Чайковская Елена: фото, биография и личная жизнь. Тренеры конек чайковской


фото, биография и личная жизнь

Чайковская Елена Анатольевна - выдающийся тренер по фигурному катанию. Она добилась фантастических результатов за свою продолжительную карьеру, но на достигнутом не останавливается. У нее множество планов и целей на ближайшие годы.

Родители

Елена Анатольевна появилась на свет в 1939 году, в Москве. Ее семья была очень творческой: и отец и мать работали актерами в театре Моссовета.

Мать Чайковской - Татьяна Гольман. Она происходила из старинного немецкого рода, что обосновался в России еще в шестнадцатом веке. До революции это был процветающий род, обладающий неплохим достатком (по заявлению Чайковской, у них были фабрики, фарфоровые заводы, несколько особняков и имений). Отец, Анатолий Осипов, был коренным москвичом.

Родители Чайковской играли на одной сцене с такими великими артистами, как Фаина Раневская, Ростислав Плятт, Любовь Орлова. Режиссер театра Юрий Завадский очень оберегал свою труппу и оказывал всевозможную поддержку артистам, особенно во время войны.

Детство

Чайковская Елена Анатольевна родилась за полтора года до начала Великой Отечественной войны. С семьей она жила в Сокольниках, в крохотной комнатушке, оставшейся в наследство от родных со стороны матери.

Поскольку мать была этнической немкой, ее вместе маленькой Леной выслали из города в 1941 году. Забрали прямо с дачи, без каких-либо предупреждений, не дали возможности собрать вещи. С грудным ребенком на руках Татьяне Михайловне пришлось несколько суток трястись в старом вагоне поезда, чтобы добраться до Казахстана. Их поселили в Чимкенте. Эта ссылка длилась почти семь лет.

Как и прочие жители страны, они пережили много страданий. От голодной смерти их спасло лишь то, что мать успела прихватить с собой старый кисет для табака, в котором хранились старые золотые монеты. Она обменивала их на хлеб. Так им удалось продержаться до 1947 года.

Все это время Елена находилась в разлуке с отцом. Тот остался в Москве, выступал вместе с актерскими бригадами на фронте.

После Великой победы у властей не поднимался вопрос о возвращении Татьяны и Елены. Если бы не ходатайство режиссера Завадского, возможно, они так и остались бы в Казахстане. Но Юрий Александрович поднял все свои связи, и в начале 1947 года мать и дочь вернулись в Москву. Правда, в их квартирке жили неизвестные люди, пришлось семье тесниться в полуподвальном общежитии театра, которое находилось неподалеку от сада "Эрмитаж".

Очень много времени Лена проводила в театре вместе с родителями. С утра до вечера следила за репетициями, а потом не отрываясь глядела спектакли. Она даже сыграла небольшую роль в "Бранденбургских воротах" и снялась с отцом в одном фильме.

Все прочили девочке блестящую карьеру. В особенности радовалась за нее Фаина Раневская. Но судьба сложилась совсем иначе. В дело вмешалась болезнь Елены Чайковской. Из Казахстана она вернулась с туберкулезом.

Врачи практически ничего не могла поделать, но посоветовали начать заниматься спортом на открытом воздухе. К тому времени Осиповы переехали на Беговую, в новый дом театра Моссовета. Неподалеку находился стадион Юных пионеров, куда Чайковская Елена и стала ездить. Два раза в день у нее были тренировки по фигурному катанию. Разумеется, на открытом воздухе. Через год о недуге все забыли.

Юношество

Годы юности у Чайковской Елены Анатольевны были крайне насыщенными. Она обожала учиться, любила фигурное катание, не забывала о родительском театре. Все всегда успевала, и это ей нравилось. Кроме этих занятий, Лена всерьез увлекалась музыкой, играла на фортепиано. Но жилплощадь ее семьи не позволяла поставить этот инструмент, и девушка часто приходила в гости к своему другу и соседу Алексею Щеглову, сыну Ирины Вульф. Часами они сидели за роялем и музицировали. Именно в их доме Лена ближе познакомилась с Раневской и другими деятелями искусства, оказавшими на нее огромное влияние.

Спортивная карьера

Спорт стал главным в жизни Лены. Она стремительно набирала обороты, совершенствовала свою технику и стала выступать на соревнованиях. Ей очень повезло с тренером. Им стала Татьяна Толмачева, одна из родоначальников школы фигурного катания в нашей стране.

К пятнадцати годам Чайковская Елена, тогда носившая фамилию Осипова (по отцу), стала мастером спорта. Она трижды выигрывала чемпионаты страны по одиночным танцам. В семнадцать лет стала обладательницей золотой медали в одиночном катании. После этого Чемпионата СССР Елена решила поставить точку в своей спортивной карьере.

На распутье

Сколько лет Елене Чайковской приходилось слышать о неправильно принятом решении, о несправедливом раннем уходе из спорта, знает только она. Но факт остается фактом: в семнадцать лет девушка была на распутье. Что же делать дальше? Она даже собиралась поступать на мехмат, поскольку и учиться любила, и математика ей всегда нравилась. Но, как всегда, помог случай. В Москву на гастроли приехал ледовый балет из Америки. Елена была поражена увиденным, она находилась в полном восторге. Именно тогда у нее родилась идея организовать такое шоу в нашей стране. Только было одно но. Специалистов, способных сделать такую постановку на льду, просто не существовало. Тогда Чайковская приняла решение поступать в ГИТИС.

Высшее образование

Она поступила на балетмейстерское отделение, которое с успехом окончила в 1964 году. Ее курсом руководил Народный артист СССР Ростислав Захаров. Курс был очень сильный, многие ее товарищи по учебе впоследствии стали ведущими балетмейстерами в театрах разных стран.

Елена Чайковская, фотографии которой начали появляться в газетах, стала первым балетмейстером для ледового балета.

Тренерская деятельность

После окончания учебы Елене не сразу удалось реализовать свою мечту о балете на льду. Она стала тренером профессиональных спортсменов. С 1964 года девушка лепила для своей Родины настоящих чемпионов.

Первым серьезным опытом работы стала для Елены пара Т. Тарасова и Г. Проскурин. Когда ей исполнился двадцать один год, она пришла к ним хореографом. Несмотря на то что это было фигурное катание (танцы на льду), больше времени спортсмены уделяли занятиям на полу. Тарасова вспоминает, что Чайковская учила их совершенно незнакомым движениям.

В это время от пары ушел их тренер Виктор Рыжкин, и Чайковская сама стала ставить им программу. Вот так она превратилась из хореографа в тренера.

В 1965 году состоялся их первый Чемпионат Европы. Позже у Чайковской появятся другие ученики, и они принесут ей небывалый триумф, но именно тот выход на лед Елена Анатольевна будет вспоминать всегда. Конечно, ребята ничего не завоевали, но стали работать еще больше и усерднее.

Но потом случилось непредвиденное: Тарасова получила тяжелую травму плеча и не могла больше претендовать на высокие результаты. У Чайковской появились новые многообещающие ученики.

Первые чемпионы

Чайковская стала тренером Пахомовой и Горшкова в 1967 году, когда они только-только стали в пару. Изначально процесс казался очень трудным - привыкали не только партнеры, но и тренер. Но вскоре появились первые успехи и забрезжил свет надежды.

Учитывая то, что, по сути, они были первой советской танцевальной парой, их второе место на чемпионате мира 1969 года было настоящим прорывом. А уже спустя год Пахомова и Горшков вместе с Еленой Чайковской праздновали свою победу в Европе и мире.

Благодаря тренерскому и хореографическому мастерству Чайковской и исполнительности и таланту спортсменов такой вид спорта как танцы на льду, кардинально изменился. На смену академичности и классике пришли эмоциональные народные танцы. Пара стала Олимпийскими чемпионами 1976 года.

За успехи в работе с Пахомовой и Горшковым Чайковская стала Заслуженным тренером СССР.

Следующими чемпионами у тренера стали Линичук и Карпоносов. Они дважды выигрывали чемпионаты Европы и мира, стали обладателями золотых медалей на Олимпиаде 1980 в Лейк-Плэсиде.

Елена Чайковская внесла свой вклад и в становление такой спортсменки, как Мария Бутырская. Первоначально она тренировалась у ученика Елены Анатольевны Владимира Ковалева, потом у Виктора Кудрявцева. Но ей не хватало "балетных" элементов, которые помогла ей поставить именно Чайковская.

Бутырская стала первой чемпионкой мира (1999) в постсоветском периоде нашей страны.

Ледовые спектакли

В последние годы существования Советского Союза большинство спортивных тренеров уехали на Запад, чтобы работать не только на энтузиазме. Елена Анатольевна осталась. Ее целью было не дать развалиться существующим канонам, традициям русской школы фигурного катания. Она осталась дома - отстаивать честь и славу наших спортсменов.

В 80-х и 90-х годах много работала с профессиональными фигуристами, ставя целые спектакли на льду. Был организован балет под названием "Вундеркинды России", руководителем которого стала Елена Чайковская. Дети несколько лет с успехом выступали на площадках Европы и России.

Отойдя на некоторое время от прямой тренерской работы, Чайковская ставила потрясающие программы для цирков на льду. Эта творческая деятельность помогла ей по-другому посмотреть на фигурное катание в нашей стране. И, безусловно, этот опыт помог ей в работе на должности главного тренера сборной России. Она занимала этот пост до 1998 года, и довольно успешно. Две зимние Олимпиады завершились с блестящими результатами.

Конек Чайковской

В 2001 году сбылась самая заветная мечта тренера - она смогла открыть собственную школу фигурного катания. Она получила название "Конёк Чайковской". Этого события Чайковская ждала двенадцать лет (пока строилось здание и оформлялись бумаги).

Елена Чайковская, дети-ученики и взрослые фигуристы (например, Маргарита Дробязко и Повилас Ванагас) с удовольствием проводят там свои тренировки. У этой школы есть четкая цель - начиная с азов, тренер доводит своего спортсмена до чемпионства. Очень важно, чтобы появилась "скамейка запасных", поскольку только в условиях жесткой конкуренции раскрываются таланты у спортсменов.

В спортивной школе занимаются более пятисот человек. Кроме того, там есть бесплатная группа для детей-инвалидов, инициатором создания которой стала Елена Чайковская.

Биография (дети-спортсмены в ней всегда занимали ведущее место) этой удивительной женщины позволяет сделать вывод, что тренер по-настоящему радеет за свое дело.

Школа Чайковской воспитала уже несколько чемпионов, среди которых Кристина Обласова и Юлия Солдатова.

Другая деятельность

Елена Чайковская, дети-ученики которой 11 раз становились первыми в соревнованиях, без сомнения, имела большой багаж знаний и мыслей. Ими она решила поделиться с читателем. Из-под ее пера вышли три книги, где она описывает основные моменты воспитания юных фигуристов. Кроме того, тренер создала учебник по фигурному катанию.

Книга "Шесть баллов" описывает всю историю этого вида спорта в России, начиная с девятнадцатого века.

Политическую активность Чайковская Елена проявляет изредка. Например, в 2012 году она стала доверенным лицом кандидата в президенты В. В. Путина.

Личная жизнь

Личная жизнь Елены Чайковской не является достоянием общественности. Известно, что она дважды была замужем. С первым супругом Андреем Новиковым героиня нашего повествования была знакома с юности. Они поженились, когда Лена училась в институте. В двадцать один год она стала мамой: у супругов родился сын Игорь. Сын Елены Чайковской окончил Институт международных отношений.

Второй муж Елены Чайковской оказался спортивным журналистом. С ним Елену познакомил первый супруг. Вот такая шутка судьбы. После соревнования он подвел к ней журналиста для интервью. Им оказался Анатолий Чайковский, корреспондент из Киева.

В 1965 году пара поженилась. Анатолий переехал в Москву, стал работать в "Советском спорте". Их брак несколько раз находился на грани распада. Анатолий был слишком вспыльчив, масла в огонь добавляло то, что он, так сказать, оказался на чужой территории. Но Елена Чайковская, биография, личная жизнь которой демонстрируют всю ее мудрость, смогла уберечь семью.

Интересные факты

  1. Тренеру пришлось пройти через страшное испытание - онкологию. От своих родных и близких она это скрывала. Пройдя через сложнейшую операцию и терапию, Елена Анатольевна победила болезнь.
  2. В спортивном мире Чайковской дали прозвище Мадам за ее успешность, целеустремленность и творческое отношение к работе и жизни в целом.

fb.ru

Закат - Опасное скольжение жизни

Опубликованные не так давно списки сборных команд Москвы по фигурному катанию на сезон 2012/13 заставляют вспомнить тех, о ком все нормальные люди уже забыли. Нельзя молчать, так как из-за этого кто-то должен страдать. Речь о школе Чайковской, уже давно существующей исключительно формально.

В списках на новый сезон только у трёх участников (двое одиночников и одна танцевальная пара) в столбце «тренеры» указаны Елена Чайковская и Владимир Котин. Причём, все трое попали в сборную «по решению СТК». Любой нормальный тренер сгорел бы со стыда в такой ситуации. Да, бывают травмы и всё такое, но в данном случае ни о каких травмах, переходах и резком росте речи не идёт. Просто люди не показывают результаты. Не показывают результаты долго и упорно вообще практически все фигуристы из ШСМ «Конёк Чайковской».

