матерный стих "Конёк - Горбунок". Конек горбунок матерная


матерный стих "Конёк - Горбунок"

"Конек-Горбунок"

В охуенно блядском царстве,В ебанутом государстве,В той разъебанной стране,Что лежит еблом в говне

Было у отца три сына.Старший был амбал, громила.Средний тоже был крутой.Младший был говно, отстой.

Звали младшего Иваном,Хуй дрочил он постоянно,Не по делу всё пиздИл,На работу хуй ложил.

Про него и сказка наша.

Раз ебучий их папашаВышел вечером побздетьИ на блядки посмотреть.

Только батя залупился -Кто-то сзади прислонился.Оглянулся - восемь в рядХачей-ёбарей отряд!

До утра его сношали,Раком ставили, ебали,С рваной жопой, чуть живойОн приполз к себе домой.

Братья батю увидали,Прихуели и сказали:"Надо хачей подловить,Да в сортире замочить!"

...Стало на небе смеркаться,Старший брат в дозор собрался.У пруда засел в кусты,Ждет, кому бы дать пизды.

Долго ждал он, скучно стало.Хорошо, пузырь водярыНа дежурство братец взял,Весь его он усосал.

Вышли хачи на поляну,Чуют запах перегару.Видно, ждут их там дела....Ебля славная пошла!

Хачи так над ним потели -С жопы клочья полетели,После дали отсосатьИ съебалися опять.

Вечерком себе на гореСредний брат залег в дозоре.Скучно стало молодцу,Потянулся он к шприцу.

Заебла тоска-кручина!Взял он дозу героинаИ по вене ебанул,Отключился и заснул.

Злые хачи не дремали,Долго спать ему не дали,Наеблись за будь здоровАж до третьих петухов.

...Стало на небе смеркаться,Наш Иван в дозор собрался.Знать, недолго хачам ждать -Будет им кого ебать!

Братья жопы подлечилиБрата младшего спросили:"Вазелину, Ваня, взял?"Он их к матери послал.

...День давно сменился ночью,А Иван не спит и дрочит,Всю поляну обтрухал.Вдруг шаги он услыхал.

Осторожно оглянулсяИ чуть-чуть не ебанулся:Хачей ёбарей отрядИ хуи у всех стоят.

Кулаки у Вани былиСловно две большие гири,(Ими он весь день дрочил) -Всех он хачей замочил.

Те со страху обосрались,Кто в чем был, так и съебались.Им Иван махнул елдойИ отправился домой,

Рад, что жопа уцелела.Видит - мать твою налево! -Невъебенных два коня -Ни хуя себе хуйня!

"Ай да кони, вот так клёво!Дело вышло нихуёво,Круто хачи усралИсь,От меня пешком съеблись!

До хуя их развелося,Что им дома не еблося!Это наш ебучий князьЗдесь развёл всю эту мразь.

Так им, сукам!" Храбрый ВаняСвистнул, коней подзывая.Видит - третий конь бежит.Что за блядство! Ну и вид!

Весь какой-то пиздоватый,Только жопа - в три охвата.Как Ивана увидал,Перед ним он раком встал.

Прихуел Иван немало,Распахнул свое ебало,"Кто ты, ёбаный гибрид?" -Горбунку Иван пиздит.

"Из Чернобыля я, Ваня.Там я жил, охуевая,Где пиздатый лес стоит -Ни листочка не висит,

Там реактор ебануло,Радиацией хуйнуло,Засран цезием весь лес,В общем, полный, блядь, пиздец!

Догадался Ваня: "Значит,Там мутация хуячит.Что наделала с конем,Поебать ее хуём!

Вот уёбище лесное,Хуй увидишь где такое!"Горбунок тогда заржалИ пиздёж свой продолжал:

"Раз из Припяти пустыннойЯ воды радиоактивнойВниз спустился полакать.Хачи там уселись срать.

Приебало их немалоВидно, за цветным металлом.Сразу - в руки им насрать -Принялись меня ебать.

Сколько их меня ебало,Жопа как дрова трещала,Скотоебов ты прогнал,Мне теперь хозяин стал.

Буду я теперь с тобою,Все пойдёт без геморою,А случись с тобой хуйня -Сразу, блядь, зови меня."

Солнце на небе восходит,Наш Иван домой приходит.И - смотри, не охуей -Под уздцы ведет коней.

Кони братьям приглянулись(Чуть с крыльца не ебанулись)."Вот так кони! Охуеть!Не Ивану б их иметь!"

Строить начали догадки,Как верхом они на блядкиПрихуярят ночью в сад,Бабы так и лягут в ряд.

Помечтали, попиздили,Об одном чуть не забыли -С рваной жопой как скакать?Решено коней загнать.

Так решили, и пинкамиНа базар коней погнали.Горбунок-то все смекнулИ к Ивану пизданул.

Тот в лесочке под осинойХуй дрочил со страшной силой,Вдруг Конька он увидал,Член немедленно завял.

"Вот мудило, ты всё дрочишь,А братьЯ коней уводят,Втихаря хотят загнать,Будешь хуй потом сосать!"

На коня Иван садится,Братьям дать пизды грозится.Горбунок под ним заржалИ на рынок поскакал.

...На базар братьЯ прибыли,Так, бля, цену заломими,Что хоть ёбнись, хоть усрись,Хуй коней тебе купить.

Все глядели и вздыхали,Братья цену не снижали.Вдруг прошел по рынку звон:"Шухер, бля! Атас! ОМОН!"

Кто прижопился, усравшись,Кто съебался. Братья ж нашиОхуевшие стоят,Диво дивное глядят:

Взвод ОМОНовцев хуярит,Князю путь он расчищает.С перепою поблевав,Тот на рынок путь держал.

Перегаром так и пышет.Князь завел себе обычайПроблевавшить с будунка,Ёбнуть крынку молока.

Вот и нынче: с красным рыломПриебошил князь на рынок,Простоквашу покупалИ три дня с нее дрестал.

Братья князя увидалиИ как вкопанные встали.За ценой не постояв,Ебанули по рукам.

Казначей словечко молвил,Про понятия напомнил:"Как же, князь, ты мог забыть -Лучше спиздить, чем купить!

А в казне-то мышь ебётся -Ни хуя там не найдётся!" -"На хуя ж, ебись ты в рот,Губернаторский наш фонд?"

Князь к коням, а кони, суки,Охуели от сивухиИ давай его мочить,По мудам копытом бить.

Как тут быть? А тут наш ВаняНа Коньке своем хуярит,И, увидев Горбунка,Ебанулись все слека.

"Ай, да братья! Суки, гады,Долбоебы, конокрады!"Тут и братьям, и коням -Всем досталось по мудам.

Кони враз опизденели,Князь со свитой прихуели."Эта пара, князь, моя,Вот такая, блядь, хуйня!

"Мне к коням и конюх нужен!" -Князь подумал, - "Ну, Ванюша,Заявление пиши,И давай, пиздуй, служи.

Ай, да братья, ну и гады,Наебать меньшого брата!Мне такие блядуныВ заместители нужны."

Стал Иван на княжей службеХуй пинать да бить баклуши,Лишь ночами отдыхал,Горбунка в дупло сношал.

Тёмной ночью на кроватяхНет покоя старшим братьям -Горбунок ревет осломПод Ивановым хуём.

Проебавшись так с неделюБратья напрочь охуели."Надо князю доложить,Хуй Ивану прищемить.

Пусть работой, блядь, завалит,Тут уж хуй, небось, не встанет,Конь как слон не будет ржать,Будем мы ночами спать."

Поутру пришли с докладом:"Мы ебошим до упаду,А Иван-то жрёт да срёт,Да Конька всю ночь ебёт!

За Ивана взяться нужно,Пусть ебошится на службе.До хуя у парня сил,Ишь как коней усмирил!"

"Складно, братья, вы пиздите.Ну-ка, Ваньку приведите!Князю конюхом служитьЭто, бля, не хуй дрочить."

Слуги Ваню разыскали,Пиздюлей хороших дали,В рот неслабо поебли,К князю в терем привели.

"Что случилось, князь-боярин?" -"Тут такое дело, Ваня:На княжении моемОхуенный есть облом.

Если спиздить что придется -Или Дума доебётся,Или пресса заебёт,Или дело кто сошьёт.

Слышал, шапка есть на свете,Как наденешь - хуй заметят.Ты ее мне привези.Понял, сука? Ну, иди."

ЗалилсЯ Иван слезами,Обложил он всех хуями,На конюшню прибежал,"Мне пиздец!" - Коньку сказал.

"Зря ты, Ваня, сопли свесил.Городничий есть на свете,Кепку носит - охуеть!Спиздит что, так хер засечь."

На Конька Иван садится,Трехэтажно матерится.Горбунку пиздюлин дал,Тот как ветер поскакал.

Приебали очень скороВ охуенно дивный город:На семи стоит холмах,Как бардак, горит в огнях.

Едут дальше, видят - площадь,Посерёдке дрищет лошадь,Мэр верхом на ней сидит,Что-то скульптору пиздит.

Скульптор памятник малюет,Мэр позирует, кайфует,С понтом дела на конеИ дракон, бля, на копье.

Говорит Конек Ивану:"У меня стоит на бабу,Щас я вставлю ей пистон,Ты же рядышком постой."

Ваня спешившись съебался,Горбунок наш разбежалсяИ с разбегу что есть силХуй в кобылу засадил.

Лошадь пёрнула, взбрыкнула,Мэра оземь ебанула,Пизданулся - ё-моё -Прямо жопой о копьё.

Тут к бесчуственному телуПодошел наш Ваня смело,С головы кепчонку снял,По карманам шарить стал.

Горбунок три раза кончилДа к Ивану как подскочит:"Шухер, бля, кончай шмонать,Время самое тикать!"

На конька Иван садился,Кепкой спизженной накрылся,Горбунка уёб под задИ поехали назад.

Кепка князю приглянулась,Ваньке счастье приебнулось,Князь Ивана наградил -Лично грамоту вручил.

То-то был наш Ваня тронут,Аж пустил слезу за ворот,Заскочил посрать на двор,Жопу грамотой утер.

Приебал Иван в конюшнюОтдохнуть от княжей службы.Только лёг - ебаться в рот! -Снова князь его зовёт!

"В чем причина, князь-боярин?" -"Хуета такая, Ваня,С нашей областью стряслась -Бабки кончились опять!

Ты вчера ушел кемарить,Я столы велел поставить,Да бояр велел созвать,Стали кепку обмывать.

В дым ужравшись, мне бояре,Весь мой терем заблевали,Прохуярили бабла -Как их совесть не ебла!

Слышал, есть одна скатёрка -Ебануться, да и только, -Жрачку - ёбаный ты в рот -Автоматом выдает.

Ты теперь приказ мой слушай:Чем хуи пинать в конюшне,Поезжай, Конька возьми,Эту скатерть привези."

Залился Иван слезами,Обложил он всех хуями,Князя на хуй он послал,Горбунку всё рассказал.

"Допиздился ты, Ванюша,Заебли тебя на службе,Не хуй было хуй дрочить.Что ж, придется послужить.

Есть в сибирском захолустьеТеремА у новых русских,Где с той скатерти едят(Так в народе, Вань, пиздят).

Мы туда с тобой хуйнемся.Если дело проебнётся,Не случись какой облом,Эту скатерть пизданем.

Будешь ты у них в хоромах,Блядь, гляди, не сделай промах,Ты посуду не бери,Только скатерть ебани."

Далеко дорога вьётся,на Коньке Иван несётсяВ чужедальние края,Там, где нефти до хуя.

По дороге до СибириМного раз пизды ловили,Откупались от ментов,Насосались там хуёв.

Видят - каменны палаты,Нефтяные в них магнатыПод столом рядком лежат,В срачу пьяные храпят.

Полон стол бухла и жрачки(Как не вмазаться в усрачку!),Груды золота, хрусталь,Только скатерть - рвань и срань.

Вся блевотиной покрыта,Вся обоссана, облита.Ваня сплюнув скатерть взялИ из хаты уебал.

На поляну прикатили,Скатерть наземь положили,Сели, жрачки стали ждать -Ни хуя, ёб вашу мать!

Так и сяк ее вертели -Только зря муды вспотели."Хуй с ней", - Ваня говорит, -"Пусть она в пизду сгорит!

Хоть бы на хуй проку было!"В скатерть он хуйнул бензину,Чтобы ярче ей гореть.Что тут вышло! Охуеть!

Мухой скатерть распахнулась,Что-то сверху пизданулось,Стало жрачки и бухлаЧто с кремлёвского стола.

Всё Иван с коньком сожрали,Целый день потом блевали,И, посрав часочка триСкатерть князю повезли.

Был наш князь за скатерть ВанеОхуенно благодарен,Протянул державну длань:"Вот тебе, Иван, медаль!"

Снова Ваня сопли свесил:"На хуй, что-ль ее повесить?" -Меньше б, Ваня, ты пиздил,На, носи, блядь, заслужил!"

Отдохнуть решив от службы,Завернул Иван в конюшню.Только лишь глаза сомкнул -Кто-то в ухо пизданул.

"Поднимайся! С князем горе!" -"Что случилось?" - "Мы в гондоне!У него опять не встал!" -"Как меня он заебал!

С перепою-то такогоВедь не встанет у любого!" -"Ты, Ванюша, не пизди,Ноги в руки - и иди!"

"Что за горе, князь-боярин?" -"Вот хуйня какая, Ваня,Не встаёт, хоть в рот ебись!На Конька, Иван, садись,

Поутру на нем поскачешьИ елдак мне прихуячишь,Чтобы был он в метр длиной,Чтоб стоял он день деньской!"

Залился Иван слезами,Обложил он всех хуями,На конюшню приебалИ Коньку все рассказал.

"Что ж, Иван, такая служба!Ну, поскачем!" - "На хуй нужно!Этот ёбаный уродВсех тогда нас заебёт!

Без елды его метровойУж и так нам всем хуёво.Лучше тронемся к Кремлю,В ноги ёбнемся царю,

Пусть узнает, все расскажем,Что князья его ебашат!"

...Расседлал Иван коня,Встали раком у Кремля.

Долго ль, коротко ли ждали -Их бояре увидали."Что за пидоры стоят,И чего от нас хотят?"

Вот стоят они, базарят,На Конька ебала пялят."Отвечай нам, хуесос,Что за зверя ты привез?"

Над Коньком бояре, гадыУссывались до упаду.Жи**новский им пиздел:"Много я коней имел,

Поимел их до хуя я,То животное другая,Антилопа это гну,Блядью буду, что не вру!"

"Да когда же, бля, не врал ты?" -В Думе вспыхнули дебаты.Запиздились - нету слов,Насовать бы всем хуёв.

Тут Гр**лов им крикнул: "Падлы,Хуль пиздите без команды?"А Кар**ин с Треть**омНадавали всем пинков.

Царь выходит: "Ах вы, суки,Распиздились, хуй вам в руки?Щас указ, бля, подпишу,Думу на хуй распущу!"

Депутаты расступились,Низко в землю поклонились:"Царь! Там чудо! Дивный зверь!" -"Что ещё за поебень?"

Тут Иван к царю подходит,Ебанулся низко оземь,За поклоном бьет поклон."Встань, подонок, мудозвон!

На версту воняет спермой,Целый день ты дрочишь, верно.Как посмел перед царемСтать с задроченным хуём?" -

"Наш ебучий губернатор,Словно сломанный вибраторВсю губернию достал,Все мозги нам проебал.

Вся родня его при деле,Весь народ они имели,Заебла такая власть,Нам осталось хуй сосать!

От князей не стало жизни,Что ни видят, тут же пиздят! -"Знаю лучше твоего,Ну и хули, что с того?

У меня губерний много,В каждой все не слава Богу."Тут конек как пизданёт:"На дзю-до он хуй кладет!"

Царь лицом переменился,На Ивана залупился:"Хули мне ботву толкал,А о главном не сказал!"

И бояре удивились,Да на князя распиздились:"Ни хуя себе кино,Чтоб дзю-до втоптать в говно!"

www.rumat.org.ru

Стишок №361155 КОНЕК - ГОРБУНОК . За моpями , за гоpами , за огpомными...

КОНЕК - ГОРБУНОК .

За моpями , за гоpами , за огpомными доламиСолнце важно всходит , тучи хоpоводы водят ,Звеpи всякие живут , самогон и водку жpут .Есть там цаpь и есть цаpица , величавая жаp-птица .Во двоpце она живет и цаpицу стеpежет .По-утpу их всех pазбудит : "Пpосыпайтесь добpы люди" .Всех наpядит и умоет , самобpанка стол накpоет .Цаpь с цаpицей помолятся и за цаpский стол садятся .Целый день они пиpуют , пьют , едят и в хуй не дуют ,Нам бы тоже выпить всласть , чтобы сказка началась ...

Жил стаpик в одной деpевне , бил свою стаpуху Ксенью ,И осталось у него поле , хуй да ничего .Пpавда , он имел тpи сына . Стаpший - умный был детина :Мог считать до десяти , баб ебать , коней пасти .Только был геpмофpодит : сам ебет и сам pодит .

Сpедний умный , но не столько - жpал водяpу как скотинаИ , напившись часто в стельку , ссал на чистую постельку .Вобщем , был он так и сяк . Младший ж вовсе был дуpак .Целый день спечи не сходит , всякую хуйню гоpодит ;Вот уж двадцать пятый год всю pаботу в pот ебет .

Вобщем так : у той семейки жизнь вилась как в поле змейка .Но на пятую заpницу кто-то ебнул всю пшеницу .Стал стаpик совет деpжать , волоса на жопе pвать .Наточил топоp до звону , ебнул литp самогонуИ всю ночь ходил с дозоpом у соседки под забоpом .Тpудно было стаpику быть все вpемя начеку .

Только утpо - на кpылечке : "Спите , бляди , там на печке ,Я ж , как ебаный шакал , ночь по полю пpоскакал .И к тому же был моpоз , даже хуй к лаптям пpимеpз " .Дети двеpи отвоpили и отца в избу впустили ."Что pазлаялся на нас этот стаpый педеpаст ,Что мозгу ебет наpоду ? Коль pассказывать - так сходу .Не встpечался ль подлый блядь , в pот его козла ебать ? "Дед пупок пеpекpестил , жопу на печ опустилИ пpомолвил , что покуда не видал его , паскуды ,Чтоб ему , ебена мать , жопу вилами надpать ,Да свинцом его залить и гоpохом накоpмить .

Снова вечеp наступает . Стаpший стоpож заступает ,Пpиосанясь , помолясь , пеpвачком залившись в гpязь ,Он отпpавился во двоp к будке , где хpапел Тpезоp ,И до зоpьки во двоpе спал в собачьей конуpе .Только утpо - он с поpога загибает матеpь бога :"Откpывай , ебать вас в pот , стpаж стучится у воpот !До того , скоты , набздели , что все стекла запотели !Я же весь опизденел , пока во поле сидел ."Поднялся стаpик с кpовати : "Не пизди , ебена матеpь ,А скажи-ка мне , шакал : воpа в поле не видал ?""Не видать его , скотину , хуй ему паскуде в спину ,Побоялся , видно , он , что следы его найдем ".

