может быть пятым, а итоговое место - в конце четвертого десятка, об этом скромно умалчивается. С моей точки зрения, если уж люди взялись заниматься двойным видом спорта, они должны четко понимать, что главное - стабильность. Как в прыжках, так и в лыжном беге.

Многих вещей я действительно искренне не понимал. Мне постоянно приходилось сталкиваться в своей профессии со спортивной наукой. И в институте я учился серьезно, и в аспирантуре. Здесь же было отчего растеряться. Например, для спортсменов московской группы характерна определенная техника прыжков. В Питере эта техника другая. В Нижнем Новгороде - третья. В Казани - четвертая. Я с трамплина никогда в жизни не прыгал. Но точно знаю, что существует общая биомеханическая основа всей прыжковой техники, о каком бы виде спорта ни шла речь. И основа эта должна быть одинаковой. Индивидуальные особенности - это совсем другая тема. Но именно основ техники в российском двоеборье на сегодняшний день не существует.

О лыжной подготовке я вообще не говорю. Ни в какие ворота не лезет! Пусть на меня обижаются, но так, как бегает сборная команда по двоеборью - это даже не уровень детской школы. - Мрачную картину вы нарисовали. А с чего начали работу в команде? - Вначале мне следовало попытаться понять людей, которые занимаются этим видом спорта. Как тренеров, так и спортсменов. Разобраться, чего они хотят, как видят тренировочный процесс... - И как, поняли? - На словах вроде бы все хотят результата. Но у меня сложилось впечатление, что хотят как бы абстрактно. Потому что толком не знают, как именно его добиться. При этом никто не хочет работать по-настоящему. Действовать в этой ситуации наскоком, по принципу: "Пришел, увидел, победил" нельзя такого не бывает ни в одном виде спорта. Сами ведь понимаете, если люди не привыкли работать с большими нагрузками, очень легко списать любые неудачи именно на чрезмерную усталость. - Как же мне это наш российский футбол напоминает... - В футболе хоть финансовая составляющая имеется. А здесь - ни денег, ни результатов. Не знаю уж по какой причине на момент моего прихода в сборную все сильнейшие двоеборцы были выведены из состава команды на индивидуальную подготовку. Другими словами, отправлены доживать свой век под тем предлогом, что они малоперспективны и совершенно неуправляемы. Я и с ними поговорил. В результате все вернулись - за исключением одного спортсмена. Мы вместе поехали на первый тренировочный сбор в Кавголово. Там я принципиально ни во что не вмешивался, хотя со многими вещами был не согласен. Хотел просто посмотреть со стороны, как организован тренировочный процесс, какие требования предъявляют тренеры, как реагируют на нагрузку спортсмены, что происходит в команде с точки зрения дисциплины... Потом начал разговаривать с тренерами. Предложил им работать вместе. Они в мягкой форме от этого предложения отказались. - Получается, вы - генерал без армии? - Я привлек к работе в сборной некоторых личных тренеров тех спортсменов, которые согласились на мои предложения. Бывший главный тренер Сергей Жуков изъявил желание работать с молодежным составом, я не стал возражать. В конце концов, если люди не хотят со мной работать, заставлять их бессмысленно. Нашел врача, потихонечку обрастаем единомышленниками. - На какой срок рассчитан ваш контракт? - Контракта как такового нет. При моем назначении в Росспорте прозвучало, что я работаю с двоеборцами до Игр в Ванкувере. Хотя президиум федерации прошел не в мою пользу. Мою кандидатуру не поддержал никто. - Каким же тогда образом вы оказались в команде? - Видимо, решающим в этом вопросе оказалось мнение Росспорта. Там ведь тоже не хотят тратить деньги впустую. Все-таки финансирует всю нашу подготовку именно федеральное агентство. Не будь этого, у нас не было бы возможности даже возить людей на сборы. - Для вас такое отношение стало неожиданностью? - Сложный вопрос. Наверное, нет. Когда в Росспорте проходила аттестация тренеров и дело дошло до меня, директор центра спортивной подготовки Николай Пархоменко даже обсуждать ничего не стал. Сказал, что моя кандидатура, с его точки зрения, - единственная надежда на то, что мы сумеем выкарабкаться из той ямы, в которую угодило двоеборье. - Какие-то сдвиги в состоянии своей команды вы наблюдаете? - Да. По крайней мере сейчас я не чувствую ни саботажа, ни оппозиционных действий, которые были налицо в самом начале моей работы. Мы нормально общаемся, находим общий язык. Хотя по-прежнему есть люди, которые искренне считают, что тот путь, который предлагаю им я, ведет не туда и мешает нормально работать. - Вы же должны понимать: для того чтобы у тренеров и спортсменов появилось к вам доверие, должен появиться результат. - Естественно. - На каком этапе подготовки, по вашим представлениям, это может произойти? - Во-первых, уже изменилась сама организационная структура. Мы же не живем в вакууме. К нам присматриваются, оценивают. Некоторые - ради праздного любопытства, некоторые искренне хотят помочь. Но наблюдают все. И отмечают, что в команде появилась дисциплина, более организованно стали проходить сборы. Сам я считаю так: независимо от того, есть результат или нет, это - сборная команда. У которой должно быть свое собственное лицо. Если на первых сборах чувствовалось откровенное равнодушие к тому, что происходит, сейчас картина поменялась.

