Щедрин. Балет «Конёк-Горбунок». Балет конек горбунок


Р.Щедрин. Балет «Конек-горбунок» - musicseasons

Р.Щедрин. Балет «Конек-горбунок»

Судьба сказки П.Ершова «Конек-горбунок» удивительна и противоречива: произведение было одобрено А.С.Пушкиным, определено В.Белинским как не имеющее художественного достоинства, запрещено цензурой, забыто, издано вновь, вошло в круг детского чтения – и получило воплощение на балетной сцене. Впервые это произошло в 1864 г., музыку написал Ц.Пуни, а поставил балет французский хореограф А.Сен-Леон. Это произведение было по-разному воспринято современниками – от одобрения до решительного неприятия стиля, казавшегося псевдорусским – однако, на сцене продержалось весьма долго. Но в советское время балет казался уже устаревшим – и потому в 1955 г. был поставлен вопрос о создании нового балета на сюжет сказки П.Ершова.

Либретто будущего балета написали балетмейстер В.Вайнонен и драматург П.Маляревский, а музыку дирекция Большого театра заказала Д.Б.Кабалевскому, но его не привлекали сказочные сюжеты, и он отдал либретто Родиону Константиновичу Щедрину. Для двадцатичетырехлетнего композитора – в ту пору еще студента последнего курса Московской консерватории – это была удача поистине невероятная. Но к созданию своей первой балетной музыки Р.Щедрин подошел подготовленным не только с точки зрения владения композиторской техникой: незадолго до начала работы над «Коньком-горбунком» он побывал в глухих местах Белоруссии, где услышал немало народных песен.

«Конек-горбунок» занимает в творчестве Р.Щедрина такое же место, как «Жар-птица» – в творчестве И.Ф.Стравинского: оба балета созданы молодыми композиторами, для которых жанр балета впоследствии становится одним из самых значимых, для обоих это был первый опыт в крупной театральной форме, и оба композитора свои первые балеты создали на сюжеты русских сказок (хотя «Конек-горбунок» и авторская сказка, но связь ее с русским фольклором неоспорима). Влияния, которые ощущаются в музыке балета, многообразны – это и Н.А.Римский-Корсаков с его сказочной фантастикой, и звукопись импрессионизма, и роскошь оркестровок М.Равеля, и «лубок», напоминающий о ярмарочных картинах «Петрушки» И.Ф.Стравинского. В то же время, в «Коньке-горбунке» уже проявились индивидуальные черты стиля самого Р.Щедрина, свойственные ему и в дальнейшем – рельефность интонаций, в отдельных фразах близких к речевым, яркая изобразительность, тембровая изобретательность, связь музыки с пластикой движения, а также пристрастие к ударным. Композитор использует богатейший арсенал этих инструментов в партитуре «Конька-горбунка», в том числе и весьма редкие – например, курские трещотки.

«Конек-горбунок» – балет, адресованный, в том числе и детской аудитории (ведь основан он на хорошо знакомой с детства сказке), и с этим связан удивительно светлый характер произведения. Проявилась в нем и еще одна присущая композитору черта – музыкальное чувство юмора. В стиле «Конька-горбунка» ощущаются черты лубка, скоморошины, некоторое озорство, что требовало характеристичности и комедийности образов. В первую очередь это относится к образу царя – и нельзя сказать, что сатирическое преподнесение этого персонажа было связано исключительно с идеологическими требованиями советской эпохи, такая интерпретация полностью соответствует сказке П.Ершова.

Балет, основанный на русской сказке, не мог обойтись без интонаций русской народной песенности, и они присутствуют в музыкальной ткани в изобилии, включая и излюбленный фольклорный жанр Р.Щедрина – частушки. В «Коньке-горбунке» представлены разнообразные варианты частушки – от лирических припевок в «Лирическом хороводе» до энергичных, «забористых» мелодий в сцене Ивана с братьями.

В «Коньке-горбунке» Р.Щедрин еще следует классическим балетным традициям, от которых отказывается в последующих произведениях в этом жанре («Дуэт Ивана и Царь-девицы», «Вариации Царь-девицы»).

Партитура балета «Конек-горбунок» была завершена Р.Щедриным в 1956 г., а по прошествии трех лет произведение было принято к постановке. Ставил «Конька-горбунка» А.Радунский, он же исполнил роль Царя. Композитор присутствовал на репетициях, нередко садился за фортепиано, чтобы привести тот или иной эпизод в соответствие с требованиями хореографии, многое дорабатывалось и изменялось в процессе работы. Например, незадолго до спектакля балетмейстер попросил его написать финальную вариацию Ивана, без которой балет представлялся незавершенным. Р.Щедрин за несколько часов написал требуемый музыкальный материал, использовав мелодию солдатской песни «Деревенька небольшая». В.Васильеву – первому исполнителю партии Ивана – пришлось выучить вариацию в сжатые сроки.

Премьера «Конька-горбунка» состоялась в марте 1960 г., а в следующем году балет был экранизирован. Впоследствии его ставили различные балетмейстеры, открывая в произведении новые грани: И.Бельский в 1963 г. трактовал его в сатирическом ключе, Д.Брянцев в 1981 сочетал ярмарочную стихию с яркими индивидуальными образами, а в постановке А.Ратманского, осуществленной в 2009 г., сочетаются классический и характерный танец, виртуозность и мимические сцены.

 

Музыкальные Сезоны

Р.Щедрин. Балет «Конек-горбунок» Просмотров: 987

musicseasons.org

Родион Щедрин начало пути балет Конек-Горбунок

Балет «Конек-Горбунок» — второе крупное произведение Щедрина. Сочинявшийся, как и концерт, в студенческие годы, балет был закончен в 1955 году. А через пять лет поставлен на сцене нашего прославленного Большого театра.

Сцена из балета Конек-Горбунок в постановке Большого театра Союза ССР; Царь-девица - М.Плисецкая, Иван - В.Васильев, Конек-Горбунок - Т.Попко.

Сюжетом балета послужила хорошо известная сказка П.Ершова, написанная еще в 1834 году. Сто пятьдесят лет неувядающего интереса к ней читателей говорят о ее гениальности. К сюжету сказки композиторы обращались неоднократно. Были написаны произведения для оркестра, опера, балеты. Наиболее долговечным оказался балет Ц. Пуни (1864). Но по музыке этот балет не был русским, несмотря на использование композитором популярной плясовой песни «По улице мостовой» и любимой всеми мелодии «Соловья» Алябьева. Действие сказки происходило на Востоке, и балет иногда шел под названием «Царь-девица». Поэтому мы вправе говорить о первом (и пока единственном) удачном воплощении сказки Ершова в русском балете.

В роли Царь-девицы - Майя Плисецкая

Авторы либретто В. Вайнонен и П. Маляревский сохранили основные события произведения, неторопливый, эпический характер повествования. И не только дети, но и взрослые с неослабевающим вниманием следят за удивительными приключениями русского паренька Ивана, которого изо всех его бед выручает сказочный Конек-Горбунок.

Дуэт Царь-девицы и Ивана из балета Конек-Горбунок

Балет Щедрина «Конек-Горбунок», быть может, еще более русский, чем Первый концерт. В народном складе выдержаны не только образы народа, Ивана и его вероломных братьев Данилы и Гаврилы, но и сказочный Конек-Горбунок, а в конце балета и сама Царь-девица — существо загадочное, фантастическое из далекой неведомой страны. Произведение полно народного веселья, лирики, тепла и мягкой добродушной усмешки.

В роли Ивана - Владимир Васильев

В построении балета композитор опирался в основном на традиции русской классики, по преимуществу оперной. Оркестровое вступление вводит нас в атмосферу праздника, народного гулянья. Многократно у труб, а затем у валторн звучит веселый плясовой мотив, на который наслаивается мелодия типично русского эпического склада. Так уже с первых тактов композитор использует остинатный прием народного наигрыша. Музыка образно передает нескончаемый гомон огромной толпы народа, могучий стихийный танец с типичным русским притопом:

Небольшая средняя часть с распевной мелодией у скрипок вносит момент успокоения, разрядки. Это как бы девичья песня с плавным, хотя и подвижным танцем. Зычный голос труб возвращает к музыке начала. Теперь плясовой мотив исполняет почти весь оркестр. Железный ритм-остинато превалирует надо всем остальным. А длинные форшлаги валторн и виолончелей напоминают молодецкий посвист, так часто сопровождающий русскую народную пляску. Резко контрастирует с праздничным Вступлением второй номер балета — пролог «Горе»: каждую ночь у старика-отца кто-то топчет поле пшеницы. Полутоновую интонацию стона красочно передают в низком басовом регистре виолончели и контрабасы:

Неизменная мелодическая фигурация повторяется многократно, отчетливо рисуя портрет страдающего человека. Последний раз мотив горя проходит у деревянных духовых и валторны, замирая на фермате. Такими же точными, запоминающимися музыкальными портретами будут наделены все основные персонажи балета. А мелодии этих характеристик станут лейтмотивами героев на протяжении всего произведения. Подобным образом изображали своих оперных героев Глинка, Чайковский, Мусоргский, Бородин, Римский-Корсаков. Картина первая. Изба. Воскресный день. Данила и Гаврила собираются на гулянку. Иван спит на полатях. Три картины первого действия знакомят нас с главными действующими лицами балета, за исключением Царь-девицы. Открывает действие оркестровое вступление, в основе которого лежит пленительная тема девичьего хоровода. Ее основой послужила мелодия подлинной русской песни «Не будите меня, молоду».

Несмело и осторожно тема проходит в высоком регистре у флейт, затем подхватывается другими инструментами оркестра. Нежная и ласковая, хороводная станет лейтмотивом девушек и прозвучит в балете еще не один раз. И опять, как в начале оперы, музыка резко меняет свой характер. Один из братьев «наигрывает на балалайке» веселый, разудалый плясовой мотив. В оркестре нет балалайки, ее звучание имитируют скрипки. Под «балалаечный» наигрыш у фаготов и низких струнных инструментов появляется лейтмотив братьев Ивана. Это тяжеловесная, угловатая тема, напоминающая разудалую мелодию русских плясок (тема у братьев одна, так как Данила и Гаврила похожи во всем друга на друга):

 

Угловатость и размашистость этой теме придает внезапный ход на нону вверх, заполненный глиссандо струнных. После нисходящего поступенного движения такой резкий сдвиг мелодии на широкий интервал воспринимается неожиданно. Достигнутый звук повторяется трижды, а в следующем такте (секундой, выше) — четыре раза, как бы вдалбливается (братья упрямы и заносчивы). Чеканный ритм, акценты, исполнение marcato усиливают это впечатление. Громогласная музыка на момент стихает, становится слышна хороводная тема — это приближается деревенская молодежь. Девушки и парни заполняют избу, начинается общий танец — «Танец в избе». Как и в предыдущем номере, хороводная мелодия открывает и завершает общий танец. Большой интерес представляет чередование этой грациозной девичьей мелодии с лейтмотивом братьев. Начальные фразы темы девушек, невесомо исполняемые деревянными духовыми, переходят в «грозный топот» унисона струнных, поддержанных тромбоном и тубой fortissimo. Пляшущие как бы разделяются на две группы, соревнующиеся между собой в танце. Мелодии в оркестре перемежаются балалаечными наигрышами. Пляска достигает апогея и захватывает всех присутствующих. Теперь уже различные по характеру хороводная и тема братьев звучат одновременно в мощном tutti оркестра. Не выдержавший накала веселья Иван падает с полатей и с ходу пускается вприсядку. Братья недовольны. Они упрекают дурака. И вот здесь у скрипок (и только у скрипок) звучит лирическая, задумчивая, несколько печальная мелодия — тема Ивана. Этот короткий эпизод среди всеобщего веселья особенно выделяется. Так композитор подготавливает нас к знакомству с героем балета, на один миг как бы высвечивая сердечность и мягкость его характера:

Лирическая мелодия даже не заканчивается, ее резко обрывает возобновляющийся танец. Еще раз, и также в одновременности, проходят хороводная и тема братьев, выражая буйство красок молодежной пляски. Разгулявшимся в избе становится тесно, все уходят, но Ивана не берут, дверь перед ним захлопывается. Интересен заключительный аккорд сцены, построенный на звуках, образующих гаммообразный отрезок. Взятый в высоком регистре челесты, арф, скрипок и альтов на ррр, он придает музыке прозрачность:

Подобные созвучия будут встречаться и в других произведениях Щедрина. Здесь это созвучие напоминает гул удаляющейся толпы, чему способствует предшествующее аккорду проведение темы хоровода (солируют кларнет и фагот), которая также останется незавершенной, «растворяясь в пространстве». В пятом номере балета композитор рисует портрет Ивана. Так же, как в сказке, композитор освещает в балете различные стороны характера героя. Иван честен. В противоположность своим братьям он не обманывает отца и всю ночь зорко сторожит пшеничное поле. Именно ему удается поймать вора — кобылицу, которая вытаптывает урожай. Иван добр. Отпустив кобылицу, он получает в награду сказочного Конька-Горбунка. Иван весел. В сказке Ершова сказано: И под песню дурака Кони пляшут трепака; А конек его — горбатко — Так и ломится вприсядку.