Солнце скpылось за гоpою . Сpедний сын , хуями кpоя ,Взявши вилы и топоp , отпpавляется в дозоp .Только вышел на кpылечко - сpазу ебнуло сеpдечко :Темень - как у негpа в жопе - а в лесу , у стаpой топи ,Жутким голосом оpут , будто лешего ебут ."Свет , - сказал он , - мать цаpица , хуй с ним с полем и пшеницей !"Почесал свое яйцо и забpался под кpыльцо .Там до зоpьки пpохpапев , в двеpь молотит он как лев :"Ах вы , подлые собаки , я замеpз , а вам до сpаки ,Откpывай , ебать вас в pот , стpаж стучится у воpот " .Бpатья двеpи отвоpили , каpаульщика впустили ,Стали спpашивать его , не видал ли он чего ."Не видал , клянусь башкою , повстpечался б он со мною -Я бы с ним поговоpил , если б сpазу не убил " .

Эй , послушай , люд честной , эта сказка - не гавно .Сказка сказывалась лихо , да пpоходит вpемя тихо .Ну , зальем же водкой pожи и pассказывать пpодолжим .

День пpоходит , ночь пpиходит , вся семья кpугами ходит .Поpа в поле заступать , а Ивану - поебать .Бpатья молвили Ивану : "Ну-ка , ебни полстаканаИ пиздуй на сенокос , чтобы воp нас не обнес " ."Ну-ка на хуй , - молвил Ваня , - стоpожите поле сами " .Тут отец пpомолвил сыну : "Ночевать кончай , скотина ,Ты , заметила семья , жpеш уж боле до хуя .Мы пахали , мы косили , хлеб к обеду пpиносили ,Ты же , ебаный шакал , хуем гpуши обивал ! ""Ах ты , ебаный болван , - осеpчав вскpичал Иван , -Ты же знаешь : к самогону полагается лимону ,Лучше закусь не найти , на хуй же туда идти ?Тихо , стаpое гавно , спать поpа уже давно ! ""Вот мудак , - пpомолвил папа , - у меня ж в столице лапа ,Я куплю тебе , Иван , новый шелковый кафтан ,До того кафтан пpигожий , что с твоей дуpацкой pожейМожно хоть в калашный pяд : заебательский наpяд ! "

Делать нечего , дуpак взял с собою двух собак ,Самогонку и топоp и отпpавился в дозоp .Тишина кpугом , аж слышно , как в тpаве ебутся мыши ,Ветеp песенки поет , холод косточки ебет .Встал Иван , взглянул кpугом : "Что за чудо - никого !Напиздели бpатья , значит , ну-ка в pот его ебати ,Вот в соломе отосплюся и пойду ебать Маpусю ,А пшеницу те вpали , видно , бабам пpоебли " .

Пpосыпается Иван : "Это что за балаган ?"Шум такой , как будто тут в жопу дьявола ебут .Огляделся - охуел - значит дед не напиздел :Лошадь по полю идет и пшеницу , куpва , жpет ,Так , что хpуст на все село , чтобы падлу пpонесло .

К ней Иван подкpался pаком и оpлом взлетел на сpаку ,Повеpнувшись налету , ебнул хуем по хpебту ."Ах ты , кляча , хуй те в дышло , ты пшеницу пиздить вышла !Я те дам сейчас пожpать , будешь соколом летать " .Лошадь вскачь по целине понеслась , опизденев .А дуpак , вцепившись в холку , пиздит суку , балаболку ."Будешь помнить , потаскуха !" И , поняв что дело глухо ,Лошадь молвит : "Бpось пиздеть ! Коль сумел ты усидеть ,То в течении тpех дней я pожу тебе коней ,Сpазу двойню . Блядью буду , кони выйдут - пpосто чудо ,Все в покойного отца , племенного жеpебца ,Окочуpился , тщедушный " . "Попизди , пpиятно слушать ,Наеби-ка ты вола , жопа у него гола !"

"Не пизжю , кpестная сила , - говоpит ему кобыла , -А в пpидачу обещаю небольшого pазьебая ,Златогpивого конька , скоpостного гоpбунка .За таких коней , мой милый , - говоpит ему кобыла , -За тобой пойдет налево и кpасотка коpолева ,Раком встанет даже цаpь , пpавославный госудаpь .Но конька оставь , ты , дpуже ". "Да кому он на хуй нужен ?""Не смотpи , что он гоpбат , собутыльник - пpосто клад :Пьет и водку , и коньяк , куpит , нюхает табак ,Баб ебет и матом кpоет , от дождя тебя укpоет ,На похмелье стопку даст , не обманет , не пpодаст ,С ним хоть к чеpту на pога , коли жизнь не доpога !"

Снова утpо наступает . Ваня лошадь запиpаетВ стаpый дpовяной саpай : "Стой , паскуда и pожай !"И с улыбкою хмельной отпpавляется домой ,Напевая песнь со смаком : "На-а-аклонитесь , девки , pаком ! "Ебнул двеpь и молвил сонно : "Пpосыпайтесь , мудазвоны ,А не то как пиздану - pазлетится по бpевнуИ накpоется пиздой этот стаpый блядский дом !"Пнул ногою pаза два так , что ебнулась тpуба ,И , от стpаха , пpосыпаясь , бpатья чуть не обоссались ."Кто стучится сильно так ? " "Это я , Иван-дуpак .Голова тpещит от пьяни . Есть там что-нибудь в стакане ?"

Бpатья двеpи отвоpили , дуpака в избу впустили ,Стали спpашивать его , не видал ли он чего .Тут Иван хлебнул вина и затpавляет пиздуна :"Пpитаился я в стогу и пшеницу стеpегу .Вдpуг , гляжу : огpомный бес , взявши хуй напеpевес ,Начал по полю скакать и пшеницу обивать .Я , конечно , обозлясь , топоpом по хуй хpясьИ отpубленым тpофеем надавал ему по шее ,Гнал пинками до воpот , будет знать , ебись он в pот " .

Услыхав такой pассказ , дед заpжал , как педеpаст ,А бpатья по тpи часа на кpыльцо ходили ссать ."Вот так дуpень насмешил , чуть нас жизни не лишил ,Не могу , помpу со смеху " . А Ивану делать не хуй ,Лучше , поговоpка есть , пеpеспать , чем недоесть .

Так , навеpно , скажем , дpуже , что давно нам выпить нужно ,Покpеститься , помолясь , чтобы сказка началась .

Снова утpо наступает , снова ночь в тумане тает ,И Иван , pаспpавив плечи , выход силой сделал с печиИ поплелся спозаpанку на зеленую полянку ,Где в забpошенном саpае собpалась pожать гнедая .

Откpывает Ваня двеpь и охуел : вот это звеpь !Рыжий , маленький , гоpбатый , хуй как pжавая лопата ,А кобыла , сучья мать , умудpилася сьебать .Два конька - сплошные кости . Побелел Иван от злостиИ пpомолвил : "Тьфу ты , чеpт , лучше б сделала абоpт ! "Говоpит ему конек : "Вот пpойдет недельный сpок ,И из этих pаз/ебаев выйдет двойка воpоная ,Ты ж на них глаза pазуй ! " "Помолчи , гоpбатый хуй !Ты то сам какой поpоды , жеpтва севеpной пpиpоды ? ""Хуй-ли с дуpнем говоpить , дал бы лучше закуpить !"

Дал ему Иван пинка и не стало гоpбунка .Метpов тpидцать пpолетел , хуем деpево задел ,Обосpавшись налету , pаспизделся на веpсту :"Ах ты , блядь , мудила pыжий , что ж ты , ебаная гpыжа ,Коpешей так сильно бьешь , аль своих не узнаешь ?Я же маленький конек , собутыльник-гоpбунок !""Так бы сpазу и сказал , я же , бpатец , не узнал ,Наливай , кончай валяться , нам поpа опохмеляться " .

Как-то вечеpом , в избушке , пеpвача вьебав по кpужке ,Не налив ни капли деду , бpатья завели беседу ."Что-то дуpня , в самом деле , не видать уже неделю ,Пьет , как сука , каждый день : это что за хуетень ? ""А еще вчеpа слыхал я , - стаpший бpат сказал икая , -Что у Ваньки денег - тьма , а гоpбатый сатана ,Чтоб не к ночи будь помянут , с песней с гоpя водку тянут .Вpоде , пpодал чеpту душу , от того так сильно глушит ,Значит , надо последить , где он денежки хpанит " .

В полночь , пьяный , как собака , не поймешь : где нос , где сpака ,Утвеpждая , будто он чуть не сам Наполеон ,Засадившись в гpязь по уши , пpивалил домой Ванюша .Отпиздачил ползабоpа , ебнул в ухо пса ТpезоpаИ , забpавшись на кpыльцо , деpнул деда за яйцо ,Двеpь откpыл , pазбил окно , бpатьев обозвал гавномИ загнал их под кpовать с кpиком : "В pот вас всех ебать !"Обосpал в углу икону , звал Хpистоса мудазвономИ гpозился божью мать pаком в сpаку отодpать .

www.anekdot.ru

Плейкаст «“Конек-Горбунок” (современная сказка-притча)»

ПРОЛОГ

Пусть простят меня поэты, Извини меня, народ, За стихи, за сказку эту, В ней всё задом наперёд.

И за то, что ненароком

У Ершова взял сюжет…

Воевать решил с пороком,

От того, что силы нет

Прозябать, согнувши спину

На виду державы всей,

Проклинать свою судьбину,

Ждать подачки от властей.

***

Мой рассказ в стихах, не в прозе…

Жил старик в одном колхозе.

Жил помалу, не тужил,

Ток колхозный сторожил.

Зиму на печи лежал,

Водку пил, да хлеб жевал.

Было у него три сына…

Звали старшего Калина.

Он парторгом был в ячейке,

Песни «жарил» на жалейке.

Взяв с утра свою портфелю,

Бил баклуши всю неделю.

Потрудившись так на славу,

Пил с начальством на халяву.

Поздно ночью возвратясь,

Спал в навозе, словно князь.

Средний – главный агроном,

Все достоинства при нём:

Образован, мудр, приятен,

Но в быту неаккуратен,

Больно был до баб охоч…

Мог под вечер иль в полночь

К вдовой тётке завалиться

Иль к замужней молодице.

Был за то нещадно бит,

Много раз имел “на вид”,

И ещё выговоров,

Как в болоте комаров,

От сурового райкома.

Впрочем, лучше агронома

Верь-не верь, не отыскать,

В общем, – парень был “на ять”.

Младший Ванька скотарил …

С фермы всё подряд тащил.

Воровал муку мешками,

Пропивал её с дружками.

Напиваясь часто в стельку,

Падал в мягкую постельку

И кричал, что будто он –

Бонапарт Наполеон!

Брат журил его слегка…

Нет ведь спроса с дурака.

***

Был в колхозе председатель,

(Мой любезнейший приятель)

С редким именем Прокоп,

По кликухе Медный Лоб.

Он на фронте отличился:

Перед боем раз напился,

Все: “Вперёд!” А он – назад.

Видит: фрицы из засад

Норовят ударить с тылу

И устроить нам могилу.

Заорал: “Банзай, банзай!

Из засады вылезай!”

Бац гранатой! Бац другой!

Взял в полон и стал герой…

После фронта – ВПШ…

Хоть не знал он ни шиша,

Но так лихо матерился,

Врал начальству, суетился,

Что решил тогда народ:

“Этот далеко пойдёт!”

Председатель на планёрке

Вёл беседу об уборке,

Матерился, как всегда,

И в конце сказал: “Беда

К нам нагрянула нежданно:

Кто-то поле топчет. Странно,

Не видать нигде следов,

Надо изловить воров.

Ты, Калина, всех храбрее,

Изловить должон злодея

И примерно наказать.

Будешь поле охранять.

Дам ружьишко, три патрона.

Да смотри, чтоб самогона

Ни с собой, ни до того,

А иначе ты его,

Супостата, враз простишь.

Что ты на меня глядишь,

Как бугай на бугая?

Председатель нынче я.

Ну, а ты колхозный член,

Не киношный супермен,

Неча мне здесь дуру гнать,

Будешь в поле ночевать”.

Тут Калина так взъярился,

Аж при всех заматерился:

“Ты мне глупость не гутарь,

Я – партейный секретарь

И избранник от народа,

А ловить того урода

Не нанялся, вашу мать,

И престиж мой подрывать

Не позволю. Есть райком,

Разберётся он во всём».

Председатель:

“Воду в ступке не толочь,

Караулить будешь в ночь!

Вот такой тебе приказ.

И исчезни с наших глаз”.

Делать нечего. Калина,

День проспавши возле тына,

Наточил топор до звона,

Выпил литр самогона,

Взял ружьишко и топор

И отправился в дозор.

Ночь холодная настала,

Мандража его трепала.

Он из фляжки хлебанул,

Лёг под кустик и уснул.

Утром наш Калина ахнет:

Чем же он так скверно пахнет?

Боже, конскою мочой!

Прибежав скорей домой,

Одежонку поменял,

На планёрку побежал.

Председатель кобры злей:

“Ну, Калина, где злодей,

Где разбойник, супостат?

Я на зорьке аккурат

Объезжал поля верхом.

Тихий ужас там, разгром.

Вот что, главный агроном,

Карьку-мерина седлай,

Ночью поле охраняй.

Дай ему моё ружьишко!

Да смотри, не выпей лишку”.

Фёдор, зря не возражая,

День проспавши у сарая,

Наточил топор до звона,

Выпил литр самогона,

Взял ружьишко и топор,

Сиганул через забор.

И, пригнувшись, без оглядки

Побежал к одной солдатке,

К ней нырнул под одеяло,

Только ночь его видала.

***

Председатель кобры злей:

“Ну, Федотка, где злодей?

Говорит с утра народ,

Ты всю ночку напролёт

С Тонькой Чалой кувыркался,

А под утро пробирался

Огородами домой,

Словно партизан какой.

За такое повеленье

Вызываю на правленье.

Несмотря на аневризму,

Мы тебе там вставим клизму.

У тебя ж выговоров

Как в болоте комаров.

А дурить не прекратишь,

С этой должности слетишь!”

Тут народец возмутился:

“Всё бывает… Оступился…

Все мы здесь не без греха.

А солдатке петуха

Подпустить бы не мешало,

Чтоб парней не развращала…

Или выгнать из села

За подобные дела…

Федька – лучший агроном,

Все достоинства при нём…

Лучше нашей нет пшеницы,

Вон какая колосится”.

Председатель:

“Ладно, Федька, хрен с тобой,

Где сейчас брательник твой?

Хоть дурней он дурака,

Похвали его слегка,

Табаку сыпни осьмушку,

Хлеба белого краюшку

Дай под крепкий самогон, –

Разобьется в доску он.

И любого супостата,

Даже собственного брата

На аркане приведёт…

Во, какой у нас народ!

Эй, зови-ка скотаря!” (Входит Иван.)

Иван:

“Ну, пошто позвали здря?”

Председатель:

“Ты, Ванюшка, лучший скотник

И, вообще, лихой работник.

Объявился некий гад,

Поле топчет всё подряд.

Изловить его бы надо…”

Иван:

“А какая же награда

За такой опасный труд?”

Председатель:

“Что попросишь – все дадут”.

Иван:

“Дай махры, поболе сала,

Самогонки б не мешало,

Ночью знаешь сам – дубак,

Не согреешься никак .

Надо длинную верёвку…

А вора или воровку

Приведу на общий сход,

Чтоб судил его народ”.

Председатель:

“Выдать. Вот ещё ружьё.

Три патрона. Здесь цевьё.

Собирайся в путь-дорогу…

Может, дать тебе подмогу? ”

Иван:

“Нужен зайцу стоп-сигнал?

Кораблю – девятый вал?

Так и мне твоя подмога…

Подремлю в тени немного,

Грамм пятьсот приму на грудь,

Сам управлюсь как-нибудь”.

***

В тёмном небе блещут звёзды,

На дубах чернеют гнёзда,

Пахнет прелью старый стог…

Только заалел восток,

Молвит сторож: ” Что за чудо?

Будто спутник прёт оттуда,

Или вовсе НЛО,

Хвост похож на помело!

Встал Иван, глядит, дивится:

Мчит по небу кобылица.

Кобылица та, что надо,

А за ней столбом торнадо

Прям с корнями рвёт пшеницу

И швыряет на землицу.

Изловчился наш Иван,

Точно бросил свой аркан,

Тот вкруг шеи обмотался,

А конец в руках остался.

Кобылица в облака

Потащила дурака.

Пять часов она летала,

Обессилила, упала.

А Иван, разинув рот,

Сел ей прямо на хребет.

Иван:

“Что, попалась? Поделом.

Счас тебя в колхоз сведём,

Хошь работать, хошь на племя”.

Кобылица:

“Не спеши-ка, дай мне время.

Через месяц аккурат

Я рожу трёх жеребят.

Двух красавцев-удальцов,

Третий – ростом трёх вершков.

Да к тому ж о двух горбах.

Будет он в любых делах

И советчик, и работник…”

Иван:

“Я, конечно, просто скотник,

И с наукой не знаком,

Как брательник – агроном,

Ну, а сказку “Горбунок”

Знаю просто на зубок.

Так и быть, гуляй на воле,

Не топчи колхозно поле,

Жеребят же пригоняй

В тот заброшенный сарай”.

***

Председатель кобры злей:

“Ну, получишь ты чертей…

Жертва тайного аборта. Изловил?”

Иван:

“А как жа. Чёрта.

Рядом с полем, На лугу…

Я согнул его в дугу.

Он завыл, заныл, взмолился.

Мол, бывает, оступился.

Детки… Тёща… Жизнь – беда,

Суп – сплошная лебеда.

Соблазнила, мол, Яга.

Я и сшиб ему рога”.

Председатель:

“Чёрта говоришь?”

Иван:

“Ага. Вот припёр его рога.

Тут отростков тридцать три.

Коль не веришь, – посмотри” (Показывает рога).

Председатель:

“Эко диво, твою мать,

Удалось, значит, поймать?

Ну и где тот Вельзевул?”

Иван:

“В речку, гада, сиганул,

Зарычал и был таков.

Он не страшный без рогов.

Как евнух для царских жён

Никому уж не нужен.

И в аду почти задаром

Будет разве кочегаром.

Так что боле не рычи,

Орден лучше схлопочи”.

***

Был в колхозе кладовщик,

Очень пакостный старик.

Как где что-нибудь крадут,

Старичонка тут как тут,

Отнести домой поможет

И… попутно всех заложит.

Били часто старика,

Подпускали петуха.

Он никак не унимался,

Как-то он по полю шлялся

И в заброшенный сарай

Сунул нос свой невзначай.

Видит, кони вороные,

Гривы в кольца завитые,

Не спеша, жуют овёс.

“Так. Понятно. Будет спрос

С неизвестного ворюги,

Рэкетира и хапуги”.

К председателю домой

Поспешил лазутчик мой.

Перекрестившись на портрет

Мужика преклонных лет,

Уж хотел открыть свой рот,

Председатель как взревет:

“Ты, пошто, больной козёл,

Тут ляригию развёл?