Мы не случайно, кстати, запланировали один из сборов в Острове, когда там же готовилась лыжная сборная. Одна из причин заключалась в том, что у меня не было тренеров-прыгунов. Но гораздо важнее было, чтобы мои спортсмены увидели лыжников-гонщиков, покатались с ними рядом. Причем не только с теми, кто в сборной, но и с детскими командами. Когда маленькая девочка выходит на лыжню и видно, что по технике она бьет любого из моих парней, это задевает. Но это полезно, если стремиться получить результат. - Вы так и не ответили на мой предыдущий вопрос. Наверняка ведь следите за тем, что происходит в мире, прикидываете, какие возможны варианты. Так? - Естественно. Дважды мы оказывались на сборах вместе с финской командой, один раз - с немецкой. Я внимательно присматривался к тому, как работают там. Не говорю, что мы прямо сейчас ворвемся в элиту, но первый шаг в этом направлении сделать вполне способны.

В Рамзау нам пришлось немного подкорректировать рабочие планы. Мы хотели выйти на большой трамплин в Бишофсхофене, который работает в "летнем" режиме. Но из-за выпавшего снега его закрыли.

После 30 ноября у нас запланирован десятидневный перерыв, после чего вся команда соберется в финском Вуокатти. Там есть стометровый трамплин, надеемся, что будет снег, там же планируем провести первые контрольные старты. Сейчас в группе "А" на Кубке мира у нас выступает всего один человек. Есть еще группа "Б". Там четверо. 30 ноября Сергей Масленников будет стартовать в группе "А" в Куусамо в Финляндии, а потом начнутся старты остальных. Три выступления запланированы в Норвегии и три в Финляндии. После них будет подведен итог, и если результаты будут позволять, есть надежда, что в группу "А" переберется кто-то еще из россиян. - Как реагируют на вашу новую должность иностранные коллеги? - Отношение очень теплое. Многие интересуются, чем могут помочь. Самое интересное, что о моем назначении мгновенно узнали во всех лыжных странах. Это было неожиданно. - Если отбросить все негативные моменты, о которых вы уже упомянули, вам нравится ваша работа? - Определенный азарт появился. Для меня это действительно совершенно новый вид спорта, и чем больше я в него углубляюсь, тем больше вижу интересного. На сегодняшний день эта работа для меня - творчество в чистом виде. Когда много лет работаешь в одной сборной, начинаешь мыслить и рассуждать довольно шаблонно. А здесь каждый день преподносит что-то новое. Мы ведь, лыжники, всегда смотрим прыжки на соревнованиях. Но когда прыгают "твои", смотришь и переживаешь совершенно иначе. Вот это сочетание, необходимость выжать максимум в обоих видах, только добавляет азарта.

Хотя признаюсь честно: если бы спортсмены не ответили мне взаимностью, не уверен, что этот интерес удалось бы сохранить. Для меня очень важно, что они сами захотели работать по-настоящему.