Щедрин дополняет облик Ивана лирическими чертами, свойственными доверчивому русскому парню. Об этом говорила маленькая заявка-тема, данная в гомоне и шуме пляски предыдущей сцены. Портрет усиливает эту характеристику. Неторопливо и очень выразительно мелодию русского характера, напоминающую пастуший наигрыш, запевает флейта-пикколо, ей вторит кларнет. Это небольшое вступление создает настроение сосредоточенности. А дальше, у первых скрипок, появляется и сама тема — лейтмотив Ивана, который будет сопровождать его на всем протяжении балета:

Эта лирическая мелодия звучит под мерный, покачивающийся аккомпанемент арф и виолончелей. Благодаря баюкающему сопровождению, медленному темпу, распевности мелодического голоса, музыка производит впечатление колыбельной — светлой, мягкой и сердечной. Заключает портрет как в рамку та же начальная тема раздумья — и опять у солирующих флейты-пикколо и кларнета. Значительное сокращение состава оркестра способствует камерности, интимности высказывания. Грустит и мечтает Иван недолго. Настроение его быстро меняется. Он вновь весел, добродушен, общителен. Зазвав к себе в избу деревенских ребятишек, он начинает учить их плясать. Незатейливый мотив напоминает веселую детскую песенку:

Состав оркестра и здесь невелик. Вариации на эту подвижную тему, как бы соревнуясь, исполняют солирующие кларнет, гобой и фагот. Отрывистое сопровождение небольшой группы инструментов усиливает впечатление легкости и подвижности беззаботной пляски-игры. Внезапно музыка вновь изменяет свой характер. Приходят братья, отец. Семья решает, как уберечь урожай от вора. Перед нами проходят уже знакомые темы-характеристики. Братья, а затем и Иван уходят сторожить поле. Так заканчивается экспозиция музыкальных образов старика-отца и его сыновей. Но эти зарисовки даны в окружении веселящейся и танцующей толпы, что придает музыке еще более живые реалистические краски. В первом действии композитор знакомит нас и с фантастическими персонажами балета. Картина вторая — «Поле». Вступление — «Ночь». Если жанр танца, песни вызывает в нашем представлении нечто конкретное, определенное, то картину природы каждый слушатель вправе толковать более свободно, хотя общее настроение композитор нам и подсказывает. Солирующая валторна запевает широкую, раздольную русскую мелодию, ее подхватывают и заканчивают два кларнета:

Тема поручена этим инструментам не случайно: валторна ведет свое происхождение от охотничьего рога, кларнет— от русского народного инструмента свирели. И свирель, и охотничий рог звучали обычно в быту. Тема развивается в виде вариаций, каждый раз расцвечиваясь новыми подголосками. На протяжении только трех вариаций Щедрин сумел воссоздать эффект приближающегося, а затем постепенно удаляющегося пения, выделив середину картины звучанием самой многочисленной и поющей группы оркестра — скрипок на F и FF. Ночная тишина взрывается яростной борьбой Ивана с Кобылицей, пытающейся сбросить с себя смельчака. Победителем выходит Иван. И вот награда — Конек-Горбунок. В сказке Ершова это фантастическое существо обрисовано так:

Ростом только в три вершка, На спине с двумя горбами Да с аршинными ушами.

Конек творит чудеса. Он молниеносно преодолевает огромные расстояния и даже заносит Ивана на небо в светлый терем Царь-девицы. В образе Конька-Горбунка нашла; очевидно, отражение давняя мечта народа о быстром передвижении, как на сказочном ковре-самолете или в сапогах-скороходах.

Конек мал, легок, подвижен, и его музыкальный портрет вычерчивают наиболее высокие инструменты оркестра — солирующие флейта-пикколо и флейта. Лейтмотив Конька-Горбунка необыкновенно изящен и прозрачен по звучанию. Это танец русского склада

Состав оркестра и здесь сокращен. Зато сопровождают мелодию такие звончатые инструменты, как бубенчики (So-nagli), треугольники (Triangolo), челеста, две арфы в высоком регистре стаккато, а затем вступает фортепиано с репетициями (быстрое повторение одного звука) в предельно высоком регистре. Оркестровые краски, найденные композитором, необыкновенно удачно рисуют это сказочное существо. Как известно, Конек становится другом и помощником Ивана в самых невероятных обстоятельствах его жизни. С помощью Конька Иван ловит Жар-птицу, привозит во дворец Царь-девицу, достает со дна океана ее перстень. А в конце концов волшебный Горбунок делает Ивана царем. Третья картина — «Базар» — начинается яркой массовой сценой. Звучит уже знакомая могучая плясовая музыка Вступления к опере («Ярмарочное гулянье»), вслед за которой идут «Цыганский танец», «Девичий хоровод» и «Русская кадриль». Среди множества народных танцев прослеживаются и характерные интонации частушек. Напомнят они о себе и в праздничных плясках Эпилога. Народное веселье прерывается выходом царя Гороха. В операх-сказках русских композиторов хорошо известны комический царь Салтан из одноименной оперы Римского-Корсакова, жестокий, глупый и смешной Додон из оперы «Золотой петушок» того же композитора. Щедрин характеристикой царя Гороха дополняет галерею этих сатирических образов. Лейтмотиву царя Гороха предшествуют торжественные фанфары, которые неожиданно сменяются скромно и тихо звучащим маршем:

Спокойное шествие нарушается лишь один раз внезапным, резко звучащим (на FF) кластером, подчеркнутым вдобавок ударом колотушки по бубну — царь чихает. Так уже сразу музыка рисует комическую фигуру дряхлого, беспомощного царя Гороха. Черты гротеска находят в дальнейших сценах свое развитие. Вот старшая мамка кормит царя с ложечки (картина четвертая — «Царская светлица»). А в оркестре каждая фраза маршевого мотива заканчивается форшлагом в высоком регистре у флейты-пикколо. В этом плане выделяется также «Сцена с мухой»: на фоне непрерывно «жужжащих» струнных неторопливые, размеренные фразы марша звучат особенно комично. Иван, ставший к тому времени придворным стремянным, тихо подкрадывается и убивает муху на носу царя. Этот момент композитор вновь выделяет резкой сменой динамических оттенков. Утомившись от «дел», царь засыпает, а вместе с ним и все приближенные. В свои преклонные годы царь Горох старается выглядеть молодцом. Он даже пускается в пляс вместе с Царь-девицей и Иваном, но тут же в бессилии прерывает танец. В момент объяснения царя Гороха в любви Царь-девице (финал шестой картины) вновь появляются тяжелые маршевые ходы, контрастирующие с задорными форшлагами в верхнем регистре. Ферматы в конце почти каждой фразы, подчеркивающие дряхлость жениха, дополняют комический эффект этой сцены. Желание быть молодым, под стать своей пятнадцатилетней невесте, в конце концов и губит царя. Купание в кипящем котле заканчивается для него плачевно. Но похоронный марш, основу которого составляет неизменно повторяющаяся в басу скорбная мелодико-ритмическая фигура, звучит как-то назойливо и механистично, чем и снимает настроение, присущее музыке такого рода. Ну и, наконец, Царь-девица. наиболее яркий образ мира фантастического. Что же представляет собою героиня балета и окружающий ее мир? Здесь наиболее ощутимо влияние русской классической оперы, и в первую очередь сказочных и былинных опер Римского-Корсакова. Характеристике сказочных образов посвящены пятая и седьмая картины балета. Пятая картина — «Серебряная гора» (II д.). Полночь, дремучий лес, туман, зеленая поляна, вдали видны Серебряная гора и море. Но еще до открытия занавеса музыка вводит слушателей в таинственный мир сказки. Неторопливо, очень тихо тема леса звучит в октав) у низких инструментов (вспоминаются музыка зачарованного леса в операх Римского-Корсакова, живописные образы картины В. Васнецова «Иван-царевич на сером волке»):

Ходы на уменьшенную кварту, по звукам уменьшенного трезвучия, тонический органный пункт усиливают впечатление необычности и настороженности, чего-то застывшего, древнего, забытого. Тема многократно проходит у различных инструментов. Мощь оркестра постепенно нарастает. И вот уже основная тема звучит у тромбонов. А «всплески» челесты и глиссандо арф, звончатость колокольчиков (Campanelli) и колоколов (Сатрапе) создают зрительный образ сияния, излучаемого Серебряной горой. Картина сказочной панорамы заканчивается стремительным взлетом пассажей (одновременно у всех групп оркестра), напоминающим внезапный порыв ветра. На Серебряную гору слетаются волшебные птицы. Все вокруг светлеет. Жар-птица — одно из наиболее фантастических созданий народной сказки. В балете И. Стравинского «Жар-птица» чудная птица является главным действующим лицом. У Щедрина птицы — только друзья, подруги Царь-девицы. Тремоло струнных, короткие взлеты и ниспадающие пассажи деревянных и медных духовых, чарующее звучание арф, ксилофона, колоколов, треугольника, колокольчиков, челесты — все это переливается, журчит, передавая в музыке блестящий фейерверк красок жар-птиц. Яркость оркестровых красок дополнена вибрафоном и электромузыкальным инструментом клавиолиной (или экводином). Потанцевать и порезвиться со своими подружками приплывает с «моря-окияна» Царь-девица. Ее первый лейтмотив — тема-зов, прихотливая и капризная по ритмическому рисунку. Впервые эта тема прозвучала в четвертой картине балета у валторны («Царская светлица» — «Ожившая фреска Царь-девицы»):

Мелодия, пронизанная уменьшенными и увеличенными интервалами, красочность оркестровки роднят эту тему с остальным миром фантастики. В танце Царь-девицы с Жар-птицами ее лейтмотив звучит мощно и громогласно у трубы и тромбонов. Второе проведение у солирующей флейты контрастирует с начальным своей неожиданной мягкостью и нежностью. Кульминация фантастического образа Царь-девицы выделена звучанием деревянной и струнной групп оркестра fortissimo. Органный пункт (ре-бемоль) у фаготов, тубы, литавр и контрабасов, длящийся до конца номера, придает музыке характер застывшей красочной картины. Мерное сопровождение баюкающих аккордов сообщает образу Царь-девицы спокойствие и величавость. В известной мере это и подготовка ее второго лейтмотива, который также связан с традициями русской классики. Встреча с Иваном «очеловечивает» сказочную девицу (дуэттино Ивана и Царь-девицы) 35. В основу второго лейтмотива Царь-девицы положена колыбельная песня, взятая композитором из сборника «Песни русского народа» А. К. Лядова:

На фоне мерного сопровождения басов, чередующихся с аккордами, звучит неторопливая, спокойная мелодия. В ней очень хорошо ощутим мягкий и широкий жест русского танца. Поручая исполнение лейтмотива исключительно скрипкам, композитор особо подчеркивает его песенность и теплоту. С образом Царь-девицы связана и фантастическая седьмая картина балета — «Дно океана» (III д., именно там находится перстень Царь-девицы, который должен достать Иван). Построенная но принципу танцевальной сюиты, картина включает танцы Морской царевны, рака, золотых рыбок, кораллов, морских коньков, медуз (здесь вспоминается пляска рыб на дне морском под игру Садко на гуслях яровчатых).