Как мы помним, два года назад в Строгино открылся шикарный спортивный комплекс с двумя ледовыми аренами (информация на сайте центра). Всё это делалось под Чайковскую и упомянутый «Конёк» переместился из «Олимпийского» именно туда. Даже если принять, что один лёд занимают хоккеисты, хотя по хорошему их не стоило туда особо пускать, то КПД работы школы потрясает. За два года можно многому научить и научиться - это солидный срок. В Санкт-Петербурге на 2,5 льдах готовится едва ли не 1/3 всей сборной России. В Беляево 37-я школа, развивающая все 4 вида фигурного катания, на одном льду готовит какое-то невероятное число юниоров, для которых и медали Первенства Москвы не котируются. Там никого не удивишь медалями Первенств России и международных стартов.

У Чайковской же тишь, да гладь, да божья благодать. Множество фигуристов, нигде толком не стартующих. А есть те, кто стартует достаточно много, но результатов нет. Елена Анатольевна окружила себя многочисленными любимыми учениками, а не квалифицированными специалистами, у которых горят глаза и которые настроены на результат. За последние годы на подиум хотя бы Первенства Москвы, даже не юношеского, а детского, да ещё и по младшему возрасту, смогли подняться Майсурадзе (тренер Давыдов) и Бугакова (тренер Матвеева).

За последние 10 лет, с момента ухода Бутырской, Чайковской и Котину совершенно нечем похвастаться. Единичные всплески, ничем хорошим так и не закончившиеся. При этом, ведь и под громкое имя приходило и может приходить множество способных учеников, да и в школе эти старшие тренеры могут диктовать условия и спокойно забирают лучших учеников к себе. Вот посмотрим на тех, с кем сейчас упомянутый дуэт попал в сборную.

Во-первых, это танцевальный дуэт Горшкова-Бутиков, у которых забрали паспорта и взяли на них ипотеку. В своё время ребята оказались у Елены Анатольевны при трагических обстоятельствах, но попали к ней уже весьма зрелыми фигуристами - 18 и 20 лет, статус лучшей юниорской пары страны. Став призёрами первенства мира 2008, фигуристы стояли на месте, обращая на себя внимание только трешевостью постановок и костюмов. Апофеозом стал минувший сезон, когда на них надели разноцветные ёршики для вытирания пыли. Все судьи на всех турнирах своими оценками ясно дали понять, что в таком виде паре место не на льду, а где-то ещё. Ну казалось на чемпионате России дно - Горшкова-Бутиков были хуже, чем провинциальная пара, которая в танцах всего два года тренируется по-нормальному. Но бесконечная эпопея, к которой потеряли интерес практически все любители фигурного катания, продолжается. Спортсменов и в сборную России зачем-то впихнули, хотя никакие Гран-при им теперь не светят.

Во-вторых, это братья Бородулины. Когда в январе 2011 года Четверухина выгнали из ЦСКА, тот перешёл как раз в школу Чайковской, благо его супруга-тренер занималась у Елены Анатольевны. Разумеется, Чайковская и Котин не могли не полакомиться и не забрать к себе Артёма Бородулина, всего за год до этого презентовавшегося, как «главная Олимпийская надежда Сочи». В качестве довеска им достался Бородулин-младший. Вообще ничего не чураться - это отличительная черта данных тренеров в последнее время. Котин ведёт себя как настоящий стервятник, выцарапывая любыми средствами самые лакомые кусочки, которые готовили другие повара. Желанию бессовестно снимать сливки могут смело позавидовать даже заслуженные мастера по данному направлению.

Артём с новыми тренерами начал неплохо, в Финале Кубка стал четвёртым, один тройной аксель удалось сделать. Прежнего багажа хватило ненадолго. Аксель пропал, а вместе с ним и сколько-нибудь приличные результаты. Но команда продолжала выезжать заграницу (с такими результатами, конечно, лучше бы дома сидеть), не приехала на второй этап Кубка России, что никого нисколько не смутило - Бородулина всё равно допустили до чемпионата страны, несмотря на такое безразличие к правилам. В Финале Кубка уже 2012 года состоялось очередное хрестоматийное падение, не особо уступающее случаю Горшковой-Бутикова. Артём замкнул протокол, проиграв соперникам по всем статьям. Например, его спокойно опередил 16-летний юниор - двадцатый (!!!) или около того номер группы Мишина, который сумел собрать вокруг себя хорошую команду, работающую на результат и понимающую современные требования. А у Бородулина аксели в недокрут, ни единого 3+3, бабочки, везде низкие уровни... И это в 23 года, когда надо что-то показывать. Но напротив идёт деградация.

Самораскрытие тренерских способностей Владимира Котина произошло на Сергее Бородулине, которому сейчас уже 18 лет. Фигурист в своём возрасте по Москве неплохо котировался совсем недавно - в 2010-м году, но провёл неудачный предыдущий сезон (2010/11). Казалось, самое время поставить что-то яркое и интересное, чтобы выделиться. Но Бородулин катает «Танго Роксаны» - ту вещь, которую за последние годы брали, кажется, абсолютно все на всех уровнях и во всех видах. При её звуках любому здоровому человеку теперь хочется встать и уйти с арены. Но только не тем, чей воздух пропитался невыветриваемым запахом нафталина. Откровенная тренерская импотенция и официальное признание того, что люди живут в каком-то другом мире. На льду дела у Сергея обстояли аналогично. В конце сезона был «Клинский конёк», где фигурист стал всего-лишь восьмым. Впереди оказались призёры всех последних первенств Москвы: Самарин, Булычёв, Квителашвили, Михайлов, Питкеев, Петров... Даже Власов, малознакомый широкой публике, и тот оказался лучше.

Бывают случаи, когда фигуристы не занимают чужие места и тогда ко всяким «решениям» можно относиться достаточно сдержанно. Но здесь не тот случай. Вот ровесник Булычёв - призёр Первенства Москвы 2011. Согласно правилам и практике, должен быть в сборной. В Клину он обошёл членов сборных России, выполнил Мастера спорта, а с Бородулиным их разделило 30 баллов. Но Владислава в сборной нет. Перспективный 14-летний Дмитрий Михайлов - призёр первенства города предыдущего сезона, долго лечившийся и не выступавший. На «Клинском коньке» обошёл Бородулина, который старше на 4 года, на 20 баллов! В сборной и его нет... Я понимаю, что Чайковская вице-президент Московской федерации, но совесть надо иметь!? Как под такое безобразие подписываются Софья Киташёва и весь спортивно-технический комитет? Это же непрофессионально и вредно для всего столичного фигурного катания. Очередное паразитирование за чужой счёт, которому только потворствуют.

На фоне всего этого болота совершенно иначе смотрится группа Алексея Четверухина. Это единственные, кто даёт школе Чайковской результат и кто может дать в будущем очень хороших фигуристов. Литвинцев-младший - победитель Первенства Москвы, Савосин - призёр, Ющенко - совсем рядом, из остальных кто-то ездил на Россию, кто-то был к этому близок, кто-то просто крепкий фигурист. Явно лучшая группа в школе. Вот кому надо давать больше времени и создавать условия! Но как такое пережить серости, кто работать не хочет и не может? Все говорят, что условия со льдом у Четверухина всё хуже и хуже, забрали практически всё. Куда же лёд девается? А девается он в угоду в первую очередь Котина, который не может вообще ничего.

Школа Чайковской уже давно превратилась в то, что к фигурному катанию не имеет непосредственного отношения. Просто покататься в своё удовольствие, заплатить деньги за множество красивых слов, потусить в качестве тренера на хороших турнирах, покрасоваться в сборной, отчитаться перед городом и всякими структурами, которые выделяют средства на функционирование всего процесса, числом сборников - это да. Но фигурного катания нет. Ни взрослого, ни юниорского, ни детского.

Совершенно дико и цинично выглядят заявленные задачи:

«- обеспечение лидирующих позиций московских спортсменов на международных и всероссийских соревнованиях по фигурному катанию на коньках в составе взрослой и юниорской сборной команды России;- создание условий для современного высококачественного учебно - тренировочного процесса на всех этапах подготовки, а также- целенаправленной специализированной подготовки основного состава и резерва сборных команд России и Москвы;»

Мне было бы стыдно за такое... Какая современность? Фигуристы сплошь и рядом покрыты нестираемым слоем старины. Зато каток новый, красивый и удобный, зато на сборы деньги находятся. А какой смысл вот в текущем распределении бесплатного льда? Какой смысл с родителей брать деньги? Какой смысл в пафосных речах? Ведь нет же НИЧЕГО! Почему должны мучаться талантливые дети и их родители? Почему должны страдать фигуристы с других катков? Если в школе закат, без шансов на рассвет, то закатывайтесь где-нибудь в другом месте. В музеях или на досках почёта, в комитетах ветеранов или книжки попишите. Но не надо мешать жить другим.

ikunin.livejournal.com

Конек Елены Чайковской - Популярные статьи

В феврале будущего года в канадском городе Ванкувере стартуют зимние Олимпийские игры. В них участие и фигуристы, воспитанные знаменитыми чемпионами, которые когда-то прошли школу выдающегося тренера Елены Чайковской. В канун Нового года давний друг нашего журнала Елена Чайковская будет отмечать свой юбилей; в честь этого события, важного для нас и, надеемся, для наших читателей, мы публикуем беседу с Еленой Анатольевной Чайковской и календарь на 2010 год, с фотографиямизнаменитого тренера и ее лучших учеников.

Елена Чайковская…. Стоит только назвать это имя, как в нашем сознании сразу же всплывают имена ее учеников, прославленных советских и российских фигуристов — олимпийских чемпионов Людмилы Пахомовой и Александра Горшкова, Натальи Линичук и Геннадия Карпоносова, двукратного чемпиона мира Владимира Ковалева, чемпионки мира Марии Бутырской, четырехкратного серебряного призера чемпионатов Европы Владимира Котина…

Елена Чайковская замечает, что она не верит ни во что, выходящее за грань реального. Тем не менее ее способность даже на расстоянии управлять своими учениками, наделяя их своей энергией и артистизмом, не поддается, как мне кажется, рациональному объяснению. Но вот что сама Чайковская говорит об этом:

— Я всегда знаю, — говорит она, — когда у моего спортсмена будет срыв. Как только он выходит на лед, у меня возникает внутренняя связь с ним. В этот момент я словно бы становлюсь этакой сомнамбулой; я здесь и в то же время не здесь… Где-то в другом измерении я катаюсь вместе со своим спортсменом. И у нас с ним всё едино: сила, шаг, движение… Если я безукоризненно — от начала и до конца — прохожу эту программу, у моего ученика тоже все получается. Если же у меня что-то сорвется, то и у него на следующем метре произойдет срыв…

— Много лет назад я беседовал с одним из лучших наших тренеров Алексеем Мишиным и на всю жизнь запомнил его слова: «Своеобразие манеры исполнителя определяется своеобразием его души». А как вам удается открывать в своих учениках это своеобразие?

— Надо, во-первых, увидеть в спортсмене те достоинства, которые могут сделать его неповторимым, а во-вторых, разглядеть и скрыть его недостатки.

У нас есть тренеры — и я преклоняюсь перед ними, — которые прекрасно работают с детьми, однако это не значит, что они могут вывести своего воспитанника в чемпионы. Для этого необходимо особое чутье: надо понять, что вот именно из этого спортсмена можно сделать мастера экстра-класса. А уж если вы поверили в него, то надо его растить, не обращая внимания на то, что он где-то провалился и что недостатков у него, как говорят все вокруг, куда больше, чем достоинств. В свое время я взяла к себе Марию Бутырскую, которую тогда отчислили из сборной, поставив на ней крест. Я же почувствовала, что у этой спортсменки огромный потенциал. И нам удалось его выявить. Мы нашли для Бутырской поразительную музыку, которая помогла ей раскрыться, изменили и ее манеру, и даже ее внешний облик; в итоге же Маша и внутренне, и внешне стала совсем другой… В тот год, когда она выиграла чемпионат мира, ни одна из соперниц не могла составить ей конкуренции. Пленительность ее исполнения подчеркивалась безошибочностью и мощью катания. От Маши исходила такая сила, что казалось, что никто и ничто не сможет ей помешать.

— Ваша тренерская практика доказывает, что вы очень проницательный человек…

— Надеюсь, что это и в самом деле так.

— Насколько мне известно, в начале войны вы с вашей матерью, немкой по происхождению, были высланы в Казахстан. Так, может быть, именно военные и послевоенные невзгоды обострили в вас способность постигать суть человека, догадываться о том, что скрыто от всех?

— Нет. Я прожила на редкость счастливую жизнь. А тем качествам, о которых вы говорите, обязана не жизненным невзгодам, а моим родителям. Именно мама научила меня никогда не говорить о лишениях и трагических событиях, а переступать через них и идти дальше.