Рамзау - Москва Источник: www.sport-express.ru

www.skisport.ru

«Оказалось, я не из их огорода»

Еще, казалось бы, совсем недавно мы с удовольствием сообщили вам на нашем сайте, что сборную команду России по двоеборью возглавит заслуженный тренер России Александр Грушин, воспитавший целую плеяду олимпийских чемпионов по лыжным гонкам. И вот теперь вынуждены информировать, что Александр Алексеевич после сезона работы покидает свой пост. Узнав об этом, корреспондент www.skisport.ru позвонил Александру Алексеевичу и попросил его прокомментировать это событие. - Александр Алексеевич, каковы причины вашего отстранения с поста главного тренера сборной России по двоеборью? - Во всяком случае, они не такие, о каких говорит в своем интервью Славский. Просто у тренеров, работающих с двоеборцами, есть своё видение тренировочного процесса, свой подход, который, правда, результата до сих пор не давал и дать не может. Перестраиваться они боятся, поэтому устаревшая методика продолжает работать. Ладно, не хочется даже говорить об этом… Но вы ведь и сами понимаете, что даже если просто увеличить объем работы в циклическом виде спорта, то ждать скорых результатов бессмысленно. Как вы считаете, если поднять людям объем с 3500 км до 4800, они побегут сразу же?

- Наверное, объем все-таки надо переварить… - Совершенно верно. За шесть месяцев можно достигнуть прогресса? Наверное, нет. Мне дали команду на три года. Сначала мы рассчитывали добавить объем, чтобы была база, на основе которой можно строить дальнейшую работу. Но ведь люди сами не понимают, что они хотят. Они восемь лет до этого ползали, что-то, где-то, как-то… А мы даже при всем стечении обстоятельств (например, остались на два с половиной месяца без сборов из-за отсутствия шенгенской визы) мы и то выступили точно так же, как в прошлом году. Ни сколько не хуже. Поэтому говорить, что мы выступили плохо или, как это делает Славский, неудовлетворительно, просто нельзя. Вот, например, одна очень интересная картинка. Жуков работает с юниорской командой, у него два человека, которые полностью готовились со мной. И из-за того, что он в эстафете стал шестым, его работу признают удовлетворительной. А именно мои люди сделали всю погоду в эстафете, конкретно один их лучших результатов показал готовившийся со мной Набеев. То есть в его удовлетворительной работе 50 процентов мои. Во взрослой команде у нас теперь по FIS стало пять человек, а в том году было только два.

Еще господин Славский говорит, что мне были предоставлены хорошие, как никогда условия! Так вот господин Славский лжет! Все эти условия лично я создал. Славский не приложил ни одного усилия. А я увеличил бюджет, привил совершенно иное отношение к сборам, привел совершенно новых людей, нашел врача, обеспечил сборную медико-восстановительной аппаратурой. Это все я сделал, а не Славский. Славский лжет, просто лжет.

Да, действительно, мне сложно было сразу разобраться в методических тонкостях двоеборья. Но ведь за полгода никто ничего не сделает. Но, тем не менее, прогресс-то был. Да, качественного скачка в результатах не произошло, но изменения произошли огромные: изменения организационные, изменения дисциплинарные. Само отношение к работе в команде поменялось. Но, к сожалению, люди не хотят этого видеть. Они хотят работать по старой методике. Хотя я даже в этом сезоне предлагал, чтобы четыре ведущих спортсмена готовились по старой методике, то есть не увеличивая объем, все по-старому, а остальные готовились в соответствии с моим видением вопроса. Но их даже это не устроило. Я считаю, что лучше туда не соваться, там свои разборки.

- Александр Алексеевич, а ведь вас именно Славский же приглашал?.. - Славский, Славский. Но он, кстати говоря, ни одного пункта наших договоренностей не выполнил, ни одного! Ни финансирования, ничего… Он только письма на территории пишет, на которые никто не отвечает, да трамплины строит. Я ведь думал, что люди полностью хотят реформировать свои методические взгляды. А оказалось, что я не из их огорода. И они очень болезненно восприняли, что в двоеборье пришел человек не из двоеборья. В такой обстановке работать очень сложно, практически невозможно.