Сцена из балета Конек-Горбунок в постановке Музыкального театра имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко

Как всегда в русских сказках, бесхитростный и простодушный Иван выходит победителем из всех, казалось бы, безвыходных положений. В конце балета по приказу царя он купается в кипящем котле («пробы ради») и, благодаря помощи своего неизменного друга Конька-Горбунка, выходит оттуда чудо-красавцем.

Царь-девица — М. Дроздова, Иван — В. Кириллов.

Балет заканчивается веселым праздником. Величают молодых — Ивана с Царь-девицей. Молодежь начинает водить хороводы. Плавный русский танец невесты сменяет молодецкая пляска жениха. А вот и Конек-Горбунок. Сначала его легкий, полетный лейтмотив проходит у флейт и флейты-пикколо, а затем подхватывается фортепиано, деревянными духовыми и струнными инструментами на FFF. Многократное повторение начального мотива темы главного героя сказки напоминает веселый перезвон колоколов. А в это время могучие медные инструменты утверждают победный русский мотив. Балет «Конек-Горбунок» немолод. Испытание временем он выдержал с честью. И в наши дни его часто ставят на сценах советских и зарубежных театров. В виде симфонической сюиты музыку балета включал в свой репертуар выдающийся американский дирижер Л. Стоковский. С большим интересом «Конек-Горбунок» смотрят юные зрители Болгарии. В марте 1985 года «Конек-Горбунок» Родиона Щедрина с триумфом прошел на сцене Римской оперы. Итальянские критики назвали постановку балета «маленьким чудом живости и хорошего вкуса».

У нас в Советском Союзе «Конек-Горбунок» продолжает свою счастливую жизнь в блистательной постановке Ленинградского театра оперы и балета имени С. М. Кирова. В 1983 году балет был поставлен в Музыкальном театре имени К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко. Спектакль Музыкального театра в мае 1985 года был показан по телевидению. Музыка балета с успехом звучит и с эстрады. Композитором составлены две оркестровые сюиты, куда вошли наиболее значительные и красочные номера о6. Помимо оркестровых сюит Щедрин переложил, как уже было отмечено, четыре номера балета для фортепиано, пользующиеся большой популярностью у пианистов («Старшие братья и Иван», «Девичий хоровод», «Скерцино», «Я играю на балалайке»39. В декабре 1984 года по радио впервые прозвучала музыкальная сказка «Конек-Горбунок» с музыкой Щедрина (исполнители — О.Табаков и М. Овчинникова). Балет «Конек-Горбунок», сочинявшийся почти одновременно с Первым концертом, имеет с ним много общего. Прежде всего — это бьющая ключом жизнерадостность. Общая атмосфера света, мягкого юмора, перекликаясь с настроением сказки Ершова, касается даже таких событий, как смерть царя Гороха. Шире и разнообразнее, чем в концерте, Щедрин использует типичные особенности русской народной песни. Музыка балета буквально пронизана русским народным мелосом. Слышатся и лирические протяжные, и разудалые плясовые, хороводные и величальные песни. В целом, законченном виде частушек здесь нет, но их интонации, ритмы неизменно проскальзывают в массовых танцевальных сценах. Характерные для русской песни народные лады, полифонический и вариационный методы развития занимают в балете основное место. Красочно использованы органные пункты, ostinato. А в фантастических картинах Щедрин находит новые краски, свежие оркестровые звучания. Обилие лейтмотивов, которые неоднократно видоизменяются, помогает композитору преодолевать сюитность построения. Роль тематической связки выполняют темы Вступления к балету и Девичьего хоровода и даже «пастуший» наигрыш Ивана (№ 5, «Иван»), повторяясь в ряде сцен. Подобные тематические арки скрепляют законченные и, как правило, контрастные номера балета в единое монолитное целое.

В балете намечаются и новые черты, получающие в дальнейшем яркое и своеобразное развитие. Прежде всего — это лирика. По сравнению со сказкой Ершова Щедрин, как отмечалось, значительно смягчил, опоэтизировал образ Ивана. В лирическом плане дана и Царь-девица. Задушевно-нежной и проникновенной лирикой отличается Девичий хоровод, плавный Хороводный танец сенных девушек в царской светлице (№ 26) 40. Мягкая лирика протяжной песни составляет основу оркестрового вступления ко второй картине «Ночь». Эта лирическая направленность раннего произведения композитора позже даст замечательные результаты, когда именно лирическая протяжная народная песня, русский причет помогут Щедрину раскрыть национальную природу русского народа (оратория «Ленин в сердце народном», народные сцены в опере «Мертвые души»). Во Втором концерте для оркестра («Звоны»), во «Фресках Дионисия», в ряде пьес «Тетради для юношества» композитором будут затронуты еще более глубокие слои русской народной музыки. От мягкого юмора «Конька-Горбунка» Щедрин придет в дальнейшем к сатире (курортная кантата «Бюрократиада») и гротеску (губернское общество в опере «Мертвые души»). В «Коньке-Горбунке» еще немного сложных гармонических и тональных сочетаний, отличающих более поздние произведения композитора. И все же значительно чаще, чем в концерте, звучат здесь диссонирующие, иногда кластерные аккорды.

И наконец, балет отличает красочность оркестрового звучания. А ударная группа из подчиненной зачастую превращается в равноправную с другими оркестровыми группами.

ale07.ru

Конёк-горбунок (балет Пуни) — Циклопедия

Балет «Конёк-горбунок, или Царь-девица» полностью можно посмотреть здесь: https://my.mail.ru/my/welcome?back_after_reg=http://my.mail.ru/community/classica.fm/7C22051C89F3378B.html

Сцены из балета
"Танец золотых рыбок" ФРЕСКИ ИЗ БАЛЕТА ФРЕСКИ ИЗ БАЛЕТА

«Конёк-горбунок, или Царь-девица» — балет в 4 актах по одноимённой сказке Петра Ершова. Композитор Цезарь Пуни, автор либретто и балетмейстер Артур Сен-Леон.

Премьера прошла 3 декабря 1864 года в петербургском Большом Каменном театре (Петербургская императорская труппа).

Балет «Конёк-горбунок» официально признается первым русским балетом на русскую национальную тему, с использованием популярных русских национальных мелодий.

[править] Литературная основа

Стихотворная сказка П.Ершова «Конёк-горбунок» была создана на основе и в стилистике народных сказок. Есть мнение, подкрепленное выводами филологов, что к этому произведению имеет некоторое отношение и А. С. Пушкин — студент Петербургского университета П. Ершов свое первое крупное произведение — сказку «Конёк-горбунок» — принес на суд прославленного поэта, и тот, похвалив начинающего литератора, внес свою лепту: первые четыре стиха сказки. А некоторые литературоведы вообще приписывают Пушкину все произведение[1][2].

Вся стихотворная сказка носила явный сатирический характер; лихой яркой стихотворной формой рассказывалось об Иванушке-дурачке, который, как и положено по сказке, оказывался хитроватым, хотя добрым и отважным парнем, которому с радостью помогали волшебные силы; а вот коварный царь наказывался в конце концов за все свои интриги и злодеяния.

Отрывок из «Конька-горбунка» впервые был напечатан в 1834 году в журнале «Библиотека для чтения». В том же году сказка вышла отдельным изданием, но с поправками по требованию цензуры — поэтому вся ее сатирическая основа была выхолощена: при царствовании императора Николая Первого подобные «штучки» не проходили.

Только через 22 года в 1856 году, при следующем императоре Александре II, она была издана полностью[3]. И сразу же получила признание читателей.

[править] История создания

В это время Петербургскую балетную труппу при императорских театрах возглавлял французский балетмейстер Артур Сен-Леон. Россию он не рассматривал в качестве «второй родины», он честно отбывал службу при русском дворе с хорошо оплачиваемой должностью и искал материал для постановок на русской сцене. Получившая восторженные отзывы русской критики и читателей сказка «Конек-горбунок» вполне его устраивала для перенесения на балетную сцену — балетмейстер счел, что успех литературной основы перенесется и на успех постановки. И оказался прав. Надо добавить, что это время (правление императора Александра Второго) вообще характеризуется «возвышением» русской лубочной стилистики, так что новый балет должен был стать во всех смыслах — «ко двору».

Написание музыки было поручено композитору Цезарю Пуни, также работавшему тогда при российском императорском дворе.

[править] Либретто

За написание сценария к будущему балету взялся сам балетмейстер. Однако Сен-Леон подошел к процессу творчески: из-за острой сатирической направленности литературного произведения он подверг сюжет многочисленным переделкам. Французского балетмейстера, специально приглашенного дирекцией театров при русским императором, мало интересовали демократические идеи по развитию России, лежащие в основе поэтической сказки Ершова. Его привлек внешний сюжет и воспроизведение его в танце. Вместо главного героя ершовской сказки Иванушки в балете основным действующим лицом стала Царь-девица, царя заменил хан[4].

Cам Конек описан в либретто как уродец — странный человек с горбом и лошадиной головой[5]

Как балетмейстер А. Сен-Леон решил вывести на сцену острохарактерный народный танец, но значительно интерпретировав его и усложнив с классическими балетными па. Это стало большим новшеством — русский стиль оказался в полном смысле слова основным «коньком» балетного «Конька-горбунка».

[править] Музыка

Ц. Пуни - Конек-Горбунок (фрагмент), в исполнении Русского Камерного Оркестра Барнаула Ц.Пуни - Антракт к балету "Конёк-Горбунок". Исполняет духовой оркестр музыкального лицея им. С. Рахманинова. Дирижёр: Василюк Борис. Соло на кларнете - Малик Ирина, на флейте - Калараш Алина; концерт 9 мая 2010 г. в Органном Зале г.Кишинёва (Молдова)

Композитор Цезарь Пуни, работая над стилистикой русской сказки, в форме которой было написано легшее в основу балета произведение П. Ершова, искал музыкальное соответствие литературному жанру. Чтобы придать музыке национальную окраску, он использовал русские народные мотивы и произведения русских композиторов[4], так — в музыкальную партитуру попали, среди прочего, музыка к романсу А. А. Алябьева «Соловей»[6], известная мелодия «Жил-был у бабушки серенький козлик» и другие широко известные и потому сразу узнаваемые музыкальные творения.

О музыке к балету и причинах ее феноменального успеха писал через много лет советский историк балета Юрий Алексеевич Бахрушин: «Чрезвычайно простая по своей форме, с широким использованием народных мелодий, крайне танцевальная, она легко запоминалась и незаметно входила в быт русских людей. Достаточно сказать, что на мотив мазурки из последнего акта балета поётся известная детская песенка „Жил-был у бабушки серенький козлик“»[7].

[править] Работа над постановкой

Уже с первых репетиций стало ясно, что Петербургская императорская сцена получает не просто новый спектакль, но и доселе невиданный на ее подмостках стиль — национально-русский. Русские пляски уже не были чем-то диковинным на театральной сцене, особо они стали популярны сразу после войны 1812 года, поднявшей общую волну патриотизма. Но впервые на театральную сцену восходил балет национальной русской тематики. Балет — искусство исключительно западно-европейское, и пришел в Россию из Западной Европы, и все это время поддерживался западно-европейской тематикой. И вот впервые европейский стиль отходил, и делал это французский балетмейстер.

Впрочем, национальный русский колорит оказался в новом спектакле не таким уж национально-народным. Артур Сен-Леон «одел» его в классические балетные па и изобретал русские народные танцы по собственному усмотрению. Он умудрился ввести даже уральский народный танец — какового быть не могло по причине отсутствия не только такого танца, но и такой народности. Балетмейстера это ничуть не смутило — существующий лишь в балете «Конёк-госбунок» уральский танец продсуществовал весьма долго; первыми его исполнителями стали танцовшики Кошева и Иванов[8], в дальнейших спектаклях его с большим успехом отплясывал венгр Аладар Бекефи, много лет прорабоавший в императорской труппе.

Театральная условность вполне дозволяла подобное.

В результате балет открыл новый псевдорусский лубочный стиль на классической сцене.