Из ссылки мы с мамой вернулись благодаря тому, что главный режиссер театра Моссовета народный артист СССР Юрий Александрович Завадский употребил все свое влияние для того, чтобы добиться нашего возвращения. Мой отец в это время выступал в составе фронтовых актерских бригад и оставался москвичом.

…Квартиру у нас отобрали, и мы жили в театральном общежитии в саду «Эрмитаж». Но все это не лишало маму внутреннего спокойствия. Она считала, что из любой ситуации есть выход, надо только его отыскать. Мама никогда ни на что не жаловалась. У нее была другая жизненная установка; она была благодарна судьбе за то, что мы живы, что у нас что-то есть и что мы можем строить свое будущее. Именно это я и унаследовала от нее. Ну а те тяготы, через которые нам пришлось пройти, наверное, закалили меня, но не более того.

— Есть ли у вас несбыточная мечта?

— Несбыточных желаний у меня нет: в мои годы это было бы смешно. А вот реальная мечта есть — открыть в Строгино центр фигурного катания «Конек Чайковской» (Это название когда-то придумал друг нашей семьи Александр Ширвиндт.) Мне, кстати сказать, присуща одна особенность: если я чего-то очень хочу, то мое желание осуществляется. Надо только сконцентрировать на этом все свои мысли, все душевные силы...

Я очень хочу открыть свою школу, собрать тренеров, которых сама воспитала, хочу, чтобы в школе занималось множество детей, которые жаждут научиться кататься, и чтобы их родители стали моими помощниками. Думаю, что это будет мой самый большой вклад в развитие отечественного фигурного катания.

Я собираюсь создать уникальное образовательное учреждение, где в числе обязательных предметов обязательно будет и теория музыки, а может быть, и игра на фортепиано.

— А сами вы занимались музыкой?

— Да, в детстве и в юности, когда училась в институте. У нас не было инструмента, и, чтобы поиграть на рояле, я бегала наверх, к Ирине Сергеевне Анисимовой-Вульф, известной актрисе и режиссеру, с сыном которой, Алексеем Щегловым, дружила; в послевоенные годы мы жили с ними в одном доме, который построили для работников Театра имени Моссовета. Ирину Сергеевну называли «женщиной Серебряного века», и общение с нею и с теми людьми, которые были к ней вхожи, оказало на меня огромное влияние. Она, кстати сказать, познакомила меня с Фаиной Григорьевной Раневской… Ирине Сергеевне было небезразлично мое будущее, и именно она посоветовала мне поступить в ГИТИС.

— Фигурное катание во многом схоже с балетом, а артисты балета говорят, что ими управляет музыка…

— Думаю, что и фигуристы находятся в такой же зависимости от нее. Однако сегодня, спортсмены, к сожалению, чаще всего не знакомы с музыкальной грамотой. И когда говоришь кому-нибудь из них: ты, мол, опаздываешь в конце музыкальной фразы, он тебя не понимает, так как не знает, что такое музыкальная фраза. А я хочу разговаривать со своими учениками на том языке, которым должен владеть каждый, кто приобщился к миру фигурного катания.

Конечно, далеко не все ребята, которые придут в мой центр, завоюют чемпионские звания, многие даже не станут фигуристами, однако все они вырастут образованными людьми. Раньше — даже в советские времена — очень многих детей учили музыке. Сегодня это ушло в прошлое, и в музыкальные школы отдают только одаренных детей. А ведь когда-то знание музыкальной грамоты было столь же обязательным, как и умение читать и писать.

— А что собой будет представлять центр фигурного катания «Конек Чайковской»?

— Там будет два катка (один из них — с трибунами), два бассейна и несколько залов для занятий хореографией, фитнесом, общефизической подготовкой и прочим. Кроме того, откроются ресторан и небольшая гостиница, в которой спортсмены будут отдыхать перед второй тренировкой и где смогут остановиться наши гости — фигуристы из других городов и стран.

Мой центр, строительство которого финансирует московское правительство и частный инвестор, должен открыться осенью будущего года. Вот тогда я просто вопьюсь в это дело, потому что мне безумно этого хочется. Мой центр должен стать образовательным учреждением такого же ранга, как хореографические училища Москвы и Петербурга. Ну а пока мы ввели в строй открытый каток с искусственным льдом (он тоже находится в Строгино) и начали занятия в моей школе. Мы набрали двести детей, которых наши тренеры (а все они — мои бывшие ученики) будут обучать по моей методике.

Один из этих педагогов — прекрасный фигурист Владимир Котин. Он везде был нарасхват и в течение ряда лет работал в шоу в Америке и в Англии. Когда в прежние годы я звала его к себе, он всегда говорил: «Нет-нет, тренером я никогда не стану». И вдруг в 97-м году позвонил мне и сказал: «Всё, с шоу я закончил, еду в Россию». Мы начали работать вместе, и уже через год наша фигуристка Мария Бутырская стала чемпионкой Европы, а в следующем сезоне — чемпионкой мира. Кроме того, мы с Володей воспитали чемпионку мира среди юниоров Кристину Обласову, а сейчас вместе с замечательным тренером Ксенией Румянцевой он помогает мне готовить танцевальную пару Кристина Горшкова — Виталий Бутиков.

— Говорят, что тренеров вы воспитали едва ли не больше, чем спортсменов…

— И я горжусь тем, что у них уже есть свои олимпийские чемпионы и победители чемпионатов мира. Когда, например, я приезжаю в Америку, меня всегда разыскивают там мои ученики, сделавшие тренерскую карьеру в Штатах. Жаль, правда, что все они рассыпались по миру… Но в этом нет их вины. У нас тогда закрылись катки, и эти люди оказались в очень трудном положении. Когда в стране происходят такие резкие перемены, то первыми становимся ненужными мы — спортсмены и тренеры. Когда приходишь к властям с какими-либо просьбами, всегда слышишь одно и то же: «Мы все прекрасно понимаем, но сейчас в стране такая ситуация… Не до вас». Я эти слова выучила наизусть, потому что слышала их много раз. Но так как я считала себя обязанной сохранить то, что в течение многих лет создавали мои коллеги — великие тренеры и я сама, то не сдавалась: ходила, просила, давила…

— Профессиональным спортсменам сегодня платят большие деньги. И именно поэтому многие родители, завороженные чемпионскими гонорарами, отдают своих детей в спорт…

— Да, это так, поскольку большой спорт — один из способов заработать, выбиться, как говорится, в люди. И так было всегда. В советское время спортсмены тоже жили намного лучше обычных граждан. Но материальные блага приходят вовсе не сразу. Фигурист, например, должен очень много и тяжко работать, прежде чем начнет получать деньги. Если же ты не станешь призером или победителем крупных соревнований, то никто не станет тебе ничего платить. Так что надо запастись терпением лет на десять- пятнадцать и без устали работать, отказывая себе во всем.

К сожалению, многими людьми действительно движет одна только жажда денег. И главная причина этого состоит в том, что сегодня у нас нет общенациональной идеи, хотя в последнее время и делаются, слава Богу, попытки определить ее. Если же люди будут гордиться своей страной, если спортсмен, стоящий на пьедестале, будет испытывать высшее счастье от того, что в его честь играют гимн, то тогда мы не будем говорить, что в спорт приходят из-за денег. Но когда это произойдет, я не знаю…

У нас, повторяю, нет общей идеи, которая должна проявляться во всем — в культуре, спорте, жизни, в обычном общении. Но если нам удастся ее найти, то молодым будет за что уцепиться. У нас-то, людей старшего поколения, давно устоялись моральные и этические принципы. Нас не столкнешь. А вот молодым трудно понять, по какому пути и куда вообще следует идти, когда на каждом шагу они слышат, что кроме денег в жизни ничего нет, а с экранов телевизоров на них обрушиваются потоки крови под аккомпанемент автоматных очередей…

— Как вы оцениваете нынешнее положение в нашем фигурном катании?

— Мы утратили главное свое достижение — массовость и поэтому имеем сегодня то, что сами и породили. В 90-е годы мы развалили все детские спортивные школы (в 91-м году, кстати сказать, закрылась и моя школа в московском «Динамо»), а это означает, что лет 16—17 были просто выброшены из нашего фигурного катания. Только с 2000-го года к нам снова начали приходить дети. И здесь я просто не могу не сказать слова благодарности в адрес дирекции спорткомплекса «Олимпийский», которая взяла меня и моих учеников под свою крышу, предоставив нам все возможности для тренировок…

Фигурное катание — это, как я говорю, долгий вид спорта. Фигуриста нужно растить в течение 10—15 лет, постоянно заботясь еще и о том, чтобы он был здоров и не попадал ни в какие неприятности. Сейчас, кстати, в Москве, где в последние годы ожила городская федерация фигурного катания (ее президент — Ирина Рабер), ведется большая селекционная работа и делается очень многое для того, чтобы фигурное катание стало массовым видом спорта. Построено несколько катков, то есть создана такая база, которой у нас никогда не было.

Это вселяет в меня оптимизм и заставляет верить в то, что вскоре мы снова будем на коне. А сейчас надо искать талантливых ребят, готовить их и очень внимательно, я бы даже сказала, трепетно к ним относиться.

Сейчас у нас есть по два-три человека в каждом виде фигурного катания, и надо сохранить этот резерв. Лет пять-шесть назад за рубеж уехало немало спортсменов, которые никому не были нужны, так как у них вроде бы не было больших перспектив. Это большая потеря, потому что новое поколение фигуристов должно было расти рядом с ними. Сейчас же юным не на кого смотреть. Мы растеряли свои традиции и утратили преемственность поколений. И теперь должны все это восстанавливать и наращивать.

— Но в танцах на льду у нас вроде бы дела обстоят неплохо…

— Да у нас есть две хорошие пары — Оксана Домнина — Максим Шебалин и Яна Хохлова — Сергей Новицкий, а также много молодых дуэтов, в числе которых и мой — Кристина Горшкова — Виталий Бутиков. Они сейчас третьи в России, в перспективе же у них Игры в Сочи.

— Сейчас во всех СМИ с восторгом пишут о возвращении Евгения Плющенко, предрекая ему победу в Ванкувере. Но не помешает ли ему эта шумиха?

— Плющенко безумно талантлив, а за то, что он вернулся, честь ему и хвала. Чтобы решиться на это, нужна была огромная смелость. Режим, в который он себя ввинтил, полностью исключает все радости той вольготной жизни, которую он в последнее время вел — шумные компании, ночные посиделки и тому подобное. Женя отказался от всего этого и сосредоточился на подготовке к Играм. И он, и его тренер Алексей Мишин объясняют это тем, что жизнь без спорта — без соли и перца — была для Плющенко слишком пресной. Женя прошел очень хороший путь, они с Мишиным правильно все спланировали: сначала Женя выступил в Питере, потом — в Перми. И там, и там он был далеко не безупречен: в Питере исключил из своей программы какие-то элементы, в Перми — что-то сорвал. А вот на своем третьем старте — на московском этапе Гран-при — он уже выступил так, как и подобает лидеру, уверенно преодолев самое страшное испытание — психологический стресс, через который проходит любой спортсмен, выступающий после большого перерыва в столь ответственных соревнованиях.

В связи с этим я вспоминаю эксперимент, который в 1994 году был проведен на Олимпиаде в Лиллехаммере: тогда из различных шоу в спорт вернулись пять олимпийских чемпионов. На тренировках, которые собирали полные залы, они творили чудеса. Все ждали, что они дадут бой тогдашним фаворитам, но все эти бывшие звезды провалились на короткой программе — кто-то выступил без двух элементов, кто-то — без трех, а кто-то — и без четырех…

Выступая в шоу-программах, где каждый их выход принимался на ура, эти знаменитости отвыкли от эмоциональных перегрузок. Когда же они вышли на олимпийский лед, то сорвались, не выдержав невероятного психологического напряжения…

Я давняя поклонница Плющенко и очень рада, что на московском этапе Гран-при он сумел предельно сконцентрироваться и четко выполнить каждый элемент своих программ. Правда, из-за этой сосредоточенности на технической стороне дела он чуть-чуть проиграл самому себе в музыкальности и художественной выразительности, однако можно не сомневаться, что очень скоро Женя снова будет поражать нас своим артистизмом. А то, что он сумел собраться, не упустив ни единой детали, и победить очень сильных соперников — американцев и японцев — меня восхитило.

Тем не менее не стоит сейчас повсюду кричать, что Женя, мол, все выиграет. Такую ошибку, кстати, сделали в 80-м году американцы перед началом Игр в Лейк-Плэсиде. Помню, что когда мы только приехали туда, то увидели, что повсюду красуются плакаты, на которых изображена американская пара — Тай Бабилония и Рэнди Гарднер, чемпионы мира 1979 года. Эти фигуристы ходили королями, потому что вся Америка кричала, что они уже выиграли олимпийское золото. Но на разминке перед короткой программой Гарднер обескуражил своих поклонников, сделав несколько безуспешных попыток выполнить прыжок «флип» в два оборота; постаравшись в очередной раз справиться с этим элементом, он плашмя упал на лед… Когда же американцы уже должны были выйти на старт, было объявлено, что пара Бабилония — Гарднер не будет участвовать в соревнованиях из-за травмы партнера. В итоге олимпийскими чемпионами стали Ирина Роднина и Александр Зайцев.