Я – идейный коммунист,

И притом пропагандист.

За ляригию твою

Я тебя в тюрьме сгною!

Что ты вынюхал опять,

Растуды же твою мать!”

Старик:

“Как лояльный гражданин

И примерный семьянин

Я сегодня невзначай

Заглянул в один сарай.

И увидел двух коней…

Ты мне стопочку налей

Для похмелки, для души…

Больно кони хороши.

Молодые, вороные,

Гривы в косы завитые.

Не лошадки – чистый клад.

Их туда какой-то гад

И ворюга заковал”.

Председатель:

“Интересно. Я понял.

Сбрось-ка кепочку свою,

Я те стопочку налью.

(Старик выпивает стоя.)

Получай такой приказ –

Спрячься ночью, и в тот час

Как придёт поить коней,

Поспешай ко мне скорей.

Вот ружьишко и патроны

Для защиты, обороны.

Еж ли что, стреляй меж глаз.

Если выполнишь приказ,

Премируем от правленья”.

Старичок без промедленья

Взял ружьишко, три патрона,

Выбрал место для схорона,

Притаился, начал бдить,

Чтобы вора изловить.

***

Полночь. Полная луна.

Речка вдалеке видна.

Старик: “Это кто же с фонарём

Разгулялся словно днём?»

Ставит вёдра, снял крючок.

Это ж Ванька-дурачок.

Поит, чистит стригунков,

Сыплет зёрна из мешков.

Ну, ворюга, ну, кретин…

Гля, да там ещё один.

Три вершка, о двух горбах,

Станцевал на двух ногах,

Сам играет на гармошке.

Погляжу ещё немножко.

И к Прокопу прямиком,

Мы Ванюху поприжмём.

***

Председатель на правленье

Был суров, на удивленье.

Председатель:

“Завелся в колхозе вор.

Трёх лошадок где-то спёр.

Держит их в пустом сарае,

Вот история какая.

А один, ну просто чудо,

Чем-то схожий на верблюда.

Три вершка, о двух горбах,

Пляшет, гад, на двух ногах

И в гармонь играет лихо.

Что взъярились! Тихо! Тихо!

Да тверёзый я, не пьян!

Председатель (братьям):

“А ворюга – ваш Иван!

Позовите конокрада.

Светит дураку награда –

Где-то до пяти годов

Вместо славы, орденов”.

(Входит Иван.)

Председатель:

“Ну, рассказывай скорей,

Где ты спёр троих коней?”

Иван:

“Так ведь это Вельзевул…

Я его в дугу согнул,

Сшиб два рога топором,

Он очухался. Потом

Предложил взамен полей

Этих самых трёх коней.

Врал, что их в любой момент

Купит лично Президент.

Мол, колхозу будет ссуда…

Тот, похожий на верблюда,

До того умён, паскуда,

От книжонок без ума,

Прочитал всего Дюма,

А таблицу умноженья…”

Председатель:

“Что здесь? Цирк или правленье?

А случаем Вельзевул

Тебе дуру не загнул?

Что решим, честной народ?”

Калина:

“Пусть в столицу их свезёт”.

Федот:

“Да загонит подороже”.

Кладовщик:

“Может, Президент поможет,

Чтобы никакой налог…”

Бухгалтер:

“Чтоб с кредитами помог”.

Инженер:

“Запчастей бы, да семян”.

Федот:

“Слёзно выпроси, Иван”.

Председатель:

“Дуй, Иван, в командировку!”

Иван:

“Дайте денег на обновку.

При сегодняшней одёже

По Кремлю ходить негоже,

Арестуют как бродягу,

В вороночек, и – в тюрягу”.

Председатель:

“Всё получишь. Утром – в путь,

Про наказы не забудь”.

***

Мчится поезд-товарняк,

Разрывая грудью мрак.

А в конце, в пустом вагоне

С коноводом едут кони.

Коновод грызет орешки,

С Горбунком играет в пешки.

Проиграл, подставил лоб,

Горбунок копытом хлоп.

Ванька взвыл, как в марте кот,

Между глаз шишак растет.

Замедляет поезд бег

У слиянья малых рек.

Заскрипели тормоза –

Встал состав. Вдали гроза

Затихает. В темноте,

Где-то так в полуверсте,

Вспыхнул вдруг ярчайший свет

Иван:

«Там гроза, здесь тучек нет.

Ни столбов, ни проводов,

Ни дорог, ни хуторов.

Гля, пропал. Слепит опять.

Как бы это разузнать,

Что же там за идиот

Мне сигналы подает?»

Горбунок:

«Дорогой дружок Ванюша,

Не спеши, меня послушай:

Не ходи на этот свет,

Он тебе немало бед

И несчастий принесет».

Иван:

«Может, леший там живет,

Иль еще какая тварь.

Говорил мне пономарь,

Если черту хвост срубить,

Лет до тыщи можно жить».

Из вагона прыг Иван,

Побежал через бурьян,

Оставляя росный след,

Прямиком на яркий свет.

У куста – присел, дивится:

В трех шагах сидит жар-птица.

Хвост распустит – свет струится,

Хвост сожмет – сплошная тьма.

Иван:

«Как поймать тебя, кума?

Был бы плохонький мешок,

Подлиннее ремешок,

Или старенькая сеть,

Чтобы на тебя надеть».

Подбежал, за крылья хвать.

Бьет когтями, не сдержать.

Боль в руках, ослабил малость,

Ввысь взвилась, перо осталось.

Свет оранжевый струится.

Иван:

«Схороню. Поди, сгодится».

***

Мчится дальше товарняк,

Разрывая грудью мрак.

Третий сон Ивану снится,

Недалече уж столица.

Посреди Тверской-Ямской

Впереди толпы людской

Лошадей Иван ведет,

Удивляется народ:

«Глянь-ка, кони вороные,

Гривы в косы завитые,

Шерсть лоснится, что за стать!

Глянь, малыш пошел плясать.

На гармонике играет

И частушки распевает».

* * *

Вой сирен. Кортеж машин

Чуть не въехал в магазин.

В головной машине – мент,

В третьей слева – президент.

(Генерал подбегает к Ивану).

Генерал:

«По какой-такой нужде

Нарушаешь Пэ-Де-Де?

Глянь, толпу собрал какую?

Я те махом оштрафую,

Иль годочков на пяток

Засажу тебя в острог.

Не ори, ядрена вошь,

Говори, кого везешь?»

«Поручил мне наш колхоз,

Чтоб коней в столицу свез

И продал их президенту.

К настоящему моменту

Я его везу домой,

Так что смойся с глаз долой».

(Подходит президент):

«Что за лай? Беда какая?

Почему толпа большая?

Может быть, какой протест?

Почему закрыл проезд?

Я спешу на уик-энд…»

(Иван падает на колени).

«Не казните, президент,

Наш отец, слуга людей…

Я привез тебе коней.

Может, купишь за кредиты?

Баш на баш и будем квиты».

Президент:

«Покажи товар лицом.

(Премьеру): Чудо кони. Что, берем?»

Премьер: «Сами знаете – бюджет

Дефицитный. Денег нет».

Президент: «На ноябрьской охоте

Снова буду не в почете

У послов великих стран.

(Обращается к Ивану): Как зовут тебя?»

Иван: «Иван».

Президент (Премьеру):

«Выделяй ему кредиты,

Тыщь пятьсот и будем квиты.

Ивану: Будешь конюх лично мой,

И попутно – стремянной».

***

У Кремля живет Иван,

Как паша или султан.

Долго спит и ест на славу,

Пьет с начальством на халяву,

Да к тому ж зарплата в срок.

Только дурню невдомек

То, что бывший стремянной,

Интриган, шпион, изгой,

На него завел досье,

И в него во всей красе

Пишет всякую муру:

Про бахвальство на пиру,

Про недоданный овес

Сочинил большой донос,

Про девчонок из канкана,

Про счета из ресторана.

В общем, вредный компромат

Собирает этот гад.

Как-то личный стремянной

Заступил на пост ночной.

Поит, чистит лошадей

И не знает, что злодей

Как лисица из норы

Наблюдает до поры,

Чтоб пополнить свой навет…

Вдруг погас в конюшне свет.

Иван: «Снова кончился мазут –

Поработать не дают».

Снял картуз, перо достал,

Свет чудесный засиял.

Бывший стремянной:

«Это что же тут творится?

Значит, где-то есть жар-птица?»

Получается, дебил

Эту птицу изловил

И сковал ее до срока.

Будет дураку морока.

И тебе, мой конкурент

Вставит клизму президент.

Спортзал. Утро. Президент и премьер играют в волейбол. Входит бывший стремянной.

Бывший стремянной: «Разрешите обратиться!»

Президент: «Что тебе опять не спится?

На кого пришел клепать,

Растуды же твою мать?»

Бывший стремянной:

«Я, как отставной разведчик,

Не какой-то там наветчик.

И, имея компромат,

Доложить по форме рад.

Значит так, как говорится,

Стремянной поймал жар-птицу.

И народное добро

Видно продал. А перо

Словно молния сверкает

И конюшню освещает.

Кроме прочего… Иван

Как-то был изрядно пьян

И трепал, что Клинтон Бил,

Мол, по дружбе посулил

Для России дать хлебов

Аж на тысячу годов.

Не треплю я, честно слово».

Президент: «Эй, зовите стремянного».

(Приходит Иван).

Президент: «Где жар-птица, молодец?»

Иван: «Не грусти, родной отец…

Когда ехал я в столицу,

Увидал в степи жар-птицу.

Не поймал, попортил малость,

Только вот перо осталось».

Президент: «Доложи-ка, что там Бил

Вам по пьянке говорил?»

Иван: «Обещал отдать пшеницу

Ту, что для скота годится,

И для нас, простых людей».

Президент: «Почему ж ты, лиходей,

Скрыл от нас благую весть?»

Иван: «Заболел, ни встать, ни сесть».

Президент: «Слушай наше повеленье:

Чтобы получить прощенье,

Поезжай-ка в Ленинград.

Сухогрузы там стоят

И ржавеют у причала.

Собери их для начала,

Подзаправь, возьми валюту.

Да порыскай там повсюду,

Сверх пшеницы дармовой

Прикупи не дорогой.

А не выполнишь заданье –

Я те прочим в назиданье

Расстреляю без суда.

Как вернешься ты сюда,

То изловишь ту жар-птицу

И доставишь к нам в столицу.

И исчезни с глаз долой!»

Зарыдал Ванюша мой

И пошел на сеновал,

Где конек Ферми читал.

Конек: «Что, Иван, не весел, хмур?»

«Этот старый самодур

За пшеницей в Штаты шлет».

Конек: «Знал я, друже, наперед,

Что беда с тобой случится

Из-за этой жаро-птицы.

Я с тобой отправлюсь в путь,

Помогу хоть чем-нибудь.

Я уменьшусь раза в три,

Спрячь меня в ларец. Смотри,

Чтоб он был всегда с собой,

Когда нужно, чуть открой,

Дам тебе любой совет

И спасу от разных бед».

***

В темном небе звезды блещут,

В океане волны плещут,

Не смолкает чаек крик,

Показался материк.

Вот и Статуя Свободы.

По заливу пароходы

Во все стороны плывут

И причалить не дают.

Пришвартована армада

Там, где надо, где не надо.

И погожим летним днем

Едет Ванька в Белый дом.

(Приемная президента США. Из кабинета выходит Бил Клинтон).

Билл: «А, Иван, здоров, здоров.

Как добрался?»

Иван: «Без штормов».

Билл: «Проходи-ка, гостем будь…

Примешь сотню грамм на грудь».

(Крышка ларца, до этого прикрытая, падает).

Иван: «Да, оно, конечно, можно,

Только очень осторожно.

Я как будто дипломат,

Вдруг что ляпну невпопад

И не выполню заданья,

Несмотря на все старанья».

Билл: «Хочешь виски, хочешь ром,

Хочешь с тоником, со льдом?»

Иван: «Лей по-русски, до краев,

Безо всяких ваших льдов…» (Выпивает, нюхает кулак, вытирает губы рукавом).

Билл: «Как здоровье президента?»

Иван: «Для текущего момента

Президент здоров как бык…

Не гляди, что он старик.

Ночью пьет и жрет, как вол,

Днем играет в волейбол…»

«С кем играет?»

Иван: «Да, с премьером,

С этим толстым кавалером.

Сочинил какой-то шок…

Ум, конечно, не порок,

Только от идеи этой

Неча жрать, хоть волком вой». (Спохватывается, приоткрывает крышку ларца, слушает, что говорит горбунок.)

Билл: «За какой такой нуждой,

К нам приехал, дорогой?»

Иван: «Понимаете ли, сэр,

Был когда-то СССР.

В нем полей было не мало,

Урожая всем хватало.

А теперь Россия-мать

Хлеба стала собирать

Втрое меньше, чем когда-то.

А людишек многовато

В ближних странах.

Скопом к нам в Россию прут.

Помнишь, как-то на пиру

В понедельник, поутру,

Обещал отдать пшеницу

Ту, что для скота годится

И для нас, простых людей.

Будь же другом, не жалей».

«Забирай, причем бесплатно».

Иван: «Для селян. Как друг».

Билл: «Да, задача, так задача.

Мы заем берем с отдачей…

Понимаешь, дело в чем –

Мы пшеницу продаем.

Коль подписан договор,

Существует уговор –

Не поставил все, что надо,

Скажем сталь, буренок стадо,

Оштрафуют, обдерут

Через европейский суд.

А у нас договоров

Как в болоте комаров».

Иван: «А за деньги?»

Билл: «Не могу,

Хоть согни меня в дугу».

Иван: «Слушай, Клинтон, слушай Билл,

Ты тут много говорил.

Я скажу ответну речь,

Ты мне лучше не перечь.

У тебя в стране пшеница

Аж до неба колосится,

И соломы, и зерна

В ваших штатах до хрена.

Говорил мне президент,

Что у нас в любой момент

Голодающий народ

Вновь оружию возьмет,

До беды дойдет, до горя,

Хлеба нет, а водки – море

Слышал байку я одну,

Будто в прошлую войну

Без закуски пили водку

И порвали немцу глотку,

Озверели и – ура!

Так вот эта немчура

До того уры боялась,

Что без боя в плен сдавалась.

Нам сподручней воевать,

Когда вовсе неча жрать.

Наши бравые солдаты

Разнесут к ядреней Штаты

И возьмут тебя в полон,

Им до фени твой ООН

И какой-то там Совет.

Продавай, а коли нет,

Разверну свою армаду,

Прямиком уйду в Канаду,

Там пшеницу продадут

Аж по доллару за пуд.

Президент сказал: “Зэр гуд!”

(Клинтон говорил по-шведски,

Знал два слова по-турецки.)

«Загружай свою эскадру,

Вот бы мне такую кадру

Губернатором в Техас.

Дурачина – экстракласс,

Против наших мудрецов

Лучше нету дураков».

***

В окияне волны плещут,

А матросы водку хлещут.

Наш Иван под мачтой спит.

Просыпается, глядит –

В окияне рыба-кит,

А на нем село стоит.

А пшеница-то, пшеница

Словно море колосится.

Иван: «Добрый будет урожай.

Эй, команда, не зевай!

На буксир берем кита,

Тут пшеницы до черта.

В Дарданеллах я продам,

За пять лет зарплаты дам».

Пароход гудит натужно,

Тащит трос команда дружно.

Обмотали мигом хвост.

“Самый полный! Курс – норд-ост».

* * *

В темном небе звезды блещут,

В окияне волны плещут.

Показались Дарданеллы

Справа, слева – город белый.

Поглазеть на чуду-юду

Поспешают отовсюду…

Сам султан разинул рот:

“Это что ж на нем растет?”

Говорит Иван: “Пшеница!”

Султан: «А на что ж она сгодится?»

Иван: «На крупу, иль на спагетти».

Ох, и турки, турки эти…

Султан: «Продаешь?»

Иван: «А что, продам

Я тебе этот бедлам».

Султан: «Я тебе за весь бедлам

Десять тыщ долларов дам».

Иван: «Ты мне глупость не гутарь…

Хоть ты важный, хоть ты царь.

В твоих краях пшеница

Сей не сей – не уродится».

Султан: «В общем, сколько хочешь взять?»

Иван: «Миллионов сорок пять.

За нее хоть где дадут

Сотню долларов за пуд».

Султан: «Ладно, Ванька, по рукам.

Забираю твой бедлам.

А тебе в придачу дам

Симпатичную девицу –

Шамаханскую царицу,

Сто двенадцатую дочь.

Ты, Иванушка, не прочь

Моим зятем объявиться?»

«Ну, жениться, так жениться…

Только ты, султан-отец,

Ты построй-ка нам дворец.

Не в Москве, в селенье нашем,

Там, где мы землицу пашем.

Я ж теперь персона-грата,

Мне хатенка маловата.

Где мне свадебку играть,

Принцев, графов принимать?

Президентов, королей,

Так что денег не жалей!»

Султан: Будет молодым дворец.

Забирай вон тот ларец

Очень хитрого устройства,

Удивительного свойства.

Тут нажмешь, и в тот же миг

Появляется старик.

Здоровенный мудрый джинн,

Он построит все один.

А народишко с кита

Не получит ни черта.

Каждый третий – террорист

Или на руку не чист.

Прикажи их взять в полон,

Или скопом – за кордон.

Ну, а эту чуду-юду

Прогоняй скорей отсюда.

Пусть откроет шире рот,

На свободу пустит флот.

Плавал, гад, среди морей,

Наглотался кораблей,

А на них – одни пираты,

Мародеры, супостаты.

Вообще, лихой народ,

Клинтон их к себе возьмет

В свой седьмой военный флот».

Султан: «Будет, Ваня, посему…

Поезжай в свою страну

Обживешься, я приеду

В понедельник или в среду.

Обними меня, прощай,

Да смотри, не обижай

Шамаханскую царицу.

* * *

В Черном море волны плещут,

Все с получки водку хлещут.

Офицеры пьют коньяк,

Под столом лежит дурак.

Просыпается, глядит:

“Это кто же там спешит?”

Катер белый, синий тент.

За штурвалом – президент.

Матерится, что твой мент.

Президент: «Где ты шлялся, гад, полгода.

Аль не жаль тебе народа!

Разнесчастный мой народ

Горький хрен без соли жрет…»

Иван: «Мы там тоже как Цюрупа

Наедались не до пупа.

Капитан стоит едва,

На штурвале голова.

Вишь, матросиков качает,

Кок идет, ванты хватает.

А вон тот патлатый черт

Третий раз летит за борт.

Да не пил он ентот ром,

Парень тронулся умом.

Старший боцман с голодухи

Откусил у кэпа ухи.

Видишь, морда вся в крови,

Так что шибко не реви.

Дам команду, пароходы

Враз уйдут в нейтральны воды,

А торпедны катера не догонят ни хрена.

Притупились у причала,

Ржа до самых мачт сожрала,

Нет горючки на линкоре,

Так на чем ты выйдешь в море?

Только полный идиот

Мог сгубить великий флот.

Мне здесь нечего терять –

Я теперь султанов зять

И вообще – персона грата.