Репетиции шли полным ходом, уже была назначена премьера. Но перед самой премьерой сломал ногу Тимофей Стуколкин, ведущий комический танцовщик Петербургской сцены, исполнитель партии Иванушки. На роль срочно был назначен другой артист, Николай Троицкий, до того главные роли не исполнявший. Так молодой артист Николай Троицкий, став первым исполнителем партии Иванушки, неожиданно выдвинулся в солисты Петербургской императорской труппы.

Александр Пишо, первый «Конек-Горбунок»

Стуколкин, поправившись, вышел в роли Иванушки лишь 26 января 1865 года[8].

[править] Краткое содержание

Действующие лица:

  • Петр, крестьянин.
Его сыновья:
  • Данило
  • Гаврило
  • Иванушка-дурачок
  • Царь-девица
  • Конек-Горбунок
  • Хан
  • Мутча, приближенный хана
  • Царица нереид
  • Русские купцы. Деревенские бабы. Воины. Крестьяне, торгующие на ярмарке. Жены хана. Воины и слуги хана.
Муравьева М.Н. – «Царь-девица»

Краткое содержание:

Дела крестьянина Петра совсем плохи: земля истощилась, урожай все хуже и хуже, кто-то целенаправленно уничтожает посевы. Братья договариваются по очереди караулить по ночам поле. Жребий караулить выпадает Иванушке. Наступает полночь. В темноте Иванушка различает прекрасного белого коня, топчущего колосья и выбивающего копытами зерна. Иванушка хватает коня за золотую гриву и вскакивает на него. И тут же темные тучи заволакивают небо, сверкает молния, освещающая коня, который уносится в воздух с Иванушкой. Но вот гроза утихла, и волшебный конь опустился на землю. Он просит Иванушку отпустить его на волю, предлагая выкуп. Иванушка соглашается и тотчас вместо белого коня появляется горбатый конь-уродец. Зато он готов выполнить любую просьбу Иванушки. Конек-горбунок отправляет Иванушку домой. А дома тот находит в конюшне двух невесть откуда взявшихся златогривых коней, а третий — сам Конек-горбунок. Теперь, если Иванушке что-либо понадобится, ему стоит только дотронуться до горба Конька — и желание мигом исполнится. Братья Гаврило и Данило тайком уводят коней и скачут в столицу. Но Горбунок сообщает об этом Иванушке, и они бросаются за ними в погоню.

Роскошные палаты хана. Перед ним предстают Гаврило и Данило. Они продают златогривых коней. Однако Конек, превратившись в купца, проникает в ханские палаты и докладывает хану, что кони принадлежат Иванушке. Данило и Гаврило хотят бежать, но стража останавливает их. А Хан покупает красавцев-коней у Иванушки, да еще назначает Иванушку главным конюшим. А Иванушка, забыв обиды, делит с братьями полученные деньги.

Приближенный хана Мутча любуется портретами красавиц на стенах покоев и жалеет о том, что их нельзя оживить. Иванушка просит Конька помочь этому, и красавицы мгновенно оживают. Интересная тема «за баб-с» вдохновила и Хана, который вспоминает, что видел во сне девушку необыкновенной красоты. Мутча тут же льстиво замечает, что Иванушка может доставить хану любую красавицу. Хан приказывает Иванушке немедленно отправиться на поиски. Иванушка взмахивает волшебным кнутом, который его дал Конек-горбунок, и Конек мгновенно является перед ним. Он советует показать хану заморских красавиц, среди которых он найдет ту, которая ему приснилась. Иванушка поднимает свой волшебный кнут, и на стене возникают изображения красавиц, среди которых Хан узнает Царь-девицу. Иванушка обязан доставить ее хану.

Сказочный остров, где живут Царь-девицы, сестры Красного солнышка и дочери Ясного месяца. Со дна моря выплывают нереиды. Они встречают Царь-девицу, которая показывается в струях воды. По приказу Конька из земли бьет фонтан, переливающийся тысячью красок. Царь-девица бежит к фонтану. Воспользовавшись этим, Иванушка похищает ее. Послы Месяца не могут помешать этому. Опечаленные нереиды смотрят на улетающего Иванушку с похищенной им Царь-девицей.

Покои хана. Наконец появляются Иванушка, Конек-Горбунок и Царь-девица. Но она равнодушна к любви Хана. И только Иванушке удается ее развеселить. Хан опять предлагает ей руку и полцарства в придачу в качестве общего семейного бюджета. Но Царь-девица ставит условие: когда она летела через океан, то уронила кольцо в воду. Хан должен его достать, тогда она станет его женой. Хан приказывает Иванушке исполнить желание Царь-девицы. Иванушка прощается со всеми и исчезает со своим верным Коньком. Приключения Иванушки и Горбунка продолжаются.

А в ханском дворце томится Царь-девица. Но вот появляется Иванушка с кольцом. Но Царь-девица не желает идти замуж за Хана и предлагает новое условие: пусть хан омолодится путем купания в кипятке. Хан не против омоложения, его пугает лишь способ. И он решает его испробовать на Иванушке. Иванушка смело опускается в кипящий котел и выходит из него добрым молодцем необыкновенной красоты. Изумленный хан спешит окунуться в кипяток, но — заживо сварился. Но ужас такой ханский народ, очевидно, привычный ко всему, нисколько не смущает. Все праздную свадьбу Царь-девицы и Иванушки.[9]

Премьера состоялась в бенефис Марфы Муравьевой 3 (15) декабря 1864 года в Петербурге на сцене Большого Каменного театра. Театральная энциклопедия и Энциклопедия балета ошибочно утверждают, что самое первое представление балета прошло в Мариинском театре[10][11]. На самом деле это не так: А.Сен-Леон работал в помещении Большого Каменного театра Петербурга.

Исполнители: Царь-девица — Марфа Муравьёва, Иванушка — Николай Троицкий, Хан — Феликс Кшесинский, Мутча — Христиан Иогансон, Пётр — Николай Гольц, среди исполнителей танцев — Любовь Радина, Вера Лядова и др.

Художники Андрей Роллер, Г. Г. Вагнер, Mатвей Шишков, Альберт Бредов (декорации), Адольф Шарлемань (костюмы).

Премьера прошла с потрясающим успехом. С не меньшим успехом шли и последующие спектакли. А. А. Плещеев писал: «Успех „Конька-Горбунка“ был колоссальный; балет выдержал на петербургской сцене чуть ли не двести представлений»[8].

[править] Значение постановки и отзывы

И хотя удача постановки не оспаривалась, к балету в русских общественных кругах отношение было двойственным, и это касалось в первую очередь интерпретации сюжета.

Эскиз декорации художника М. Шишкова к балету Цезаря Пуни «Конек-Горбунок», 1878 год. Мариинский театр Константин Коровин. Торговая пристань в Гранд-столице. Эскиз декорации к балету Ц. Пуни «Конёк-Горбунок». 1912 г. Константин Коровин. Эскиз декорации для постановки балета Ц.Пуни «Конек-Горбунок» на сцене Мариинского театра. 1912 Константин Коровин. Эскиз декорации к балету Ц.Пуни Конек-Горбунок. 1914 Константин Коровин. Эскизы костюмов к балету «Конек-Горбунок» на музыку Ц. Пуни. Постановка 1914 года, Большой театр, Москва Константин Коровин. Эскизы костюмов к балету «Конек-Горбунок» на музыку Ц. Пуни. Постановка 1914 года, Большой театр

Официальная императорская пресса отнеслась к балету доброжелательно, а демократическая критика, для которой русские пляски не были экзотикой, увидела в их вольной интерпретации в соединении с классическими па — безвкусицу, о чём не преминула оповестить своих читателей, хотя и она признавала несомненную сценическую удачу постановщика.

В результате успех постановки привел к тому, что балет «Конек-горбунок» в постановке Сен-Леона надолго породил на русской балетной сцене сусально-лубочный псевдорусский стиль. Эта стилизация под русскость, через несколько лет получившая название «развесистая клюква» — тогда еще такого словосочетания не было, оно родилось лишь в начале ХХ века, — захватил русский балет и пошел дальше — в драму, литературу, показывая столь умильные счастливые сцены русской жизни, что вызывало — и не могло не вызвать — ответную реакцию. Русская литература, изначально со времен Пушкина носившая остро социальный характер, не могла не откликнуться гневными рецензиями, под удар критики попал не столько сам балет «Конек-горбунок», сколько следующие постановки, перенявшие ту же лубочную стилистику. Известны статьи Салтыкова-Щедрина в театральных журналах, нещадно высмеивающие балетный стиль псевдорусскости: (см. статьи «Конек-горбунок, или Царь-девица» в журнале «Русская сцена», 1864, № II; «Дебют г-жи Кеммерер» в газете «Антракт», 1867, № 4, 26 января, и др.[12][13]. То же самое звучит в стихотворении Н. А. Некрасова «Балет» (1866 г.).

В дальнейшем уже советские балетные историки переняли позицию демократической критики XIX столетия — да и посмели бы они не перенять! — и тоже предъявили Сен-Леону, давно умершему к тому времени, список обвинений в непонимании истинного русского народного духа, совсем не считаясь с тем, что в работу главного балетмейстера Петербургской императорской труппы и не входило понимание народного духа — его должность требовала балетмейстерских знаний и умений, услаждающих в первую очередь зрителей театра.

Юрий Алексеевич Бахрушин в книге «История русского балета» (М., Сов. Россия, 1965, 249 с.) писал о постановке А. Сен-Леона, прошедшей за тридцать лет до его рождения: «…сама же сказка являлась аллегорией отмены крепостного права. Царь-девица олицетворяла желанную свободу, хан воплощал в себе силы реакции, Иванушка символизировал темный и простоватый „добрый русский народ“, и наконец, Конек-горбунок являл собою некоего светлого гения России. Никакого стройного развития драматургии, как это было у Дидло или у Перро, здесь не наблюдалось. Нагромождение картин, сменявших друг друга, преследовало единственную цель — создать беспрерывную цепь впечатлений. В этом плане и разрешался спектакль, заканчивавшийся грандиозным апофеозом Александру II. Балетмейстер представлял себе этот апофеоз следующим образом: на сцене на фоне древней кремлевской стены высится гигантский памятник „царю-освободителю“, у подножия которого лежат разорванные цепи рабства, и все народы, входившие в состав Российской империи, прославляют монарха, даровавшего им свободу. Из-за кремлевской стены всходит лучезарное солнце, освещавшее светлый новый путь преобразованной России. Но даже падкое до лести царское правительство не сочло удобным так заканчивать балет, и фигура царя была заменена вензелем с изображением его имени. Последний акт балета был большим дивертисментом, фактически представлявшим собой инородное тело в спектакле. … Дивертисмент в „Коньке-Горбунке“ заключал в себе пляски двадцати двух народностей, населявших Россию. Эти пляски частично были разрешены средствами изобретенного Сен-Леоном характерного танца. Наблюдательность балетмейстера помогла ему довольно остроумно построить многочисленные танцевальные номера, в которых элементы отдельных народных плясок часто были верно подмечены».[7]

Советские искусствоведы оценивали творчество балетмейстера как безыдейное, не соответствующее народному прогрессивному духу и не отвечающее прогрессивным освободительным устремлениям, а гротесковую выразительность совершенно закономерно считая не соответствующей главной эстетике соцреализма. Так, в первую очередь, писал Юрий Бахрушин, рассматривая искусство с точки зрения его прогрессивности — так, как это было принято в критике советского периода: "С этого момента петербургский балетный репертуар поневоле всецело становится на службу наиболее консервативных кругов господствующих классов и, утратив свои демократические тенденции, делается нужным лишь очень небольшому числу зрителей. Петербургские исполнители оказались не в силах отстаивать свои прогрессивные позиции. «Конек-Горбунок» Сен-Леона породил на русской балетной сцене тот издевательский, сусальный псевдорусский стиль, который заставил Некрасова обратить к М. С. Суровщиковой-Петипа, исполнявшей в дивертисментах танец «Мужичок», гневные слова: «Так танцуй же ты „Деву Дуная“, но в покое оставь мужика»".[14].