Не надо на спортсмена вешать лишнее. На нем и так огромный груз ответственности… Но Плющенко и Мишин — люди опытные, и я уверена, что они не обращают внимания на весь этот шум. Они, повторю, очень смелые люди. Я бы, наверное, не стала возвращать в спорт своего фигуриста после трехлетнего перерыва. Я бы пожалела и его, и себя. Но Плющенко и его тренер себя не жалеют. У них есть уверенность в успехе, и старт в Москве доказал, что они правы. Так пожелаем же им удачи, и дай Бог, чтобы Женя сделал всё, на что он способен.

— Вы сказали это, не постучав о дерево. Видимо, вы не верите ни в какие приметы…

— Я верю в Бога. Вера помогает мне жить и достигать того, к чему я стремлюсь.

— Кто-то из великих сказал, что человек склонен жить так, словно впереди у него еще целая жизнь. Судя по тому, сколько энергии вы вкладывается в создание своей новой школы «Конек Чайковской», эти слова имеют к вам самое прямое отношение…

— Я и в самом деле больше всего на свете хочу создать этот центр. «Стоять у станка» с шести часов утра, как я это делала всю жизнь, я, конечно, не стану, потому что... мне этого уже не хочется. Однако я буду продолжать заниматься со своими учениками — Кристиной Горшковой, Виталием Бутиковым и с замечательной девочкой Катей Козыревой. Иногда, придя на каток, я вижу, что эти ребята сегодня какие-то расслабленные и что им вовсе не хочется тренироваться. Значит, я должна пробудить в них желание работать по-настоящему и делать то, что я считаю нужным. Чтобы добиться этого, мне приходится выплескивать на них всю свою энергию. И порой я вдруг начинаю задумываться: а останется ли что-то и для меня самой?

Тем не менее я буду работать, как говорят, до последнего. И мне есть с кого брать пример. Помню, во время соревнований в Лионе мне сказали, что меня хочет видеть моя старая знакомая, мадам Водекран, воспитавшая таких звезд, как Патрик Пера и Ален Кальма. Я обернулась и увидела перед собой стройную, прекрасно одетую женщину. А ведь ей было тогда 92 года…. Мы обнялись с ней и поцеловались, а когда расстались, я сказала спортсменам, сидевшим рядом: «Вы видели, как может выглядеть настоящий тренер, которому уже за девяносто? Видели? Тогда вы знаете, сколько лет вам еще придется меня терпеть!»

…Одержимая своими последними планами, она гораздо охотнее говорит о школе, которая будет построена в Строгино, чем о своих прежних достижениях, а это значит, что Елена Чайковская далека от того момента, когда будущее для нее потускнеет и станет менее ярким и интересным, чем воспоминания о прошлом. Воспитание молодых — это ее конек, и потому можно не сомневаться, что она сумеет с абсолютной точностью проложить тот курс, по которому обновленный «Конек Чайковской» направится в завтра.

bmsi.ru

Конек Елены Чайковской - Популярные статьи

В феврале в канадском городе Ванкувере стартуют зимние Олимпийские игры. В них примут участие и фигуристы, воспитанные знаменитыми чемпионами, которые когда-то прошли школу выдающегося тренера Елены Чайковской. А в канун Нового года - 30 декабря - Чайковская отметила свой юбилей. Но прежде побеседовала с корреспондентом журнала "Физкультура и спорт" Андреем Баташевым.

Елена Чайковская... Стоит только назвать это имя, как в нашем сознании сразу же всплывают имена ее учеников, прославленных советских и российских фигуристов - олимпийских чемпионов Людмилы Пахомовой и Александра Горшкова, Натальи Линичук и Геннадия Карпоносова, двукратного чемпиона мира Владимира Ковалева, чемпионки мира Марии Бутырской, четырехкратного серебряного призера чемпионатов Европы Владимира Котина...

Елена Чайковская замечает, что она не верит ни во что, выходящее за грань реального. Тем не менее, ее способность даже на расстоянии управлять своими учениками, наделяя их своей энергией и артистизмом, не поддается, как мне кажется, рациональному объяснению. Но вот что сама Чайковская говорит об этом:

- Я всегда знаю, - говорит она, - когда у моего спортсмена будет срыв. Как только он выходит на лед, у меня возникает внутренняя связь с ним. В этот момент я словно бы становлюсь этакой сомнамбулой; я здесь и в то же время не здесь. Где-то в другом измерении я катаюсь вместе со своим спортсменом. И у нас с ним все едино: сила, шаг, движение. Если я безукоризненно - от начала и до конца - прохожу эту программу, у моего ученика тоже все получается. Если же у меня что-то сорвется, то и у него на следующем метре произойдет срыв.

- Много лет назад я беседовал с одним из лучших наших тренеров Алексеем Мишиным и на всю жизнь запомнил его слова: "Своеобразие манеры исполнителя определяется своеобразием его души". А как вам удается открывать в своих учениках это своеобразие?

- Надо, во-первых, увидеть в спортсмене те достоинства, которые могут сделать его неповторимым, а во-вторых, разглядеть и скрыть его недостатки.

У нас есть тренеры - и я преклоняюсь перед ними, - которые прекрасно работают с детьми, однако это не значит, что они могут вывести своего воспитанника в чемпионы. Для этого необходимо особое чутье: надо понять, что вот именно из этого спортсмена можно сделать мастера экстра-класса. А уж если вы поверили в него, то надо его растить, не обращая внимания на то, что он где-то провалился и что недостатков у него, как говорят все вокруг, куда больше, чем достоинств. В свое время я взяла к себе Марию Бутырскую, которую тогда отчислили из сборной, поставив на ней крест. Я же почувствовала, что у этой спортсменки огромный потенциал. И нам удалось его выявить. Мы нашли для Бутырской поразительную музыку, которая помогла ей раскрыться, изменили и ее манеру, и даже ее внешний облик; в итоге же Маша и внутренне, и внешне стала совсем другой... В тот год, когда она выиграла чемпионат мира, ни одна из соперниц не могла составить ей конкуренции. Пленительность ее исполнения подчеркивалась безошибочностью и мощью катания. От Маши исходила такая сила, что казалось, никто и ничто не сможет ей помешать.

- Ваша тренерская практика доказывает, что вы очень проницательный человек...

- Надеюсь, что это и в самом деле так.

- Насколько мне известно, в начале войны вы с вашей матерью, немкой по происхождению, были высланы в Казахстан. Так, может быть, именно военные и послевоенные невзгоды обострили в вас способность постигать суть человека, догадываться о том, что скрыто от всех?

- Нет. Я прожила на редкость счастливую жизнь. А тем качествам, о которых вы говорите, обязана не жизненным невзгодам, а моим родителям. Именно мама научила меня никогда не говорить о лишениях и трагических событиях, а переступать через них и идти дальше.

Из ссылки мы с мамой вернулись благодаря тому, что главный режиссер Театра им. Моссовета народный артист СССР Юрий Александрович Завадский употребил все свое влияние для того, чтобы добиться нашего возвращения. Мой отец в это время выступал в составе фронтовых актерских бригад и оставался москвичом.

...Квартиру у нас отобрали, и мы жили в театральном общежитии в саду "Эрмитаж". Но все это не лишало маму внутреннего спокойствия. Она считала, что из любой ситуации есть выход, надо только его отыскать. Мама никогда ни на что не жаловалась. У нее была другая жизненная установка; она была благодарна судьбе за то, что мы живы, что у нас что-то есть и что мы можем строить свое будущее. Именно это я и унаследовала от нее. Ну а те тяготы, через которые нам пришлось пройти, наверное, закалили меня, но не более того.

- Есть ли у вас несбыточная мечта?

- Несбыточных желаний у меня нет: в мои годы это было бы смешно. А вот реальная мечта есть - открыть в Строгино центр фигурного катания "Конек Чайковской" -это название когда-то придумал друг нашей семьи Александр Ширвиндт. Мне, кстати сказать, присуща одна особенность: если я чего-то очень хочу, то мое желание осуществляется. Надо только сконцентрировать на этом все свои мысли, все душевные силы...

Я очень хочу открыть свою школу, собрать тренеров, которых сама воспитала, хочу, чтобы в школе занималось множество детей, которые жаждут научиться кататься, и чтобы их родители стали моими помощниками. Думаю, что это будет мой самый большой вклад в развитие отечественного фигурного катания.

Я собираюсь создать уникальное образовательное учреждение, где в числе обязательных предметов будет и теория музыки, а может быть, и игра на фортепиано.

- А сами вы занимались музыкой?

- Да, в детстве и в юности, когда училась в институте. У нас не было инструмента, и, чтобы поиграть на рояле, я бегала наверх, к Ирине Сергеевне Анисимовой-Вульф, известной актрисе и режиссеру, с сыном которой, Алексеем Щегловым, дружила; в послевоенные годы мы жили с ними в одном доме, который построили для работников Театра имени Моссовета. Ирину Сергеевну называли "женщиной Серебряного века", и общение с нею и теми людьми, которые были к ней вхожи, оказало на меня огромное влияние. Она, кстати сказать, познакомила меня с Фаиной Раневской... Ирине Сергеевне было небезразлично мое будущее, и именно она посоветовала мне поступить в ГИТИС.

- Фигурное катание во многом схоже с балетом, а артисты балета говорят, что ими управляет музыка.

- Думаю, что и фигуристы находятся в такой же зависимости от нее. Однако сегодня спортсмены, к сожалению, чаще всего не знакомы с музыкальной грамотой. И когда говоришь кому-нибудь из них: ты, мол, опаздываешь в конце музыкальной фразы, он тебя не понимает, так как не знает, что такое музыкальная фраза. А я хочу разговаривать со своими учениками на том языке, которым должен владеть каждый, кто приобщился к миру фигурного катания.

Конечно, далеко не все ребята, которые придут в мой центр, завоюют чемпионские звания, многие даже не станут фигуристами, однако все они вырастут образованными людьми. Раньше - даже в советские времена - очень многих детей учили музыке. Сегодня это ушло в прошлое, и в музыкальные школы отдают только одаренных детей. А ведь когда-то знание музыкальной грамоты было столь же обязательным, как и умение читать и писать.

- А что собой будет представлять центр фигурного катания "Конек Чайковской"?

- Там будет два катка (один из них - с трибунами), два бассейна и несколько залов для занятий хореографией, фитнесом, общефизической подготовкой и прочим. Кроме того, откроются ресторан и небольшая гостиница, в которой спортсмены будут отдыхать перед второй тренировкой и где смогут остановиться наши гости - фигуристы из других городов и стран.

Мой центр, строительство которого финансирует московское правительство и частный инвестор, должен открыться осенью 2010 года. Вот тогда я просто вопьюсь в это дело, потому что мне безумно этого хочется. Мой центр должен стать образовательным учреждением такого же ранга, как хореографические училища Москвы и Петербурга. Ну а пока мы ввели в строй открытый каток с искусственным льдом (он тоже находится в Строгино) и начали занятия в моей школе. Мы набрали двести детей, которых наши тренеры (а все они - мои бывшие ученики) будут обучать по моей методике.

Один из этих педагогов - прекрасный фигурист Владимир Котин. Он везде был нарасхват и в течение ряда лет работал в шоу в Америке и в Англии. Когда в прежние годы я звала его к себе, он всегда говорил: "Нет-нет, тренером я никогда не стану". И вдруг в 97-м году позвонил мне и сказал: "Все, с шоу я закончил, еду в Россию". Мы начали работать вместе, и уже через год наша фигуристка Мария Бутырская стала чемпионкой Европы, а в следующем сезоне - чемпионкой мира. Кроме того, мы с Володей воспитали чемпионку мира среди юниоров Кристину Обласову, а сейчас вместе с замечательным тренером Ксенией Румянцевой он помогает мне готовить танцевальную пару Кристина Горшкова - Виталий Бутиков.

- Говорят, что тренеров вы воспитали едва ли не больше, чем спортсменов.

- И я горжусь тем, что у них уже есть свои олимпийские чемпионы и победители чемпионатов мира. Когда, например, я приезжаю в Америку, меня всегда разыскивают там мои ученики, сделавшие тренерскую карьеру в Штатах. Жаль, правда, что все они рассыпались по миру... Но в этом нет их вины. У нас тогда закрылись катки, и эти люди оказались в очень трудном положении. Когда в стране происходят такие резкие перемены, то первыми становимся ненужными мы - спортсмены и тренеры. Когда приходишь к властям с какими-либо просьбами, всегда слышишь одно и то же: "Мы все прекрасно понимаем, но сейчас в стране такая ситуация... Не до вас". Я эти слова выучила наизусть, потому что слышала их много раз. Но так как я считала себя обязанной сохранить то, что в течение многих лет создавали мои коллеги - великие тренеры и я сама, то не сдавалась: ходила, просила, давила...