Материться, как когда-то,

Не позволю, отвыкай.

Лучше-ка команду дай –

Пусть оркестр туш играет

И меня с женой встречает».

Президент: «Ладно, заключаем мир.

Вас с женой зову на пир.

Хоть явился ты не в срок,

Дам в награду орденок».

* * *

Пришвартована армада

Там, где надо, где не надо.

Расступается народ,

Наш Иван жену везет.

Вслед за ним – арап-детина.

Иван: «Тю, гляди-ка, брат Калина…

Бросил, значит, на колхоз?»

Калина: «Надоел мне ваш навоз,

Я теперь, браток, аграрий,

Убежденный карбонарий.

Цель у партии одна,

Чтоб крестьянам ни хрена:

Ни землицы, ни деньжат.

Пусть колхоз свой сторожат.

Говорят, что Клинтон Бил

На Таймыре прикупил

Тыщу га родной землицы,

Там надумал поселиться

И выращивать кокос…

Мы – правительству запрос:

“По какому это праву

Распродали всю державу?»

Иван: «На Чукотке, говорят,

Уж сажают виноград.

Итальянцы из Палермы

Раскупают землю, стервы».

Ты, братуха, если хошь,

Я тебя, ядрена вошь,

Хоть сейчас возьму в ЦК.

Будешь там за дурака,

Как Володька Жириновский,

Дам оклад тебе цековский”.

Иван: «Брось, Калина, дуру гнать,

Я теперь султанов зять.

В жены взял его девицу –

Шамаханскую царицу,

Сто двенадцатую дочь.

Ты должон семье помочь,

Забирай вон тот ларец,

Дуй в деревню, строй дворец.

Строить будешь не один.

В нем живет громадный джин.

Называй его Хоттаб.

Он – строитель, вечный раб.

Да смотри, чтобы старик

К самогону не привык,

Загуляет, аккурат,

И не сделает наряд.

В том ларце лежат доллары,

И закончим тары-бары.

А на партию твою

Как крестьянин, я плюю.

Только землю нам дадут,

Будет ей большой капут.

А друзья из агропрома,

У которых не все дома,

Вступят, скажем, в комсомол,

Иль в движенье “Мукомол”.

Им куда бы ни вступать,

Лишь бы землю не пахать.

* * *

Отгуляли на пиру…

В понедельник, поутру,

Президентский самолет

Курс на стольный град берет.

(В салоне сидят президент и Иван).

Президент: «Слышь, Иван, не будет шуму,

Коль тебя назначим в Думу?»

Иван: «Не, не надо назначать,

Я привыкший дома спать.

Сам подумай, на хрена

Эта Дума нам нужна.

В ней – одни Наполеоны…»

Президент: «Но пойми, нужны законы

Для тебя, державы всей,

Для консенсуса властей…»

Иван: «Хоть пиши их, не пиши,

Нам от них – одни шиши.

Если ты людям не враг,

Разгони этот бардак.

А зюгановскую рать

Аж в три шеи надо гнать.

Если встанут у руля,

Во потеха будет, бля…

Будут строить коммунизму,

А народу вставят клизму.

В перву очередь тебе –

Всенародной голове.

Демократия тогда

Для народа не беда,

Когда я и ты, и он

Точно знаем, что закон

(По латински значит – дура).

Три креста и три аллюра.

Будь ты пан или батрак –

Провинился, марш в ГУЛАГ.

Если кто-то на мозоль

Наступил мне, то изволь,

Защити меня сполна

Без деньжат и без вина.

А в России тот лишь прав,

У кого поболе прав.

Кто ворует – на коне,

Не умеет – в бороне».

Президент: «До чего же ты вредён,

Все твердишь: закон, закон.

На тебя есть компромат.

Ты в деревне, говорят,

Воровал муку мешками,

Пропивал ее с дружками.

На тебя лежит донос

Про недоданный овес,

Про счета из ресторана,

Про девчонок из канкана.

Кто похитил чуду-юду

И таскал его повсюду.

Не за свой, казенный счет?

Ну-ка, братец, отвечай –

Сколько взял за каждый пуд,

Ты, бандюга, вор и плут?»

Иван: «Почему крадет народ?

Он для вас – рабочий скот.

Если недра, лес, жнивье –

Все мое и не мое.

И от этого жнивья

Мне не светит ни х….

Буду я с утра до ночи

Без разгиба пни ворочать,

И дышать, разинув рот,

Как последний идиот?

Буду я блюсти законы,

Коль везде одни препоны

От чиновничьей шпаны,

На троих братов – пиджак?

Вот пошто у нас бардак.

На своей родной землице

Буду я как вол трудиться,

И налог тебе отдам,

И пожертвую на храм,

И убогим дам полушку.

Мы тогда с тобой друг-дружку

Будем чтить и уважать,

А чиновничая рать

Будет место свое знать.

Из своей казны крадет

Только полный идиот.

Коль во всю ворует власть

То и нам не грех украсть.

Я тащил муку мешками,

Пропивал ее с дружками.

Я похитил чуду-юду

И таскал ее повсюду

Не за свой, казенный счет.

Пусть простит меня народ.

Я матросам дал зарплату,

Ведь они ж не виноваты,

Что в стране твоей бардак

Не наладится никак.

Я сумел за чуду взять

Миллионов сорок пять.

И отдал в военный флот

Он же у тебя гниет.

Мрут матросы с голодухи,

До какой же ты разрухи

Мать Россиюшку довел,

Это – все твой волейбол

Да ночные кутежи…

А бесхозный этот кит

Пусть меня благодарит –

Я ему свободу дал.

Сотню лет держал людей

Он в утробушке своей».

Президент: «Стоп, давай заключим мир,

Ты теперь для всех кумир.

Хошь министром? Хошь Газпром?

Для тебя всегда найдем

Очень теплое местечко».

Иван: «Я – дурак, но не овечка,

Чтоб меня куда-то гнать.

Я привык спокойно спать.

Обещал Султан – отец

Возвести большой дворец.

В нем с царицею своей

Буду жить среди людей».

Президент: «Черт с тобой, живи, где хошь.

Наш народец не поймешь.

Хочешь лучше, он бунтует,

Хуже сделаешь, плутует.

Украдет, бежит в кабак.

Не держава, а бардак

Как считаешь, почему?»

Иван: «Вона-а, я тя не пойму,

Президент, а глуп как пень,

Тень наводишь на плетень.

Да, хлебнула Русь сполна.

Тыщалетняя война

Против нас, крестьян, ведется,

А народ все гнется, гнется,

Не сломается никак.

Будет срок, Иван дурак

Сядет сам на царский трон.

И тогда мы твой закон

Распоганою метлой

Из избы, как сор – долой».

Бывший личный стремянной –

Интриган, стукач, изгой,

Примечает: президент,

Улучив любой момент,

На обед зовет девицу,

Шамаханскую царицу.

Когда дома нет Ивана,

Дарит серьги из гохрана,

Жемчуг, кольца, серебро.

Сед как лунь, а бес – в ребро…

Значит, можно без изъяна

Извести теперь Ивана.

Нужный случай подождать, К черту в логово послать За какой-нибудь нуждой, Чтоб сожрали его черти В преисподней коловерти.

И хозяин будет рад

Отослать ворюгу в ад,

Чтобы с дочерью Султана

Кувыркаться без обмана.

Как-то на большом пиру

Он понес свою муру:

«Стремянной у Вас в почете,

А того вы не сечете,

Подтвердит весь ваш бомонд,

Что он вхож в валютный фонд.

Может долларов достать

Миллиардов этак пять

Без единова процента

Для текущего момента.

Этот дурень – просто клад».

Президент:

«Где скрывался этот гад?

Отыскать! Схватить! Привесть!

(Охранники вытаскивают в зал побитого Ивана)

Снова скрыл благую весть?

Утверждает мой бомонд,

Что ты вхож в валютный фонд.

Можешь запросто достать

Миллиардов (обращается к премьеру:) Сколько?»

Премьер: «….пять».

Иван: «Дык, по пьяни дело было».

Президент: «Вот что, ты, свиное рыло,

Забирай весь мой бомонд,

Поезжай в валютный фонд…

Без долларов не вертайся,

Не возьмешь – в каньон бросайся,

Или сделай харакири

В своей матушке-Сибири».

Иван: «А достану, дашь отставку?»

Президент: (министру внутренних дел)

«Убери эту козявку…»

(Быв. стремянному): «Ты поедешь контролером.

Проследи за этим вором,

Чтоб не убежал в Китай».

«Ясно?»

«Ясно…»

«Выполняй».

* * *

Фонд шумит, как зверь сохатый.

Пятый день идут дебаты,

Кого вообще взашей прогнать –

Старый долг висит, как гиря…

Говорит советник Спиря:

«Дам тебе один совет…

Положительный ответ

Будет, но пообещай

Мимоходом, невзначай

То, чего в природе нет,

Или водится, но редко.

Скажем, древняя монетка,

Или Ноевый ковчег».

«Не забуду тебя век,

Ну, спасибо, отслужу…

Я жар-птицу заложу».

Председатель: «Мы здесь слышали не раз

Про страдания народа,

Мол, засуха, непогода

Погубили урожай.

Только слышим: дай, да дай,

Но всему же есть предел.

Ты, посланец, обнаглел…

Просишь миллиардов пять,

А ты знаешь, где их взять?

Покажи карман бездонный…

Своей ложью беспардонной

Всех шокировал, дружок…

У тебя хоть есть залог?

Нет, ни нефть и не алмазы,

Ни таблетки от проказы,

А такое, чтоб оно,

Завсегда было нужно».

Иван: «Есть, конечно, жаро-птица».

Председатель: «Жаро-птица? Что за чушь!»

Иван: «Когда я заехал в глушь,

Где вобще селенья нет…

Увидал чудесный свет

Лучше райского. Струится…

Изловить хотел… ту птицу…

Не поймал, попортил малость,

Лишь одно перо осталось.

Эта самая жар-птица

Для науки пригодится.

Изучить ее чуток,

Да понять, а где в ней толк,

И использовать как ГЭС.

Так технический прогресс

Враз шагнет в небесну даль…

Мне ее, конечно, жаль

Задарма дать конкуренту.

Но, к текущему моменту,

Очень бедствует страна,

И валюта нам нужна.

Принародно говорю –

Птица будет к сентябрю».

Председатель: «Ну, и где эта жар-птица?»

Иван: «Разузнаю, где гнездится,

И поймаю, дайте срок.

Из волшебной тонкой пряжи,

Мы ее в деревне свяжем.

Эту пряжу подарил

Мне знакомый некрофил».

Председатель: «Что, поверим?»

Все: «Никогда!

Пусть везет ее сюда,

Иль представит хоть перо…»

Советник: «Ваньке выпало зеро…»

Иван: «Попрошу задернуть шторы,

Прекратить все разговоры.

Я сейчас в один момент

Проведу эксперимент».

Вмиг перо Иван достал,

Свет чудесный засиял.

Все исчезло: купол, стены.

И такие перемены

Все увидели вокруг:

Запестрел цветами луг,

В небе – радуга-дуга,

А над ней летит Яга.

Скачут три богатыря,

Старец ждет поводыря,

Царь-Кощей за самоваром.

Иван: «Хватит развлекаться даром!

(Закрывает крышку ларца, виденье исчезает)

Так каков же ваш ответ?»

Председатель: «Может, кто-то скажет «нет»?

Вот так чудо… В наш-то век…

Что, выписываем чек?

И еще, скажу я вам…»

Все: «Все понятно… Одобрям».

* * *

Мчит по небу самолет,

Весь народ Ивана ждет.

А Иван грызет орешки,

С Горбунком играет в пешки.

* * *

Глушь… Сибирское село…

Утро… Только расцвело…

Пастушок погнал овец…

У реки стоит дворец…

Башни. Башенки. Фасады,

Райский сад. Колонн громады.

В центре сада бьет фонтан,

У фонтана спит Иван.

Просыпается, ворчит:

“Это что так тарахтит?”

Приземлился вертолет,

Президента черт несет.

Даже в месяц мой медовый

Не отстанет хрен моржовый.

Прилетел, подлец, не зря,

Вновь погонит за моря

За какой-нибудь мукой

(Подходит президент в сопровождении спецназа)

«Я теперь не стремянной,

Удалился на покой.

Взял бессрочную отставку.

И гонять меня, как шавку,

Не позволю, надоел.

На хрен ты сюда летел?

Испугал моих овечек».

Президент: «Ты – ничтожный человечек!

На тебя пришел донос…»

Иван: «Про недоданный овес?

Иль опять про чуду-юду?

Прогони эту паскуду,

Стремянного своего».

Президент: «Я приехал вот чего.

Помнишь, ты в валютном фонде

Обещал при всем бомонде

Жаро-птицу за кредит.

Где та птица, паразит?

Международный суд грозит

Описать мой Кремль и дачу».

Иван: «Пусть опишет, не заплачу.

Забирай свою мадам,

Приезжай, квартиру дам.

Хоть во флигеле, хоть там.

(Показывает на деревню за рекой)

Вместе, знаешь, веселее».

Президент: «Не послушаешь, спецназ

Всадит пулю промеж глаз.

А красавицу-девицу,

Шамаханскую царицу –

Сто двенадцатую дочь

Им отдам на целу ночь».

Иван: «Стоп! Согласен!

Эй, Хоттаб,

Едешь с нами, вечный раб.

Где дружок мой Горбунок?»

Хоттаб: «Пишет книгу про Восток.

Третью ночь не спит бедняга».

Иван: «Раз такая передряга,

Всем собраться.

Через час повезут в столицу нас».

* * *

Мчит по небу самолет…

Президент: «Ну, попал ты в переплет…

Ты хоть знаешь, где жар-птица

Проживает и гнездится?

Что молчишь, давай ответ

Может, ее вовсе нет…

А перо подделал Хмырь…»

Иван: «Плохо знаешь ты Сибирь.

В наших девственных лесах,

На распадках, на лугах

Созревает в нужный срок

Чудо-травка. Порошок

Из нее приготовляют,

Им людей омоложают.

Диво-дивное она,

Но дорога к ней длинна.

Где – на лодке, где – пешком,

Где – на лошади верхом…

А владеют травкой сей

Бабка Ешка да Кощей.

Что касаемо жар-птицы,

Она рядышком гнездится».

Премьер: «Ты пошто, больной дебил,

От правительства укрыл

Этот антиквариат?»

Иван: «Так в народе говорят,

Кто ее достать пытался,

Тот домой не возвращался.

У Кощея и Яги В вечном рабстве…»

Премьер: «Помоги достать эту траву –

Я ведь стар уже, в долгу

Не останусь, честно слово…»

Говорит Иван сурово:

«Хватит мне одной жар-птицы.

Тебе поздно молодиться…

Стар ли, молод – толку нет…»

Премьер: «Окончательный ответ?

Иль подумаешь чуток?

Ну, так слушай, мой дружок.

Коль застрянешь в тех краях,

Твое дело будет швах.

Я Кощея и Ягу

Бомбой атомной сожгу,

Будь ты даже сверхсвятой,

Не уйдешь от бомбы той. Понял?»

«Понял…»

«Исполняй!»

«Ты мне твердо обещай».

«Что?»

«Что я в последний раз

Исполняю твой приказ».

Премьер: «Абгемахт, что значит – да!

В путь-дорогу, господа».

* * *

На ковре на самолете,

Хуже, чем на вертолете,

Джин, Иван и Горбунок

Чешут прямо на восток

Иван – Хоттабычу:

«Тормози у той горы,

У Кощеевой норы,

У избы на трех ногах,

Где бельишко на шестах.

Да полегче, не убей».

Говорит Хоттаб: “О кэй!”

Приземлился наш ковер.

Баба Яга: «Эт кого же черт припер?

Долго не было гостей…»

Иван: «Ты с устатку нам налей,

Покорми, да дай поспать,

Тогда будешь поспрошать».

Баба Яга: «Ешьте, пейте, вечерком

Погутарим вчетвером.

(Вечер. Садится солнце. Ухает филин, От реки по лугу плывут рваные клочья тумана. За столом Баба Яга, Иван, Хоттаб, Горбунок).

Баба Яга: «Это кто ж твои друзья?

Не знакома с ними я».

Иван: «Это ж надо так отстать…

Сказки надобно читать.

Это – джин, что жил в бутылке.

Ты мне брось свои ухмылки.

Ты в тайге тут прозябаешь,

Сказки вовсе не читаешь.

Горбунок – волшебный конь.

С ним – хоть в воду, хоть в огонь».

Баба Яга: «А признайся, где ты спер

Этот редкостный ковер,

Что летает без мотора?»

Иван: «Ну, и бабка, ну, умора.

У тебя таких ковров,

Как в болоте комаров.

Ты их что сама соткала?»

Баба Яга: «Если честно, воровала».

Иван: «Я такой же как и ты».

Баба Яга: «Ладно, хватит темноты.

Заявился? А зачем?

Я ж тебя, как птаху, съем,

Или в рабство обращу».

Иван: «Чудо-травку я ищу…»

Баба Яга: «А зачем тебе, Ванек,

Молодильный порошок?

Баба что ли разлюбила,

Иль пропала секса сила?»

Иван: «Наш правитель очень стар,

Хочет выпить тот нектар,

Чтобы молодым опять

Всем народом управлять».

Баба Яга: «Ясно. Этот порошок

Просто так не дам, милок.

Его надо заслужить

Или бабку обхитрить».

Иван: «Ну, а служба-то какая?»

Баба Яга: «Лес от края и до края

Посрубаешь в данный срок

И получишь порошок».

Иван: «Что я – полный идиот?

Здесь работы не на год.

Его рубишь, он растет.

Кабала на двести лет».

Баба Яга: «И каков же твой ответ?»

Иван: «Слушай, бабушка Яга,

Мы устоим здесь бега –

Ты – на ступе, я пешком,

Где в полшага, где бегом.

Кто быстрей до той горы,

До кощеевой норы

Пробежит туда-обратно,

Тот и выиграл. Понятно?»

Баба Яга: «Проиграешь, мил дружок,

В ступке у меня – движок.

Мощность – сто нечистых сил,

Друг мой Коша подарил.

Правда, что-то задымил,

Кольца б надо поменять,

Только где их нынче взять?»

Иван: Первым – я, зелье – мое,

Проиграю – все твое:

Воля, дом, жена, друзья.

Можешь забирать в зятья –

У тебя ведь сохнет дочь…»

Баба Яга: «Я согласна. Я не прочь».

Иван (шепчет Хоттабычу):

«Стань невидимым, браток,

Да подпорти ей движок.

В бак насыпь-ка рафинада –

Обогнать старуху надо.

(Обращается к Горбунку):

Уменьшайся, Горбунок,

Лезь в ширинку, между ног.

Будет финиш – обгоняй,

Да смотри, не оплошай.

Эта дрянь хитра, как лис.

Дуй вовсю, не осрамись».

(Баба Яга влезает в ступу, запускает двигатель, кричит):

«У меня такой азарт..!

Эй, чертенок, дай-ка старт.

Хлопни вверх с гранатомета…

Ваньк, смотри, вон там – болото».