Тут необходимо пояснение по поводу «прогрессивных взглядов» русских танцовщиц и танцоров — артисты императорских театров содержались в очень тяжелой подневольной атмосфере; в полуграмотной России балетные труппы в течение длительного времени набирались из крепостных, и в театральные училища обычно шли дети актеров императорских трупп — так возникали актерские династии[15]. Так о каких «прогрессивных взглядах» русских танцовщиц и танцоров вообще могла идти речь? Для понимания данной позиции критика необходимо сделать скидку на то, что Ю.Бахрушин писал книгу в советское время, когда без идеологических оценок не могло быть опубликовано ни одно произведение, и автор вынужден был вставлять в книгу соответствующую информацию — дезинформацию.

Всё это важно понимать при оценке значения балета «Конек-горбунок» в постановке Артура Сен-Леона, которая, несомненна, была не просто талантливой, а выдающейся — поскольку послужила отправной точкой в создании целого стиля.

Постановка 1901 г. на музыку Цезаря Пуни балетмейстером Александром Горским (1871—1924). Царь-Девица — Матильда Кшесинская

«Конек-Горбунок» Сен-Леона в различных редакциях продержался на русской сцене необычайно долго: около 100 лет — пока его не сменил в 1958 году другой — советский, с идеологически «правильной» расстановкой — балет на тот же сюжет и с тем же названием: «Конек-Горбунок» композитора Родиона Константиновича Щедрина. Но еще спустя какое-то время, даже уже после появления нового балета на тот же сюжет, прежний «Конек-горбунок» Ц. Пуни вновь стал появляться на театральных сценах.

[править] Последующие постановки

Через два года после премьеры в Петербурге, 1 (13) декабря 1866 года премьера этого же спектакля состоялась в московском Большом театре — Артур Сен-Леон перенес свою Петербургскую постановку туда, в Московскую императорскую труппу. И балет там тоже имел не меньший успех и еще долго не уходил из репертуара.

Гельцер В. Ф. — Иванушка. «Конек-горбунок»

В московской постановке участвовали: художники Федор Вальц, И. Е. Куканов, Ф. И. Шеньян, дирижёр Степан Рябов; Царь-девица — Адель Гранцова (позже Анна Собещанская, Полина Карпакова, Мария Манохина, Е. Н. Калмыкова, Любовь Рославлева, Аделина Джури, Екатерина Гельцер и др.), Иванушка — Василий Гельцер, Хан — Вильгельм Ваннер.

И тем не менее, несмотря на зрелищный успех спектакля, он вызывал неприятие демократически настроенной театральной критики своим лубочным стилем. Официозная журналистика по-прежнему писала восторженные отзывы, разночинная — уничижительные. Это двойственное отношение породило ответную реакцию. Московский балет, активно разрабатывавший в эти годы реалистическую танцевальную народную тематику, вообще воспринял хореографию А. Сер-Леона с ее вычурной искусственной псевдонародной танцевальной стилистикой как издевательство над своей работой по изучению народного пляса и введению его в классические балетные па. Артист московской труппы Сергей Петрович Соколов как отклик на хореографию А. Сен-Леона задумал поставить другой балет, сохраняющий общий русский народный стиль, но при этом уходящий от лубочных «украшательств» — этим балетом стал «Папоротник, или Ночь на Ивана Купала», премьера которого прошла на сцене московского Большого театра через год после появления там «Конька-горбунка» — 27 декабря 1867 года. Балет С. П. Соколова действительно уходил от лубочности — в нем исполнялись настоящие русские плясы, в том числе камаринская пляска, — но в общей постановке, в зрелищности — а именно этому отдавали предпочтение театральные критики середины 19 века — явно уступал спектаклю А.Сен-Леона[16][17]. А еще через десять лет, в 1876 году, С. П. Соколов сам взялся за возобновление «Конька-горбунка» — он сохранил постановку А.Сен-Леона в целом, но придуманные па и всю псевдорусскую стилистику заменил на истинно народные русские танцы.

А. Я. Ваганова — Царь-девица в балете «Конек-Горбунок» Ц. Пуни. Фото не ранее 1916 г. «Конек-Горбунок». 1949. Уральский танец. Г. Евдокимов. Фото: Георгий Петрусов

Но славу постановки А. Сен-Леона уже ничто не могло остановить.

Во всяком случае — и спустя годы, балет «Конек-горбунок» в хореографии А. Сен-Леона в разных редакциях еще неоднократно возобновлялся другими постановщиками. И все последующие постановки балета основывали свои хореографические версии на первой, сделанной Артуром Сен-Леоном.

Среди них:

  • 1876 — Большой театр, Москва, балетмейстер С. П. Соколов; используя ту же хореографию А.Сен-Леона, С.Соколов попытался уйти от псевдорусских штампов, подвергавшихся основательной критике в русской демократической журналистике[18].
  • 6 декабря 1895 — Мариинский театр, балетмейстер Мариус Петипа (по хореографии А.Сен-Леона) с добавлением собственной хореографии, художники Константин Иванов, Генрих Левот, Пётр Ламбин (декорации), Евгений Пономарев (костюмы), дирижёр Рикардо Дриго; Царь-девица — Пьерина Леньяни, Иванушка — Александр Ширяев, Хан — Феликс Кшесинский. В дальнейшем в этой постановке партию Царь-девицы на сцене Мариинского театра исполняли: Матильда Кшесинская, Ольга Преображенская, Юлия Седова, Вера Трефилова, Матильда Мадаева, Тамара Карсавина и др. Постановка М. Петипа была записана специальной графической записью танца режиссером Н. Г. Сергеевым в начале ХХ века с другими балетами репертуара Петербургской императорской труппы, а затем вывезена им заграницу после революции 1917 года. В настоящее время коллекция Сергеева хранится в Гарвардском университете (США).
  • 25 ноября 1901 — Большой театр, Москва; в 5 актах, балетмейстер Александр Горский (восстановление редакции Петипа, с включением номеров на музыку Александра Глазунова, Петра Чайковского, Антона Симона и др.), художники Константин Коровин и Николай Александрович Клодт фон Юргенсбург; дирижер Андрей Арендс; Царь-девица — Аделина Джури, Иванушка — Николай Домашёв, Хан — Василий Гельцер.
  • 16 декабря 1912 — эту же постановку Горский перенес в Мариинский театр; дирижер Рикардо Дриго; Царь-девица — Матильда Кшесинская, Хан — Павел Гердт, Иванушка — В. Н. Стуколкин (причем вел эту партию с таким клоунадным размахом, что вызывал живейшей интерес зрителей и непонятость профессиональной критикой; например, он хватал хана-Гердта, терявшего от неожиданности равновесие, и раскачивал его на своей шее, за которую судорожно цеплялся потерявший возможность держаться на собственных ногах уже не молодой артист[19]). В более поздних спектаклях этой постановки партию Царь-девицы танцевали: Любовь Егорова, Агриппина Ваганова и др.
  • 14 декабря 1914 — Большой театр, Москва, возобновление редакции А. Горского; Царь-девица — Екатерина Гельцер, Иванушка — Владимир Рябцев, Хан — Михаил Мордкин, Любимая жена хана — Софья Фёдорова.
  • 23 сентября 1928 — возобновление по редакции Горского, на сцене Экспериментального театра при Большом театре, художник К. А. Коровин, дирижер Юрий Файер; Царь-девица — Мария Рейзен, Иванушка — Виктор Смольцов, Хан — Владимир Рябцев.

Известны и другие постановки.

Даже с появлением «Конька-Горбунка» Р.Щедрина балет на музыку Пуни, созданный Артуром Сен-Леоном, не покинул окончательно балетную сцену, он продолжал существовать. Об этом свидетельствует возобновление балета в редакции А. Горского в Кировском театре Ленинграда (Мариинка Петербурга), созданная в 1963 году балетмейстерами Михаилом Михайловым, Тахиром Балтачеевым, Борисом Брускиным и фильм-балет «Конек-горбунок», снятый по спектаклю Кировского театра в версии А. Горского с участием Николая Остальцова и Нинель Кургапкиной.

В 2008 году московский балетмейстер Юрий Бурлака поставил в Челябинском театре оперы и балета фрагменты из нескольких балетов академического репертуара, среди них — сцены из балета «Конёк-горбунок» Ц. Пуни в редакции М. Петипа и А. Горского[20].

  1. ↑ Сказку «Конек-Горбунок» написал Пушкин
  2. ↑ Литературные умы по сей день не прекращают спора о том, кто же создал знаменитого «Конька-Горбунка»?
  3. ↑ О спектакле «Конек-Горбунок» на сцене Санкт-Петербургского Государственного Театра Юных Зрителей им А. А. Брянцева — сайт TheArt
  4. ↑ 4,04,1 «Конек-горбунок»
  5. ↑ Алиса Свешникова. Петербургские сезоны Артура Сен-Леона. СПб, Балтийские сезоны, 2008. — 424 с. Тираж 500 экз.
  6. ↑ Судьба «Соловья» Алябьева
  7. ↑ 7,07,1 Ю. А. БАХРУШИН. ИСТОРИЯ РУССКОГО БАЛЕТА
  8. ↑ 8,08,18,2 Плещеев А. Наш балет (стр. 198)
  9. ↑ Конек-Горбунок, или Царь-девица
  10. ↑ Театральная Энциклопедия
  11. ↑ Энциклопедия балета
  12. ↑ см. статьи «Конек-горбунок, или Царь-девица» в журн. «Русск. сцена», 1864, № II; «Дебют г-жи Кеммерер» в газ. «Антракт», 1867, № 4, 26 января, и др. // РВБ: М. Е. Салтыков (Н. Щедрин). Собрание сочинений в 20 томах
  13. ↑ ПРОЕКТ СОВРЕМЕННОГО БАЛЕТА
  14. ↑ Конек-Горбунок, автор Бахрушин Ю. А. История русского балета. С.139
  15. ↑ Балетная труппа Императорских театров
  16. ↑ «ПАПОРОТНИК, ИЛИ НОЧЬ НА ИВАНА КУПАЛА»
  17. ↑ «Папоротник, или ночь на ивана купала»
  18. ↑ СОКОЛОВ Сергей Петрович
  19. ↑ В. Н. Стуколкин
  20. ↑ Юрий Бурлака

cyclowiki.org

Конек-Горбунок

Действие I

1. Дом на краю поля. В доме Старик. В доме Гаврило и Данило. В доме Иван-дурак. Тесно в доме. Старик уходит косить рожь-пшеницу. Гаврило и Данило рады. Гаврило и Данило веселятся. Гаврило и Данило устраивают гулянку. Гаврило и Данило пляшут с Мамками. C поля возвращается Старик. Старик гонит Мамок прочь. Старик рассказывает сыновьям о страшном злодее. Злодей приходит ночью. Злодея никто не видит. Злодей топчет и мнет пшеницу. Злодея нужно изловить и уничтожить. Сам старик слаб и стар. Старик отправляет сыновей сторожить поле. Гаврило и Данило уходят в дозор. Ивана не берут. Ивана считают маленьким. Ивана считают неумелым. Ивана считают дураком. Иван просится в поле с братьями. Иван тоже хочет злодея ловить. Иван знает, что справится с любым злодеем. Иван ничего не боится. Иван отправляется в поле один.

2. Ночь. Иван сторожит поле. На поле выскакивает Кобылица. Кобылица красивая. Кобылица дикая. Кобылица топчет и мнет пшеницу. Кобылица веселится. Иван хватает Кобылицу за хвост. Иван взбирается на Кобылицу. Иван ловкий. Иван сидит на Кобылице задом наперед. Ивану смешно. Кобылице горько. Кобылица пытается сбросить Ивана. Да куда там! Кобылица дарит Ивану Коней и Конька-Горбунка. Только бы отпустил ее Иван! Кони прекрасные. Кони большие и сильные. Конек-Горбунок маленький. Конек-Горбунок слабый. Конек-Горбунок смешной. На что он? На поле прилетают Жар-птицы. Жар-птицы танцуют. Жар-птицы играют. Жарптицы летят прочь. Жар-птицы свободные. Иван бежит за Жар-птицами вслед. На поле приходят Гаврило и Данило. Гаврило и Данило замечают Коней. Кони нравятся братьям. Гаврило и Данило умыкают Коней. Гаврило и Данило коварные. Возвращается Иван с пером Жар-птицы. Ивану нравится перо. Ивану легко и спокойно. Иван замечает пропажу Коней. Ивану обидно. Иван горько плачет. Конек-Горбунок утешает Ивана. Конек-Горбунок предлагает Ивану догнать похитителей. Конек-Горбунок обещает Ивану помочь. Конек-Горбунок много чего может.