- Так все-таки, почему пригласивший вас Славский в дальнейшем вас все-таки не поддержал? - Просто он хочет изменений, но сам же их и боится. Он боится всего нового. А есть и еще один момент, смотрите. В прошлом году возникла критическая ситуация: не было ни результатов, ни финансирования. Естественно, в такой ситуации президент, что называется, попал под обстрел. Тут он проводит резкую перемену, которые все воспринимают с воодушевлением. Вроде как, Грушин приходит, сейчас все наладится. Потом он ровно через год все меняет с точностью до наоборот. Обвиняет меня, говорит, что я не разобрался, напакостил, усугубил… А сам, смотришь, и до Ванкувера дожил. То есть сначала Жуков был виноват, потом Грушин, завтра снова Жуков будет виноват, а Славский все равно будет в Ванкувере. Это разве не выход из ситуации? Я у него оказался чем-то вроде буфера.

- Какие ваши дальнейшие планы? - Да какие планы? Посижу, подумаю, я же пенсионер. Понимаете, мне Славский своим предложением все испортил. У меня было хорошее предложение на три года работы с хорошей зарплатой, должен был уехать из России. А он даже не удосужился передо мной извиниться. Не говорю уж о том, что он мне не компенсировал все мои финансовые затраты. Ладно, пусть это будет на его совести. Воевать ни с кем я не хочу. Что ж это получается: там воевал, теперь тут воюю? Я действительно серьезно взялся за работу, очень много своих денег вложил в двоеборье, думал, что потом это все оправдается. Но вообще я ни о чем не жалею.

www.skisport.ru

то, чего добились Легков и Черноусов – это не честь и хвала иностранцам.” Отчет о послеолимпийском тренерском совещании в Тюмени. | бег, лыжи, триатлон

В Тюмени прошло совещание тренеров, на котором наставники сборной России выступили с отчётами о работе, проделанной в олимпийском сезоне. Президент Федерации лыжных гонок России, трёхкратная олимпийская чемпионка Елена Вяльбе раскритиковала работу тренерского штаба женской команды и заявила, что предложила возглавить команду знаменитому специалисту Александру Грушину. В своё время он возглавлял женские сборных СССР, СНГ и России и мужскую сборную России по лыжным гонкам, воспитав 15 олимпийских чемпионов и 23 чемпиона мира, а сейчас возглавляет управление по научно-методическому обеспечению спортивной подготовки Олимпийского комитета России (ОКР). Подробности тренерского совещания сообщает специальный корреспондент портала TEAM RUSSIA-2014 Андрей Каща.Тренерский совет длился без малого семь часов. За этого время успели выступить наставники всех сборных команд – юниорских, молодежных и национальных. От мужской команды выступили старший тренер Олег Перевозчиков, тренер второго состава Эдуард Михайлов и швейцарский специалист Рето Бургермайстер, под руководством которого тренируются олимпийский чемпион-2014 Александр Легков и бронзовый призёр Игр-2014 Илья Черноусов. От женской – Григорий Меньшенин. От спринтерской – Юрий Каминский.Наибольшую критику от Вяльбе, а также тренеров из регионов получили Григорий Меньшенин и его помощник Дмитрий Бугаев. Президент ФЛГР очень жестко прокомментировала безмедальное выступление лыжниц на домашних Играх-2014. Также досталось наставнику женской молодёжной и юниорской команды Валентину Литвинцеву. По словам Вяльбе, молодые спортсменки, переходя в основную сборную России, теряются и не могут показать высоких результатов. В свою очередь, тренеры пытались объяснить причины плохих выступлений подопечных и найти слабые места в их подготовке.«Безусловно, с женскими тренерами надо что-то делать, - заявила Елена Вяльбе. – Я благодарна Григорию Валентиновичу уже только за то, что он не дрогнул и взял женскую команду, когда она осталась без тренера. В прошлом сезоне у нас был результат – две бронзовые медали на чемпионате мира. Мы стали мечтать, что он будет и на Олимпийских играх. Но мягкость тренеров и методические ошибки привели к тому, что у нас была суперпровальная Олимпиада у женщин. Хуже выступать просто некуда».После этого президент ФЛГР заявила, что предложила возглавить женскую команду легендарному Александру Грушину. Стоит отметить, что сам Грушин в этот момент находился в зале. Официально слово ему не давали.«Сейчас для меня нет ничего неожиданного в словах президента ФЛГР, - признался Александр Грушин. – Неожиданно было, когда это произнесли при подведении итогов Олимпиады-2014 на заседании Экспертного совета Минспорта РФ. Там я впервые услышал, что меня хотят видеть в женской команде. Да, это моя стихия. Но если бы это предложение прозвучало несколько раньше – годика на полтора, я бы точно согласился. Сейчас у меня есть определённые обязательства перед Олимпийским комитетом России. В ОКР под меня создано научно-методическое управление. Там идёт большая работа по созданию инновационного центра. Перед сочинскими Играми мы разработали 12 уникальнейших научно-методических проектов. И сейчас уйти от этого не так просто. Этот вопрос нужно согласовывать с ОКР, потому что на Сочи-2014 моя работа не заканчивается. Она охватывает и Рио-2016, и Пьончанг-2018. Так что, тут есть, о чём подумать».Далее слово взяли тренеры мужских команд. Рето Бургермайстер после своего отчёта, который с немецкого языка переводил менеджер сборной России Юрий Чарковский, держал ответ на многочисленные вопросы, связанные с существованием его группы в будущем. Общее впечатление: будущее группы, в которой раскрылись Легков и Черноусов, в тумане. В чём конкретно загвоздка и когда будет принято решение, Бургермайстер решил не уточнять.Затем выступали Перевозчиков, Каминский и Михайлов. Хотя претензии были и к их работе, градус напряжения в зале к моменту их отчётов значительно спал. Вместе с тем, пару раз каждого из специалистов Вяльбе, а также тренеры из зала всё-таки «припечатали» меткими замечаниями об их работе.Стоит отметить, что никаких кадровых решений по итогам сегодняшнего тренерского совещания принято не было. По словам Вяльбе, 16 апреля в федерации пройдёт заседание тренерского совета, а уже на следующий день нужно «идти с конкретными предложениями в Минспорт».