Юркий черт стреляет ввысь –

Ванька с бабкой понеслись!

Горбунок поднял Ивана

По тропинке вдоль бурьяна,

Чтоб не видно было ног,

Вслед за ступкой поволок.

Бабка мчит во весь опор,

Вдруг пошел вразнос мотор,

Застрелял, чихнул, заглох,

Ступка с бабкой свечкой – в мох,

С ревом грохнулась в болото.

Но помог ей, видно, кто-то –

Пулей вверх, по кочкам скачет.

Вот гора уже маячит.

Бабка фору не дает,

На два корпуса вперед

Обошла уж Горбунка.

Царь Кощей, хмельной слегка,

Засвистел в разбойный свист,

Полетел с деревьев лист.

“Эх, ходи, ходи сама…

Ставлю на тебя, кума,

То яйцо, что в сундуке,

На молоденьком дубке…

Проиграешь, мне – капут…”

Говорит Иван: “Зэр гут!

Сдохнешь, наконец…»

И тут Горбунок, как метеор,

Первым к финишу припер.

Баба Яга: «Повезло тебе, милок,

А меня подвел движок –

Разлетелся по частям.

Порошок тебе я дам.

Просьба у меня одна:

Выпей сладкого вина,

Задержись хотя б на ночь,

Огуляешь мою дочь…

Мне бы внучку или внука…

Жизнь без них – сплошная скука.

Лет уж сто в округе всей

Я не видела парней.

Дочь без секса как горилла,

Мать едва не удавила.

Иван: «А Кощей?»

Баба Яга: «Он ей – отец.

Сотню лет уже, подлец,

Нам не платит алименты».

Иван: «Мне такие сантименты

Как зайчишке стоп-сигнал.

Я тебя ведь обогнал,

Так гони свой порошок».

Баба Яга: «Вот он, забирай, дружок…

Дочь томится… А награда…»

Иван: «Отвяжися… Больно надо

Обнимать сплошной скелет…

Эй, Кощей, паршивый дед,

Притащи-ка сундучок,

Раз попался на крючок.

Да не хнычь ты, не реви…

Нонче добрый я, живи…

(Открывает сундук)

Так, ревизию начнем.

У тебя здесь все вверх дном.

Сколько злата, серебра

И заморского добра!

Ты пошто, больной дебил,

Алименты не платил?

Забирай алмаз, Яга.

Что, в расчете вы?»

Баба Яга: «Ага!»

Иван: «Вот яйцо на седьмом донце,

В нем игла блестит на солнце.

Кощею:

Значит так, бери мешок,

Жми все время на восток.

У слиянья малых рек

Есть лужок. Сиди хоть век,

Но жар-птицу отыщи

И в столицу притащи.

Срок не более недели».

* * *

Только петухи пропели,

Все уселись на ковер,

Помчались во весь опор.

Горбунок: «Погляди, Ванюша, вниз –

Кто-то на скале повис.

За спиной большой мешок,

Хвост жар-птицы промеж ног».

Иван: «Вот пройдоха – Вечный Жид

Жизнью подлой дорожит…

Постарался, молодец…»

Горбунок: «Ждет прощения подлец.

Не давай ему яйцо…»

Хоттаб: «Вот волшебное кольцо.

Подарил приятель джин…

От него этот кретин

Будет сонным, как сурок».

(Ковер-самолет садится у скалы)

Иван – Кощею: «Ну-ка, подавай мешок».

Кощей: «Друг… Ванюша… Дай яйцо…

Заслужил ведь…»

Иван: «Вот кольцо… Дай-ка палец,

В самый раз.

Слушай, Коша, мой приказ:

Отправляйся к бабке Ешке

По проселочной дорожке,

Да женись на ней скорей.

До свиданица, Кощей».

Горбунку:

«Время отдавать должок.

Отдадим этот мешок

За кредит в валютный фонд.

И прощай на век бомонд.

У большого водопада

Там, где надо, где не надо

Целый день торчит народ.

Глупый, даже не поймет,

А кого иль что здесь ждет.

По толпе гуляют слухи:

«Слышал, Петька, две старухи

Будто сделают стриптиз,

А опосля прыгнут вниз

Прям в бурчило, где русалки…»

«Тьфу, залил с утра моргалки

И болтаешь, парень, зря.

Тридцать три богатыря

Выйдут на берег. ООН

Записал их всех в ОМОН.

Распоясались талибы».

«За такие перегибы

Ты в Матросской тишине

Удавился б на ремне

После третьего допроса».

«Ищешь тему для доноса?

Братцы, среди нас стукач».

«Ты, Матвеевна, не плачь,

Отменили страшный суд…»

«Говорят, что Голливуд

Порнофильм снимает тут.

Набирают для массовки,

Видишь, девки-шалашовки

Охмуряют режиссера».

«Ах, ты, гад! Держите вора…»

«Где? – Куда? – А сколько спер?»

«Ну, наглеет нынче вор…

Прямо среди бела дня…»

«Что ты щупаешь меня?

Я – вдова, а не путана…»

«Говорят,… казнят Ивана,

Тело бросят в водопад.

На него донес тот гад,

Бывший личный стремянной,

Интриган, шпион, изгой»…

* * *

Вой сирен и блеск мигалок,

Словно ветром сдуло галок.

Шум утих в один момент,

Из машины президент

Вышел. Свита суетится.

«Как бы нам не засветиться,

Поспешим, дружок, домой…»

(Президент берет микрофон, обращается с речью к толпе):

«Слушай нас, народ честной,

Хоть я и не очень стар,

Пью целебнейший нектар,

Но в трудах и суете

Стали силы уж не те.

Чтобы править третий срок,

Молодильный порошок

Прописали доктора.

Был консилиум вчера.

Мне достал его Иван

И привез из дальних стран.

По делам ему и честь,

Только заковырка есть –

Чтобы возвращалась сила,

Нужно прыгнуть мне в бурчило.

Не стесняясь, признаюсь,

Жутко высоты боюсь.

(Подходит к краю водопада, спрашивает у Ивана):

В воду только головой?»

Иван: «Точно так, правитель мой».

Президент: «Ну, а коль не пофартит,

Если в воду угодит

Не башка, а скажем, жопа?

Просмеет меня Европа,

Растеряю весь престиж…

(Обращается к министру иностранных дел) Отменяй визит в Париж.

(Плачет навзрыд) Ухожу от вас… В отставку…

Эту колдовскую травку

Забери, Иван, к чертям.

Если хочешь, выпей сам.

Указывая на Ивана:

Мой приемник!»

Народ: «Одобряяям! Изберем единогласно,

Если ты, Ванюх, согласный.

Ты ведь нашенских кровей…

Правь Россией, не робей».

(Иван кланяется на все четыре стороны, берет микрофон):

«Тронут, други, я до слез,

Но поговорим всерьез.

Наш Господь от мирозданья

Всем назначил испытанья

Рабством, голодом, нуждой,

Властью, славой всеземной,

Неожиданным богатством,

Верностью, любовью, братством.

А когда придет конец,

Подведет итог Творец.

Был безгрешным – получай

Лучший приз – путевку в рай.

Сдал на двойки все подряд,

Поспешай галопом в ад.

Вы решили дать мне власть,

Чтоб натешился ей всласть.

Не стесняясь, говорю:

Я такое натворю,

Что еще годочков двести

Будем мы стоять на месте

Или пятиться назад.

Власть, друзья, бесценный клад,

Деликатнейшая штука,

И особая наука

В обращеньи с ней нужна.

За правителем – страна

И народ, какой ни есть.

Власть – обязанность и честь,

И служение до гроба,

Власть – экзамен высшей пробы.

Говорю открыто вам,

Я экзамен тот не сдам.

Я не глуп и не умен,

Я – Иван со всех сторон.

Только в сказках дураки

Водят армии, полки,

Побеждают без науки,

Служат волки им да щуки,

И при них простой народ

Без труда как царь живет.

Сказка – небыль, сон, мечта,

Жизнь – сплошная маета.

Как говаривали встарь,

В ней ты – бог и раб, и царь.

Благодарствую за честь…

Пусть я глуп, но совесть есть…

Выпить я большой любитель

В общем, скотник, не правитель,

Низко кланяюся вам,

Расходитесь по домам».

* * *

ЭПИЛОГ

Сердцу милые друзья!

Распрощаюсь с вами я.

Очень грустно расставаться,

Ну, да надо закругляться.

Вот что пишет председатель,

Собутыльник и приятель:

“Главный наш герой – народ,

Хлеб жует да чудо ждет.

И надеется, но – зря

На хорошего царя.

Хоть проси, хоть не проси,

Нет их на святой Руси…

Ванька с одряхлевшим батей

Проживает в старой хате.

Пьяный плачет и орет.

А дворец его на хаты

Растащил зимой народ.

Перессорился с друзьями,

Вновь на ферме скоторит…

Брат Калина на Майями

С депутатами кутит.

Шамаханскую царицу –

Сто двенадцатую дочь

Отпустил Иван в столицу,

Ей в деревне жить невмочь.

Бывший тесть его – Султан

Все штудирует Коран.

Президент летит в Китай

Друг живет там Сунь-ху-чай.

Бросил теннис, бросил пить,

Мемуары стал строчить.

В них – глава про Горбунка,

Привирает, но слегка.

Горбунок – в университете,

На восточном факультете

Он – член-кор, лауреат,

Но тоскует, говорят,

По деревне, по друзьям,

По некошенным полям.

Джин Хоттаб – завхозом в школе.

Отпустил Иван на волю,

Звали в цирк, он отказался.

Слезно на Коране клялся

Ваньку с похмела лечить,

Уму-разуму учить.

Клинтон дует в саксофон…

(Президент теперь не он)

Чудо-юдо рыба-кит

Флот разбойный сторожит.

Продает туристам визы,

Ходит иногда в круизы.

Носит на себе отель,

Без лицензии – бордель…

А народишко с кита

В резервации пока.

Бабка Ешка померла.

На три дня пережила

Кошу милого. Иван

Как-то был смертельно пьян,

Яйца всмятку пожелал

И иглу в яйце сломал.

Бывший личный стремянной

Удалился на покой.

Генеральский пенсион

Получил этот шпион.

Где премьер? Так этот бес

Мутит воду в СПС…

Старикашка кладовщик

Переехал на рудник,

Спиртом втихаря торгует,

Жив-здоров и в ус не дует.

Федор наконец женился,

Вроде бы остепенился.

Теща в нем души не чает,

Но народец замечает,

Он частенько вечерком

Забегает к ней тайком.

Колхозную пшеницу

Снова топчет кобылица.

Стережет поля Прокоп

По кликухе Медный Лоб.

Влет стрелял в нее три раза,

Не попал, ушла, зараза…

Нет ни пороха, ни пуль,

А в колхозной кассе – нуль.

На такой печальной ноте

Без прибавок, без прикрас,

Оказавшийся в цейтноте

Я закончу свой рассказ.

Стоп! Назад! А автор сказки?

Ему долго до развязки…

Хоть не очень и здоров,

Жив пока Геральд Скворцов.

Сказка – ложь, да, не всегда,

Дорогие господа!

www.playcast.ru

Конек-Горбунок - А. Плуцер-Сарно

     КОНЕК-ГОРБУНОК.

 

 

Не за морем-окияном,

Не за островом Буяном,

Не на небе - на земле

Жил старик в одном селе.

 

У него было три сына:

Старший - умный был детина,

Хоть с малюсенькой елдою,

Но с ученой головою.

 

Средний сын во всем средина -

Средний хуй, в башке мякина.

Младший, Ваня, был мудак,

Но большой имел елдак.

 

Бабы Ваню обожали -

Всем селом ебать давали.

Девок пять он отъебет

И спокойно спать идет.

 

Жил бы Ваня так всегда,

Но случилася беда.

Неизвестный хуесос

Ночью потоптал овес.

 

Всех сынов собрал старик,

Дал пизды и сделал втык:

- Хватит вам хуйней страдать,

Надо эту блядь поймать.

 

Вот и ночь на землю пала,

Старший брат взял одеяло,

В поле вышел, хуй вздрочнул,

Потянулся и заснул.

 

Утром встал - ебена мать!

Кто-то ебся здесь опять.

Как отец его ругал -

Пидарасом называл.

 

Средний сын пошел в дозор,

Перцем жопу он натер.

Два часа побегал он

И свалился мертвым сном.

 

Вот проснулся средний брат,

Закричал в мат-перемат:

- Здесь еблися кабаны

Аль индейские слоны.

 

Дал пизды ему отец

И сказал: - Иди, малец.

Ты спать ночью не привык,

Только девок тык да тык.

 

В тот день Ваня не ебался,

А спокойно отоспался.

Ночью под березой встал

И свой толстый хуй достал.

 

- Я ему свою елду

Вставлю в жопу иль в пизду,

И тогда узнает враг,

Что такое - мой елдак!

 

Вот луна, как жопа, встала.

Кобылица прискакала.

И давай овес топтать.

- Ах ты, ебаная блядь!

 

Так Иван в сердцах вскричал,

К кобылице подбежал

И засунул ей в пизду

Свою толстую елду.

 

Кобылица тут брыкнулась

И от боли пизданулась.

И давай его таскать,

Хуй пытаясь оторвать.

 

Носит Ваню над горами,

Над реками и морями.

Но Иван и сам не прост -

Глубже хуй сует под хвост.

 

- Отпусти меня, Иван,

Не то сброшу в окиян!

- Я ебал всех кобылиц

Прямо между ягодиц!

 

- Отпусти меня, Ванюша,

Ну, пожалуйста, послушай!

- Я поглубже засажу

И тебе уж покажу!

 

Кобылица тут устала

И на травушку упала.

Ваня крепче ей всадил,

Отъебал и отпустил.

 

- Ах, как сладко это было, -

Говорит ему кобыла.

Я за это услужу

И по-царски награжу.

 

Дай мне место для покою

Да ухаживай за мною.

На исходе летних дней

Я рожу тебе коней -

 

Двух огромных жеребцов,

Скакунов для молодцов,

Ни одна таких пизда

Не рожала никогда.

 

А еще рожу конька

С хуем в 33 вершка,

На спине с двумя горбами,

Да с ведерными мудями.

 

Тех коней, коль хошь, продай,

Но конька не отдавай:

В пьянке, ебле иль беде

Другом будет он тебе.

 

Это Ваня понимает.

Кобылицу загоняет

Он в заброшенный сарай,

Говорит ей: - Отдыхай.

 

Ходит Ваня по ночам,

Корма задает коням,

Холит, моет и поет,

В общем, весело живет.

 

Раз по пьяни, в месяц май

Старший брат забрел в сарай

И увидел двух коней -

Грива словно из огней.

 

А еще того конька

С хуем в 33 вершка,

На спине с двумя горбами,

Да с ведерными мудями.

 

- Бля! Теперь-то я узнал,

Где Ивана хуй таскал, -

Говорит он и выходит.

Брата среднего приводит.

 

- Бля я буду, в ту седьмицу

Отведем-ка их в столицу.

- Потихоньку пизданем

И боярам их толкнем!

 

- А Ванюшке купим шапку,

Сладких леденцов охапку.

 

plutser.ru

Сказка Конёк- Горбунок - Сказка Мартынов Николай - Сказки Мартынов Николай

Хранители сказок | Сказки Мартынов Николай

Жил- был Старик и с ним его три сына.

Данила старший — умным был, солидным.

Гаврила – средний — постоянно суетливый

Иван же младший, слыл недальновидным.

               Имели братья за деревней поле

               Сажая каждый год на нём пшеницу.

               И вырастив и бережно убрав

               Везли её ,чтобы продать в столице.

И всё бы хорошо, дела, шли в гору

Семейство стало прибыль получать.

Но обнаружилось, что кто то их посевы

Безжалостно ночами стал топтать.

               «Не дело». -Порешили братья : «Будем

               Поочерёдно за добром следить.

               Убытков не допустим, примем меры

               Чтоб в срок короткий вора уличить».

Пошли на пАру старший брат и средний.

В засаде до полУночи лежали.

Но холод с непогодой их спугнул

И братья не дождавшись убежали.

               Иван же исполнительнее был,

               Ответственно он охранял пшеницу.

               Сидел всю ночь и только лишь под утрО,

               Увидел как несётся кобылица.

БелА как снег и с гривой золотою

Резва и грациозна. Всё под стать.

«Вот это красота», — Иван подумал:

«А может быть попробовать поймать»?

               Прильнул к земле и сжался как пружина

               И улучив мгновение изловчился.

               Схватил за хвост сначала, а потом

               Сев на неё, за гриву уцепился.

Запрыгала и сбросить захотела

Лихого седока с себя кобыла.

Но крепко тот держался ,словно клещ

И понесла она его что было силы.

               Металась златогривая , крутилась

               Но всё же через час она устала

               И со словами : «Что ж, твоя взяла».

               ВзбрыкнУлась крайний раз и тихо встала.

Немного отдышавшись продолжала:

«Ну что Иван ,раз смог ты усидеть,

По правилам по нашим лошадиным

Ты мой хозяин, можешь мной владеть.

               Но лучше б отпустил меня на волю,

               А я за это отблагодарю.

               Ты только потерпи три дня , не больше

               И трёх коней тебе я подарю.

А кони доложу, что не простые.

Два резвых златогривых рысака,

У третьего же уши по аршину,

Двугорбый и росточком в три вершка.»

               «Ну прямо заяц», -Перебил Ванюха

               «Вот третий то подарок хоть куда».

               «Да ты не цикли, что он неказистый

               Параметры все эти — ерунда».

Ответила кобыла, продолжая:

«Красавцев двух, коль надо продавай.

Конька же Горбунка предупреждаю,

Смотри, ты никому не отдавай.

               Товарищ будет на земле и в море.

               В день летний, жажду мёдом утолит.

               Зимой замёрзнешь, он тебя согреет.

               А голод будет, хлебом угостит.»

«Ну что же, уболтАла, жду подарков,

Три дня не срок.» -Ответил ей Иван.

И заарканив пояском кобылу

Повёл её в пастуший балаган.

               Ну а домой пришёл и лёг на печку,

               С бессонной ночи захотелось спать.

               Но братья растолкали и велели

               Что ночью было, Ваньке рассказать.

«Да ничего такого», — Он ответил:

«К полУночи заметил, чёрт идёт.

Улыбчивый такой, хвостИщем машет

И песни нецензурные поёт.

               Ему конечно сделал замечание,

               Мол поздний час, чтоб песни распевать.

               И приминать своим хвостом посевы……..»

               Прервал Данила: «Ладно, хватит врать».

«Ну как хотите». — Им Иван ответил.

И братья больше спрашивать не стали.

Но всё ж заметили ,что после этой ночи

Топтать пшеницу в поле перестали.

               О златогривой и её подарках

               Ванюха никому не говорил.

               Но тайно и довольно таки часто,

               В пастуший балаганчик приходил.

История со временем забылась.

Не подсчитать минУло сколько дней,

Но через год, а может быть и больше

Данила обнаружил тех коней.

               Не раз он замечал, что Ванька на ночь

               В пастуший балаганчик уходил.

               «Теперь понятно,» -Старший брат подумал:

               « Чем занят был, как время проводил.