- Профессиональным спортсменам сегодня платят большие деньги. И именно поэтому многие родители, завороженные чемпионскими гонорарами, отдают своих детей в спорт...

- Да, это так, поскольку большой спорт -один из способов заработать, выбиться, как говорится, в люди. И так было всегда. В советское время спортсмены тоже жили намного лучше обычных граждан. Но материальные блага приходят вовсе не сразу. Фигурист, например, должен очень много и тяжко работать, прежде чем начнет получать деньги. Если же ты не станешь призером или победителем крупных соревнований, то никто не станет тебе ничего платить. Так что надо запастись терпением лет на десять-пятнадцать и без устали работать, отказывая себе во всем.

К сожалению, многими людьми действительно движет одна только жажда денег. И главная причина этого состоит в том, что сегодня у нас нет общенациональной идеи, хотя в последнее время и делаются, слава богу, попытки определить ее. Если же люди будут гордиться своей страной, если спортсмен, стоящий на пьедестале, будет испытывать высшее счастье от того, что в его честь играют гимн, то тогда мы не будем говорить, что в спорт приходят из-за денег. Но когда это произойдет, я не знаю...

У нас, повторяю, нет общей идеи, которая должна проявляться во всем - в культуре, спорте, жизни, в обычном общении. Но если нам удастся ее найти, то молодым будет за что уцепиться. У нас-то, людей старшего поколения, давно устоялись моральные и этические принципы. Нас не столкнешь. А вот молодым трудно понять, по какому пути и куда вообще следует идти, когда на каждом шагу они слышат, что кроме денег в жизни ничего нет, а с экранов телевизоров на них обрушиваются потоки крови под аккомпанемент автоматных очередей.

- Как вы оцениваете нынешнее положение в нашем фигурном катании?

- Мы утратили главное свое достижение - массовость и поэтому имеем сегодня то, что сами и породили. В 90-е годы мы развалили все детские спортивные школы (в 91-м году, кстати сказать, закрылась и моя школа в московском "Динамо"), а это означает, что лет 16-17 были просто выброшены из нашего фигурного катания. Только с 2000-го года к нам снова начали приходить дети. И здесь я просто не могу не сказать слова благодарности в адрес дирекции спорткомплекса "Олимпийский", которая взяла меня и моих учеников под свою крышу, предоставив нам все возможности для тренировок.

Фигурное катание - это, как я говорю, долгий вид спорта. Фигуриста нужно растить в течение 10-15 лет, постоянно заботясь еще и о том, чтобы он был здоров и не попадал ни в какие неприятности. Сейчас, кстати, в Москве, где в последние годы ожила городская федерация фигурного катания (ее президент - Ирина Рабер), ведется большая селекционная работа и делается очень многое для того, чтобы фигурное катание стало массовым видом спорта. Построено несколько катков, то есть создана такая база, которой у нас никогда не было.

Это вселяет в меня оптимизм и заставляет верить в то, что вскоре мы снова будем на коне. А сейчас надо искать талантливых ребят, готовить их и очень внимательно, я бы даже сказала, трепетно к ним относиться.

Сейчас у нас есть по два-три человека в каждом виде фигурного катания, и надо сохранить этот резерв. Лет пять-шесть назад за рубеж уехало немало спортсменов, которые никому не были нужны, так как у них вроде бы не было больших перспектив. Это большая потеря, потому что новое поколение фигуристов должно было расти рядом с ними. Сейчас же юным не на кого смотреть. Мы растеряли свои традиции и утратили преемственность поколений. И теперь должны все это восстанавливать и наращивать.

- Но в танцах на льду у нас вроде бы дела обстоят неплохо.

- Да у нас есть две хорошие пары - Оксана Домнина - Максим Шебалин и Яна Хохлова - Сергей Новицкий, а также много молодых дуэтов, в числе которых и мой - Кристина Горшкова - Виталий Бутиков. Они сейчас третьи в России, в перспективе же у них Игры в Сочи.

- Сейчас во всех СМИ с восторгом пишут о возвращении Евгения Плющенко, предрекая ему победу в Ванкувере. Но не помешает ли ему эта шумиха?

- Плющенко безумно талантлив, а за то, что он вернулся, честь ему и хвала. Чтобы решиться на это, нужна была огромная смелость. Режим, в который он себя ввинтил, полностью исключает все радости той вольготной жизни, которую он в последнее время вел - шумные компании, ночные посиделки и тому подобное. Женя отказался от всего этого и сосредоточился на подготовке к Играм. И он, и его тренер Алексей Мишин объясняют это тем, что жизнь без спорта - без соли и перца - была для Плющенко слишком пресной. Женя прошел очень хороший путь, они с Мишиным правильно все спланировали: сначала Женя выступил в Питере, потом - в Перми. И там, и там он был далеко не безупречен: в Питере исключил из своей программы какие-то элементы, в Перми - что-то сорвал. А вот на своем третьем старте - на московском этапе Гран-при - он уже выступил так, как и подобает лидеру, уверенно преодолев самое страшное испытание - психологический стресс, через который проходит любой спортсмен, выступающий после большого перерыва в столь ответственных соревнованиях.

В связи с этим я вспоминаю эксперимент, который в 1994 году был проведен на Олимпиаде в Лиллехаммере: тогда из различных шоу в спорт вернулись пять олимпийских чемпионов. На тренировках, которые собирали полные залы, они творили чудеса. Все ждали, что они дадут бой тогдашним фаворитам, но все эти бывшие звезды провалились на короткой программе - кто-то выступил без двух элементов, кто-то - без трех, а кто-то - и без четырех.

Выступая в шоу-программах, где каждый их выход принимался на ура, эти знаменитости отвыкли от эмоциональных перегрузок. Когда же они вышли на олимпийский лед, то сорвались, не выдержав невероятного психологического напряжения...

Я давняя поклонница Плющенко и очень рада, что на московском этапе Гран-при он сумел предельно сконцентрироваться и четко выполнить каждый элемент своих программ. Правда, из-за этой сосредоточенности натехнической сторонедела он чуть-чуть проиграл самому себе в музыкальности и художественной выразительности, однако можно не сомневаться, что очень скоро Женя снова будет поражать нас своим артистизмом. А то, что он сумел собраться, не упустив ни единой детали, и победить очень сильных соперников -американцев и японцев - меня восхитило.

Тем не менее не стоит сейчас повсюду кричать, что Женя, мол, все выиграет. Такую ошибку, кстати, сделали в 80-м году американцы перед началом Игр в Лейк-Плэсиде. Помню, что когда мы только приехали туда, то увидели, что повсюду красуются плакаты, на которых изображена американская пара - Тай Бабилония и Рэнди Гарднер, чемпионы мира 1979 года. Эти фигуристы ходили королями, потому что вся Америка кричала, что они уже выиграли олимпийское "золото". Но на разминке перед короткой программой Гарднер обескуражил своих поклонников, сделав несколько безуспешных попыток выполнить прыжок "флип" в два оборота; постаравшись в очередной раз справиться с этим элементом, он плашмя упал на лед... Когда же американцы уже должны были выйти на старт, было объявлено, что пара Бабилония - Гарднер не будет участвовать в соревнованиях из-за травмы партнера. В итоге олимпийскими чемпионами стали Ирина Роднина и Александр Зайцев.

Не надо на спортсмена вешать лишнее. На нем и так огромный груз ответственности... Но Плющенко и Мишин - люди опытные, и я уверена, что они не обращают внимания на весь этот шум. Они, повторю, очень смелые люди. Я бы, наверное, не стала возвращать в спорт своего фигуриста после трехлетнего перерыва. Я бы пожалела и его, и себя. Но Плющенко и его тренер себя не жалеют. У них есть уверенность в успехе, и старт в Москве доказал, что они правы. Так пожелаем же им удачи, и дай бог, чтобы Женя сделал все, на что он способен.

- Вы сказали это, не постучав о дерево. Видимо, вы не верите ни в какие приметы.

- Я верю в Бога. Вера помогает мне жить и достигать того, к чему я стремлюсь.

- Кто-то из великих сказал, что человек склонен жить так, словно впереди у него еще целая жизнь. Судя по тому, сколько энергии вы вкладываете в создание своей новой школы "Конек Чайковской", эти слова имеют к вам самое прямое отношение.

- Я и в самом деле больше всего на свете хочу создать этот центр. "Стоять у станка" с шести часов утра, как я это делала всю жизнь, конечно, не стану, потому что... мне этого уже не хочется. Однако я буду продолжать заниматься со своими учениками -Кристиной Горшковой, Виталием Бутиковым и с замечательной девочкой Катей Козыревой. Иногда, придя на каток, я вижу, что эти ребята сегодня какие-то расслабленные и что им вовсе не хочется тренироваться. Значит, я должна пробудить в них желание работать по-настоящему и делать то, что я считаю нужным. Чтобы добиться этого, мне приходится выплескивать на них всю свою энергию. И порой я вдруг начинаю задумываться: а останется ли что-то и для меня самой?

Тем не менее я буду работать, как говорят, до последнего. И мне есть с кого брать пример. Помню, во время соревнований в Лионе мне сказали, что меня хочет видеть моя старая знакомая, мадам Водекран, воспитавшая таких звезд, как Патрик Пера и Ален Кальма. Я обернулась и увидела перед собой стройную, прекрасно одетую женщину. А ведь ей было тогда 92 года.... Мы обнялись с ней и поцеловались, а когда расстались, я сказала спортсменам, сидевшим рядом: "Вы видели, как может выглядеть настоящий тренер, которому уже за девяносто? Видели? Тогда вы знаете, сколько лет вам еще придется меня терпеть!"

...Одержимая своими последними планами, она гораздо охотнее говорит о школе, которая будет построена в Строгино, чем о своих прежних достижениях, а это значит, что Елена Чайковская далека от того момента, когда будущее для нее потускнеет и станет менее ярким и интересным, чем воспоминания о прошлом. Воспитание молодых - это ее конек, и потому можно не сомневаться, что она сумеет с абсолютной точностью проложить тот курс, по которому обновленный "Конек Чайковской" направится в завтра.

bmsi.ru

Конек Елены Чайковской

Конек Елены Чайковской

В феврале в канадском городе Ванкувере стартуют зимние Олимпийские игры. В них примут участие и фигуристы, воспитанные знаменитыми чемпионами, которые когда-то прошли школу выдающегося тренера Елены Чайковской. А в канун Нового года - 30 декабря - Чайковская отметила свой юбилей. Но прежде побеседовала с корреспондентом журнала "Физкультура и спорт" Андреем Баташевым.

Елена Чайковская... Стоит только назвать это имя, как в нашем сознании сразу же всплывают имена ее учеников, прославленных советских и российских фигуристов - олимпийских чемпионов Людмилы Пахомовой и Александра Горшкова, Натальи Линичук и Геннадия Карпоносова, двукратного чемпиона мира Владимира Ковалева, чемпионки мира Марии Бутырской, четырехкратного серебряного призера чемпионатов Европы Владимира Котина...

Елена Чайковская замечает, что она не верит ни во что, выходящее за грань реального. Тем не менее, ее способность даже на расстоянии управлять своими учениками, наделяя их своей энергией и артистизмом, не поддается, как мне кажется, рациональному объяснению. Но вот что сама Чайковская говорит об этом:

- Я всегда знаю, - говорит она, - когда у моего спортсмена будет срыв. Как только он выходит на лед, у меня возникает внутренняя связь с ним. В этот момент я словно бы становлюсь этакой сомнамбулой; я здесь и в то же время не здесь. Где-то в другом измерении я катаюсь вместе со своим спортсменом. И у нас с ним все едино: сила, шаг, движение. Если я безукоризненно - от начала и до конца - прохожу эту программу, у моего ученика тоже все получается. Если же у меня что-то сорвется, то и у него на следующем метре произойдет срыв.

- Много лет назад я беседовал с одним из лучших наших тренеров Алексеем Мишиным и на всю жизнь запомнил его слова: "Своеобразие манеры исполнителя определяется своеобразием его души". А как вам удается открывать в своих учениках это своеобразие?

- Надо, во-первых, увидеть в спортсмене те достоинства, которые могут сделать его неповторимым, а во-вторых, разглядеть и скрыть его недостатки.

У нас есть тренеры - и я преклоняюсь перед ними, - которые прекрасно работают с детьми, однако это не значит, что они могут вывести своего воспитанника в чемпионы. Для этого необходимо особое чутье: надо понять, что вот именно из этого спортсмена можно сделать мастера экстра-класса. А уж если вы поверили в него, то надо его растить, не обращая внимания на то, что он где-то провалился и что недостатков у него, как говорят все вокруг, куда больше, чем достоинств. В свое время я взяла к себе Марию Бутырскую, которую тогда отчислили из сборной, поставив на ней крест. Я же почувствовала, что у этой спортсменки огромный потенциал. И нам удалось его выявить. Мы нашли для Бутырской поразительную музыку, которая помогла ей раскрыться, изменили и ее манеру, и даже ее внешний облик; в итоге же Маша и внутренне, и внешне стала совсем другой... В тот год, когда она выиграла чемпионат мира, ни одна из соперниц не могла составить ей конкуренции. Пленительность ее исполнения подчеркивалась безошибочностью и мощью катания. От Маши исходила такая сила, что казалось, никто и ничто не сможет ей помешать.