3. Площадь в Град-столице. На площади народ. Народ гуляет. Народ водит хоровод. Народ танцует кадриль. На площади Гаврило и Данило. Гаврило и Данило собираются продать Коней. Гаврило и Данило хотят денег. На площадь выезжает Царь. Царь любит ходить в народ. Народ любит смотреть на Царя. Царь любит смотреть по сторонам. Царь видит Коней. Нравятся Царю Кони. Готов Царь купить их. На площадь прилетают Иван и Конек-Горбунок. Иван узнает Коней. Иван узнает братьев. Иван братьев корит. Иван забирает у братьев Коней. Это его Кони. Царь привязался к Коням. Царь торгует у Ивана Коней. Иван готов уступить Коней. Вопрос за ценой. Царь со Спальника шапку долой: вот красная цена. Иван шапке рад. В самый раз по Ивану шапка. Спальник на Ивана смертельно зол.

4. Царские палаты. В палатах Царь. Мамки кормят Царя. Царь ест. Царь наедается и засыпает. У входа в палаты Иван укладывается спать. За Иваном подглядывает Спальник. Спальник похищает у Ивана перо Жар-птицы. Спальник пробирается в палаты к Царю. Спальник будит Царя и показывает ему перо. Откуда у Ивана такое богатство, а? Царь любуется пером. У Царя видение. Царь видит Жар-птиц. Царь видит Царь-девицу. Видение рассеивается. Но Царь уже любит Царь-девицу. Царю нужна Царь-девица. Это приказ! Спальник будит Ивана и передает ему приказ Царя. Иван в отчаянии. Не знает Иван, где Царь-девицу искать. Конек утешает Ивана. Конек знает, что делать. Иван и Конек отправляются за Царь-девицей.

Действие II

5. На самом краю земли живут Жар-птицы. Среди них Царь-девица. Добрались-таки Иван с Коньком до края земли. До Царь-девицы, до Жар-птиц. Хочет Иван Жар-птиц схватить. Прочь Жар-птицы летят. Видит Иван Царь-девицу, глаз от нее отвести не может. Чудо, краса какая! Позволяет Царь-девица Ивану поймать себя. Разрешает в Град-столицу везти себя. Нравится Иван Царь-девице. Что ж.

6. В царских палатах Царь и Бояре. Царь-девицу ждут. Волнуется Царь. Места себе не находит. Засыпает Царь. Бояре, преданные слуги, засыпают тоже. Один из Бояр не успел заснуть. Видит он, как возвращается Иван с Коньком и Царь-девицей. Боярин Царя будит. Царь просыпается, гонит всех вон. Царь объявляет Царь-девице, что собирается на ней жениться. Расстроен Иван. Любит Иван Царь-девицу. Несут Бояре обручальное кольцо. Согласна Царь-девица под венец, да кольцо не то. Для свадьбы нужен Царь-девице перстень, что на дне моря лежит. Царь озадачен. Как перстень достать? Спальник тут как тут. А Иван на что? Отправляет Спальник Ивана на дно морское. Опечален Иван. Спальник рад. Погибели Ивана ждет он.

7. Дно морское. Там Жители морские своею морскою жизнью живут. На дно морское опускаются Иван с Коньком. Ищет Иван кольцо. Нет кольца нигде, нет! Делать чего, не знает! Нет! Просит тогда Иван помощи у Царевны морской. Помогает Морская Царевна Ивану, да! Приносят Жители морские кольцо Ивану, да!

8. Площадь в Град-столице. Царь-девицу на танец приглашает Царь. Царь с Царь-девицей танцуют. Царь быстро устает. Царь старый. Появляется Иван с Коньком и перстнем. Рада Царь-девица, что Иван невредим. Спальник зол. Спальник отбирает у Ивана кольцо. Спальник гонит Ивана прочь. Не нужен больше Иван. Царь готов жениться. Да Царь-девица не готова. Не подходит ей Царь в мужья. Нужен ей в мужьях писаный красавец. Если хочет Царь жениться, то должен таким красавцем стать. А как? Да прыгнуть в котел с кипятком, вот так!Приносят котел. Царь в ужасе. Как же в кипяток-то? Спальник предлагает проверить котел на Иване. Ивана заталкивают в котел. Верный Конек колдует. Иван превращается в красавца. Иван превращается в Царевича. Народ ликует. Народ волнуется. Все хотят быть молодыми и красивыми, все хотят в цари. Царь никому не позволяет приближаться к котлу. Царь сам погружается в кипящую воду. Царь погибает. Народ скорбит. Народ хоронит Царя. Народу без Царя плохо. Народу нужен Царь. Иван-царевич и Царь-девица рады. К свадьбе дело идет. Тогда и народ рад. Будет у народа новый Царь. Красивый и молодой.

Максим Исаев

www.mariinsky.ru

Щедрин. Балет «Конёк-Горбунок» (The Little Humpbacked Horse)

The Little Humpbacked Horse

Балет в 4 актах (8 картинах с прологом и эпилогом).

Композитор Р. Щедрин. Сценаристы (по одноименной сказке П. Ершова) В. Вайнонен и П. Маляревский, балетмейстер А. Радунский, художник Б. Волков, дирижер Г. Рождественский.

Премьера состоялась 4 марта 1960 года в Большом театре.

Сюжет

Вечереет. По небу плывут тучи. У поля помятой и вытоптанной пшеницы стоит убитый горем старик.

1. Деревенская изба. Воскресный день. Братья Гаврила и Данила собираются на гулянку. Иван тоже хотел бы пойти с ними, но младшего брата оставляют дома — пусть сидит на печи. От скуки он начинает играть на дудочке. У окна собираются деревенские ребятишки. Иван зовет их в избу, потешает, учит плясать. Вернувшись, братья выгоняют ребят и бранят Ивана.

С поля возвращается старик отец. Он просит сыновей найти злого врага, уничтожившего урожай пшеницы. Вооружившись топорами и вилами, братья идут в дозор. Иван, взяв краюху хлеба, тихонечко отправляется вслед за ними.

Ночное поле. Братья, выпив для храбрости, засыпают. Из-за куста выглядывает Иван. Увидев спящих, он сам встает на караул. Неожиданно налетает вихрь, и перед Иваном появляется чудо-кобылица. Он хватает ее за хвост и садится верхом. Кобылица, как ни старается, не может сбросить седока. Она просит Ивана отпустить ее на волю, обещая выкуп. Иван отпускает ее. Кобылица дарит ему двух златогривых коней и впридачу маленького Конька-Горбунка с аршинными ушами.

Небо светлеет. Это прилетели жар-птицы. Одна из них роняет перо. Иван устремляется за сверкающим перышком. Крадучись и озираясь, появляются Данила и Гаврила. Они видят коней и уводят их с собой — продавать в град-столицу. Возвращается Иван. Как ни предостерегает его Конек не брать с собой пера Жар-птицы, Иван не слушает. Заметив пропажу коней, Иван горько плачет. Конек предлагает отправиться в погоню за похитителями.

Базарный день в столице. Толпы гуляющих. Братья с конями становятся в конный ряд, вызывая всеобщее изумление. Появляется царь со свитой и хочет купить чудо-коней. Тут вбегает Иван и объясняет, что хозяин он. Царь покупает коней, но его конюшенный не может управиться с ними. Тогда царь назначает конюшенным Ивана, а своего переводит в спальники. Новый спальник недоволен и клянется отомстить Ивану, занявшему его место.

2. Жаркий летний день. Царь сидит в своей светлице. Главная мамка кормит его с ложечки. Сенные девушки овевают царя платками, оберегая от зноя. Царский спальник, подсматривая за Иваном, замечает перо Жар-птицы. Когда Иван засыпает, он крадет перо и приносит царю с доносом на конюшенного. Царь восхищен красотой пера. Нечаянно он прикасается им к стене — и тут же оживают нарисованные на ней жар-птицы. Под волшебным пером оживает и сходит со стены красавица Царь-девица. Царь без памяти влюбляется в нее, но красавица исчезает. По совету спальника царь посылает Ивана привести ему Царь-девицу. Конек-Горбунок обещает помочь другу.

Серебряная гора на берегу моря. Сюда каждую ночь приплывает Царь-девица. С помощью Конька Ивану удается ее схватить. Он поражен ее красотой. Царь-девица тоже не налюбуется Иваном. Конек усыпляет красавицу, и все отправляются в обратный путь.

3. Царь с нетерпением ждет возвращения Ивана. Бояре усердно смотрят в подзорную трубу. Появляется Иван со спящей Царь-девицей. Царь лихорадочно прихорашивается. Просыпается Царь-девица. Потерявший от любви голову царь хочет немедленно жениться, но красавица требует достать сначала со дна морского ее перстень. Царь приказывает Ивану раздобыть перстень. Иван горюет, не зная, как справиться с новым поручением. Конек берется помочь и в этой беде.

Иван опускается на дно моря-океана. Морская царевна показывает Ивану чудеса подводного царства. Медузы, кораллы, морские коньки развлекают гостя. Однако никто не знает, где перстень Царь-девицы. Морская царевна зовет на помощь всезнающего ерша-забияку. Ерш вытаскивает из песка ларец с перстнем. Иван благодарит всех и поднимается на поверхность.

4. Во дворце все готово к свадьбе. Только Царь-девица не рада. Она грустит, вспоминая Ивана. А вот и он сам, в руках его — перстень. Царь передает перстень красавице и тут же хочет идти с ней к венцу. Но Царь-девица смеется над стариком и предлагает ему помолодеть, искупавшись в котле с кипящим молоком. Царь в страхе. Спальник нашептывает ему, что надо сперва искупать Ивана. Царь зовет Ивана и приказывает ему прыгнуть в котел. Конек-Горбунок снова приходит другу на выручку. Он ворожит над котлом, после чего Иван смело ныряет в кипящее молоко. Выходит он оттуда чудо-красавцем. Следом прыгает в котел царь и исчезает там.

Народ приветствует Ивана и Царь-девицу, водит вокруг них величальные хороводы. Пожелав всем счастья, Конек-Горбунок улетает.

Музыка балета написана выдающимся композитором Родионом Щедриным, автором опер «Не только любовь», «Лолита», симфоний, концертов, кантат, ораторий, произведений для фортепиано, камерных ансамблей. Особое место в творчестве композитора занимают балеты, созданные им для балерины Майи Плисецкой: «Конек-Горбунок» (I960), «Кармен-сюита» (1967), «Анна Каренина» (1972). «Майка» (1980), «Дама с собачкой» (1985), «Безумная из Шайо» (1992).

Первый из них — «Конек-Горбунок» создан в веселой манере, ассоциирующейся с русским скоморошьим действом. В музыке Щедрина царит светлое, радостное настроение, нарушаемое лишь эпизодами сказочной таинственности и задушевной лиричности. «В балете Щедрина, — пишет исследователь творчества композитора Ирина Лихачева, — оживают колоритные сказочные персонажи Ершова, живущие и действующие в родной стихии, говорящие на истинно русском языке — выразительном и красочном, исполненном юмора и лиризма. В музыке композитора ощущается не только мастерское владение национальным мелосом, но и его горячая любовь к героям народных сказок, пристрастие ко всему исконно-русскому — к песням, танцам, обрядам и обычаям, поэтическому слову и просто бытовой стороне жизни народа».

Особое значение придается симфоническому началу в музыкальной драматургии балета, которая проявляется в значительной роли музыки, раскрывающей сюжетно-логические связи между образами, в обобщенности тематизма, в возможности его преобразования, в интонационных и тонально-гармонических связях, на основе которых создаются эпизоды с различной комбинацией тем, и, наконец, в создании единства музыкального действия.