Ну что же, побегу сейчас к Гавриле,

Про рысаков всё надо рассказать.

Да поскорей спровАдить их в столицу,

А там боярам выгодно продать».

               Поведал дома всё отцу и брату.

               Гаврила в раз готовность проявил.

               Старик икону взял с иконостаса,

               На кражу сыновей благословил.

В минуту добежав до балагана,

Там братья, вот что увидали.

Потряхивая гривой золотой

Два воронёных рысака стояли.

               Глаза их словно яхонты горели,

               Копыта отливали жемчугАми.

               А третий конь был ростом — дюйма три

               И всякий раз мешался под ногами.

«В конюшнях царских , а не здесь им быть,

Такие скакуны для всех почёт».

Сказал Данила, а потом добавил:

«Ну длинноухий ясно что не в счёт».

               Уздечки для коней достали братья

               И не теряя времени взнуздали.

               И выйдя в чисто поле, оседлав

               В столицу без раздумий поскакали.

Иван в то время, шёл в свой балаганчик

Не думал даже, что его там ждёт.

И только дверь открыл, узрел пропажу

Сказал не громко: «Это что за чёрт»?

               «При чём тут чёрт»? — Он сразу же услышал:

               «Твои браткИ сегодня побывали.

               Я врать не буду, правду говорю

               Они то златогривых и украли».

«Ты что ли Горбунок заговорил»?-

Спросил Иван и услыхал ответ:

«Разуй глаза ,один я в балагане

Сам видишь, никого здесь больше нет».

               «Ума не приложу, чего и делать,

               Как Даньку и Гаврюшку мне догнать»?

               Сказал Иван: «Да на таких то резвых,

               За час в столицу можно доскакать».

Конёк ответил: «Ты не огорчайся

И поскорее на меня садись.

Я скоростной, хотя и низкорослый.

Да крепче только за уши держись.»

               «Ну, ну». -Сказал Иван, согнув колени.

               Присел тихонько, уши прихватил.

               Сорвался Горбунок, прошла минута

               И братьям он дорогу преградил.

Спросил Иван: «Чего у вас за тайны?

Уехали и даже не сказались».

В раплох застал он братьев, а они

Стояли молча, глупо улыбались.

               Данила мОлвил первый: « Сам же знаешь,

               Что в этот год у нас не урожай.

               Избавимся от них , всё будет легче

               А то и впрямь , ложись и помирай.

Понятно, что нужда нас заставляет,

А так то не за что бы не продали».

Прервал Иван: «Чего ты мне поёшь?

Мы в этот год ещё и не сажали.»

               «Ну ладно, ладно Вань, не горячись».

               Сказал Гаврила : «Хочешь, едем с нами.

               Там с бубенцами купим тебе шапку

               И красные сапожки с каблуками.

Ну а сейчас привал давай устроим.

Я думаю пора и отдохнуть.

Костёр щас разведём и перекусим

И можно продолжать нам дальше путь».

               «Вот только нет ни Огнива, ни крЕмня».

               Лукавя чуть Данила говорит.

               И подмигнув Гавриле, добавляет:

               «А я смотрю, вон там огонь горит.

Сгонял бы за лесок сейчас Ванюша.

Привёз бы огонька для костерка.

ДелОв то, тут всего два раза плюнуть,

Для твоего красавца Горбунка».

               «Прекрасно знаешь, что я безотказен.

               Всё сделаю, чего не попроси».

               Сказал Иван, Данила добавляет:

               «И табачку коль будет, то спроси».

«Ну, ну». — Сказал Иван. Согнул колени,

Присел тихонько, уши прихватил.

Сорвался Горбунок. Сказал Гаврила:

«За месяц добежит ,коль хватит сил».

               Моргнул Иван и вот уже на месте.

               «Вот это чудо»! -Ванька говорит:

               «Не жжётся не дымит, а вон смотри же

               Как связка в сто лучин за раз горит».

Ответил Горбунок : «Какое чудо?

Обычное перо простой Жар- Птицы.

Оставь его в покое, от него

Проблемы могут только приключиться.

               Я с молодых копыт про это слышал,

               Одни лишь закавыки от него.»

               «А я возьму».- Иван ему ответил

               И положил за пазуху его.

За пять минут туда сюда сгонялись,

Данила удивился : «Вот так конь!

Ни как бы не подумал, что так быстро.

Ванюха, как поездка, где огонь?»

               «Приехал я ,смотрю пенёк там тлеет,»

               Сказал Иван: «Что же надо раздувать.

               Уж дул я на него что было силы….»

               Прервал Данила: «Ладно, хватит врать».

Но всё ж взглянУл в ту сторону братЕльник.

Огня на самом деле не видать.

«Делааа» — Сказал он : «Что же перекусим,

Да спать ложимся ,что б пораньше встать.»

               А по утру приехали в столицу.

               И там без промедлений на базар.

               В ряду чтоб конном застолбить местечко

               И прибыльнее показать товар.

А на базаре каждодневно утром

Был ритуал , а может быть обычай,

Чтобы открыть все лавки и ряды

Давал всему отмашку Городничий.

               И в этот раз отдал распоряжение:

               « Чтоб покупать и честно продавать.

               Надсмотрщикам смотреть, чтоб без обмана

               И всем порядки строго соблюдать».

Отдав приказ, слонялся Городничий

Смотрел из любопытства всё подряд.

Но к лошадям его всегда тянуло

И навещал он часто конный ряд.

               Увидев ,он сказал про златогривых:

               «Вот этакой красы не видел я.

               Такие и боярам будут в роскошь,

               Такие кони только для Царя.

И сразу во дворец к Царю с докладом,

О том что на базаре повидал.

«Поеду сам»- Сказал тот и карету

Чтоб запрягали срочно приказал.

               Приехав на базар, коней увидев

               Царь рот от удивления открыл.

               Смотрел на рысаков не отрываясь,

               Потом примерно час вокруг ходил.

То на копыта жемчугОвы взглянет,

По шее воронёной проведёт,

То гриву золотую он потреплет.

«Чьи это кони? Кто их продаёт?»

               Промолвил Царь, Иван ему ответил:

               «Ну эти златогривые мои.

               Отмеряй серебра мне десять шапок

               И можешь забирать, они твои».

Царь подхватил : «На цену я согласен,

Эй конюх, златогривых забирай.

Ты казначей давай считай монеты

И десять шапок парню отмеряй».

               Коней без слов отправили в конюшню,

               И деньги быстро братьям отсчитали.

               Но тут и не прошло одной минуты,

               Как кони вновь на место прискакали.

Вернулся Царь и говорит Ивану:

«Ну ты смотри , опять к тебе бегут.

Давай ка приходи мне на службу,

Тебя они лишь только признают.

               Назначу тебя старшим по конюшне,

               В кафтане красном будешь ты ходить».

               Иван не долго думал и ответил:

               «Ну что ж согласен, так тому и быть.

Но перед тем как по рукам ударить,

Тебя я Царь предупредить хочу.

Меня чтоб не ругал, что сплю я долго,

А то смотри, возьму и ускачу».

               Договорились. Стал Иван — Главконюх.

               Ему такая служба и не снилась.

               У Спальника, который рядом был,

               В душОнке подлой, злоба проявилась.

Считал Боярин , что не справедливо

Назначен был невежда и наглец.

Не место здесь профанам деревенским,

Им нечего соваться во дворец.

               Заметил за Иваном, вот что Спальник,

               Заходит тот в конюшню иногда.

               Но кони были чИсты и холёны

               И корм с водою был у них всегда.

Смекнул Боярин: « Дело тут не чисто,

За этим парнем надо проследить.

Взглянуть одним глазком, чем он там занят………

Ну а потом Царю всё доложить».

               Решив в конюшне подождать Ивана,

               Он за ларём с пшеницей притаился.

               Там просидел пол дня и только в пОлночь

               Главконюх незаметно появился.

Вошёл Иван и сразу у него

В руках перо Жар — Птицы появилось.

Поднял он вверх его и в тот же миг

Конюшня ярким светом озарилась.

               И сразу же к уходу приступил.

               Чесал коней и гривы заплетал.

               Отборное зерно ссыпал в кормушки

               И ключевую воду наливал.

Приделав все дела, Иван подумал:

«Ну вот и славно, вроде всё успел».

Он взял перо, его в кафтане спрятал,

Прилёг на ларь и тихо засопел.

               Не спал лишь только Спальник, он к Ивану

               По воровски за пазуху залез.

               Перо достал и завернув в тряпИцу

               К дверям метнулся быстро и исчез.

Толкался долго у покоев царских

Ну а когда изволил Царь принять

Боярина спросил он : « Что тревожишь?

Напрасно, так кнута не миновать».

               «Да что ты Государь», — Ответил Спальник :

               «Сказать тебе я вот чего хотел,

               Два месяца твердишь всё Ваня, Ваня,

               А сам змеюку на груди пригрел.

А знаешь ты ,что от тебя скрывают?

Не золото ,алмазы, серебро………..

Сегодня видел сам в руках у Ваньки

Жарптицево волшебное перо.

               А если есть перо, то есть и птица,

               Уверен, что тебе нужна такая.

               Пущай она сидит здесь вместо свечек.

               Ты понял экономия какая?

Тем более он сам на всю конюшню

Что если скажут, «Привезу» кричал

Что знает где живёт сама Жар — Птица

И в грудь себя уверенно стучал».

               Царь перебил: «Ну ладно, чем докажешь?

               Одни слова и я от них устал.»

               «Да на смотри». — Ему ответил Спальник

               И тряпку развернув, перо достал.

Царь посмотрел и положил в шкатулку.

«Чего болтать, давно бы показал.

Ну всё иди, пусть Ваньку мне доставят,

Охранникам скажи я приказал».

               Приказ был отдан, прибыли в конюшню.

               Там два часа главконюха будили.

               А растолкав поволокли к Царю,

               Иван был не доволен: «Что забыли?

У нас с тобою с самого начала,

На счёт побудки был же уговор».

«Да всё бы так и было».- Царь ответил:

«Не оказался б ты Ванюша вор.

               Чего ж не показал перо Жар -Птицы?

               И что же от меня его таишь»?

               «Что за перо, какая ещё птица?»

               Пролепетал Иван: «О чём ты говоришь?

Кто мог тебе сказать, не понимаю».

«Тебе какое дело»? — Царь сказал:

«Смотри обманщик». И достав шкатулку,

Перо волшебной птицы показал.

               «Ну что дружок, теперь не отвертеться,

               За это хоть на дыбу, хоть на кол».

               Иван весь задрожал как лист осины,

               Аж шапку в страхе уронил на пол.

Царь продолжал: «Но это не концовка,

«Ещё послушай, вот чего я знаю.

Слыхал что перед всеми ты хвалился,

Мол коль прикажут ,птицу ту поймаю.»

               «Да что ты батюшка», — Ванюша отвечал:

               «Всё наговор, напраслину несут».

               Царь говорит : Вот сроку две недели.

               Не будет птицы, голову снесу».

Иван ушёл не слова не сказавши

В конюшню к Горбунку на сеновал.

И там вздыхая про перо Жар –Птицы

Ему всё без утайки рассказал.

               Конёк ответил: «Да ,беда, не спорю,

               Но не робей Ванюшка, помогу.

               Ведь говорил не брать ,теперь проблемы,

               Каких не пожелаешь и врагу.

Беги к Царю ,пусть он сейчас прикажет

Чтоб выдали тебе кулёк пшеницы,

Вина заморского бутыль и два корыта,

Да поскорей, нам надо торопиться.

               Царь выслушав его, сказал: «Эй слуги,

               Чего просил он , надо принести.

               А ты Ванюша будь поосторожней.

               Ну всё, давай. Счастливого пути».

А по утрУ Конёк будил Ивана:

«Эй сонная тетеря, хватит спать.

Что приготовил, забирай, поедем,

Настало время дело исправлять.»

               «Ну ну ». — Сказал Иван. Согнул колени,

               Присел, одной рукою уши сжал.

               Другой мешок заплечный, два корыта.

               Конёк заржал и резво побежал.

А вот и лес заветный. «Всё, на месте».

Сказал Конёк : «Мне отдохнуть пора.

А ты иди и через сто саженей

Найдёшь поляну, а на ней гора.

               Гора из серебра, вот к ней то в полночь

               Слетаются со всех краёв Жар- Птицы.

               И ты в корыте к ихнему прилёту

               С вином заморским намешай пшеницы.

А под вторым корытом сам укройся,

Лежи спокойно ,зорко наблюдай.

Какая зазевалась, ту хватаешь,

Её в мешок и быстро убегай.

               Не пуха не пера тебе желаю».

               «Да к чёрту». — Отвечал ему Ванюха.

               И взяв корыта и вино с пшеницей

               Для птиц пошёл готовить заманУху.

В корыте первом замесил наживку,

А под второе выжидАь залез.

Там затаившись пролежал, а в полночь

Со всех сторон вдруг озарился лес.

               И стало словно днём на той поляне,

               Со всех сторон слетАлися Жар- Птицы

               Чтоб сладких ягод на поляне поклевать

               И у серебряной горы воды напиться.

Но в этот раз как будь то по команде

К корыту все поспешно подлетали.

И с громким криком ,грубой толкатнёй

Зерно не зная сытости клевали.

               Вино сыграло роль. И очень быстро.

               Кто был слабее, стали с ног валиться

               Иван корыто скинул, взял мешок

               И ловко уложил в него Жар- Птицу.

Другие ж ничего не замечали,

Иван подумал: «Видно забалдели.

А ну ка их спугну». И громко свистнул……

Взметнулась стая ввысь и улетела.

               И сразу появился Горбунок:

               «Чего свистел? Куда девались птицы»?

               Иван ответил: «Взял да и шугнул,

               Такое в жизни вряд ли повторится».

Прервал Конёк: «Ну выдумщик Иван.

Я вижу не соскучишься с тобой.

Что ж дело сделали, пора и собираться,

Давай садись, поехали домой.

               «Ну ,ну». -Сказал Иван, согнул колени,

               Присел, рукою за ушИ схватился,

               Другою подхватил мешок с трофеем

               И через час в конюшне очутился.

Был Спальник удивлён его приезду,

Но сделал вид, как будь то очень рад.

И выведав, что съездил не напрасно,

К Царю бегом помчался на доклад.

               Царь выслушав, велел позвать Ивана,

               Не стал терпеть и утро дожидаться.

               Хотя и знал ,что тот устал с дороги,

               Придёт сюда и будет зло ругаться.

Пришёл Иван и сразу же с вопросом:

«Ну Государь, что нету терпежУ?

«Ой нету Ваня, нету», -Царь ответил:

Не взглЯну, так бессонно пролежу».

               «Да так и так спокойно спать не будешь».-

               Ему Иван не громко отвечал.

               Потом достал Жар- Птицу он внезапно

               И Царь в испуге громко закричал:

«Ох ничего не вижу, ох ослеп я.

Чего наделал Ванька, говори».

Иван ответил: «Что, хотел Жар- Птицу?

Привёз её тебе я, вот смотри».

               «Да что я здесь увижу»? -Царь ответил:

               «Глаза аж жжёт, довольно, убедил».

               Иван сказал: «Примочки на ночь делай».

               И в клеть златую птицу посадил.

«Прикрой тряпИцей, что бы не сверкала».-

Царь попросил: « Да не шути со мной.

Ну а за то, что ты меня увАжил,

Теперь ты Ваня будешь – Стременной».

               Услышав это Спальник поперхнулся,

               Об этом даже он не мог мечтать.

               А тут какой то хлыщ, чин получает,

               Чтоб Государю стремя подавать.

Подумал он: «Решать чего то надо,

Всё сделаю, чтоб Стременным мне быть.

Для Ваньки же я каверзу устрою,

Чтоб от конюшен царских отлучить».

               Пока он это думал, Царь с Иваном

               Поговорив о птицах разошлись.

               Жар — Птицу не открыли в этот вечер,

               И канделябры как всегда зажглись.

А Спальник каждый день неутомимо

То компромат, а то подвох искал.

Но в одночасье всё вдруг изменилось,

Когда на кухне сказку услыхал.

               Он слушал и смеялся, понимая,

               Что всё это сплошная небылица.

               Мол где то там на море – океяне,

               Живёт не зная горя Царь -девИца.

«А может быть Царю», -Подумал Спальник:

«Поведать сказку, изменив чуть -чуть.

Проявит любопытство и конечно

Захочет на девИцу ту взглянуть»?

               И сразу же к Царю бегом с докладом.

               Сказал ему : «Ох не вели казнить,

               Мне тайну рассказал Иван на мЕдне

               И никому просил не говорить.

Так вот он сообщил когда приехал

Что по пути он видел Царь –девицу.

Красивая , что глаз не оторвать

Сказал, что собирается жениться.

               А девка доложу, что не простая,

               Дочь Месяца и Солнышко ей брат.

               Подумал я- Ох Ванька ей не рОвня

               Считаю, что по рангу мелковат.

Ему не знаю, верить иль не верить,

Но он мне клялся бородой твоей…….»

«Какая наглость».- Царь сказал краснея:

«Скажи чтоб привели сюда скорей».

               Доставили мгновенно, Царь заметил:

               «Ну огорчил меня ты Стременной.

               Уж я то для тебя и так и эдак

               А ты смотри как поступил со мной»?

Спросил Иван: «Опять чем не потрАфил?

Проблемы на конюшне иль с Жар- Птицей»?

«Да всё нормально», -Отвечает Царь:

«Чего ж ты промолчал про Царь -девицу»?

               «Вот с этого местечка поподробней».

               Сказал Иван: «Какая там девИца»?

               «Ты не дури», -Ответил Государь:

               «Я даже слышал ,что готов жениться.

Ты сиволапый все здесь перепутал

Мне надоело цацкаться с тобою.

Хитрить я не позволю, будешь битый

Клянусь тебе своею бородою».

               Иван спросил «Так от меня что хочешь»?

               «Хочу чтоб Царь -девицу мне достал».

               Ответил Царь «Живёт она где, знаешь,

               Ведь ты же сам в конюшне щебетал».

Прервал Иван : «Меня ты не обманешь,

Наверно подшутили над тобой».

В ответ услышал: «Сроку три недели.

Иди и выполняй, да рот прикрой».

               Расстроился Иван, пошёл печальный

               В конюшню к Горбунку на сеновал.

               И там подробно всё про Царь –девицу,

               Как было, без утайки рассказал.

               Конёк ответил: «Да дела, не спорю,

               Но не волнуйся, горе не беда.

               Считаю это тоже не проблема

               Всё впереди, а это ерунда.

Беги к Царю, пусть выдадут сейчас же

СкатЁрку и обеденный прибор,

Заморских вин и фруктов с овощами,

И золотом украшенный шатёр.

               Царь выслушав его, сказал: «Эй слуги,

               Чего просил он, надо принести.

               Ну а тебе «Попутного» Ванюша.

               Ну всё, давай. Счастливого пути».

А по утрУ Конёк будил Ивана:

«Эй сонная тетеря, хватит спать.

За Царь -девицей едем, поднимайся,

Настало время дело исправлять.»

