СЕРЕБРЯНЫЕ КОНЬКИ. Серебряные коньки содержание


Глава III. Серебряные коньки - Ханс Бринкер, или Серебряные коньки - Мэри Мейп Додж - Ogrik2.ru

Тетушка Бринкер зарабатывала на содержание семьи выращиванием овощей, пряжей и вязаньем и еле—еле сводила концы с концами. Было время, когда она работала на баржах, сновавших вверх и вниз по каналу, и порой вместе с другими женщинами впрягалась в лямку и тянула буксирный канат паксхейта, ходившего между Бруком и Амстердамом. Но, когда Ханс вырос и окреп, он настоял на своем и взял на себя эту тяжелую работу. Кроме того, в последнее время муж тетушки Бринкер сделался таким беспомощным, что ей постоянно приходилось заботиться о нем. Хотя разума у него осталось меньше, чем у маленького ребенка, он по—прежнему был очень силен и крепок, и тетушке Бринкер нередко бывало трудно справляться с ним.

«Ах, детки, он был такой добрый и работящий! — говорила она иногда. — А умный—то какой! Не хуже адвоката. Сам бургомистр и тот иной раз останавливался, чтобы спросить его о чем—нибудь. А теперь — горе мне! — он не узнает своей жены и ребят. Ты помнишь отца, Ханс, когда он был самим собой, таким сильным и славным? Помнишь ведь?»

«Еще бы не помнить, мама! Он знал все и умел делать все на свете… А как он пел! Ты, бывало, смеялась и говорила, что от его песни даже ветряные мельницы и запляшут».

«Верно, говорила. Что за память у этого мальчика!.. Гретель, дочка, отними у отца вязальную спицу, да поскорее — он, того и гляди, выколет себе глаз, — и надень на него башмак. Ноги у него, бедного, то и дело застывают: холодные как лед. Я, как ни стараюсь, никак не могу уследить, чтобы он всегда был обут».

И, не то причитая, не то напевая что—то про себя, тетушка Бринкер усаживалась, и в низеньких комнатках раздавалось жужжание ее прялки.

Почти всю работу и на огороде и в доме выполняли Ханс и Гретель. Каждый год летом дети изо дня в день ходили копать торф и складывали его кирпичиками, запасая топливо. В другое время, если не было домашней работы, Ханс правил лошадьми, тянувшими буксир на канале (так он зарабатывал по нескольку стейверов в день), а Гретель пасла гусей у соседних фермеров.

Ханс мастерски резал по дереву и, так же как Гретель, умел хорошо работать в саду и на огороде. Гретель пела, шила и бегала на высоких самодельных ходулях лучше любой девочки во всей округе. Она в пять минут могла выучить народную песню, отыскать любую травку или цветок, как только они появлялись, но книг она побаивалась, и частенько один вид черной доски в их старой школе вызывал у нее слезы. Ханс, напротив, был медлителен и упорен. Чем труднее было задание, полученное им в школе или дома, тем больше оно ему нравилось. Бывало, что мальчики смеялись после уроков над его заплатанной одеждой и не по росту короткими кожаными штанами, но им приходилось уступать ему почетное место чуть ли не в каждом классе. Вскоре он оказался единственным во всей школе учеником, который ни разу не стоял в «страшном углу» — там, где висел некий грозный хлыст, а над ним была начертана надпись: «Учись! Учись, лентяй, не то тебя проучит линек!»

Ханс и Гретель могли ходить в школу только зимой, так как все остальное время они работали; но в эту зиму они весь последний месяц пропускали занятия, потому что им приходилось помогать матери. Рафф Бринкер требовал постоянного ухода; надо было печь черный хлеб, содержать дом в чистоте, вязать чулки и другие изделия и продавать их на рынке.

Пока они в это холодное декабрьское утро усердно помогали матери, веселая толпа девочек и мальчиков, среди которых были отличные конькобежцы, скользила по каналу. Когда они, ярко и пестро одетые, летели мимо, казалось, будто лед внезапно растаял и клумбы разноцветных тюльпанов плывут по течению.

Тут каталась дочь богатого бургомистра Хильда ван Глек в дорогих мехах и широком бархатном пальто, а рядом с нею бежала хорошенькая крестьянская девочка Анни Боуман, в теплой ярко—красной кофте и голубой юбке, такой короткой, что серые чулки домашней вязки были видны во всей своей красе. Каталась тут и гордая Рихи Корбес, чей отец, мейнхеер ван Корбес, считался одним из виднейших граждан Амстердама. А вокруг нее теснились Карл Схуммель, Питер и Людвиг ван Хольп, Якоб Поот и один очень маленький мальчик с длиннейшим именем: Воостенвальберт Схиммельпеннинк. В толпе было еще десятка два других мальчиков и девочек, и все они резвились и веселились от всей души.