Историк балета Вера Красовская отмечала: «Материал литературного первоисточника по-разному интересовал авторов „Конька-Горбунка" в Большом театре (1960), хотя, казалось, между ними царило согласие. Премьера предназначалась М. Плисецкой, прославленной в вариациях, адажио, ансамблях академической классики, и сценарист В. Вайнонен и хореограф А. Радунский опирались не столько на сказку П. Ершова, сколько на постановки „Конька" в дореволюционном балете. Композитор Р. Щедрин с виду следовал заданию. В правилах балетной феерии он разработал па д'аксьон жар-птиц, адажио и вариации морского царства. Но он возвел эти структурные формы всего лишь как дань большой сцене: подвиги Ивана-дурака в воздухе и под водой не слишком грели его фантазию. Другое дело — проделки народного героя с царем, да и фигура самого самодержца. Их композитор дал в действенно-комедийном плане».

Этим народным героем — Иванушкой был молодой Владимир Васильев, а самодержцем — хореограф балета Александр Радунский. Царь-девицу в очередь с Майей Плисецкой танцевала Римма Карельская.

Через три года после московской премьеры музыку Щедрина по-своему интересно раскрыл хореограф Игорь Бельский, поставив в Ленинграде свою версию «Конька-Горбунка». Премьера прошла 21 декабря 1963 года в Малом театре оперы и балета. Сценаристы те же, художник Михаил Гордон, дирижер Юрий Богданов.

Бельский сознательно превратил балет из феерии в сатиру. Взяв за образец русский лубок, Бельский задумал (естественно, не афишируя это вслух) современный спектакль-памфлет с прямыми ассоциациями: Царь — Никита Хрущев, бояре — члены Политбюро. Бельский разделил хореографические характеристики героев на три категории: народно-фольклорную (народ, Иван), гротесковую (Царь, бояре) и сказочную (Царь-Девица, Жар-птица, Конек-Горбунок).

На связь музыки и хореографии в спектакле обращал внимание критик Иннокентий Попов: «Бельский создал хореографию, как бы непосредственно вырастающую из музыки, звучащую полностью в унисон с партитурой. Впечатление такое, будто образ музыкальный и образ пластический рождались одновременно, столь неразрывно их единство, столь органична здесь их взаимосвязь».

В балете не было привычных вариаций, дуэтов, ансамблей, не было и развернутого раскрытия характеров и сюжета. В непрерывном танцевальном действии все сконцентрировано, слитно и гармонично. Забавным и трогательным получилось то сказочное существо, чьим именем назван балет. Маленький, юркий, комически серьезный Конек не столько волшебный, сколько смекалистый да хитренький, себе на уме. Он стал в чем-то схож со своим хозяином Иваном — общие мотивы в музыке перешли и в пластику.

Очевидец премьеры музыковед Леонид Энтелис был восхищен исполнителями: «Спектакль Малого театра оперы и балета „Конек-Горбунок" — целая коллекция актерских удач. Первым назову наиболее крупный „экспонат" этой коллекции — роль Царя в исполнении Анатолия Маликова. Этот образ стоит перед глазами во всех деталях. В роли Конька-Горбунка Александр Мирецкий какой-то совсем невесомый. Он в самом деле едва касается земли, предпочитая двигаться преимущественно в воздухе, как и полагается Коньку-Горбунку. Обворожительна Лариса Климова в роли Царь-девицы. Обворожительна по-сказочному, по-девичьи, по-балетному. Как напевны ее движения в лирике! Как остры и насмешливы в сценах с Царем! Сколько в ней обаяния в танце и актерской игре! Роль Ивана-дурака удалась и Анатолию Сидорову и Адолю Хамзину. У первого она по-юношески более задорна, у второго исполнителя — более мужественна». Как остры и насмешливы в сценах с Царем, по-балетному, преимущественно в воздухе, как и полагается Коньку-горбунку.

Спектакль, после 300 представлений, продолжает идти на сцене Театра оперы и балета имени М. П. Мусоргкого. За это время он «поменял» жанр: из памфлета с политической окраской он превратился в обычную сказку. Злободневность ушла, зато высветились другие достоинства постановки: яркая зрелищность действия, изобретательность и музыкальность хореографа.

Музыка Щедрина продолжает привлекать внимание других хореографов, но на их работах неизменно чувствуется отпечаток спектакля Бельского, доказывая справедливость утверждения И. Попова: «Новый спектакль Малегота настолько близок по духу музыке Щедрина, его хореографические образы столь точно соответствуют драматургии образов музыкальных, что, вероятно, последующие постановки этого балета, сколь бы ни различны были творческие индивидуальности осуществляющих их балетмейстеров, в главном и основном будут опираться на трактовку И. Бельского». Все же следует отметить интересные постановки балета Р. Щедрина Ниной Анисимовой (1964, Свердловск; 1966, Саратов) и Дмитрием Брянцевым (1981, Кировский театр; 1983, Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко).

А. Деген, И. Ступников

На фото: балет «Конёк-Горбунок» в постановке Мариинского театра

Я рекомендую

Это интересно

Твитнуть

вам может быть интересно

Публикации

www.belcanto.ru

Конек-Горбунок

Действие I

1. Дом на краю поля. В доме Старик. В доме Гаврило и Данило. В доме Иван-дурак. Тесно в доме. Старик уходит косить рожь-пшеницу. Гаврило и Данило рады. Гаврило и Данило веселятся. Гаврило и Данило устраивают гулянку. Гаврило и Данило пляшут с Мамками. C поля возвращается Старик. Старик гонит Мамок прочь. Старик рассказывает сыновьям о страшном злодее. Злодей приходит ночью. Злодея никто не видит. Злодей топчет и мнет пшеницу. Злодея нужно изловить и уничтожить. Сам старик слаб и стар. Старик отправляет сыновей сторожить поле. Гаврило и Данило уходят в дозор. Ивана не берут. Ивана считают маленьким. Ивана считают неумелым. Ивана считают дураком. Иван просится в поле с братьями. Иван тоже хочет злодея ловить. Иван знает, что справится с любым злодеем. Иван ничего не боится. Иван отправляется в поле один.

2. Ночь. Иван сторожит поле. На поле выскакивает Кобылица. Кобылица красивая. Кобылица дикая. Кобылица топчет и мнет пшеницу. Кобылица веселится. Иван хватает Кобылицу за хвост. Иван взбирается на Кобылицу. Иван ловкий. Иван сидит на Кобылице задом наперед. Ивану смешно. Кобылице горько. Кобылица пытается сбросить Ивана. Да куда там! Кобылица дарит Ивану Коней и Конька-Горбунка. Только бы отпустил ее Иван! Кони прекрасные. Кони большие и сильные. Конек-Горбунок маленький. Конек-Горбунок слабый. Конек-Горбунок смешной. На что он? На поле прилетают Жар-птицы. Жар-птицы танцуют. Жар-птицы играют. Жарптицы летят прочь. Жар-птицы свободные. Иван бежит за Жар-птицами вслед. На поле приходят Гаврило и Данило. Гаврило и Данило замечают Коней. Кони нравятся братьям. Гаврило и Данило умыкают Коней. Гаврило и Данило коварные. Возвращается Иван с пером Жар-птицы. Ивану нравится перо. Ивану легко и спокойно. Иван замечает пропажу Коней. Ивану обидно. Иван горько плачет. Конек-Горбунок утешает Ивана. Конек-Горбунок предлагает Ивану догнать похитителей. Конек-Горбунок обещает Ивану помочь. Конек-Горбунок много чего может.

3. Площадь в Град-столице. На площади народ. Народ гуляет. Народ водит хоровод. Народ танцует кадриль. На площади Гаврило и Данило. Гаврило и Данило собираются продать Коней. Гаврило и Данило хотят денег. На площадь выезжает Царь. Царь любит ходить в народ. Народ любит смотреть на Царя. Царь любит смотреть по сторонам. Царь видит Коней. Нравятся Царю Кони. Готов Царь купить их. На площадь прилетают Иван и Конек-Горбунок. Иван узнает Коней. Иван узнает братьев. Иван братьев корит. Иван забирает у братьев Коней. Это его Кони. Царь привязался к Коням. Царь торгует у Ивана Коней. Иван готов уступить Коней. Вопрос за ценой. Царь со Спальника шапку долой: вот красная цена. Иван шапке рад. В самый раз по Ивану шапка. Спальник на Ивана смертельно зол.

4. Царские палаты. В палатах Царь. Мамки кормят Царя. Царь ест. Царь наедается и засыпает. У входа в палаты Иван укладывается спать. За Иваном подглядывает Спальник. Спальник похищает у Ивана перо Жар-птицы. Спальник пробирается в палаты к Царю. Спальник будит Царя и показывает ему перо. Откуда у Ивана такое богатство, а? Царь любуется пером. У Царя видение. Царь видит Жар-птиц. Царь видит Царь-девицу. Видение рассеивается. Но Царь уже любит Царь-девицу. Царю нужна Царь-девица. Это приказ! Спальник будит Ивана и передает ему приказ Царя. Иван в отчаянии. Не знает Иван, где Царь-девицу искать. Конек утешает Ивана. Конек знает, что делать. Иван и Конек отправляются за Царь-девицей.

Действие II

5. На самом краю земли живут Жар-птицы. Среди них Царь-девица. Добрались-таки Иван с Коньком до края земли. До Царь-девицы, до Жар-птиц. Хочет Иван Жар-птиц схватить. Прочь Жар-птицы летят. Видит Иван Царь-девицу, глаз от нее отвести не может. Чудо, краса какая! Позволяет Царь-девица Ивану поймать себя. Разрешает в Град-столицу везти себя. Нравится Иван Царь-девице. Что ж.

6. В царских палатах Царь и Бояре. Царь-девицу ждут. Волнуется Царь. Места себе не находит. Засыпает Царь. Бояре, преданные слуги, засыпают тоже. Один из Бояр не успел заснуть. Видит он, как возвращается Иван с Коньком и Царь-девицей. Боярин Царя будит. Царь просыпается, гонит всех вон. Царь объявляет Царь-девице, что собирается на ней жениться. Расстроен Иван. Любит Иван Царь-девицу. Несут Бояре обручальное кольцо. Согласна Царь-девица под венец, да кольцо не то. Для свадьбы нужен Царь-девице перстень, что на дне моря лежит. Царь озадачен. Как перстень достать? Спальник тут как тут. А Иван на что? Отправляет Спальник Ивана на дно морское. Опечален Иван. Спальник рад. Погибели Ивана ждет он.

7. Дно морское. Там Жители морские своею морскою жизнью живут. На дно морское опускаются Иван с Коньком. Ищет Иван кольцо. Нет кольца нигде, нет! Делать чего, не знает! Нет! Просит тогда Иван помощи у Царевны морской. Помогает Морская Царевна Ивану, да! Приносят Жители морские кольцо Ивану, да!

8. Площадь в Град-столице. Царь-девицу на танец приглашает Царь. Царь с Царь-девицей танцуют. Царь быстро устает. Царь старый. Появляется Иван с Коньком и перстнем. Рада Царь-девица, что Иван невредим. Спальник зол. Спальник отбирает у Ивана кольцо. Спальник гонит Ивана прочь. Не нужен больше Иван. Царь готов жениться. Да Царь-девица не готова. Не подходит ей Царь в мужья. Нужен ей в мужьях писаный красавец. Если хочет Царь жениться, то должен таким красавцем стать. А как? Да прыгнуть в котел с кипятком, вот так!Приносят котел. Царь в ужасе. Как же в кипяток-то? Спальник предлагает проверить котел на Иване. Ивана заталкивают в котел. Верный Конек колдует. Иван превращается в красавца. Иван превращается в Царевича. Народ ликует. Народ волнуется. Все хотят быть молодыми и красивыми, все хотят в цари. Царь никому не позволяет приближаться к котлу. Царь сам погружается в кипящую воду. Царь погибает. Народ скорбит. Народ хоронит Царя. Народу без Царя плохо. Народу нужен Царь. Иван-царевич и Царь-девица рады. К свадьбе дело идет. Тогда и народ рад. Будет у народа новый Царь. Красивый и молодой.