После совещания Александр Грушин высказал свое развернутое мнение о нынешней сборной России по лыжным гонкам и ее тренерском составе:

- Александр Алексеевич, какие-то новые тенденции за время вашего отсутствия в лыжных гонках появились?- Меня всё время поражает один очень интересный момент. За время моего отсутствия появилось много нового. Мы все говорим об изменении формата и программы соревнований. Сейчас мы создали различные научно-методические группы, которые вроде бы должны привнести в наш вид спорта что-то новое. Но перед тем, как в 1984 году впервые прийти в лыжный спорт, я пролистал все данные, которые до меня сделали мои предшественники. Я собрал данные, начиная с 60-х годов: кто как тренировался, какие были методики. Я начал работать в тесном сотрудничестве со своими коллегами, которые стояли рядом – например, с Виктором Александровичем Ивановым, Борисом Михайловичем Быстровым. Я от них не отходил ни на шаг! Сейчас ситуация другая. Приходят молодые тренеры – и преподносят что-то новое. Но запомните: всё новое – это хорошо забытое старое. Все остальные методики, которые существуют, направлены на помощь тем концепциям, тем методическим направлениям, которые уже создала история. Лыжные гонки – наш, русский вид спорта. У нас должны все учиться. И вдруг приходят новые люди и начинают мне, грубо говоря, рассказывать о силовых блоках, о силовой подготовке… Я задаю тренерам обычный вопрос: «У меня спортсмен проходит за тренировку 50 км, толкаясь. Здесь есть силовая работа?» На этот глупейший вопрос могут ответить, что её не существует. Я могу привести пример Раисы Сметаниной, которая ни разу не могла подтянуться, но, однако, выигрывала всё! Потому всем этим тренерам, которые рассказывают про новые концепции, мне бы хотелось рекомендовать обратиться к истокам, которыми богат именно наш спорт. Нет ничего нового. Просто надо кое-что поворошить. Вот и всё.- Какое ваше отношение к мини-группам, одна из которых в течение нескольких лет функционирует и в сборной России?- Мини-группы создаются не от хорошей жизни, а только потому, что какое-то направление не имеет чётких концепций, куда идти. Они находятся в поиске. Создаётся мини-группа. Но если бы эти мини-группы работали в тесном сотрудничестве между собой, из этого бы что-то получалось. Но когда они созданы, и каждый творит, что считает нужным, ничего хорошего не получится. Вчера я присутствовал на совещании тренеров. И мне очень странно слушать, когда тренеры сборной России задают вопросы своим коллегам по национальной команде. Но это же ваш тренерский коллектив, который работает со сборной командой! Вы внутри себя решайте, какая методика, какая взаимосвязь, как и куда дальше двигаться. Вы же показываете перед наставниками из регионов, что у вас разношёрстный тренерский коллектив. Вы даже у себя не можете навести порядок. О чем дальше говорить? Но это лично моё мнение.- Вы соскучились по тренерской деятельности?