- Ваша тренерская практика доказывает, что вы очень проницательный человек...

- Надеюсь, что это и в самом деле так.

- Насколько мне известно, в начале войны вы с вашей матерью, немкой по происхождению, были высланы в Казахстан. Так, может быть, именно военные и послевоенные невзгоды обострили в вас способность постигать суть человека, догадываться о том, что скрыто от всех?

- Нет. Я прожила на редкость счастливую жизнь. А тем качествам, о которых вы говорите, обязана не жизненным невзгодам, а моим родителям. Именно мама научила меня никогда не говорить о лишениях и трагических событиях, а переступать через них и идти дальше.

Из ссылки мы с мамой вернулись благодаря тому, что главный режиссер Театра им. Моссовета народный артист СССР Юрий Александрович Завадский употребил все свое влияние для того, чтобы добиться нашего возвращения. Мой отец в это время выступал в составе фронтовых актерских бригад и оставался москвичом.

...Квартиру у нас отобрали, и мы жили в театральном общежитии в саду "Эрмитаж". Но все это не лишало маму внутреннего спокойствия. Она считала, что из любой ситуации есть выход, надо только его отыскать. Мама никогда ни на что не жаловалась. У нее была другая жизненная установка; она была благодарна судьбе за то, что мы живы, что у нас что-то есть и что мы можем строить свое будущее. Именно это я и унаследовала от нее. Ну а те тяготы, через которые нам пришлось пройти, наверное, закалили меня, но не более того.

- Есть ли у вас несбыточная мечта?

- Несбыточных желаний у меня нет: в мои годы это было бы смешно. А вот реальная мечта есть - открыть в Строгино центр фигурного катания "Конек Чайковской" -это название когда-то придумал друг нашей семьи Александр Ширвиндт. Мне, кстати сказать, присуща одна особенность: если я чего-то очень хочу, то мое желание осуществляется. Надо только сконцентрировать на этом все свои мысли, все душевные силы...

Я очень хочу открыть свою школу, собрать тренеров, которых сама воспитала, хочу, чтобы в школе занималось множество детей, которые жаждут научиться кататься, и чтобы их родители стали моими помощниками. Думаю, что это будет мой самый большой вклад в развитие отечественного фигурного катания.

Я собираюсь создать уникальное образовательное учреждение, где в числе обязательных предметов будет и теория музыки, а может быть, и игра на фортепиано.

- А сами вы занимались музыкой?

- Да, в детстве и в юности, когда училась в институте. У нас не было инструмента, и, чтобы поиграть на рояле, я бегала наверх, к Ирине Сергеевне Анисимовой-Вульф, известной актрисе и режиссеру, с сыном которой, Алексеем Щегловым, дружила; в послевоенные годы мы жили с ними в одном доме, который построили для работников Театра имени Моссовета. Ирину Сергеевну называли "женщиной Серебряного века", и общение с нею и теми людьми, которые были к ней вхожи, оказало на меня огромное влияние. Она, кстати сказать, познакомила меня с Фаиной Раневской... Ирине Сергеевне было небезразлично мое будущее, и именно она посоветовала мне поступить в ГИТИС.

- Фигурное катание во многом схоже с балетом, а артисты балета говорят, что ими управляет музыка.

- Думаю, что и фигуристы находятся в такой же зависимости от нее. Однако сегодня спортсмены, к сожалению, чаще всего не знакомы с музыкальной грамотой. И когда говоришь кому-нибудь из них: ты, мол, опаздываешь в конце музыкальной фразы, он тебя не понимает, так как не знает, что такое музыкальная фраза. А я хочу разговаривать со своими учениками на том языке, которым должен владеть каждый, кто приобщился к миру фигурного катания.

Конечно, далеко не все ребята, которые придут в мой центр, завоюют чемпионские звания, многие даже не станут фигуристами, однако все они вырастут образованными людьми. Раньше - даже в советские времена - очень многих детей учили музыке. Сегодня это ушло в прошлое, и в музыкальные школы отдают только одаренных детей. А ведь когда-то знание музыкальной грамоты было столь же обязательным, как и умение читать и писать.

- А что собой будет представлять центр фигурного катания "Конек Чайковской"?

- Там будет два катка (один из них - с трибунами), два бассейна и несколько залов для занятий хореографией, фитнесом, общефизической подготовкой и прочим. Кроме того, откроются ресторан и небольшая гостиница, в которой спортсмены будут отдыхать перед второй тренировкой и где смогут остановиться наши гости - фигуристы из других городов и стран.

Мой центр, строительство которого финансирует московское правительство и частный инвестор, должен открыться осенью 2010 года. Вот тогда я просто вопьюсь в это дело, потому что мне безумно этого хочется. Мой центр должен стать образовательным учреждением такого же ранга, как хореографические училища Москвы и Петербурга. Ну а пока мы ввели в строй открытый каток с искусственным льдом (он тоже находится в Строгино) и начали занятия в моей школе. Мы набрали двести детей, которых наши тренеры (а все они - мои бывшие ученики) будут обучать по моей методике.

Один из этих педагогов - прекрасный фигурист Владимир Котин. Он везде был нарасхват и в течение ряда лет работал в шоу в Америке и в Англии. Когда в прежние годы я звала его к себе, он всегда говорил: "Нет-нет, тренером я никогда не стану". И вдруг в 97-м году позвонил мне и сказал: "Все, с шоу я закончил, еду в Россию". Мы начали работать вместе, и уже через год наша фигуристка Мария Бутырская стала чемпионкой Европы, а в следующем сезоне - чемпионкой мира. Кроме того, мы с Володей воспитали чемпионку мира среди юниоров Кристину Обласову, а сейчас вместе с замечательным тренером Ксенией Румянцевой он помогает мне готовить танцевальную пару Кристина Горшкова - Виталий Бутиков.

- Говорят, что тренеров вы воспитали едва ли не больше, чем спортсменов.

- И я горжусь тем, что у них уже есть свои олимпийские чемпионы и победители чемпионатов мира. Когда, например, я приезжаю в Америку, меня всегда разыскивают там мои ученики, сделавшие тренерскую карьеру в Штатах. Жаль, правда, что все они рассыпались по миру... Но в этом нет их вины. У нас тогда закрылись катки, и эти люди оказались в очень трудном положении. Когда в стране происходят такие резкие перемены, то первыми становимся ненужными мы - спортсмены и тренеры. Когда приходишь к властям с какими-либо просьбами, всегда слышишь одно и то же: "Мы все прекрасно понимаем, но сейчас в стране такая ситуация... Не до вас". Я эти слова выучила наизусть, потому что слышала их много раз. Но так как я считала себя обязанной сохранить то, что в течение многих лет создавали мои коллеги - великие тренеры и я сама, то не сдавалась: ходила, просила, давила...

- Профессиональным спортсменам сегодня платят большие деньги. И именно поэтому многие родители, завороженные чемпионскими гонорарами, отдают своих детей в спорт...

- Да, это так, поскольку большой спорт -один из способов заработать, выбиться, как говорится, в люди. И так было всегда. В советское время спортсмены тоже жили намного лучше обычных граждан. Но материальные блага приходят вовсе не сразу. Фигурист, например, должен очень много и тяжко работать, прежде чем начнет получать деньги. Если же ты не станешь призером или победителем крупных соревнований, то никто не станет тебе ничего платить. Так что надо запастись терпением лет на десять-пятнадцать и без устали работать, отказывая себе во всем.

К сожалению, многими людьми действительно движет одна только жажда денег. И главная причина этого состоит в том, что сегодня у нас нет общенациональной идеи, хотя в последнее время и делаются, слава богу, попытки определить ее. Если же люди будут гордиться своей страной, если спортсмен, стоящий на пьедестале, будет испытывать высшее счастье от того, что в его честь играют гимн, то тогда мы не будем говорить, что в спорт приходят из-за денег. Но когда это произойдет, я не знаю...

У нас, повторяю, нет общей идеи, которая должна проявляться во всем - в культуре, спорте, жизни, в обычном общении. Но если нам удастся ее найти, то молодым будет за что уцепиться. У нас-то, людей старшего поколения, давно устоялись моральные и этические принципы. Нас не столкнешь. А вот молодым трудно понять, по какому пути и куда вообще следует идти, когда на каждом шагу они слышат, что кроме денег в жизни ничего нет, а с экранов телевизоров на них обрушиваются потоки крови под аккомпанемент автоматных очередей.

- Как вы оцениваете нынешнее положение в нашем фигурном катании?

- Мы утратили главное свое достижение - массовость и поэтому имеем сегодня то, что сами и породили. В 90-е годы мы развалили все детские спортивные школы (в 91-м году, кстати сказать, закрылась и моя школа в московском "Динамо"), а это означает, что лет 16-17 были просто выброшены из нашего фигурного катания. Только с 2000-го года к нам снова начали приходить дети. И здесь я просто не могу не сказать слова благодарности в адрес дирекции спорткомплекса "Олимпийский", которая взяла меня и моих учеников под свою крышу, предоставив нам все возможности для тренировок.

Фигурное катание - это, как я говорю, долгий вид спорта. Фигуриста нужно растить в течение 10-15 лет, постоянно заботясь еще и о том, чтобы он был здоров и не попадал ни в какие неприятности. Сейчас, кстати, в Москве, где в последние годы ожила городская федерация фигурного катания (ее президент - Ирина Рабер), ведется большая селекционная работа и делается очень многое для того, чтобы фигурное катание стало массовым видом спорта. Построено несколько катков, то есть создана такая база, которой у нас никогда не было.

Это вселяет в меня оптимизм и заставляет верить в то, что вскоре мы снова будем на коне. А сейчас надо искать талантливых ребят, готовить их и очень внимательно, я бы даже сказала, трепетно к ним относиться.

Сейчас у нас есть по два-три человека в каждом виде фигурного катания, и надо сохранить этот резерв. Лет пять-шесть назад за рубеж уехало немало спортсменов, которые никому не были нужны, так как у них вроде бы не было больших перспектив. Это большая потеря, потому что новое поколение фигуристов должно было расти рядом с ними. Сейчас же юным не на кого смотреть. Мы растеряли свои традиции и утратили преемственность поколений. И теперь должны все это восстанавливать и наращивать.

- Но в танцах на льду у нас вроде бы дела обстоят неплохо.

- Да у нас есть две хорошие пары - Оксана Домнина - Максим Шебалин и Яна Хохлова - Сергей Новицкий, а также много молодых дуэтов, в числе которых и мой - Кристина Горшкова - Виталий Бутиков. Они сейчас третьи в России, в перспективе же у них Игры в Сочи.

- Сейчас во всех СМИ с восторгом пишут о возвращении Евгения Плющенко, предрекая ему победу в Ванкувере. Но не помешает ли ему эта шумиха?

- Плющенко безумно талантлив, а за то, что он вернулся, честь ему и хвала. Чтобы решиться на это, нужна была огромная смелость. Режим, в который он себя ввинтил, полностью исключает все радости той вольготной жизни, которую он в последнее время вел - шумные компании, ночные посиделки и тому подобное. Женя отказался от всего этого и сосредоточился на подготовке к Играм. И он, и его тренер Алексей Мишин объясняют это тем, что жизнь без спорта - без соли и перца - была для Плющенко слишком пресной. Женя прошел очень хороший путь, они с Мишиным правильно все спланировали: сначала Женя выступил в Питере, потом - в Перми. И там, и там он был далеко не безупречен: в Питере исключил из своей программы какие-то элементы, в Перми - что-то сорвал. А вот на своем третьем старте - на московском этапе Гран-при - он уже выступил так, как и подобает лидеру, уверенно преодолев самое страшное испытание - психологический стресс, через который проходит любой спортсмен, выступающий после большого перерыва в столь ответственных соревнованиях.

В связи с этим я вспоминаю эксперимент, который в 1994 году был проведен на Олимпиаде в Лиллехаммере: тогда из различных шоу в спорт вернулись пять олимпийских чемпионов. На тренировках, которые собирали полные залы, они творили чудеса. Все ждали, что они дадут бой тогдашним фаворитам, но все эти бывшие звезды провалились на короткой программе - кто-то выступил без двух элементов, кто-то - без трех, а кто-то - и без четырех.

Выступая в шоу-программах, где каждый их выход принимался на ура, эти знаменитости отвыкли от эмоциональных перегрузок. Когда же они вышли на олимпийский лед, то сорвались, не выдержав невероятного психологического напряжения...

Я давняя поклонница Плющенко и очень рада, что на московском этапе Гран-при он сумел предельно сконцентрироваться и четко выполнить каждый элемент своих программ. Правда, из-за этой сосредоточенности натехнической сторонедела он чуть-чуть проиграл самому себе в музыкальности и художественной выразительности, однако можно не сомневаться, что очень скоро Женя снова будет поражать нас своим артистизмом. А то, что он сумел собраться, не упустив ни единой детали, и победить очень сильных соперников -американцев и японцев - меня восхитило.