               «Ну ну .»- Сказал Иван. Согнул колени,

               Присел, одной рукою уши сжал.

               Другой шатёр златой, еду, приборы.

               Конёк вздохнул и резво побежал.

На этот раз путь долгим оказался.

Неслись они быстрее урагана.

Семь долгих дней понадобилось им,

Добраться чтоб до моря- океана.

               На берегу Конёк сказал Ивану :

               Сюда всего на день , два раза в год,

               На лодке приплывает Царь- девица

               И скоро это всё произойдёт.

Так что давай, шатёр ставь побыстрее,

На скатерть угощение накрывай

Когда накроешь за шатром укройся

И дЕвицу на лодке поджидай.

               Та подплывёт, зайдёт, покушать сядет,

               Потом взяв гусли песни запоёт,

               Вот тут ты не проспи, я умоляю,

               Так вот как запоёт, хватай её.

И сразу же зови меня. Понятно?

Да только Вань смотри, не упусти.

Сам знаешь, не меня на кол посадят.

За то что не привёз, Царь не простит».

               И на такой вот не весёлой ноте,

               Закончил Горбунок свой разговор.

               Иван всё сделал как ему сказали

               И наблюдать улёгся за шатёр.

Но как бы не старался, чтоб не делал,

Он через две минуты засопел.

И всё проспал бы, если б не услышал,

Сквозь сон как кто то песню пел.

               Открыв глаза ,он слушал, наслаждался

               И стал под песню снова засыпать,

               Но вдруг как кто толкнул и он подумал:

               «Чего же я лежу, пора хватать».

Вбежав в палатку он, схватил девИцу

И крикнул Горбунку : «Поймал, поймал».

Тот не замедлил и через мгновение

Пред Ванькой словно вкопанный стоял.

               Конёк сказал: «Ну молодец, красАва,

               Считай что дело сделали с тобой.

               Ну что ж садитесь и держись покрепче

               Пора пришла, поехали домой».

«Ну, ну».- Сказал Иван, согнул колени,

Одной рукой он уши крепко сжал,

Другой обнял покрепче Царь -девицу

И Горбунок тихонько побежал.

               Добрались в срок, и Царь сказал Ивану:

               «Уважил старика, ну молодец.

               Девица хороша, мне полюбилась

               И думаю пойти с ней под венец».

«Да я не против, только вот хотела»,

Его прервала тут же Царь -девица:

«Достать кольцо мне в море –океане.

Вот как достанешь, сможешь и жениться.

               А по пути приветы передать

               И Месяцу и Солнцу, всей родне.

               Но самое то главное –колечко

               Которое покоится на дне.

Ответил Царь : «Найду тебе колечко.

Всё дно переверну у океана,

Любой каприз исполню для тебя.

Эй стража, привести сюда Ивана».

               «Опять чего не так»? — Спросил Ванюха:

               «Хотя бы сутки дал мне отдохнуть».

               Ответил Государь : «Не щас, чуть позже.

               Есть дело Ваня ,собирайся в путь.

Найди мне перстень в море- океяне.

На это я даю тебе три дня».

Иван ответил: «Часом не хвораешь?

С ныряльщиком попутал ты меня».

               « Опять со мною спорить начинаешь?

               Забыл паршивец, кто ты есть такой?

               Ещё словечко и прощаться можешь

               С своею непутёвой головой».

Расстроился Иван, пошёл печальный.

В конюшню к Горбунку на сеновал.

И там подробно про кольцо и свадьбу,

Коньку всё без утайки рассказал.

               Ответил тот: «Видать судьба такая

               И видно от неё нам не уйти.

               Садись Ванюша, скачем к океану

               Сам видишь, что другого нет пути».

«Ну, ну». -Сказал Иван, согнул колени,

Присел, за уши крепко ухватился.

Рванул Конёк и к вечеру Иван

У моря –океана очутился.

               «Вон видишь деревеньку на пригорке»?

               Сказал Конёк: «Пригорок этот –Кит.

               Наказанный за что то , сам не знает

               Уж десять лет на отмели лежит.

На нём смотри, дома и огороды.

Церквушка, баня, даже есть фонтан.

С кольцом он нам поможет, я уверен».

«Поехали к нему». -Сказал Иван.

               Добрались до Кита ,а тот с вопросом:

               «Откуда, кто такие и как звать»?

               «Из тридесятого мы царства –государства,

               Приехали приветы передать.

От Царь –девицы Месяцу и Солнцу,

Которые живут в златом дворце.

Ещё она не раз упоминала

Об очень важном для неё кольце».-

               Сказал Иван, а Кит ему ответил:

               «Ну про её кольцо наслышан я.

               Коль надо помогу, а ты словечко

               У Месяца замолви за меня».

«Увижу , так спрошу и всё узнаю».

Сказал Иван : «Ну нам пора, пока».

Он сел на Горбунка и тот галопом

Чуть пробежав взлетел под облака.

               «Ну как»? -Спросил Конёк, Иван ответил:

               «Не знал что с высоты земля такая.

               Внизу куда не ткнись повсюду грязь,

               А сверху лучезарно –голубая».

«А вон смотри», -Прервал тут Горбунок:

«Там на востоке светятся зарницы.

Туда то нам и надобно с тобой,

Вот там и будет терем Царь – девицы.

               Там ночью тёмной Солнце отдыхает,

               А Месяц светлым днём там крепко спит.

               Ох батюшки, как лёгок на помИне

               Глянь Месяц Месяцович сам сидит».

Сидел тот на крылечке перед входом,

Печальный вид был и в глазах тоска.

Он не заметил, как Иван подъехал

Очнулся лишь когда тот слез с Конька.

               «А ну ка отвечай .Откуда, кто ты?

               Как очутился в Светлой ты стране»?

               Спросил сурово Месяц и добавил:

               «Да расскажи всё не скрывая мне».

Ответ был прост: «Зовут меня Иваном,

С Земли Землянской прИбыл поклониться.

Тебе и Солнцу передать привет

От родственницы вашей Царь –девицы».

               Тут Месяц вскрикнул :«А не ты ль увёз»?

               «Конечно я, куда же мне деваться?»-

               Сказал Иван : «Иначе государь

               Пообещал мне без башки остаться.

Ну я чего, привёз, он увидал

И сразу Царь решил на ней жениться».

«Я так и думал,» -Месяц перебил:

«Поэтому то мне сейчас не спится.

               Не гОже выходить за старика.

               Вот так скажи, чтоб так оно и было.

               Совет мой передай ей, чтоб она

               За молодого замуж выходила».

«Всё так и передам» — Сказал Иван:

«Ответь теперь и мне ,не откажи.

У моря на мели есть Рыба –Кит,

За что он там наказанный лежит»?

               «Он кораблей на море — океане»,

               Ответил Месяц: «Десять лет назад

               По скудоумию, а может по приколу

               За раз глотнул аж тридцать штук подряд.

Хоть ты бы намекнул или сказал бы

Чтоб этот флот был в море отпущЁн.

Вот как корабль последний он отпустит

Так моментально будет мной прощён».

               На этом и расстались. Ваня к морю,

               К Киту с хорошей вестью поскакал.

               Чтоб рассказать ему и тот скорее

               На волю корабли все выпускал.

Примчался, всё поведал, Кит ответил:

«Ведь надо ж, не дошло до дурака.

Давно бы плавал, не было б построек,

Полей и огородов на боках».

               Иван тут перебил : «А ты колечко

               Для Царь — девицы обещал. Найдёшь?

               Да вот ещё, сказал бы населению

               А то забудешь, с ними уплывёшь».

Узнав о том что будет, вся деревня

Засобирались ,взяли кто чего.

И через час ,а может и быть и раньше

В деревне не осталось никого.

               «Ну что смотри, с наружи я свободный

               Теперь осталось только из нутрА.

               А про кольцо прошу не беспокойтесь

               За ним уже послал я осетра».

Сказал Ивану Кит и тут же с хрустом

Как можно шире рот большой открыл.

И тридцать кораблей из чрева вышли

А через час осётр с кольцом приплыл.

               Иван забрав кольцо, к Киту с вопросом:

               «А этот перстень, точно Царь- девицы»?

               Тот в подтверждение выпустил фонтан.

               «Ну что же Горбунок, давай в столицу.»

Бежит Конёк и говорит довольный:

«Ну что Ванюха, съездили не зря?»

«Не зря». -Он отвечал : «Но эта прихоть

Хочу чтоб стала крайней у Царя».

               Приехали. Иван без промедлений

               С кольцом заветным на доклад пошёл.

               Царь увидал и с трепетом, чуть слышно

               Спросил его: «Ну что Ванюш, нашёл?»

«Конечно». -Он ответил : «И в гостЯх был.

От родственников пламенный привет.

Тебе же Царь –девица на венчание

Отец твой Месяц наложил запрет.

               Сказал, что молодого тебе надо.

               Нет смысла выходить за старика».

               Тут Царь прервал: «Ну ты пока свободен,

               Устал небось с дороги. Всё. Пока.

А ты душа моя его не слушай,

Ведь Ванька наболтает, хоть чего.

Ты не смотри, что я худой и бледный

Во мне ещё силёнок о –го –го.

               Опять же вот добытое колечко

               Условие твоё чтоб, повенчаться».

               «Да ты представь» -Сказала Царь –девица:

               «Как над тобою будут все смеяться.

Тебе за семьдесят, а мне ещё семнадцать

Я молодая , ты же старый дед.

Вот если б молодым ты был как прежде,

И скинул, ну хотя бы сорок лет.

               Тогда бы и не думала и вышла

               Дружочек мой я замуж за тебя».

               «И что же делать?» — Царь спросил слезливо,

               Руками бородёнку теребя.

Она в ответ: «Есть способ экстремальный ,

Придётся только в трёх котлах купаться.

Вот коль решишься, будешь молодой

И главное вот здесь не испугаться.

               В котёл с горячим молоком нырнёшь,

               Потом в котёл с кипящею водой.

               А в третьем ключевою освежишься

               И станешь, как и прежде молодой».

«И что это подвох, а может правда».

Подумал Царь : «Никак мне не понять.

На ком то надо это всё проверить».

И крикнул: «Стременного срочно звать».

               Пришёл Иван, спросил: «Чего случилось?

               Опять не отдохнув, заставишь мчаться»?

               Царь отвечал: «Тут дел на пять минут.

               Тебе придётся Ваня искупаться».

Поведал он ему о трёх котлах,

Куда нырять, состав, температуру.

Иван ответил: «Понял что сказал?

Так только поросячью шпарят шкуру».

               За то помолодеешь». -Царь продолжил.

               Ему в ответ: «Да ты не издевайся.

               Куда мне молодеть? Твоя нужда,

               Так вот и сам ныряй и сам купайся».

«А я сказал, что ты нырнёшь в котёл,

На этом разговор закончен, точка.

А будешь фордыбачиться ,скажу

И в миг разорван будешь на кусочки».

               Иван подумал: «Так и так погибель».

               Вздохнул и пошагал на сеновал.

               И там о новой прИхоти цаЁвой

               Он Горбунку подробно рассказал.

«А всё из -за пера, все эти гонки.

Не брал бы, жил б тихо и спокойно.

Но я надеюсь выйдем мы с тобой

Из этой ситуации достойно».-

               Сказал Конёк и дальше продолжал:

               «Ты перед тем, как в трёх котлах купаться,

               Проси Царя, что б я к тебе пришел,

               Что ты со мною хочешь попрощаться.

Он не откажет. Я же тут как тут,

Хвостом махну и морду обмакну.

Потом я на тебя два раза прысну

И громко что есть силы свистАну.

               Вот по свистку смотри, не зазевайся,

               В котёл с горячим молоком нырнёшь,

               Потом где кипяток на три секунды

               А в третьем со студёной отойдёшь.

В котле последнем можешь и поплавать,

Да не забудь сигнал не прозевай.

И успокойся , будет всё нормально,

Ну а сейчас ложись и засыпай».

               А по утрУ Конёк будил Ивана:

               «Эй сонная тетеря, хватит спать.

               На водные готовься процедуры,

               Настало время дело исправлять».

Пошёл пешком на этот раз Ванюха.

Пришел на площадь, там котлы топились.

Народ собрался что бы поглазеть,

А вскоре Царь с девицей появились.

               Сказал Ивану Царь: «Ну, начинай».

               Тот подошёл и начал раздеваться,

               Потом сказал: «Желание есть одно,

               Хотел бы с Горбунком я попрощаться».

«Да не вопрос, прощайся». -Царь сказал.

Конёк как ветер тут же подлетел

Махнул, макнул, потом два раза прыснул

И что есть силы громко просвистел.

               Иван нырнул в котёл без промедлений,

               Поплавал в молоке и в кипяток,

               Там окунулся и в котле последнем

               С водой холодной посидел чутОк.

Царь первый ахнул, а за ним вся чЕлядь

«Красавчик»! -Подтвердила Царь- девица:

«Вот на таком то статном молодце

Не думая и я б могла жениться».

               «Наверно не жениться, замуж выйти».

               Сказал девИце подмигнув Иван.

               Царь закричал: «А ну вылАзь скорее,

               Чего там прохлаждаешься болван».

Иван на землю спрыгнул и ответил:

Ну не поверишь, хороша водица.

Как зАново родился, вот те крест.

Ну Государь, не хошь омолодиться»?

               «Да как же как же» -Царь ему в ответ –

               Зачем тогда всё это затевали».

               И от смущения густо покраснев,

               Махнув рукой, сказал чтоб раздевали.

Через минуту в белой рубашонке

Царь подошёл к котлу и помолился.

И на устах, с счастливою улыбкой

Нырнул он в молоко и …в нем сварился.

               ДевИца ахнула, за ней все остальные.

               Иван присвистнул громко и сказал:

               «Видать не задалось с омоложением

               И жить нам Царь всем долго приказал».

Молчания минута пролетела.

«И что теперь?» — Спросила Царь –девица:

«Как быть вам без Царя»? Народ кричит:

Так будь же ты у нас тогда Царицей».

               Она в ответ: «Иван вам чем не Царь?

               Тем более, что я и так Царица».

               «Ну я не против». -Отвечал Иван:

               «Ещё хотел бы на тебе жениться».

«В Цари Ванюху». -Ликовал народ.

Его кандидатуру поддержали,

Голосование быстро провели

И все сказавши: «Да». -Его избрАли.

               «А если б не перо». -Сказал Иван:

               «Навряд ли стал я женихом завидным,

               Тем более Царём, а кое кто

               Считали дурачком недальновидным.

Да, сколько повидали, страшно вспомнить.

Историй разных вон сколь приключилось.

Да если бы не ты, мой Горбунок

Вот этого всего б не получилось».

               «Ну вот и ровня стали мы с тобой».-

               Сказала улыбаясь Царь –девица:

               Преград для нас сам видишь –никаких

               Никто не помешает нам жениться.»

Она на площадь посмотрела , ну а там

Костры тушили и с котлов всё слили

Иван спросил её : «Ну что венчаться?

И сев в карету в церковь покатили .

               Сыграли вскоре свадьбу, а народу

               Наехало на пир полным полнО.

               И между прочем был там бывший спальник

               Но был уже он в чине стременной.

Хранители сказок | Сказки Мартынов Николай

hobbitaniya.ru

Матерные стихи, частушки, песни (сайт "ВПИТОЙ НАРОД")

Эксклюзив :: "Конек-Горбунок"