Они бежали с полмили вниз по каналу, потом катились обратно и неслись во всю мочь. Порой быстрейший из них разворачивался прямо под носом у какого—нибудь важного законодателя или доктора, не спеша скользившего в город, скрестив руки, а порой целая цепь девочек внезапно разрывалась при появлении толстого старого бургомистра, который, пыхтя, направлялся в Амстердам, держа наперевес свою палку с золотым набалдашником. Бургомистр катился на чудесных коньках с превосходными ремешками и сверкающими лезвиями, которые загибались над подъемом ноги, заканчиваясь позолоченными шариками; он только чуть—чуть приоткрывал свои заплывшие жиром глазки, и, если одна из девочек делала ему реверанс, он не решался ответить поклоном из боязни потерять равновесие.

Не одни лишь гуляющие да знатные господа были на канале. Тут встречались рабочие с усталыми глазами, спешащие в мастерские и на фабрики; базарные торговки с поклажей на голове; разносчики, согнувшиеся под своими тюками; лодочники с растрепанными волосами и обветренными лицами, пробирающиеся вперед, грубо толкаясь; священники с ласковыми глазами, быть может спешащие к ложу умирающих; а немного погодя появились дети с сумками за плечами, бегущие во всю прыть к стоящей поодаль школе. Все до единого были на коньках, кроме того закутанного фермера, чья затейливая повозка тряслась по берегу у самого канала.

Вскоре наши веселые мальчики и девочки почти затерялись в этой пестревшей яркими красками, непрестанно движущейся толпе конькобежцев, чьи коньки сверкали, отражая солнечный свет. Мы, пожалуй, и не узнали бы ничего больше об этих детях, если бы они вдруг не остановились как вкопанные и, сгрудившись в стороне, не заговорили все сразу с одной хорошенькой девочкой, которую вытащили из людского потока, стремящегося в город.

— Эй, Катринка, — закричали они в один голос, — ты слышала? Будут состязания… Ты непременно должна участвовать!

— Какие состязания? — со смехом спросила Катринка. — Пожалуйста, не говорите все разом — ничего нельзя понять.

Ребята запнулись и устремили глаза на Рихи Корбес, которая обычно говорила от лица всех.

— Слушай, — сказала Рихи, — двадцатого, в день рождения мевроу ван Глек, состоятся большие конькобежные состязания. Все это затеяла Хильда. Лучшему конькобежцу дадут великолепный приз.

— Да, — подхватило несколько голосов, — пару чудесных серебряных коньков, прямо восхитительных! С такими замечательными ремешками! Да—да, и с серебряными колокольчиками и пряжками!

— Кто сказал, что с колокольчиками? — послышался слабый голосок мальчика с длинным именем.

— Я так говорю, господин Воост, — ответила Рихи.

— Так оно и есть…

— Нет, я наверное знаю, что без колокольчиков!

— Ну что ты глупости болтаешь!

— Да нет же, они со стрелами…

— А мейнхеер ван Корбес сказал моей маме, что с колокольчиками, — раздавалось со всех сторон из уст возбужденной детворы.

Тут мейнхеер Воостенвальберт Схиммельпеннинк сделал попытку окончательно разрешить все споры:

— Нет, никто из вас ничегошеньки не знает! Никаких колокольчиков на них не будет, они…

— О! О! — И хор противоположных мнений зазвучал снова.

— На коньках для девочек будут колокольчики, — спокойно вмешалась Хильда, — а для мальчиков предназначена другая пара, и на ней сбоку выгравированы стрелы.

— Вот видишь!.. А я что говорил! — наперебой закричали чуть ли не все ребята.

Катринка смотрела на них, сбитая с толку.

— Кто же будет состязаться? — спросила она.

— Все мы, — ответила Рихи. — То—то будет весело! И ты тоже, Катринка, обязательно! А сейчас пора в школу, поговорим обо всем этом на большой перемене. И ты, конечно, будешь участвовать вместе с нами?

Катринка не ответила, но, сделав грациозный пируэт и кокетливо бросив: «Слышите? Последний звонок. Догоняйте!» — со смехом понеслась к школе, стоявшей в полумиле на берегу канала.

Все беспорядочной толпой пустились за нею вдогонку. Но тщетно пытались они догнать ясноглазую хохочущую девочку. Она неслась вперед, то и дело оглядываясь, и глаза ее сияли торжеством, а распущенные волосы золотились на солнце.

Прелестная Катринка! Пышущая здоровьем и юностью, воплощенная жизнь, веселье и движение! Не мудрено, что этой ночью твой образ, всегда уносящийся вперед, промелькнул в сновидениях одного мальчика. Не мудрено, что много лет спустя, когда ты унеслась от него навсегда, час этот показался ему самым мрачным в его жизни.

Показать оглавление Скрыть оглавление

ogrik2.ru

Глава III Серебряные коньки |  Читать онлайн, без регистрации

Глава III Серебряные коньки

Тетушка Бринкер зарабатывала на содержание семьи выращиванием овощей, прядением и вязанием и еле-еле сводила концы с концами. Было время, когда она работала на баржах, сновавших вверх и вниз по каналу, и порой вместе с другими женщинами впрягалась в лямку и тянула буксирный канат паксхейта, ходившего между Бруком и Амстердамом. Но когда Ханс вырос и окреп, он настоял на своем и взял на себя эту тяжелую работу. Кроме того, в последнее время муж тетушки Бринкер сделался таким беспомощным, что ей постоянно приходилось заботиться о нем. Хотя разума у него осталось меньше, чем у маленького ребенка, он по-прежнему был очень силен и крепок, и тетушке Бринкер нередко бывало трудно справляться с ним.