Тем не менее не стоит сейчас повсюду кричать, что Женя, мол, все выиграет. Такую ошибку, кстати, сделали в 80-м году американцы перед началом Игр в Лейк-Плэсиде. Помню, что когда мы только приехали туда, то увидели, что повсюду красуются плакаты, на которых изображена американская пара - Тай Бабилония и Рэнди Гарднер, чемпионы мира 1979 года. Эти фигуристы ходили королями, потому что вся Америка кричала, что они уже выиграли олимпийское "золото". Но на разминке перед короткой программой Гарднер обескуражил своих поклонников, сделав несколько безуспешных попыток выполнить прыжок "флип" в два оборота; постаравшись в очередной раз справиться с этим элементом, он плашмя упал на лед... Когда же американцы уже должны были выйти на старт, было объявлено, что пара Бабилония - Гарднер не будет участвовать в соревнованиях из-за травмы партнера. В итоге олимпийскими чемпионами стали Ирина Роднина и Александр Зайцев.

Не надо на спортсмена вешать лишнее. На нем и так огромный груз ответственности... Но Плющенко и Мишин - люди опытные, и я уверена, что они не обращают внимания на весь этот шум. Они, повторю, очень смелые люди. Я бы, наверное, не стала возвращать в спорт своего фигуриста после трехлетнего перерыва. Я бы пожалела и его, и себя. Но Плющенко и его тренер себя не жалеют. У них есть уверенность в успехе, и старт в Москве доказал, что они правы. Так пожелаем же им удачи, и дай бог, чтобы Женя сделал все, на что он способен.

- Вы сказали это, не постучав о дерево. Видимо, вы не верите ни в какие приметы.

- Я верю в Бога. Вера помогает мне жить и достигать того, к чему я стремлюсь.

- Кто-то из великих сказал, что человек склонен жить так, словно впереди у него еще целая жизнь. Судя по тому, сколько энергии вы вкладываете в создание своей новой школы "Конек Чайковской", эти слова имеют к вам самое прямое отношение.

- Я и в самом деле больше всего на свете хочу создать этот центр. "Стоять у станка" с шести часов утра, как я это делала всю жизнь, конечно, не стану, потому что... мне этого уже не хочется. Однако я буду продолжать заниматься со своими учениками -Кристиной Горшковой, Виталием Бутиковым и с замечательной девочкой Катей Козыревой. Иногда, придя на каток, я вижу, что эти ребята сегодня какие-то расслабленные и что им вовсе не хочется тренироваться. Значит, я должна пробудить в них желание работать по-настоящему и делать то, что я считаю нужным. Чтобы добиться этого, мне приходится выплескивать на них всю свою энергию. И порой я вдруг начинаю задумываться: а останется ли что-то и для меня самой?

Тем не менее я буду работать, как говорят, до последнего. И мне есть с кого брать пример. Помню, во время соревнований в Лионе мне сказали, что меня хочет видеть моя старая знакомая, мадам Водекран, воспитавшая таких звезд, как Патрик Пера и Ален Кальма. Я обернулась и увидела перед собой стройную, прекрасно одетую женщину. А ведь ей было тогда 92 года.... Мы обнялись с ней и поцеловались, а когда расстались, я сказала спортсменам, сидевшим рядом: "Вы видели, как может выглядеть настоящий тренер, которому уже за девяносто? Видели? Тогда вы знаете, сколько лет вам еще придется меня терпеть!"

...Одержимая своими последними планами, она гораздо охотнее говорит о школе, которая будет построена в Строгино, чем о своих прежних достижениях, а это значит, что Елена Чайковская далека от того момента, когда будущее для нее потускнеет и станет менее ярким и интересным, чем воспоминания о прошлом. Воспитание молодых - это ее конек, и потому можно не сомневаться, что она сумеет с абсолютной точностью проложить тот курс, по которому обновленный "Конек Чайковской" направится в завтра.

sportfiction.ru

Елена Чайковская. Тренер Чайковская Елена Анатольевна: биография

Елена Чайковская – легендарный тренер по фигурному катанию. Мировое сообщество знает ее как заслуженного тренера СССР и России, мастера спорта и выдающегося профессора в ГИТИСе. Кроме того, ей присвоено звание Заслуженного деятеля искусств России. Она прославленная фигуристка, завоевавшая титул чемпионки СССР в одиночном катании, и актриса.

Семья Е. А. Чайковской

В 1939 году в семье театралов Осиповых на свет появилась дочь Елена. Отца новорожденной девочки звали Анатолием Сергеевичем Осиповым. Он входил в состав труппы при театре имени Моссовета. У матери, Татьяны Михайловны, носившей фамилию Гольман, были немецкие корни. Она работала актрисой в том же театре, что и отец Елены Анатольевны.

С раннего возраста начала познавать актерское мастерство Елена Чайковская. Жизнь детей театралов нередко протекает за кулисами. Маленькую Лену родители-актеры часто брали на репетиции. Она наизусть знала роли некоторых артистов.

После войны А. С. Осипову предложили сняться вместе с дочерью в киноленте «Машина 22-12». Это был первый значимый шаг девочки к карьере артистки. Однако судьба распорядилась по-иному.

Путь в спорт

Вторым важным занятием Лены Осиповой стал спорт. Правда, он, в отличие от театра, влившегося в жизнь ребенка актеров естественным образом, первоначально был мерой вынужденной. В годы войны немецкое происхождение матери Елены не осталось незамеченным советскими властями. Ее вместе с дочерью после начала боевых действий, как и множество обрусевших немцев, выслали из столицы.

Всю войну Татьяна Михайловна с Еленой прожила в глухой казахской деревеньке. Суровый быт сильно подорвал здоровье Лены. По возвращении в Москву ее показали врачам, которые при обследовании выявили серьезное заболевание легких. Именно эта болезнь стала причиной того, что Елена Чайковская начала заниматься фигурным катанием.

Врачи рекомендовали Лене больше находиться на свежем воздухе, особенно в зимний период. Анатолий Сергеевич отвел дочь на каток при Стадионе юных пионеров. Оттуда началось восхождение выдающейся звезды фигурного катания и потрясающего тренера.

Жизнь школьницы замыкалась в незамысловатый треугольник: школьные занятия – театральное закулисье – каток. Со временем на его вершину поднялось фигурное катание, приведшее Елену к невероятному успеху. Юная фигуристка не раз становилась победительницей чемпионатов России в одиночном катании. В 1957 году Чайковская Елена Анатольевна обошла всех соперниц на чемпионате СССР.

Высшее образование девушка получала в ГИТИСе, обучаясь на балетмейстерском факультете вместе со знаменитыми танцовщиками. Ростислав Захаров, легендарный артист Советского Союза, побеседовав с девушкой, решился на эксперимент – подготовку первого балетмейстера, способного создавать постановки на льду.

Обучение в ГИТИСе отнимало у Елены все время, поэтому она покинула большой спорт. Благодаря упорству и полной самоотдаче студентки результаты эксперимента оказались блестящими. Впоследствии в ГИТИСе создадут факультет по подготовке ледовых балетмейстеров, занимающихся обучением спортсменов в школах фигуристов. Этим факультетом по сей день руководит профессор и гениальный тренер Елена Чайковская.

Тренерская работа

Свыше 50 фигуристов, воспитывавшихся Еленой Анатольевной, стали выдающимися мастерами спорта международного класса. Ее первые ученики, Татьяна Тарасова и Георгий Проскурин, остановились в шаге от чемпионских титулов. Татьяна Анатольевна, получив тяжелую травму, не смогла больше выйти на лед. Расставшись с большим спортом, она ушла на тренерскую работу. Т. А. Тарасова вырастила немало великих фигуристов.

Первыми титулованными спорстменами, воспитывавшимися у Елены Анатольевны, стали Людмила Пахомова и Александр Горшков. Им совместно с тренером удалось создать уникальный русский стиль ледовых танцев. В 1976 году пара взошла на высшую ступеньку пьедестала, завоевав звание "олимпийские чемпионы".

К следующей олимпиаде Чайковская Елена Анатольевна подготовила еще одних чемпионов, Наталью Линичук и Геннадия Карпоносова. Они покорили жюри совершенно новым стилем и почерком катания на льду. Кроме того, Чайковская смогла воспитать выдающихся мастеров одиночного катания. Ее ученику Владимиру Ковалеву удалось завоевать звание чемпиона Европы и мира, получить серебряную медаль на Олимпийских играх 1976 года.

Владимир Котин четырежды становился серебряным призером Европы. Он выступал на чемпионатах мира и Олимпийских играх. Его ярким выступлениям по сегодняшний день подражает множество одиночников. Сейчас выдающийся фигурист работает в школе, которую создала Елена Чайковская, он ее близкий помощник.

Она приняла под свое крыло Марию Бутырскую, фигуристку-одиночницу с ярлыком «неудачница». Позанимавшись год у великого тренера, спортсменка заняла первое место на чемпионате Европы. А потом ей улыбнулась удача на чемпионате мира. Мария завоевала золото.

Московская школа «Конек Чайковской»

Великая фигуристка Чайковская Елена, биография которой - великолепный пример для подражания, создала изумительную школу, где вырастают потрясающие чемпионы. Из ее стен выпустили две яркие звездочки фигурного катания: Юлию Солдатову и Кристину Обласову.

В стенах школы катанию на льду обучаются не только российские спортсмены. Сюда приезжают польские, литовские и итальянские фигуристы. Ее двери открыты для спортсменов СНГ. Бронзовыми медалистами чемпионатов Европы и мира стали Маргарита Дробязко и Повилас Ванагас, выступающие за Литву.

fb.ru

В представлении не нуждается - Популярные статьи

Давать предприятию (в широком смысле — делу) свое имя — многовековая традиция. Кто в нашей стране не знает Третьяковскую галерею, Боткинскую больницу, самолеты Туполева или Театр Вахтангова? Этот ряд можно продолжить. Персонифицируя свое дело, человек гарантирует качество — будь то спектакль, ювелирное украшение или напиток. Последние десятилетия традиция личной ответственности возвращается в нашу жизнь, и спорт здесь — не исключение.

В российском фигурном катании много выдающихся тренеров, но лишь одна школа официально носит имя действующего тренера — «Конек Чайковской». В 1997 году, когда государственная система спорта разваливалась, Елена Анатольевна Чайковская решила создать в Москве школу фигурного катания, дав ей свое имя как гарантию качества. «Конек Чайковской» вывел на пьедестал таких замечательных спортсменов, как Мария Бутырская, Юлия Солдатова, Кристина Обласова, Маргарита Дробязко и Повилас Ванагас, Людмила Нелидина, Сергей Давыдов, Кристина Горшкова и Виталий Бутиков. Свой двенадцатый сезон школа рассчитывает отметить новосельем в новом спортивном комплексе в Строгине, построенном для нее бессменным спонсором — корпорацией «Эконика» при поддержке правительства Москвы.

С 1993 по 1997 год Елена Чайковская работала старшим тренером сборной России по фигурному катанию. В немалой степени ее стараниями с олимпиад в Лиллехаммере (1994) и Сараеве (1998) российские спортсмены привезли по три золота в фигурном катании. Но безучастно наблюдать, как на фоне побед разваливается система подготовки фигуристов, Чайковская не могла: она ушла из Федерации, решив вернуться к индивидуальной работе, тренировать спортсменов.

Практически сразу в ученики попросилась Мария Бутырская, которая в спортивной карьере зашла в тупик (на стартах не показывала высоких результатов) и ясно осознавала, что если не предпримет каких-то шагов, то руководство Федерации ФК России спишет ее со счетов как «возрастную» спортсменку. Чайковская согласилась с ней работать, но сразу встал вопрос: где? Своего льда не было, и они попросились на лед в «Олимпийском», где успешно работала с группой танцев на льду ученица Чайковской Татьяна Кузьмина. Можно сказать, это был первый шаг в создании будущей школы.

Уже в следующем году Бутырская выиграла чемпионат Европы, а помощь в создании собственной школы Елене Анатольевне предложил президент корпорации «Эконика» Андрей Илиопуло, с которым семья Чайковских познакомилась задолго до этого благодаря членству в Московском Английском клубе. Знакомство переросло в дружбу, и, как говорит Анатолий Чайковский, «хотя мы люди из разных поколений, тем не менее дружба оказалась сильной и плодотворной».

«Название придумал наш близкий приятель Шура Ширвиндт, — вспоминает Анатолий Михайлович. — Мы сидели, болтали. Ширвиндт экспромтом может придумать любую шутку, любой каламбур, и в данном случае название полностью принадлежит ему».

«Шура сказал: «Это будет «Конек Чайковской» — звучит двусмысленно и по существу», — уточняет Елена Анатольевна.

Региональная спортивная общественная организация «Школа спортивного мастерства «Конек Чайковской» (это официальное название) создавалась под патронатом корпорации «Эконика» как социальный проект.