Максим Исаев

www.mariinsky.ru

Пуни. Балет «Конёк-Горбунок, или Царь-девица» (The Little Humpbacked Horse)

The Little Humpbacked Horse

Волшебный балет в 4 актах (9 картинах).

Композитор Ц. Пуни, сценарист (по П. Ершову) и балетмейстер А. Сен-Леон, художники А. Роллер, Г. Вагнер, М. Шишко, А. Бредов, А. Шарлемань, дирижер А. Папков.

Премьера состоялась 3 декабря 1864 года в Большом театре, Санкт-Петербург.

Сюжет

1. Базарная площадь. Трое сыновей Петра спят под сараем. Выходит отец и упрекает их в неготовности к торговле. Сыновья приносят свои мешки, которые неполны. Урожай на их землях все хуже. Молодые думают лишь о танцах и плясках. Наступает ночь, После упреков отца братья решают стеречь свое поле, чтобы понять, кто портит их урожай. Начинается гроза. Старший брат Данила уходит провожать девушек. Средний брат также уходит домой — он промок насквозь. Один Иванушка (по кличке «дурачок») всегда весел и бодр, ему, видно, и караулить.

Поле. В полночь кричит петух, и Иван видит, как по полю носится что-то белое. Это конь с золотой гривой, за нее-то и ухватился не испугавшийся Иванушка. Гроза усиливается, облака заволакивают все небо. Конь поднимает Ивана под облака, затем опускает где-то в незнакомой местности на землю и предлагает отпустить его за выкуп. Иванушка соглашается и видит, как белый конь превратился в невзрачного конька с горбом на спине. Конек-Горбунок обещает подарить Ивану пару отличных коней и себя в придачу. Если Иванушка что-то захочет, то достаточно коснуться рукой горба, и желание исполнится. Иванушка садится на конька и улетает домой.

В родной конюшне братья обнаруживают спящего Иванушку и двух новых коней, которых откуда-то привел младший брат. Они решают продать их Хану и, наконец, разбогатеть. Конек будит Иванушку и предлагает пуститься в погоню за братьями.

2. Роскошные палаты Хана. Его любимая жена пляшет «танец с бандурой». Стражники приводят троих незнакомцев. Это братья ссорятся из-за коней. Конек, под видом купца, почтительно кланяясь, докладывает Хану, что кони принадлежат младшему. Имеется и соответствующая расписка, которую Иванушка неожиданно обнаруживает у себя в кармане. Хан покупает лошадей, братья делят полученные пять шапок серебра. Конек уговаривает Хана оставить у себя Иванушку конюшим. Конек дает Иванушке волшебный кнут со словами: «Как взмахнешь им, так я и приду на помощь». Новый конюшенный празднует свое назначение вместе с придворными. Один из них — Мутча, захмелев, просит Иванушку оживить женские фигуры на восточном ковре. Тот взмахнул кнутом, и вот они уже танцуют. Входит Хан, он видел во сне дивную красавицу. Мутча доносит, что Иванушка только что оживил четырех красоток. Хан велит Иванушке добыть молодую царевну, которая одна может вернуть Хану юношеский пыл. «Иначе будешь наказан кнутом». Иванушка опять зовет на помощь Конька. Тот предлагает показать Хану сквозь стену самых красивых девиц разных стран, чтобы тот мог указать свою желанную. По взмаху кнута являются и танцуют перед Ханом разнообразные красавицы: американка, мавританка, индианка, египтянка, Ариадна и, наконец, Царь-Девица — дочь Луны, сестра Солнца. В ней Хан с восторгом узнает свою мечту. Иванушка с Коньком-Горбунком отправляются в путь.

3. Красивый остров среди океана. Здесь любимое место Царь-девицы, в ожидание которой будущие похитители прячутся. Появляются нереиды, они тоже ожидают Девицу. Та приплывает в огромной раковине в окружении свиты русалок. Танцы нереид. Темнеет, настала пора расставаться. Хитрый Конек отвлекает Девицу роскошным разноцветным фонтаном. Месяцы не смогли защитить сестру, и Иванушка хватает Царь-девицу за косу. На верном Коньке они улетают к Хану. Нереиды с отчаянием смотрят им вслед.

4. Спальня Хана. Все уже отчаялись увидеть Иванушку, хотя гонцы обшарили все стороны света. Гнев Хана прерывает таинственное оцепенение, сон овладевает всеми. Прибывают долгожданные путешественники, по мановению кнута все просыпаются. Хан в восторге подносит Девице богатые дары, но та остается равнодушной. Она упрекает Хана — неволя гнетет ее. Хан обещает ей все свое царство за благосклонность. Чтобы рассеять тоску, Иванушка наигрывает на дудке. Услышав мелодию «Соловей мой, соловей», Девица начинает танцевать. Хан в восторге снова предлагает руку и сердце. Девица, чтобы оттянуть сватовство, требует сначала найти кольцо ее матери, которое упало при перелете через океан. Хан отводит Иванушке три дня для того, чтобы найти и вернуть кольцо. Иванушка снова улетает на Коньке.

Ледовитый океан. На льдинах плывут Конек-Горбунок с Иванушкой, который ни жив ни мертв от страха и холода. Конек ободряет его, обещая, что скоро станет теплее. Они опускаются на дно океана.

Морское дно. Их встречают с почетом. Пока все морское население ищет кольцо, гостей развлекают танцами ерши, караси и раки. Гран па и вакханалия нереид. Кольцо находит ерш, и царица нереид вручает его Иванушке.

Ханский дворец. Чтобы Девица не сбежала, на нее надели цепи. Все томятся в ожидании. Появляется счастливый Иванушка с кольцом, — к браку нет препятствий. Девица придумывает новое требование, — Хан должен стать моложе. Девица уверяет, что знает верное средство: надо искупаться в котле с кипятком, а затем в котле с молоком. Хитрый Хан решает проверить «рецепт омоложения» на Иванушке. По совету Конька тот соглашается. Нырнув в первый котел, он выходит из второго писаным красавцем. Хан спешит повторить «опыт», но кипяток губит его. Царь-девица отдает свою руку Ивану, народ признает его новым Ханом. Появляются Петр с сыновьями, которых он с радостью прощает. Конек-Горбунок прощается с Иванушкой и исчезает.

Апофеоз. Общая пляска представителей народов, обитающих в России.

* * *

Артюр Сен-Леон (1821-1870) — артистический псевдоним Шарля Виктора Артюра Мишеля. Он дебютировал как скрипач в 13 лет, как танцовщик в 14. В 1859-1870 годах руководил петербургским балетом, сменив на этом посту Жюля Перро. Их художественные принципы были во многом полярны. Екатерина Вазем, работавшая с хореографом, вспоминала: «Основным элементом в балетах Сен-Леона был танец как таковой. Программы балетов составлялись исключительно для более или менее удачной увязки между собой длиннейшего ряда танцев, как сольных, так и ансамблевых и массовых. Балеты Сен-Леона таким образом представляли собой сплошные дивертисменты, а драматическая часть его произведений была обыкновенно довольно слабой. Но этот минус с лихвой искупался каскадом интересных, живописных классических танцев, поставленных с исключительным знанием балетной классики и ее возможностей и к тому же всегда удивительно музыкально».

После пяти лет службы в России Сен-Леон решился поставить балет на русскую тему. Кто познакомил его со сказкой Петра Ершова точно неизвестно. Одни утверждали, что инициатива исходила от известного характерного танцовщика Тимофея Стуколкина, другие вспоминали, что это была группа балетоманов, третьи указывали на неких оркестровых музыкантов. Конечно, хореограф не знал ни русского фольклора, ни обширного богатства русской пляски. Да и композитор Цезарь Пуни не мог помочь ему в этом плане. Автор более 300 балетных партитур, он с легкостью сочинял новые вариации прямо на репетиции. Его мелодично обезличенная музыка легко танцевалась, но не могла дать развернутых характеристик образов спектакля. В дальнейшем музыка «Конька-Горбунка» подверглась многочисленным переделкам, переинструментовке и даже вставкам из сочинений других композиторов.

После премьеры голоса прессы разделились. Одни приветствовали первый за долгое время русский балет: «Наконец, балетоманы отпраздновали в Петербурге свой давно жданный праздник. Фантастическая детская сказка г. Ершова „Конек-Горбунок", благодаря таланту г. Сен-Леона, преобразилась в роскошнейшую хореографическую пьесу, положительно можно сказать, стала апофеозой в балетном нашем репертуаре». Хвалили Марию Муравьеву, придавшую традиционно балетному образу Царь-девицы немало достоверных народно-поэтических черточек. Обилие превосходно исполненных танцев и небольшая драматическая нагрузка образа соответствовали характеру дарования балерины. Особенный успех имела Муравьева в «разнохарактерных танцах» третьего акта. После вариации на тему алябьевского «Соловья» шла «Меланхолия» (разновидность модного танца «Космополитана») и завершалось все лихой мазуркой. Николай Троицкий, заменивший заболевшего Стуколкина, создал обаятельный образ Иванушки. Его персонаж наивно и лукаво удивлялся разным чудесам волшебной русской сказки.

С другой стороны, именно «Конек-Горбунок» стал удобной мишенью прогрессивной общественности для насмешек и сатирических пародий, упрекавших балет в бессодержательности и даже реакционности. Особенно раздражал верноподданнический финал, где плясали «разнородные племена, обитающие в России»: русские, поляки, лапландцы, китайцы, персияне, курды, болгары, эстляндцы, латыши, имеритинцы, бухарцы, тунгузы, гурийцы, киргизы, самоеды, хивинцы, лезгины, белорусы, татары и крымские татары. Советские историки балета также упрекали творчество Сен-Леона в целом, и «Конька» в частности, в приспособленчестве к вкусам двора и богатых балетоманов и забвении идеалов романтизма. Однако признавали, что чисто хореографические находки Сен-Леона в области виртуозного классического танца обогатили лексику балета.

Видоизменяясь, балет «Конек-Горбунок» прожил почти сто лет. В 1895 году Мариус Петипа обновил его для балерины Пьерины Леньяни. Оживлялись уже не фигуры на ковре, а статуи (позже эти странные обитатели ханского дворца стали «настенными фресками»). Заново были сочинены не только их вариации, но и «Соловей», «Меланхолия», а также ряд танцев финального «парада племен». Позже Лев Иванов поставил венгерскую танцевальную сюиту на музыку второй рапсодии Листа. В Москву «Конька» впервые перенес в 1866 году сам Сен-Леон. Однако решительно обновил балет в Большом театре в 1901 году Александр Горский. Многие танцы были сочинены заново на музыку А. Дворжака, П. Чайковского, А. Глазунова, Ю. Симона. Декорации и костюмы стали одной из первых работ Константина Коровина в балете. В картине подводного царства появилось эффектное па-де-труа жемчужин и Океана на музыку А. Арендса. Такой, теперь уже пятиактный вариант старого балета был перенесен в Мариинский театр в 1912 году.

Любопытные мысли вызвал этот «бессодержательный» балет у немолодого и искушенного критика: «Народ-простачок с горячим сердцем идет к преображению своего облика через мытарства судьбы. Кругом — пляс, шум и хохот. Но в отдалении, в ореоле лучей, народ видит образ манящей его красоты. И он стремится к ней душой. В его глазах Царь-девица затмевает своим значением все на свете» (А. Волынский).

«Конек-Горбунок» легко пережил революцию 1917 года, новый зритель интересовался им больше чем «Лебединым озером». Спектакль Горского стал основой для постановок балета в Москве (1914, 1928, 1948) и в Ленинграде (1945, 1963). В последней редакции было только три акта, но и они казались пыльными и скучными, хотя в роли Царь-девицы выступала молоденькая Наталья Макарова. Время спектакля Пуни—Сен-Леона—Петипа—Горского прошло. В 1963 на смену ему пришел «Конек-Горбунок» композитора Родиона Щедрина.

А. Деген, И. Ступников

Я рекомендую

Это интересно

Твитнуть

вам может быть интересно

www.belcanto.ru


Смотрите также