«Ах, детки, он был такой добрый и работящий! – говорила она иногда. – А умный-то какой! Не хуже адвоката. Сам бургомистр[5] и тот иной раз останавливался, чтобы спросить его о чем-нибудь. А теперь – горе мне! – он не узнаёт своей жены и ребят. Ты помнишь отца, Ханс, когда он был самим собой, таким сильным и славным? Помнишь ведь?»

«Еще бы не помнить, мама! Он знал все и умел делать все на свете… А как он пел! Ты, бывало, смеялась и говорила, что от его песни даже ветряные мельницы и те запляшут».

«Верно, говорила. Что за память у этого мальчика!.. Гретель, дочка, отними у отца вязальную спицу, да поскорее – он, того и гляди, выколет себе глаз, – и надень на него башмак. Ноги у него, бедного, то и дело застывают – холодные как лед. Я, как ни стараюсь, никак не могу уследить, чтобы он всегда был обут».

И, не то причитая, не то напевая что-то про себя, тетушка Бринкер усаживалась, и в низеньких комнатках раздавалось жужжание ее прялки.

Почти всю работу на огороде и в доме выполняли Ханс и Гретель. Каждый год летом дети изо дня в день ходили копать торф и складывали его кирпичиками, запасая топливо. В другое время, если не было домашней работы, Ханс правил лошадьми, тянувшими буксир на канале (так он зарабатывал по нескольку стейверов[6] в день), а Гретель пасла гусей у соседних фермеров.

Ханс мастерски резал по дереву и, так же как Гретель, умел хорошо работать в саду и в огороде. Гретель пела, шила и бегала на высоких самодельных ходулях лучше любой девочки во всей округе. Она в пять минут могла выучить народную песню, отыскать любую травку или цветок, как только они появлялись, но книг она побаивалась, и частенько один вид черной доски в их старой школе вызывал у нее слезы. Ханс, напротив, был медлителен и упорен. Чем труднее было задание, полученное им в школе или дома, тем больше оно ему нравилось. Бывало, что мальчики смеялись после уроков над его заплатанной одеждой и не по росту короткими кожаными штанами, но им приходилось уступать ему почетное место чуть ли не в каждом классе. Вскоре он оказался единственным во всей школе учеником, который ни разу не стоял в «страшном углу» – там, где висел некий грозный хлыст, а над ним была начертана надпись: «Учись! Учись, лентяй, не то тебя проучит линёк[7]!»

Ханс и Гретель могли ходить в школу только зимой, так как все остальное время они работали; но в эту зиму они весь последний месяц пропускали занятия, потому что им приходилось помогать матери. Рафф Бринкер требовал постоянного ухода; надо было печь черный хлеб, содержать дом в чистоте, вязать чулки и другие изделия и продавать их на рынке…

Пока они в это холодное декабрьское утро усердно помогали матери, веселая толпа девочек и мальчиков, среди которых были отличные конькобежцы, скользила по каналу. Когда они, ярко и пестро одетые, летели мимо, казалось, будто лед внезапно растаял и клумбы разноцветных тюльпанов плывут по течению.

Тут каталась дочь богатого бургомистра Хильда ван Глек в дорогих мехах и широком бархатном пальто, а рядом с ней бежала хорошенькая крестьянская девочка Анни Боуман, в теплой ярко-красной кофте и голубой юбке, такой короткой, что серые чулки домашней вязки были видны во всей своей красе. Каталась тут и гордая Рихи Корбес, чей отец, мейнхеер ван Корбес, считался одним из виднейших граждан Амстердама. А вокруг нее теснились Карл Схуммель, Питер и Людвиг[8] ван Хольп, Якоб Поот и один очень маленький мальчик с длиннейшим именем: Воостенвальберт Схиммельпеннинк. В толпе было еще десятка два других мальчиков и девочек, и все они резвились и веселились от всей души.

Они бежали с полмили вниз по каналу, потом катились обратно и неслись во всю мочь. Порой быстрейший из них разворачивался прямо под носом у какого-нибудь важного законодателя или доктора, не спеша скользившего в город, скрестив руки, а порой целая цепь девочек внезапно разрывалась при появлении толстого старого бургомистра, который, пыхтя, направлялся в Амстердам, держа наперевес свою палку с золотым набалдашником. Бургомистр катился на чудесных коньках с превосходными ремешками и сверкающими лезвиями, которые загибались над подъемом ноги, заканчиваясь позолоченными шариками; он только чуть-чуть приоткрывал свои заплывшие жиром глазки, и, если одна из девочек делала ему реверанс, он не решался ответить поклоном из боязни потерять равновесие.