В охуенно блядском царстве, В ебанутом государстве, В той разъебанной стране, Что лежит еблом в говне Было у отца три сына. Старший был амбал, громила. Средний тоже был крутой. Младший был говно, отстой. Звали младшего Иваном, Хуй дрочил он постоянно, Не по делу всё пиздИл, На работу хуй ложил. Про него и сказка наша. Раз ебучий их папаша Вышел вечером побздеть И на блядки посмотреть. Только батя залупился - Кто-то сзади прислонился. Оглянулся - восемь в ряд Хачей-ёбарей отряд! До утра его сношали, Раком ставили, ебали, С рваной жопой, чуть живой Он приполз к себе домой. Братья батю увидали, Прихуели и сказали: "Надо хачей подловить, Да в сортире замочить!" ...Стало на небе смеркаться, Старший брат в дозор собрался. У пруда засел в кусты, Ждет, кому бы дать пизды. Долго ждал он, скучно стало. Хорошо, пузырь водяры На дежурство братец взял, Весь его он усосал. Вышли хачи на поляну, Чуют запах перегару. Видно, ждут их там дела. ...Ебля славная пошла! Хачи так над ним потели - С жопы клочья полетели, После дали отсосать И съебалися опять. Вечерком себе на горе Средний брат залег в дозоре. Скучно стало молодцу, Потянулся он к шприцу. Заебла тоска-кручина! Взял он дозу героина И по вене ебанул, Отключился и заснул. Злые хачи не дремали, Долго спать ему не дали, Наеблись за будь здоров Аж до третьих петухов. ...Стало на небе смеркаться, Наш Иван в дозор собрался. Знать, недолго хачам ждать - Будет им кого ебать! Братья жопы подлечили Брата младшего спросили: "Вазелину, Ваня, взял?" Он их к матери послал. ...День давно сменился ночью, А Иван не спит и дрочит, Всю поляну обтрухал. Вдруг шаги он услыхал. Осторожно оглянулся И чуть-чуть не ебанулся: Хачей ёбарей отряд И хуи у всех стоят. Кулаки у Вани были Словно две большие гири, (Ими он весь день дрочил) - Всех он хачей замочил. Те со страху обосрались, Кто в чем был, так и съебались. Им Иван махнул елдой И отправился домой, Рад, что жопа уцелела. Видит - мать твою налево! - Невъебенных два коня - Ни хуя себе хуйня! "Ай да кони, вот так клёво! Дело вышло нихуёво, Круто хачи усралИсь, От меня пешком съеблись! До хуя их развелося, Что им дома не еблося! Это наш ебучий князь Здесь развёл всю эту мразь. Так им, сукам!" Храбрый Ваня Свистнул, коней подзывая. Видит - третий конь бежит. Что за блядство! Ну и вид! Весь какой-то пиздоватый, Только жопа - в три охвата. Как Ивана увидал, Перед ним он раком встал. Прихуел Иван немало, Распахнул свое ебало, "Кто ты, ёбаный гибрид?" - Горбунку Иван пиздит. "Из Чернобыля я, Ваня. Там я жил, охуевая, Где пиздатый лес стоит - Ни листочка не висит, Там реактор ебануло, Радиацией хуйнуло, Засран цезием весь лес, В общем, полный, блядь, пиздец! Догадался Ваня: "Значит, Там мутация хуячит. Что наделала с конем, Поебать ее хуём! Вот уёбище лесное, Хуй увидишь где такое!" Горбунок тогда заржал И пиздёж свой продолжал: "Раз из Припяти пустынной Я воды радиоактивной Вниз спустился полакать. Хачи там уселись срать. Приебало их немало Видно, за цветным металлом. Сразу - в руки им насрать - Принялись меня ебать. Сколько их меня ебало, Жопа как дрова трещала, Скотоебов ты прогнал, Мне теперь хозяин стал. Буду я теперь с тобою, Все пойдёт без геморою, А случись с тобой хуйня - Сразу, блядь, зови меня." Солнце на небе восходит, Наш Иван домой приходит. И - смотри, не охуей - Под уздцы ведет коней. Кони братьям приглянулись (Чуть с крыльца не ебанулись). "Вот так кони! Охуеть! Не Ивану б их иметь!" Строить начали догадки, Как верхом они на блядки Прихуярят ночью в сад, Бабы так и лягут в ряд. Помечтали, попиздили, Об одном чуть не забыли - С рваной жопой как скакать? Решено коней загнать. Так решили, и пинками На базар коней погнали. Горбунок-то все смекнул И к Ивану пизданул. Тот в лесочке под осиной Хуй дрочил со страшной силой, Вдруг Конька он увидал, Член немедленно завял. "Вот мудило, ты всё дрочишь, А братьЯ коней уводят, Втихаря хотят загнать, Будешь хуй потом сосать!" На коня Иван садится, Братьям дать пизды грозится. Горбунок под ним заржал И на рынок поскакал. ...На базар братьЯ прибыли, Так, бля, цену заломими, Что хоть ёбнись, хоть усрись, Хуй коней тебе купить. Все глядели и вздыхали, Братья цену не снижали. Вдруг прошел по рынку звон: "Шухер, бля! Атас! ОМОН!" Кто прижопился, усравшись, Кто съебался. Братья ж наши Охуевшие стоят, Диво дивное глядят: Взвод ОМОНовцев хуярит, Князю путь он расчищает. С перепою поблевав, Тот на рынок путь держал. Перегаром так и пышет. Князь завел себе обычай Проблевавшить с будунка, Ёбнуть крынку молока. Вот и нынче: с красным рылом Приебошил князь на рынок, Простоквашу покупал И три дня с нее дрестал. Братья князя увидали И как вкопанные встали. За ценой не постояв, Ебанули по рукам. Казначей словечко молвил, Про понятия напомнил: "Как же, князь, ты мог забыть - Лучше спиздить, чем купить! А в казне-то мышь ебётся - Ни хуя там не найдётся!" - "На хуя ж, ебись ты в рот, Губернаторский наш фонд?" Князь к коням, а кони, суки, Охуели от сивухи И давай его мочить, По мудам копытом бить. Как тут быть? А тут наш Ваня На Коньке своем хуярит, И, увидев Горбунка, Ебанулись все слека. "Ай, да братья! Суки, гады, Долбоебы, конокрады!" Тут и братьям, и коням - Всем досталось по мудам. Кони враз опизденели, Князь со свитой прихуели. "Эта пара, князь, моя, Вот такая, блядь, хуйня! "Мне к коням и конюх нужен!" - Князь подумал, - "Ну, Ванюша, Заявление пиши, И давай, пиздуй, служи. Ай, да братья, ну и гады, Наебать меньшого брата! Мне такие блядуны В заместители нужны." Стал Иван на княжей службе Хуй пинать да бить баклуши, Лишь ночами отдыхал, Горбунка в дупло сношал. Тёмной ночью на кроватях Нет покоя старшим братьям - Горбунок ревет ослом Под Ивановым хуём. Проебавшись так с неделю Братья напрочь охуели. "Надо князю доложить, Хуй Ивану прищемить. Пусть работой, блядь, завалит, Тут уж хуй, небось, не встанет, Конь как слон не будет ржать, Будем мы ночами спать." Поутру пришли с докладом: "Мы ебошим до упаду, А Иван-то жрёт да срёт, Да Конька всю ночь ебёт! За Ивана взяться нужно, Пусть ебошится на службе. До хуя у парня сил, Ишь как коней усмирил!" "Складно, братья, вы пиздите. Ну-ка, Ваньку приведите! Князю конюхом служить Это, бля, не хуй дрочить." Слуги Ваню разыскали, Пиздюлей хороших дали, В рот неслабо поебли, К князю в терем привели. "Что случилось, князь-боярин?" - "Тут такое дело, Ваня: На княжении моем Охуенный есть облом. Если спиздить что придется - Или Дума доебётся, Или пресса заебёт, Или дело кто сошьёт. Слышал, шапка есть на свете, Как наденешь - хуй заметят. Ты ее мне привези. Понял, сука? Ну, иди." ЗалилсЯ Иван слезами, Обложил он всех хуями, На конюшню прибежал, "Мне пиздец!" - Коньку сказал. "Зря ты, Ваня, сопли свесил. Городничий есть на свете, Кепку носит - охуеть! Спиздит что, так хер засечь." На Конька Иван садится, Трехэтажно матерится. Горбунку пиздюлин дал, Тот как ветер поскакал. Приебали очень скоро В охуенно дивный город: На семи стоит холмах, Как бардак, горит в огнях. Едут дальше, видят - площадь, Посерёдке дрищет лошадь, Мэр верхом на ней сидит, Что-то скульптору пиздит. Скульптор памятник малюет, Мэр позирует, кайфует, С понтом дела на коне И дракон, бля, на копье. Говорит Конек Ивану: "У меня стоит на бабу, Щас я вставлю ей пистон, Ты же рядышком постой." Ваня спешившись съебался, Горбунок наш разбежался И с разбегу что есть сил Хуй в кобылу засадил. Лошадь пёрнула, взбрыкнула, Мэра оземь ебанула, Пизданулся - ё-моё - Прямо жопой о копьё. Тут к бесчуственному телу Подошел наш Ваня смело, С головы кепчонку снял, По карманам шарить стал. Горбунок три раза кончил Да к Ивану как подскочит: "Шухер, бля, кончай шмонать, Время самое тикать!" На конька Иван садился, Кепкой спизженной накрылся, Горбунка уёб под зад И поехали назад. Кепка князю приглянулась, Ваньке счастье приебнулось, Князь Ивана наградил - Лично грамоту вручил. То-то был наш Ваня тронут, Аж пустил слезу за ворот, Заскочил посрать на двор, Жопу грамотой утер. Приебал Иван в конюшню Отдохнуть от княжей службы. Только лёг - ебаться в рот! - Снова князь его зовёт! "В чем причина, князь-боярин?" - "Хуета такая, Ваня, С нашей областью стряслась - Бабки кончились опять! Ты вчера ушел кемарить, Я столы велел поставить, Да бояр велел созвать, Стали кепку обмывать. В дым ужравшись, мне бояре, Весь мой терем заблевали, Прохуярили бабла - Как их совесть не ебла! Слышал, есть одна скатёрка - Ебануться, да и только, - Жрачку - ёбаный ты в рот - Автоматом выдает. Ты теперь приказ мой слушай: Чем хуи пинать в конюшне, Поезжай, Конька возьми, Эту скатерть привези." Залился Иван слезами, Обложил он всех хуями, Князя на хуй он послал, Горбунку всё рассказал. "Допиздился ты, Ванюша, Заебли тебя на службе, Не хуй было хуй дрочить. Что ж, придется послужить. Есть в сибирском захолустье ТеремА у новых русских, Где с той скатерти едят (Так в народе, Вань, пиздят). Мы туда с тобой хуйнемся. Если дело проебнётся, Не случись какой облом, Эту скатерть пизданем. Будешь ты у них в хоромах, Блядь, гляди, не сделай промах, Ты посуду не бери, Только скатерть ебани." Далеко дорога вьётся, на Коньке Иван несётся В чужедальние края, Там, где нефти до хуя. По дороге до Сибири Много раз пизды ловили, Откупались от ментов, Насосались там хуёв. Видят - каменны палаты, Нефтяные в них магнаты Под столом рядком лежат, В срачу пьяные храпят. Полон стол бухла и жрачки (Как не вмазаться в усрачку!), Груды золота, хрусталь, Только скатерть - рвань и срань. Вся блевотиной покрыта, Вся обоссана, облита. Ваня сплюнув скатерть взял И из хаты уебал. На поляну прикатили, Скатерть наземь положили, Сели, жрачки стали ждать - Ни хуя, ёб вашу мать! Так и сяк ее вертели - Только зря муды вспотели. "Хуй с ней", - Ваня говорит, - "Пусть она в пизду сгорит! Хоть бы на хуй проку было!" В скатерть он хуйнул бензину, Чтобы ярче ей гореть. Что тут вышло! Охуеть! Мухой скатерть распахнулась, Что-то сверху пизданулось, Стало жрачки и бухла Что с кремлёвского стола. Всё Иван с коньком сожрали, Целый день потом блевали, И, посрав часочка три Скатерть князю повезли. Был наш князь за скатерть Ване Охуенно благодарен, Протянул державну длань: "Вот тебе, Иван, медаль!" Снова Ваня сопли свесил: "На хуй, что-ль ее повесить?" - Меньше б, Ваня, ты пиздил, На, носи, блядь, заслужил!" Отдохнуть решив от службы, Завернул Иван в конюшню. Только лишь глаза сомкнул - Кто-то в ухо пизданул. "Поднимайся! С князем горе!" - "Что случилось?" - "Мы в гондоне! У него опять не встал!" - "Как меня он заебал! С перепою-то такого Ведь не встанет у любого!" - "Ты, Ванюша, не пизди, Ноги в руки - и иди!" "Что за горе, князь-боярин?" - "Вот хуйня какая, Ваня, Не встаёт, хоть в рот ебись! На Конька, Иван, садись, Поутру на нем поскачешь И елдак мне прихуячишь, Чтобы был он в метр длиной, Чтоб стоял он день деньской!" Залился Иван слезами, Обложил он всех хуями, На конюшню приебал И Коньку все рассказал. "Что ж, Иван, такая служба! Ну, поскачем!" - "На хуй нужно! Этот ёбаный урод Всех тогда нас заебёт! Без елды его метровой Уж и так нам всем хуёво. Лучше тронемся к Кремлю, В ноги ёбнемся царю, Пусть узнает, все расскажем, Что князья его ебашат!" ...Расседлал Иван коня, Встали раком у Кремля. Долго ль, коротко ли ждали - Их бояре увидали. "Что за пидоры стоят, И чего от нас хотят?" Вот стоят они, базарят, На Конька ебала пялят. "Отвечай нам, хуесос, Что за зверя ты привез?" Над Коньком бояре, гады Уссывались до упаду. Жи**новский им пиздел: "Много я коней имел, Поимел их до хуя я, То животное другая, Антилопа это гну, Блядью буду, что не вру!" "Да когда же, бля, не врал ты?" - В Думе вспыхнули дебаты. Запиздились - нету слов, Насовать бы всем хуёв. Тут Гр**лов им крикнул: "Падлы, Хуль пиздите без команды?" А Кар**ин с Треть**ом Надавали всем пинков. Царь выходит: "Ах вы, суки, Распиздились, хуй вам в руки? Щас указ, бля, подпишу, Думу на хуй распущу!" Депутаты расступились, Низко в землю поклонились: "Царь! Там чудо! Дивный зверь!" - "Что ещё за поебень?" Тут Иван к царю подходит, Ебанулся низко оземь, За поклоном бьет поклон. "Встань, подонок, мудозвон! На версту воняет спермой, Целый день ты дрочишь, верно. Как посмел перед царем Стать с задроченным хуём?" - "Наш ебучий губернатор, Словно сломанный вибратор Всю губернию достал, Все мозги нам проебал. Вся родня его при деле, Весь народ они имели, Заебла такая власть, Нам осталось хуй сосать! От князей не стало жизни, Что ни видят, тут же пиздят! - "Знаю лучше твоего, Ну и хули, что с того? У меня губерний много, В каждой все не слава Богу." Тут конек как пизданёт: "На дзю-до он хуй кладет!" Царь лицом переменился, На Ивана залупился: "Хули мне ботву толкал, А о главном не сказал!" И бояре удивились, Да на князя распиздились: "Ни хуя себе кино, Чтоб дзю-до втоптать в говно!" ...Тут почему-то поэмка неожиданно обрывается на самом интересном месте... Жаль! (Всвязи с такой вот хуйней прошу писать мне стихи по мылу, а не в гостевуху.)

vpitoy.narod.ru

Сказка Про Конька Горбунка Матерная

Сказка Про Конька Горбунка Матерная Скачать

Сказка Про Конька Горбунка Матерная Читать

Аудиокнига Конёк-Горбунок Ершова представлена в формате mp3. Конёк-Горбунок по книге Петра Ершова. Сказку Конёк-Горбунок можно слушать&nbsp. Сказка о Коньке-горбунке на уральский лад. Расскажу я вам про то- Было лет назад не сто, А скорее, трижды по сто. В общем, выслушайте просто: Как на нашем на Урале Рудокопы проживали. КОНЁК-ГОРБУНОК - матерное стихотворение. Аудиокнига Конёк - Горбунок Ершова представлена в формате mp3. Конёк - Горбунок по книге Петра Ершова. Сказку Конёк - Горбунок можно слушать.

Сказка о Коньке- горбунке на уральский лад (Тамара Дегтярёва) / Стихи. Сказка о Коньке- горбунке на уральский лад.

О проблеме авторства сказки «Конек-Горбунок» говорится и пишется уже более 15 лет. 5981 Конька-Горбунка написал Пушкин! Почему поэту пришлось пойти на мистификацию и почему современная пушкинистика не хочет с этой мистификацией разобраться. Сказка Петра Ершова в обработке Димана Фролова. Тут конёк пред ним ложится, На конька Иван садится, Уши в руки он берёт, Что есть мочушки ревёт. Горбунок ногами вздёрнул, От натуги громко пёрнул, И за не *** делать, в миг Наш Иван воров настиг. К числу таких писателей относится и автор замечательной русской сказки « Конек -Горбнок» — Петр Павлович Ершов (1815—1869).

Расскажу я вам про то- Было лет назад не сто,А скорее, трижды по сто.. В общем, выслушайте просто: Как на нашем на Урале. Рудокопы проживали. Дружно жили, не тужили.

Из руды чугун варили. Позже плавили металл. Дух рабочий там витал.

Из металла лист катали,Утварь всякую ковали. Лист по речке Чусовой,Каме, Волге мировой. Плыл,кому был только нужен,Заграничного не хуже!

Ну а дело было так: Жил мужик один, чудак. У него своих два сына,Ну а третий был примак. Старший был ленивым сыном,Соней был невыносимым,Средний тоже лоботряс,Третий - коваль в самый раз! Ох, громаден был, верзила - Ум отменный, есть и сила. Гор, конечно, не свернул,Но подковы точно гнул. Расскажу вам всё, как было: У отца была кобыла. Раз ушла она в ночное,И случится же такое!

Обыскались все три дня,На четвёртый вдруг сама. Притащилась, словно кляча,Ох и вид у ней - заплачешь! Грива вся в репьях, а хвост. Заплетённый во сто кос. Старший, верите ли вы,Отскочил, как от чумы. Средний - плюнул, отошёл,Только младший подошёл.

Он от вида дался диву! От репьёв очистил гриву,Прочесал он щёткой круп,Удил. А убрал от губ. В благодарность кобылица Так к Ивану и ластится. В общем, так проходит время..

Кобылица носит бремя. И однажды у пенька. Родила она конька. Уши длинны, два горба,И росточком в два вершка. Ванька в кузнице куёт,Он и ухом не ведёт,Что кобыла с жеребёнком,Словно с маленьким щенёнком,Прямо к кузнице идёт. И такую речь ведёт: -Ты, Ванюша, не пугайся,Горбунка ты не чурайся,Хоть в огне, хоть на воде.

Будет он слугой тебе! Братья чудо увидали,Горбунка на смех подняли: -Не овца, не жеребёнок, А двугорбый сатанёнок! Ведь на нашего верзилу Надо больно много силы,Чтобы этакую стать. На спине своей таскать! А конёк Ванюше тихо: -От меня не будет лиха. Верь, кузнец,ценю я дружбу,Сослужу любую службу! Глубоко вздохнул кузнец: -Знать, насмешкам не конец!

И прошло немного дней,Стал Иван наш богатей. Все дела пошли на лад: Рудокопы, стар и млад,По утрам спешат вставать,На гора руды давать. Жизнь Иван познал таку- Лишь спасибо Горбунку. Сам подковы не куёт,Лишь команды отдаёт.

Кузнецы, мастеровые,Работяги удалые - Все Ивану в рот глядят,Угодить все норовят.. И узнал о Ваньке вольном. Царь, живущий в граде стольном.

Дал приказ такого плана: Разузнать секрет Ивана - Не прошёл ведь даже год,У него уже завод! Денег из казны не брал,А его уж весь Урал. И с наказом: мзды не брать! Шлёт гонца всё разузнать.

А гонец одет иноком,Носом водит,крутит оком! Так нужон ему догад,Отчего Иван богат. И однажды ночью он. Был уж очень изумлён: Увидал инок Фока,Что хозяин Горбунка. Без конюшего Луки. Кормит сам его с руки. Молвил так Иван уродцу: -Пей, водица из колодца.

Я слыхал, у нас за прудом Есть гора, где изумруды,Яхонта да малахит. И за всем девица бдит. Есть хозяйка у горы,Стережёт она дары!. Горбунок притопнул ножкой,Из- под ног - алмазов крошки,Изумруды и рубины. Словно ягоды рябины,Покатились по полам,Все к Ивановым ногам. Наш инок весь встрепенулся,Думал, что умом рехнулся. От такого вот уменья.

Добывать вот так каменья.. Чуть дождался он зарю,Поскакал скорей к царю. Царь, прослушав сей доклад,Был услышанному рад. И велел за два денька. Предоставить Горбунка. Привезли конька в столицу.

Ко красоткам кобылицам. Заперли на сто замков.. Топнул конь- и был таков! Утром в сенник царь вошёл,Горбунка там не нашёл. А конёк вернулся к Ване,Прилетел скорее лани. Разговор такой ведёт,Мол,друзей не предаёт.. И опять царь шлёт указ,Чтобы в стольный прибыл враз.

Сам Иванушка с конём,И каменья чтоб при нём.- Что, Ванюша, ты не весел,Что головушку повесил? Эка невидаль град стольный?! Мы, небось, того достойны,чтобы пить из чарок златых. В государевых палатах! Эта служба по плечу,Вмиг к царю тебя примчу!- Конь косится хитрым оком: -Стольный град нам будет проком! Наш Иван с роднёй простился.

В путь- дорогу снарядился.. Скоро сказка говорится,А конёк в столицу мчится..

Горбунка царь спрятал в сенник. И сидит он, словно пленник. Царь всем слугам дал наказ: Не сводить с Ивана глаз,Чтоб, не дай Бог, Горбунок. Ваньку ночью выкрасть смог! Да чтоб конь тот не умчал. Ваньку снова на Урал.

Утром царь едва проснулся,Прозевался, потянулся,Приказал вести юнца,Удалого кузнеца.- Слышал я такую байку,Знаешь ты горы Хозяйку. Мне её представь пред очи. Я даю тебе две ночи. Знай, с тобой я не шучу! Я жениться, брат, хочу!

По моёму разуменью - И супруга, и каменья. Я двух зайцев подстрелю,За Хозяйкой коль пошлю! Запечалился кузнец: -Вот пришёл и мне конец..- Не тужи, не надрывайся, В путь- дорогу собирайся.

instrumentsnab.weebly.com


Смотрите также