- Вы понимаете, я всю жизнь был практикующим тренером. Естественно, эти вещи не забываются, хотя у меня в жизни был очень тяжёлый период времени, когда я оказался невостребованным. Поэтому сейчас я говорю: «Да, я соскучился. Да, у меня есть интерес». Вы знаете, я задаю тренерам вопросы о тренировках: «Почему вы это делаете?» Они отвечают: «Эта методика используется, грубо говоря, в тренировках штангистов, а эта – велосипедистов». И не от одного я не услышал, какая методика используется в лыжных гонках. И когда я напрямую задаю вопрос: «А знаете ли вы, какая методика была в команде до вашего прихода?» Ни от кого я не получаю ответа. Как же вы пришли работать, не зная, что делали ваши предшественники?! Вы можете их хаять, не уважать. Но раньше были успехи. Вы возьмите, полистайте конспекты или просто придите и поговорите с ними. Вот я в ОКР сижу, в 50-и метрах от офиса ФЛГР. Ко мне в кабинет заходят много иностранных специалистов, которых мы наприглашали: и Маркетто, и Полтавец, и Пихлер, и многие другие. Никто из наших не зашёл ни разу!- Как вы оцениваете результаты сборной России за последний четырёхлетний цикл?- Я считаю, что в данной ситуации нужно просто засучивать рукава и работать. Большой потенциал есть в мужской команде. Хотя, по моему мнению, и там не всё благополучно. Очень хорошо сказала Елена Валерьевна Вяльбе: то, чего добились Легков и Черноусов – это не честь и хвала иностранцам. Они взяли сливки, нашу элиту. И надо им просто сказать спасибо, что не погубили их. Я не вижу ничего позитивного в спринтерской группе: там есть один Крюков, а со всеми остальными – не очень радужная картина. Конечно, набор спортсменов в сборной России интересный, а вот реализация таланта даже того же Вылегжанина оставляет желать лучшего. Да, есть задел. Только надо перестроиться и начать работать.- У женской части сборной есть потенциал?- Есть.- У всех?- Вы считаете, что не у всех?- Просто они приучили нас к своим скромным результатам...- Совершенно верно! Вот вчера были отчёты тренеров. Молодёжная сборная делает объём 7,5 тыс. км, а взрослая не набирает и 7 тыс. Вы понимаете, это основа базовой работы… Мы же бросаемся в науку, мы ищем средства восстановления. Для чего нужны средства восстановления? Чтобы восстановиться и сделать ещё больше работы. Мы же, наоборот, восстанавливаемся – и делаем меньше. Для чего тогда тренируемся? Я эти моменты никак не могу понять.- Вы готовы к миссии спасателя женских лыжных гонок, на которого все надеяться?- Меня не пугают трудности, с которыми придется столкнуться. Когда я приходил полностью работать в лыжную команду после 1985 года, я ухитрился подвести девушек к такому уровню, что через два с половиной года они стали основными участниками Олимпийских игр. И ситуация, в которой мы находились в 1984-1985 годах, она где-то похожа на нынешнюю ситуацию.- Сейчас вы вернётесь в Москву. Что дальше? Вы пойдёте к начальству отпрашиваться в лыжные гонки?- С начальством я уже разговаривал на эту тему. И оно, если честно, озадачено.- И ответа пока нет?- Мне было сказано: любая помощь лыжникам – да. Но мой полный уход руководство ОКР пока не поддерживает."

 

Рето Бургемайстер: "Вопрос с существованием нашей группы до сих пор открыт"

Василий Парняков и Майя Гусейнова: "Два человека - швейцарец и немка - спасли лицо российских лыж в Сочи 2014!"

skirun.ru


Смотрите также