Не одни лишь гуляющие да знатные господа были на канале. Тут встречались рабочие с усталыми глазами, спешащие в мастерские и на фабрики; базарные торговки с поклажей на голове; разносчики, согнувшиеся под своими тюками; лодочники с растрепанными волосами и обветренными лицами, пробирающиеся вперед, грубо толкаясь; священники с ласковыми глазами, быть может спешащие к ложу умирающих; а немного погодя появились дети с сумками за плечами, бегущие во всю прыть к стоящей поодаль школе. Все до единого были на коньках, кроме того закутанного фермера, чья затейливая повозка тряслась по берегу у самого канала.

Вскоре наши веселые мальчики и девочки почти затерялись в этой пестревшей яркими красками, непрестанно движущейся толпе конькобежцев, чьи коньки сверкали, отражая солнечный свет. Мы, пожалуй, и не узнали бы ничего больше об этих детях, если бы они вдруг не остановились как вкопанные и, сгрудившись в стороне, не заговорили все сразу с одной хорошенькой девочкой, которую вытащили из людского потока, стремящегося в город.

– Эй, Катринка! – закричали они в один голос. – Ты слышала? Будут состязания… Ты непременно должна участвовать!

– Какие состязания? – со смехом спросила Катринка. – Пожалуйста, не говорите все разом: ничего нельзя понять.

Ребята запнулись и устремили глаза на Рихи Корбес, которая обычно говорила от лица всех.

– Слушай, – сказала Рихи, – двадцатого, в день рождения мевроу[9] ван Глек, состоятся большие конькобежные состязания. Все это затеяла Хильда. Лучшему конькобежцу дадут великолепный приз.

– Да, – подхватило несколько голосов, – пару чудесных серебряных коньков, прямо восхитительных! С такими замечательными ремешками! Да-да, и с серебряными колокольчиками и пряжками!

– Кто сказал, что с колокольчиками? – послышался слабый голосок мальчика с длинным именем.

– Я так говорю, господин Воост, – ответила Рихи.

– Так оно и есть…

– Нет, я наверное знаю, что без колокольчиков!

– Ну что ты глупости болтаешь!

– Да нет же, они со стрелами…

– А мейнхеер ван Корбес сказал моей маме, что с колокольчиками, – раздавалось со всех сторон из уст возбужденной детворы.

Тут мейнхеер Воостенвальберт Схиммельпеннинк сделал попытку окончательно разрешить все споры.

– Нет, никто из вас ничегошеньки не знает! Никаких колокольчиков на них не будет, они…

– О! О! – И хор противоположных мнений зазвучал снова.

– На коньках для девочек будут колокольчики, – спокойно вмешалась Хильда, – а для мальчиков предназначена другая пара, и на ней сбоку выгравированы стрелы.

– Вот видишь!.. А я говорил! – наперебой закричали чуть ли не все ребята.

Катринка смотрела на них, сбитая с толку.

– Кто же будет состязаться? – спросила она.

– Все мы, – ответила Рихи. – То-то будет весело! И ты тоже, Катринка, обязательно! А сейчас пора в школу, поговорим обо всем этом на большой перемене. И ты, конечно, будешь участвовать вместе с нами?

Катринка не ответила, но, сделав грациозный пируэт и кокетливо бросив: «Слышите? Последний звонок. Догоняйте!» – со смехом понеслась к школе, стоявшей в полумиле на берегу канала.

Все беспорядочной толпой пустились за ней вдогонку. Но тщетно пытались они догнать ясноглазую хохочущую девочку. Она неслась вперед, то и дело оглядываясь, и глаза ее сияли торжеством, а распущенные волосы золотились на солнце.

Прелестная Катринка! Пышущая здоровьем и юностью, воплощенная жизнь, веселье и движение! Немудрено, что этой ночью твой образ, всегда уносящийся вперед, промелькнул в сновидениях одного мальчика. Немудрено, что много лет спустя, когда ты унеслась от него навсегда, час этот показался ему самым мрачным в его жизни.

velib.com

СЕРЕБРЯНЫЕ КОНЬКИ

Тетушка Бринкер зарабатывала на содержание семьи выращиванием овощей, пряжей и вязаньем и еле-еле сводила концы с концами. Было время, когда она работала на баржах, сновавших вверх и вниз по каналу, и порой вместе с другими женщинами впрягалась в лямку и тянула буксирный канат паксхейта, ходившего между Бруком и Амстердамом. Но, когда Ханс вырос и окреп, он настоял на своем и взял на себя эту тяжелую работу. Кроме того, в последнее время муж тетушки Бринкер сделался таким беспомощным, что ей постоянно приходилось заботиться о нем. Хотя разума у него осталось меньше, чем у маленького ребенка, он по-прежнему был очень силен и крепок, и тетушке Бринкер нередко бывало трудно справляться с ним.

"Ах, детки, он был такой добрый и работящий! - говорила она иногда. - А умный-то какой! Не хуже адвоката. Сам бургомистр и тот иной раз останавливался, чтобы спросить его о чем-нибудь. А теперь - горе мне! - он не узнает своей жены и ребят. Ты помнишь отца, Ханс, когда он был самим собой, таким сильным и славным? Помнишь ведь?"