«Существуют официальные документы, где зафиксированы отношения сторон, где названы «отцы-основатели» школы, — продолжает Анатолий Чайковский. — Школа существует с 1998 года».

Правда, не умаляя роль спонсора, благодаря которому школа состоялась, нельзя не сказать о поддержке Москвы.

«Руководители Москомспорта — Михаил Сергеевич Степанянц и Юрий Дмитриевич Нагорных — исключительно доброжелательно и с пониманием дела относятся к нашей школе. И конечно, президент Московской федерации Ирина Яковлевна Рабер, которая очень быстро поняла, в чем нуждаются московские спортивные школы вообще и «Конек Чайковской» в частности, — говорит Елена Чайковская. — Сегодня без их помощи никакой спонсор не вытащил бы такое дело».

Дорога к себе

С самого начала была понятна идеологическая посылка существования школы. Может быть, слово «патриотизм» не модно в наши дни, но для Елены Чайковской это не пустое слово.

«В середине 90-х, — говорит Елена Анатольевна, — все хлынули за рубеж — и тренеры, и ведущие фигуристы, детские школы развалились, под угрозой оказалась преемственность. Мы всегда начинали воспитывать детишек с нуля, а тут исчезла эта точка отсчета... Я не собиралась никуда уезжать, поэтому понимала, что надо что-то делать. Ведь и моими руками для отечественного фигурного катания что-то было сделано. Смотреть на развал было невыносимо, и я решила создать школу».

«Ситуация была катастрофической: целое поколение молодых и перспективных фигуристов просто погибло», — горько констатирует Анатолий Чайковский.

Поэтому с самого начала Чайковская взяла курс на работу с молодыми — кого-то успеть спасти, сделать какие-то заделы на будущее. С 1998 года начала формироваться группа, в которую пришло довольно много спортсменов. Вслед за Бутырской перешла от Виктора Кудрявцева Юлия Солдатова, также попавшая в творческий тупик. Их объединяло желание изменить свою спортивную жизнь, достичь результата. Кем стала Мария Бутырская, рассказывать не надо — в 1999 году она, первая из отечественных спортсменок, завоевала золото чемпионата мира в женском одиночном катании. Фантастический рывок совершила и Юлия Солдатова: чемпионка мира среди юниоров 1998 года, в следующем сезоне она стала серебряным призером чемпионата Европы и бронзовым призером чемпионата мира.

Примерно в это же время в школу пришла Людмила Нелидина, которая вошла в историю фигурного катания России как первая европейская фигуристка, выполнившая на официальных соревнованиях — этап Гран-при Skate America — Аксель в 3,5 оборота. Серебряный призер финала юниорской серии Гран-при (2001) и бронзовый призер чемпионата России (2002) Нелидина, к сожалению, рано закончила спортивную карьеру (из-за семейных обстоятельств). Под руководством Елены Чайковской и Владимира Котина Кристина Обласова в сезоне 2000/01 года стала серебряным призером финала юниорской серии Гран-при и выиграла чемпионат мира среди юниоров. А Алексей Василевский в 2001 году стал победителем XXI универсиады.

Группа Чайковской была открыта для спортсменов из ближнего зарубежья. Они выступали под флагами Белоруссии, Грузии, Литвы. Четыре года тренировались в «Олимпийском» литовские танцоры Маргарита Дробязко и Повилас Ваганас, в 2000 году ставшие бронзовыми призерами чемпионатов Европы и мира: совершенно уникальный результат для Литвы. Седьмым на чемпионате Европы в 2001 году стал тренировавшийся здесь грузинский фигурист Вахтанг Мурванидзе, а многократный чемпион Белоруссии Сергей Давыдов под руководством Чайковской в 2007 едва не попал в призеры чемпионата Европы.

Надо сказать, когда и где ни начинала бы работать со спортсменами Елена Анатольевна, она сразу закладывает фундамент для создания школы фигурного катания — в смысле преемственности и традиций. Школа, которую она создала в конце 60-х годов прошлого века на «Динамо», дала потрясающие результаты в отечественном фигурном катании. Та школа началась с Людмилы Пахомовой и Александра Горшкова, с Галины Карелиной и Георгия Проскурина, которые в парном катании заняли 3-е место на чемпионате Европы. Первоначальная группа обрастала молодыми спортсменами, которые перенимали секреты мастерства у старших и более опытных. Наталья Линичук, по собственному признанию, все обязательные танцы катала след в след за Пахомовой, слушая и вникая во все замечания. Пара Линичук — Карпоносов, ставшие олимпийскими чемпионами, прокаталась у Чайковской 12 лет, постигая тонкости фигурного катания, и сегодня мы имеем замечательных тренеров с мировым именем. Александр Горшков много лет возглавляет Комитет ИСУ по танцам на льду. Людмила Пахомова тоже стала прекрасным тренером, но ее карьеру прервал ранний уход из жизни. Александр Свинин сегодня сам тренер действующих чемпионов Европы Хохловой — Новицкого. Прекрасным тренером стал Владимир Котин, а с прошлого года в команде работает Сергей Давыдов. Перечислять имена можно долго, по большому счету школа фигурного катания создавалась Чайковской всю жизнь.

Город мастеров

Школа обрастала не только спортсменами, но и тренерами. С первого дня рядом с Еленой Анатольевной находился ее ученик Владимир Котин, в прошлом прекрасный фигурист (четырехкратный серебряный призер чемпионата Европы), помогая Чайковской, он вырос в замечательного тренера — заслуженного тренера России. Затем в школу пришла работать Елена Жгун, которая совмещает свою тренерскую работу с работой преподавателя кафедры фигурного катания в РГУФК. Вместе с Котиным она работает со старшими группами школы, в которых зреет целая компания молодых перспективных спортсменок. Все они не нуждаются в отдельном представлении, потому что хорошо знакомы специалистам. Это Наталия Митина, сестры Миловановы, Александра Жукова, Екатерина Козырева.

«У Кати Козыревой этот год выдался сложным, потому что она выросла, но сезон мы заканчиваем со всеми тройными прыжками», — говорит ее тренер Елена Жгун.

Младшие группы находятся под присмотром Оксаны Матвеевой и Сергея Давыдова, начавшего с этого сезона работать с группой мальчиков 11-12 лет.

Группа танцев на льду Татьяны Кузьминой, приютившей когда-то у себя Чайковскую с учениками, тоже влилась в состав школы.

«Два года назад мы потеряли прекрасного человека — Татьяну Кузьмину, которая погибла в автокатастрофе, — говорит Елена Жгун. — Боль от этой потери до сих пор не прошла, потому что членов семьи никем заменить нельзя».

Сегодня в школе большая танцевальная группа, которая образовалась в результате слияния групп Татьяны Кузьминой и Ксении Румянцевой. Группа была поделена по возрастному критерию, и с младшими парами с этого сезона с большим удовольствием занимаются Екатерина Журина и Анастасия Яковлева, которые сами катались в «Олимпийском» в группе танцев.

«Очень приятно видеть, как они увлечены процессом, — говорит Ксения Румянцева. — Это наши ученицы, мастера спорта в танцах на льду, с хорошей технической базой».

Успешно перешла из юниоров на взрослый уровень танцевальная пара Кристина Горшкова — Виталий Бутиков, на чемпионате России 2009 года вошедшая в тройку призеров. «Работая с молодыми, молодеешь и сама, — говорит Елена Анатольевна. — Я надеюсь, что смогу привести их к чемпионской медали». В мае Елена Чайковская с этой танцевальной парой выезжала в служебную командировку в Милан. Там по заданию ИСУ проходила презентация нового танца (объединяет обязательный и оригинальный), который будет в программе у танцоров после 2010 года. Рассказывают, что танец, поставленный Чайковской, произвел на специалистов Союза конькобежцев ошеломляющее впечатление и был признан эталонным.

Хореографию в школе ведет Александр Рыков, «высокий профессионал, очень балетный человек», как отзываются о нем коллеги. В фигурное катание Александр Николаевич пришел из Ансамбля народного танца Игоря Моисеева около 10 лет назад, здесь, в школе Чайковской, работает третий сезон.

«Я не столько уделяю внимание классическим упражнениям у станка, сколько хочу растанцевать ребят, — говорит Александр Рыков. — Позиции, конечно, необходимы, но главное — научить их чувствовать музыку, чтобы они могли передавать ее через движения».

Занятия с каждой группой проходят два раза в неделю, в соревновательный период еще чаще, а в постановочный, по собственному признанию Рыкова, они вообще могут работать каждый день. Все это, не считая каждодневного присутствия на ледовых тренировках, чтобы не допустить неточности в исполнении движения. «Каждый день капаю на мозги: тяните ручку, держите спинку, доверните ножку», — улыбается Александр.

В школе с первого дня работает врач Владимир Родионов — человек выдающихся профессиональных и человеческих качеств, который знает все о болячках и проблемах каждого спортсмена.

Каждый год летом вся школа, а не только ведущие спортсмены, выезжает на оздоровительный сбор в Сочи. Когда-то Чайковская организовала здесь на базе санатория «Русь» сборы для российской сборной: дошла до Администрации президента и «пробила» решение. А с 2000 года в Сочи в санаторий имени Фрунзе выезжает «Конек Чайковской». «Там по сегодняшним меркам созданы райские условия для отдыха, — рассказывает Анатолий Чайковский. — И главное, они не пытаются на наших детях заработать».

За 10 лет сотрудничество, можно сказать, переросло в дружбу. Спортсменов Чайковской знают, их ждут, к их приезду готовятся. В санатории есть возможность пройти полное медицинское обследование и получить весь комплекс оздоровительных процедур. У многих позвоночники, суставы, связки и мышцы пришли там в норму. Дети приезжают оттуда полными сил, хотя работают целый день: с утра комплексная получасовая зарядка, после завтрака — ОФП с полной нагрузкой, потом все лечебные процедуры и обязательно плавание в море, после обеда — интенсивные занятия хореографией, вечером футбол или волейбол. «Там налажена такая система, какой и в Москве не бывает», — констатирует Чайковский.

Энергия будущего

Окончания строительства спортивного комплекса в Строгине «Конек Чайковской» ждет с нетерпением (котлован для него начали копать еще в 2001 году). На стройку весной приезжал мэр Москвы Юрий Лужков, который не выпускает этот объект из своего внимания. Комплекс строится на средства корпорации «Эконика», а государство участвует в проекте землей. В Строгине отрабатывается механизм масштабной программы строительства спортивных сооружений при участии негосударственных компаний. Московское правительство выделило входящей в состав «Эконики» компании «Сити XXI век» прилегающий участок для возведения жилого комплекса «Янтарный город», часть средств от продажи квартир в котором идет на финансирование строительства спорткомплекса.

В настоящее время объект уже готов примерно на 90%. Там идут отделочные работы, и осенью должно состояться его открытие. Спорткомплекс включает 2 тренировочных катка, бассейн, игровой зал с трибунами на 1500 зрителей. Также там предусмотрены залы для хореографии, для отработки поддержек, для ОФП и фитнеса, методические и учебные комнаты, столовая. Иными словами, все, что так необходимо для фигурного катания и, к сожалению, сегодня отсутствует во многих спортивных школах, здесь будет существовать. Кроме того, неподалеку находится открытый стадион «Янтарь» с футбольным полем и шестью теннисными кортами, который копания «Сити XXI век» модернизировала еще в 2003 году. «Мы ждем переезда, потому что те возможности, которые там откроются, сейчас нам недоступны, — говорит Елена Жгун. — Там мы сможем развернуть весь штат школы с большим количеством детей, чтобы осуществлять преемственность поколений».

По видам фигурного катания основная ставка будет сделана на одиночное катание как на «основу основ», ведь все остальные виды черпают свои кадры именно отсюда.

Елена Чайковская придумала создать в этом месте не просто школу, а целый организм, где будет не только спортивное воспитание, но где будут развивать у детей художественный вкус, давать музыкальное образование, обучать истории искусств и истории театра. «В комплексе предусмотрено место для библиотеки, где разместим методическую литературу, а также нашу потрясающую видеотеку, — продолжает Елена Жгун. — Все видеоархивы оцифрованы, записи охватывают соревнования по фигурному катанию начиная с 60-х годов прошлого века и по сегодняшний день. Спортсмены и специалисты будут иметь возможность знакомиться с нашей историей».

«Елена Анатольевна по багажу знаний может заменить не одну научную группу, если не институт, — говорит Елена Жгун. — Не надо преуменьшать роль личности в фигурном катании. Я работаю с человеком, который не нуждается в представлении. Все, что можно сказать в превосходной степени, — это все она».

Весь этот культурно-спортивный проект имеет социальную направленность прежде всего для жителей района Строгино. Чайковская предполагает здесь начать эксперимент в рамках международной программы по фигурному катанию «Учись кататься», которая широко распространена на Западе, особенно в США. Там для всех желающих, от детей до пенсионеров, на катках открыты группы, в которых профессиональные тренеры обучают фигурному катанию, хореографии и ОФП. Эта социальная программа, думается, будет очень востребована жителями района и всей Москвы. Найдется здесь место и для хоккеистов.

bmsi.ru


Смотрите также