"Еще бы не помнить, мама! Он знал все и умел делать все на свете... А как он пел! Ты, бывало, смеялась и говорила, что от его песни даже ветряные мельницы и запляшут".

"Верно, говорила. Что за память у этого мальчика!.. Гретель, дочка, отними у отца вязальную спицу, да поскорее - он, того и гляди, выколет себе глаз, - и надень на него башмак. Ноги у него, бедного, то и дело застывают: холодные как лед. Я, как ни стараюсь, никак не могу уследить, чтобы он всегда был обут".

И, не то причитая, не то напевая что-то про себя, тетушка Бринкер усаживалась, и в низеньких комнатках раздавалось жужжание ее прялки.

Почти всю работу и на огороде и в доме выполняли Ханс и Гретель. Каждый год летом дети изо дня в день ходили копать торф и складывали его кирпичиками, запасая топливо. В другое время, если не было домашней работы, Ханс правил лошадьми, тянувшими буксир на канале (так он зарабатывал по нескольку стейверов в день), а Гретель пасла гусей у соседних фермеров.

Ханс мастерски резал по дереву и, так же как Гретель, умел хорошо работать в саду и на огороде. Гретель пела, шила и бегала на высоких самодельных ходулях лучше любой девочки во всей округе. Она в пять минут могла выучить народную песню, отыскать любую травку или цветок, как только они появлялись, но книг она побаивалась, и частенько один вид черной доски в их старой школе вызывал у нее слезы. Ханс, напротив, был медлителен и упорен. Чем труднее было задание, полученное им в школе или дома, тем больше оно ему нравилось. Бывало, что мальчики смеялись после уроков над его заплатанной одеждой и не по росту короткими кожаными штанами, но им приходилось уступать ему почетное место чуть ли не в каждом классе. Вскоре он оказался единственным во всей школе учеником, который ни разу не стоял в "страшном углу" - там, где висел некий грозный хлыст, а над ним была начертана надпись: "Учись! Учись, лентяй, не то тебя проучит линек!"

Ханс и Гретель могли ходить в школу только зимой, так как все остальное время они работали; но в эту зиму они весь последний месяц пропускали занятия, потому что им приходилось помогать матери. Рафф Бринкер требовал постоянного ухода; надо было печь черный хлеб, содержать дом в чистоте, вязать чулки и другие изделия и продавать их на рынке.

Пока они в это холодное декабрьское утро усердно помогали матери, веселая толпа девочек и мальчиков, среди которых были отличные конькобежцы, скользила по каналу. Когда они, ярко и пестро одетые, летели мимо, казалось, будто лед внезапно растаял и клумбы разноцветных тюльпанов плывут по течению.

Тут каталась дочь богатого бургомистра Хильда ван Глек в дорогих мехах и широком бархатном пальто, а рядом с нею бежала хорошенькая крестьянская девочка Анни Боуман, в теплой ярко-красной кофте и голубой юбке, такой короткой, что серые чулки домашней вязки были видны во всей своей красе. Каталась тут и гордая Рихи Корбес, чей отец, мейнхеер ван Корбес, считался одним из виднейших граждан Амстердама. А вокруг нее теснились Карл Схуммель, Питер и Людвиг ван Хольп, Якоб Поот и один очень маленький мальчик с длиннейшим именем: Воостенвальберт Схиммельпеннинк. В толпе было еще десятка два других мальчиков и девочек, и все они резвились и веселились от всей души.

Они бежали с полмили вниз по каналу, потом катились обратно и неслись во всю мочь. Порой быстрейший из них разворачивался прямо под носом у какого-нибудь важного законодателя или доктора, не спеша скользившего в город, скрестив руки, а порой целая цепь девочек внезапно разрывалась при появлении толстого старого бургомистра, который, пыхтя, направлялся в Амстердам, держа наперевес свою палку с золотым набалдашником. Бургомистр катился на чудесных коньках с превосходными ремешками и сверкающими лезвиями, которые загибались над подъемом ноги, заканчиваясь позолоченными шариками; он только чуть-чуть приоткрывал свои заплывшие жиром глазки, и, если одна из девочек делала ему реверанс, он не решался ответить поклоном из боязни потерять равновесие.

Не одни лишь гуляющие да знатные господа были на канале. Тут встречались рабочие с усталыми глазами, спешащие в мастерские и на фабрики; базарные торговки с поклажей на голове; разносчики, согнувшиеся под своими тюками; лодочники с растрепанными волосами и обветренными лицами, пробирающиеся вперед, грубо толкаясь; священники с ласковыми глазами, быть может спешащие к ложу умирающих; а немного погодя появились дети с сумками за плечами, бегущие во всю прыть к стоящей поодаль школе. Все до единого были на коньках, кроме того закутанного фермера, чья затейливая повозка тряслась по берегу у самого канала.

Вскоре наши веселые мальчики и девочки почти затерялись в этой пестревшей яркими красками, непрестанно движущейся толпе конькобежцев, чьи коньки сверкали, отражая солнечный свет. Мы, пожалуй, и не узнали бы ничего больше об этих детях, если бы они вдруг не остановились как вкопанные и, сгрудившись в стороне, не заговорили все сразу с одной хорошенькой девочкой, которую вытащили из людского потока, стремящегося в город.

- Эй, Катринка, - закричали они в один голос, - ты слышала? Будут состязания... Ты непременно должна участвовать!

- Какие состязания? - со смехом спросила Катринка. - Пожалуйста, не говорите все разом - ничего нельзя понять.

Ребята запнулись и устремили глаза на Рихи Корбес, которая обычно говорила от лица всех.

- Слушай, - сказала Рихи, - двадцатого, в день рождения мевроу ван Глек, состоятся большие конькобежные состязания. Все это затеяла Хильда. Лучшему конькобежцу дадут великолепный приз.

- Да, - подхватило несколько голосов, - пару чудесных серебряных коньков, прямо восхитительных! С такими замечательными ремешками! Да-да, и с серебряными колокольчиками и пряжками!

- Кто сказал, что с колокольчиками? - послышался слабый голосок мальчика с длинным именем.

- Я так говорю, господин Воост, - ответила Рихи.

- Так оно и есть...

- Нет, я наверное знаю, что без колокольчиков!

- Ну что ты глупости болтаешь!

- Да нет же, они со стрелами...

- А мейнхеер ван Корбес сказал моей маме, что с колокольчиками, - раздавалось со всех сторон из уст возбужденной детворы.

Тут мейнхеер Воостенвальберт Схиммельпеннинк сделал попытку окончательно разрешить все споры:

- Нет, никто из вас ничегошеньки не знает! Никаких колокольчиков на них не будет, они...

- О! О! - И хор противоположных мнений зазвучал снова.

- На коньках для девочек будут колокольчики, - спокойно вмешалась Хильда, - а для мальчиков предназначена другая пара, и на ней сбоку выгравированы стрелы.

- Вот видишь!.. А я что говорил! - наперебой закричали чуть ли не все ребята.

Катринка смотрела на них, сбитая с толку.

- Кто же будет состязаться? - спросила она.

- Все мы, - ответила Рихи. - То-то будет весело! И ты тоже, Катринка, обязательно! А сейчас пора в школу, поговорим обо всем этом на большой перемене. И ты, конечно, будешь участвовать вместе с нами?

Катринка не ответила, но, сделав грациозный пируэт и кокетливо бросив: "Слышите? Последний звонок. Догоняйте!" - со смехом понеслась к школе, стоявшей в полумиле на берегу канала.

Все беспорядочной толпой пустились за нею вдогонку. Но тщетно пытались они догнать ясноглазую хохочущую девочку. Она неслась вперед, то и дело оглядываясь, и глаза ее сияли торжеством, а распущенные волосы золотились на солнце.

Прелестная Катринка! Пышущая здоровьем и юностью, воплощенная жизнь, веселье и движение! Не мудрено, что этой ночью твой образ, всегда уносящийся вперед, промелькнул в сновидениях одного мальчика. Не мудрено, что много лет спустя, когда ты унеслась от него навсегда, час этот показался ему самым мрачным в его жизни.

 

Сайт создан в системе uCoz

a-urmanov.narod.ru

Мэри Мэйпс Додж, роман "Серебряные коньки": краткое содержание, главные герои

Искусство и развлечения 29 сентября 2016

Роман американской писательницы М. М. Додж «Серебряные коньки», краткое содержание которого является предметом настоящего обзора, стал настоящим бестселлером сразу после его публикации. Действие произведения происходит в Нидерландах начала XIX века. Автор в своей книге передала удивительный колорит этой страны начала столетия, а также романтические понятия о юношеской чести, что, конечно же, заинтересует всех читателей, в первую очередь, подросткового и юношеского возраста.

Вступление

Книга «Серебряные коньки», краткое содержание которой должно обязательно включать небольшую характеристику той обстановки и среды, в которой воспитывались и росли главные герои, является одним из лучших образцов детской прозы.

Произведение начинается с описания места, где живет бедная семья Брук. Отец десять лет назад попал в катастрофу и стал калекой, поэтому все члены семьи постоянно испытывают нужду. Это сказалось, прежде всего, на положении маленьких детей. Гретель и Ганс Бринкер очень любят кататься на катке, однако из-за бедности не могут купить себе настоящих коньков, и вынуждены использовать деревянные приспособления на завязках, которые лишь отдаленно напоминают спортивные ботинки.

Однажды дети спасли собачку одной богатой дамы. Женщина наградила их за это деньгами, на которые они и купили себе настоящие коньки. Через некоторое время дети нашли спрятанные их отцом деньги, которые пошли на лечение их больного родителя, которое, к счастью, закончилось успешно.

Особенности страны в произведении

Произведение «Серебряные коньки», краткое содержание которого должно включать и небольшую справку о тех исторических и культурных чертах страны, которые отразились в повествовании, интересно с культурологической точки зрения: ведь это, по сути, взгляд американской писательницы на быт и жизнь Голландии.

Как известно, большую роль в развитии этого государства играют каналы. Поэтому автор включила в свое сочинение красивую историю о том, что Ханс в одиночку заткнул дамбу и тем самым спас город от разлива воды. Этот эпизод приобрел мировую известность, так что многие туристы до сих пор приезжают в эту страну, чтобы взглянуть на место «происшествия». Власти даже поставили памятник вымышленному мальчику, так как интерес путешественников к его поступку очень велик.

Спортивные традиции в романе

История «Серебряные коньки», краткое содержание которой обязательно следует продолжить описанием идейного замысла автора, заключающегося в том, чтобы максимально подробно воспроизвести быт народа, отражает многие древние традиции голландцев.

Так, катание на коньках стало популярным видом спорта еще с XIII века. Именно эта страна первая начала строить искусственные дорожки для конькобежного спорта. Поэтому видное место в произведении занимает описание состязания, в котором приняла участие Гретель. Автор пишет, что толпа испытывала настоящий восторг при виде этого удивительного фееричного зрелища. Мэри Мэйпс Додж воспроизводит накал страстей на арене, зрители которой активно и очень бурно реагировали на происходящее на дорожках.

Главный герой

Главным действующим лицом произведения является старший сын в семье Бринкеров. Мальчику всего пятнадцать лет, однако он храбр, самоотвержен, горд и упрям. Автор подчеркивает, что, несмотря на бедность, он ведет себя с достоинством и ни перед кем не унижается. Он чувствует свою ответственность за семью и пытается как-то помочь своим близким.

Hans Brinker – персонаж во всех отношениях идеальный, у него нет почти никаких недостатков, и, тем не менее, читатели отмечают, что этот образ получился очень выразительным и правдивым.

Отрицательные и второстепенные персонажи

В противовес ему писательница выдвинула Карла Схуммела. Это высокомерный алчный и самолюбивый человек, который относится очень презрительно к семье Брункеров. Однако его собственная судьба складывается не лучшим образом: он становится бухгалтером в конторе, которой руководит Воост, человек, которого он в детстве сильно обижал. Однако последний, по-видимому, позабыл про все обиды, и это еще сильнее задевает Карла.

Книга «Серебряные коньки» интересна тем, что в ней автор представила галерею самых разных характеров. Вторым не очень приятным персонажем является Рихи Корбес. Она также горда и высокомерна, однако ее судьба сложилась несколько лучше, чем у Карла: она стала писательницей.

Еще одна героиня произведения – Катринка. Это очень легкомысленная особа, которая так и не сумела вступить в брак. Другой запоминающийся герой – добродушный толстяк Якоб Поот, который отличался легким и неунывающим характером, за что его все любили. Однако этот человек рано умер, и таким образом читатель получит о нем неполное представление.

Богатые люди

Одним из самых известных произведений детской прозы является роман «Серебряные коньки». Отзывы о книге, как правило, очень положительные, и во многом благодаря колоритным персонажам.

Питер и Хильда происходят из богатой семьи и всячески пытаются помочь семье Брункеров. Автор описала эту заботу в очень трогательный и ярких красках, которые должны вызвать чувство симпатии к этим людям. Впрочем, некоторые читатели отметили, что эта сюжетная линия выглядит слишком идеалистично и не производит впечатления жизненности. Однако у Питера есть брат Людвиг, который как бы противопоставлен первому: он ленив и не активен и поэтому ничего не добивается в жизни, в то время как его друг Ламберт, который обладает более предприимчивым и деятельным характером, уезжает в Америку.

Кульминация

Перевод с английского на русский данного произведения осуществила Мелитина Ивановна Клягина-Кондратьева. Она сумела передать живой язык повествования, благодаря которому читатели имеют возможность получить живое представление о культуре и традициях Голландии. Но главным эпизодом в повествовании является, безусловно, описание соревнований бега на коньках, в которых приняла участие и Гретель. Ко всеобщему удивлению, она выиграла гонку, и ей достался главный приз – удивительные серебряные коньки.

Следует обратить внимание школьников на описание авторов эмоционального накала данной сцены, когда трибуны ликовали по поводу победы этой маленькой хрупкой девочки на льду. Этот момент является, пожалуй, самым сильным во всем произведении, не только со смысловой, но и с эстетической точки зрения. Особого внимания заслуживает описание Гретель в этой сцене. Автор трогательно сравнивает ее с маленькой феей и птичкой, которая бежала, как казалось, безо всяких усилий. В этот самый момент она стала настоящей королевой льда. Свою победу героиня посвятила родителям и брату Хансу. Второй приз выиграл Питер – всеобщий любимец. Затем писательница описала торжественный праздник, который был устроен в честь спортивных состязаний.

Мнения

Отзывы читателей о произведении в целом весьма положительны. Вес отмечают несомненное мастерство писательницы в воспроизведении колоритного духа Голландии начала XIX века. Другие ставят ей в заслугу то обстоятельство, что она рассказала свою удивительную историю в сказочном духе. Однако некоторые полагают, что эта книга слишком правильная и что герои прописаны недостаточно жизненно и убедительно. Как бы то ни было, но названная история стала настоящей классикой детской прозы.

Показателен тот факт, что в самой Голландии эта книга не пользуется большой популярностью, в то время как в Америке, Европе и в нашей стране она по праву считается настоящим эталоном литературы для подростков. Ну а удачно выполненный перевод с английского на русский данного сочинения только способствовал его популяризации среди отечественной аудитории.

Такой интерес во многом обусловлен не только трогательным сюжетом, но и интересным воспроизведением культуры и быта Голландии. Читатель глазами детей и подростков погружается в эту удивительную атмосферу начал столетия, что, несомненно, усиливает привлекательность произведения.

Источник: fb.ru

Комментарии

Идёт загрузка...

Похожие материалы

Искусство и развлечения Образ дома в романе "Белая гвардия" М. А. Булгакова. Краткое содержание, главные герои

Образ дома в романе «Белая гвардия» является центральным. Он объединяет героев произведения, оберегает их от опасности. Переломные события в стране вселяют тревогу и страх в души людей. И только домашний уют и тепло могут создать иллюзию покоя и безопасности.

Искусство и развлечения Сказка о Синдбаде-Мореходе: краткое содержание, главные герои

Любая арабская сказка занимательна. В каждой причудливо переплетаются фантастика и реальность, описаны удивительные страны, ярко и живо переданы переживания героев. Арабская сказка «О Синдбаде-мореходе» имеет литературное происхождение. У нее довольно объемный текст.Немного о героях и сказкеВесьма поучительна «Сказка о Си...

Искусство и развлечения Георгий Скребицкий, рассказ "Кот Иваныч": краткое содержание, главные герои

Рассказы о братьях наших меньших просты только на первый взгляд. За короткими, емкими описаниями скрывается глубокая мысль и великая любовь автора к каждому живому существу. Поэтому не стоит думать, что такие небольшие произведения хороши только для младших школьников. Иногда простые, но от того не менее насущные истины забываются вечно занятыми взрослыми...

Искусство и развлечения "Прыжок в гроб", Мамлеев: краткое содержание, главные герои, проблематика

В своём творчестве Юрий Мамлеев описывает мрачный, наполненный загадками мир, побуждая читателей к серьёзным размышлениям о неизведанных глубинах человеческой души, конечности и бессмысленности жизни, неизбежности смерти. Героями автора, как правило, становятся люди с серьёзными психическими отклонениями или просто неадекватные маргиналы. Их образы открыт...

Искусство и развлечения Как составить план "Сказки о царе Салтане"? План, краткое содержание, главные герои произведения

А.С. Пушкин не раз обращался к жанру сказок, примером чему служат его такие произведения, как «Сказка о рыбаке и рыбке», «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях», «Золотой петушок». В 1831 году поэт написал одно из своих самых известных сочинений в данном жанре – «Сказку о царе Салтане и сыне его славном ...

Искусство и развлечения Эмили Бронте «Грозовой перевал»: краткое содержание, главные герои

Единственная книга Эмили Бронте стала настольной для нескольких поколений девушек и девочек, мечтавших о романтичной любви. И пускай финал этой красивой истории мрачен, главные герои имеют множество недостатков, а описываемые ландшафты грешат однообразием и скукой, но во время чтения сюжет не отпускает ни на минуту, а когда вы закрываете книгу, то всем се...

Искусство и развлечения Бунин, "Натали": краткое содержание, главные герои произведения русского классика

Много замечательных произведений написал Иван Алексеевич Бунин. «Натали» (краткое содержание рассказа) будет нас сегодня интересовать прежде всего. Сюжет, главные герои ждут читателя в настоящей статье.Глава 1. Немрачное предсказание

Искусство и развлечения Льюис Кэрролл, "Алиса в Зазеркалье": краткое содержание, главные герои

Английская поэзия нонсенса, благодаря лимерикам Эдварда Лира и Льюису Кэрроллу, писавшим в викторианскую эпоху 150 лет назад, стала всемирным брендом. Хочется в качестве примера привести один лимерик с каламбурной рифмой:Жил один старичок из Тобаго,У него была злая собаго,Но пришел вурдолагоИ съел ту собаку,И сожрал стар...

Искусство и развлечения Гаршин, "Сказка о жабе и розе": краткое содержание, главные герои. Пословица к "Сказке о жабе и розе"

Нечасто бывает так, что автор может совместить, с одной стороны, небольшой объем, а с другой стороны, глубокий смысл. Не все рассказы соответствуют сразу двум этим параметрам. В этом смысле особенным наслаждением представляется чтение сказок, например, Андерсена или Гаршина. «Сказка о жабе и розе» привлекла сегодня наше внимание. О ней и погов...

Искусство и развлечения Солженицын, "Один день Ивана Денисовича". Анализ, краткое содержание, главные герои

Повесть Солженицына "Один день Ивана Денисовича" была создана в 1959 году. Автор написал ее в перерыве между работой над романом "В круге первом". Всего лишь за 40 дней создал Солженицын "Один день Ивана Денисовича". Анализ этого произведения - тема данной статьи.Тематика произведения

monateka.com


Смотрите также